Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница15/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   57
Критики и режиссеры по-разному трактовали финал драмы Может быть, из этого финала проистекает и мысль Достоевского о слезе ребенка. Столкновение просветительских идеалов с действительностью, интерес к сильным характерам и социальным потрясениям прошлого определили напряженный драматизм его пьес: Заговор Фиеско в Генуе (1783), Коварство и любовь (1784), Дон Карлос (1783-1787), Мария Стюарт, Орлеанская дева (обе - 1801), Вильгельм Телль (1804). Дон Карлос вошел в историю мировой драмы как символ борьбы с любым проявлением тирании. Не случайно в феврале 1918 года по инициативе Горького и Блока Большой драматический театр открылся спектаклем Дон Карлос. Конфликт Филиппа II с сыном Карлосом - это конфликт нарождающегося освободительного движения с уходящим, но жестоким феодальным миром. Шиллер занимал кафедру в Иенском университете, его перу принадлежат такие работы, как История отпадения Соединенных Нидерландов, История Тридцатилетней войны, которые привлекают к нему внимание ученого мира Европы. В 1794 году Шиллер задумал издавать журнал Оры, по этому поводу он обратился с письмом к Гёте с просьбой принять участие в журнале. Так познакомились и подружились два великих поэта. Всю жизнь Шиллер писал стихи - в первый период творчества это была философская лирика, а позже это были баллады, среди которых такие шедевры, как Кубок, Перчатка, Ивиковы журавли, Поли-кратов перстень. 160 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ПЕРЧАТКА Перед своим зверинцем, С баронами, с наследным принцем, Король Франциск сидел; С высокого балкона он глядел На поприще, сраженья ожидая; За королем, обворожая Цветущей прелестию взгляд, Придворных дам являлся пышный ряд. Король дал знак рукою - Со стуком растворилась дверь: И грозный зверь С огромной головою, Косматый лев Выходит, Кругом глаза угрюмо водит; И вот, все оглядев, Наморщил лоб с осанкой горделивой, Пошевелил густою гривой, И потянулся, и зевнул, И лег. Король опять рукой махнул - Затвор железной двери грянул, И смелый тигр из-за решетки прянул; Но видит льва, робеет и ревет, Себя хвостом по ребрам бьет, И крадется, косяся взглядом, И лижет морду языком, И, обошедши льва кругом, Рычит и с ним ложится рядом. И в третий раз король махнул рукой - Два барса дружною четой В один прыжок над тигром очутились; Но он удар им тяжкой лапой дал, А лев с рыканьем встал... Они смирились, Оскалив зубы, отошли, И зарычали, и легли. И гости ждут, чтоб битва началася. Вдруг женская с балкона сорвалася Перчатка... все глядят за ней... Она упала меж зверей. ФРИДРИХ ШИЛЛЕР 161 Тогда на рыцаря Делоржа с лицемерной И колкою улыбкою глядит Его красавица и говорит: Когда меня, мой рыцарь верной, Ты любишь так, как говоришь, Ты мне перчатку возвратишь. Делорж, не отвечав ни слова, К зверям идет, Перчатку смело он берет И возвращается к собранью снова. У рыцарей и дам при дерзости такой От страха сердце помутилось; А витязь молодой, Как будто ничего с ним не случилось, Спокойно всходит на балкон; Рукоплесканьем встречен он; Его приветствуют красавицыны взгляды... Но, холодно приняв привет ее очей, В лицо перчатку ей Он бросил и сказал: Не требую награды. 1797 (Перевод В. Жуковского) Последние годы своей жизни Шиллер, как и Гёте, провел в Веймаре. Он получал небольшую пенсию от именитых поклонников его творчества. В дни французской революции Шиллер пережил глубокий духовный кризис. Сначала он принял с восторгом известие о ней, но потом, когда речь зашла о казни короля Людовика XVI, Шиллер вызвался быть его адвокатом. Он написал стихотворение Песнь о колоколе, в котором осудил идею революционного восстания, насильственного свержения монархов: Самоуправствуя, народ Великих благ не обретет... Теперь ему революция представлялась бессмысленной стихией: Нам страшно львицы пробужденье, Ужасен тигра злой разбег. 162 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Но всех ужасней - в исступленье, В своем безумье человек. Осенняя простуда 1804 года осложнила болезни поэта. В эти последние месяцы своей жизни он изучал русскую историю, собирал материал по теме самозванства - и сейчас в музее на столе лежит листок с незаконченным монологом Марфы, а рядом книга История Московии. Умер Шиллер 5 мая 1805 года. Многие мысли Шиллера о свободе, революции, насилии, о нравственном законе в человеке и возможности или невозможности его переступить, привлекли к себе внимание в России. На Шиллера опирался и Чернышевский, и Достоевский. Один звал к революции, другой видел в революции крах России. Геннадий Иванов XIX ВЕК ИВАН АНДРЕЕВИЧ КРЫЛОВ (1769-1844) В чем непреходящая прелесть басен Крылова Почему мы часто цитируем его, даже и не вспоминая, что это Крылов Прежде всего, дело, конечно, в самобытности таланта нашего баснописца. Крылов смог интернациональные сюжеты басен - а они действительно гуляют по всему свету и конкретно не принадлежат ни одному народу - сделать русскими, национально окрашенными. И дело не только в самом русском языке, на котором некоторые переводы звучат и живут более яркой жизнью, чем на родных языках. У Крылова живописный способ выражаться, как говорил о нем Пушкин, его язык настолько живой и образный, что его можно сравнить с сочной живописью. Богатство художественного языка Крылова складывается из особого богатства литературного языка XVIII века, который значительно отличается от языка XIX века (а Крылов еще и сформировался в своеобразной архаике XVIII века), и из прекрасного знания народной разговорной речи - такое впечатление, что некоторые басни написаны талантливым человеком из простонародья. Пушкин восхищался поэтическим талантом Ивана Андреевича, его самобытной интонацией. Крылов как бы ведет простонародный сказ - мягкий, добродушный, лукавый. Язык его - картинный. ДЕМЬЯНОВА УХА Соседушка, мой свет! Пожалуйста, покушай. - 164 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Соседушка, я сыт по горло. - Нужды нет, Еще тарелочку: послушай: Ушица, ей-же-ей, на славу сварена! - Я три тарелки съел. - И, полно, что за счеты: Лишь стало бы охоты, - А то во здравье: ешь до дна! Что за уха! Да как жирна: Как будто янтарем подернулась она. Потешь же, миленький дружочек! Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек! Еще хоть ложечку! Да кланяйся, жена! - Так потчевал сосед Демьян соседа Фоку И не давал ему ни отдыху, ни сроку: А с Фоки уж давно катился градом пот. Однако же еще тарелку он берет: Сбирается с последней силой И - очищает всю. Вот друга я люблю! - Вскричал Демьян. - Зато уж чванных не терплю. Ну, скушай же еще тарелочку, мой милой! Тут бедный Фока мой, Как ни любил уху, но от беды такой, Схватя в охапку Кушак и шапку, Скорей без памяти домой - И с той поры к Демьяну ни ногой. 1 ИВАН АНДРЕЕВИЧ КРЫЛОВ 165 Писатель, счастлив ты, коль дар прямой имеешь; Но если помолчать вовремя не умеешь И ближнего ушей ты не жалеешь, То ведай, что твои и проза и стихи Тошнее будут всем Демьяновой ухи. ЗЕРКАЛО И ОБЕЗЬЯНА Мартышка, в Зеркале увидя образ свой, Тихохонько Медведя толк ногой: Смотри-ка, - говорит, - кум милый мой! Что это там за рожа Какие у нее ужимки и прыжки! Я удавилась бы с тоски, Когда бы на нее хоть чуть была похожа. А ведь признайся, есть Из кумушек моих таких кривляк пять-шесть: Я даже их могу по пальцам перечесть. - Чем кумушек считать трудиться, Не лучше ль на себя, кума, оборотиться - Ей Мишка отвечал. Но Мишенькин совет лишь попусту пропал. Таких примеров много в мире: Не любит узнавать никто себя в сатире. Я даже видел то вчера: Что Климыч на руку нечист, все это знают; Про взятки Климычу читают, А он украдкою кивает на Петра. Об уникальном даровании нашего великого баснописца говорит тот факт, что многие фразы из его басен стали крылатыми. Они стали украшением русского языка. Надо обладать уникальным даром проникновения в саму сердцевину родного языка, чтобы народ воспринял эту строку как свою народную поговорку. А Васька слушает да ест - из басни Кот и повар (1813). А вы, друзья, как ни садитесь, Все в музыканты не годитесь - из басни Квартет (1811). Аи, Моська! Знать, она сильна, Что лает на слона - из басни Слон и Моська (1808). Довольно часто цитируют слова И.А. Крылова из басни Щука и Кот (1813) - Беда, коль сапоги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник. Да только воз и ныне там - это из басни Лебедь, Щука и Рак (1814). Демьянова уха - эти слова из одноименной басни Крьшова употребляются в значении: чрезмерное угощение, вопреки желанию угощаемого. Так часто мы говорим: Из дальних странствий возвратясь. Легкие, красивые слова из басни Лжец (1812). Или Избави Бог и нас от этаких судей - строка из басни Осел и Соловей (1811). Крестьянин ахнуть не успел, Как на него медведь насел. Кукушка хвалит петуха За то, что хвалит он кукушку. Медвежья услуга - это выражение из басни Пустынник и Медведь, но кажется, что это не писатель сказал, а оно уже жило в народе, и писатель только услышал и включил его в басню. Навозну кучу разрывая, Петух нашел жемчужное зерно. Орлам случается и ниже кур спускаться, Но I ml 166 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ курам никогда до облак не подняться. По мне, уж лучше пей, Да дело разумей. Рыльце в пуху. Слона-то я и не приметил. Тришкин кафтан. Ты все пела Это дело; Так пойди же попляши!. . Можно еще приводить примеры крыловских строк, ставших крылатыми словами. Их десятки и десятки. Порой уже не поймешь, что раньше было - народная поговорка или строка Крылова. Например, Хоть видит око, да зуб неймет. Это выражение из басни Лисица и виноград (1808), а в сборнике Снегирева Русские народные пословицы эти слова приведены в качестве пословицы. СВИНЬЯ ПОД ДУБОМ Свинья под Дубом вековым Наелась желудей досыта, до отвала; Наевшись, выспалась под ним; Потом, глаза продравши, встала И рылом подрывать у Дуба корни стала. Ведь это дереву вредит, Ей с Дубу ворон говорит: Коль корни обнажишь, оно засохнуть может. Пусть сохнет, говорит свинья: Ничуть меня то не тревожит; В нем проку мало вижу я; Хоть век его не будь, ничуть не пожалею, Лишь были б желуди: ведь я от них жирею - Неблагодарная! промолвил Дуб ей тут. Когда бы вверх могла поднять ты рыло, Тебе бы видно было, Что эти желуди на мне растут. ИВАН АНДРЕЕВИЧ КРЫЛОВ 167 Невежда также в ослепленье Бранит науки и ученье, И все ученые труды, Не чувствуя, что он вкушает их плоды. ДВЕ СОБАКИ Дворовый, верный пес Барбос, Который барскую усердно службу нес, Увидел старую свою знакомку, Жужу, кудрявую болонку, На мягкой пуховой подушке, на окне. К ней ластяся, как будто бы к родне, Он, с умиленья, чуть не плачет И под окном Визжит, вертит хвостом И скачет. Ну, что, Жужутка, как живешь, С тех пор, как господа тебя в хоромы взяли Ведь, помнишь, на дворе мы часто голодали. Какую службу ты несешь - На счастье грех роптать, - Жужутка отвечает, - Мой господин во мне души не чает; Живу в довольстве и добре, И ем и пью на серебре; Резвлюся с барином; а ежели устану, Валяюсь по коврам и мягкому дивану. Ты как живешь - Я, - отвечал Барбос, Хвост плетью опустя и свой повеся нос, - Живу по-прежнему; терплю и холод, И голод, И, сберегаючи хозяйский дом, Здесь под забором сплю и мокну под дождем, А если невпопад залаю, То и побои принимаю. Да чем же ты, Жужу, в случай попал, Бессилен бывши так и мал, Меж тем как я из кожи рвусь напрасно Чем служишь ты - Чем служишь Вот прекрасно!-С насмешкой отвечал Жужу, - На задних лапках я хожу Как счастье многие находят Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят! Иван Андреевич Крылов был сыном бедного армейского офицера. Семья так часто переезжала с места на место, что исследователям было трудно установить, где родился писатель. Предполагают, что где-то в Заволжье. В 1775 году отец Крылова оставил военную службу и поселился в Твери, стал мелким чиновником. Но у него была возможность дать 168 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ сыну неплохое образование - Иван учился вместе с детьми тверского губернатора. Дальнейшего образования Крылов не получил, но и тверскому его образованию очень удивлялся сам Пушкин. Отец будущего баснописца умер, когда тому было десять лет. Пришлось начать подрабатывать, чтобы поддержать семью - за малую плату он начал служить писцом в тверском магистрате. В возрасте четырнадцати лет Иван Крылов переехал в Петербург, поступил на работу в Казенную палату. И тогда же он начал пробовать свои силы в литературе, сочинять комедии. В своих первых произведениях он высмеивал пороки людей, но комедии его далеки от совершенства и, естественно, не вышли на сцену. С 1789 по 1793 год Крылов издавал со своими друзьями сатирические журналы - Почта духов, Зритель, Санкт-Петербургский Меркурий. Особенно в них порицались самодурство и самодержавный деспотизм. В эти же годы он написал повести Каиб, Похвальная речь в память моему дедушке. Сатирики, да еще талантливые, сразу же в ту эпоху брались на заметку, и за Иваном Андреевичем установили полицейский надзор. Дабы не оказаться сосланным, Крылов сам покинул столицу и десять лет не выступал в печати. Басни, принесшие Ивану Андреевичу всероссийскую славу, начали появляться с 1805 года. Басни становятся его страстью, его вдохновением, его единственным жанром. Основные темы басен Ивана Андреевича - обличение крепостных порядков и крепостников, бюрократов, обличение человеческих пороков и грехов, порой басни рождались из того или иного реального события. Он возвратился в Петербург и тридцать лет служил в Публичной библиотеке библиотекарем. Собрание басен Крылова Гоголь назвал книгой мудрости самого народа. Геннадий Иванов ВАЛЬТЕР СКОТТ (1771-1832) Мы читаем слишком много пустяковых книжонок, - сказал он, - они отнимают у нас время и ровно ничего нам не дают. Собственно, читать следовало бы лишь то, чем мы восторгаемся. В юности я так и ВАЛЬТЕР СКОТТ 169 поступал и теперь вспомнил об этом, читая Вальтера Скотта... собираюсь подряд прочитать все его лучшие романы. В них все великолепно - материал, сюжет, характеры, изложение, не говоря уж о бесконечном усердии в подготовке к роману и великой правде каждой детали. Да, тут мы видим, что такое английская история и что значит, когда подлинному писателю она достается в наследство. Эти слова Гёте, записанные Эк-керманом, могли бы принадлежать многим другим мастерам, выражавшим не менее восхищенное отношение к великому шотландцу. Правда, Бальзак утверждал, что для полного величия ему недоставало страсти: Вальтер Скотт... не захотел принять страсть, эту божественную эманацию, стоящую выше добродетели, созданной человеком для сохранения общественного строя, и принес ее в жертву синим чулкам своей родины. Но в этом обнаруживается лишь несовпадение двух национальных психологии: пылкого француза и сдержанного британца, а может быть, и отзвук исторического соперничества Франции и Англии. Разве не страсть к средневековью заставила Вальтера Скотта настолько вжиться в образ, что он построил себе на берегу Твида по старинным чертежам готический замок Абботсфорд и на средневековый манер украсил его снаружи фамильным гербом, а внутри - портретами шотландских королей и своих благородных предков, в основном созданных воображением. Стиль жизни в замке также был приближен к средневековому, и Вальтер Скотт не без основания называл Абботсфорд жилищем, похожим на сновидение. Он мечтал стать родоначальником благородной фамилии, и он им стал. В 1820 году ему было даровано право называться сэр Вальтер Скотт Абботсфорд, баронет, что он считал величайшей наградой. Вальтер Скотт - один из тех редких писателей, у кого форма исторического романа не стесняла художественность изображения. Глубокий знаток средневековых древностей и к тому же величайший художник, он умел как никто оживить события, покрывшиеся пылью времен. Вальтер Скотт родился 15 августа 1771 года в Эдинбурге, культурном центре Шотландии. Свою родословную писатель довольно выра- 170 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ! ВАЛЬТЕР СКОТТ 171 зительно представил в автобиографическом очерке: Я родился не в] блеске, однако и не в ничтожестве. В согласии с условностями моеЙ1 страны происхождение мое сочли благородным, так как по отцовской,! да и по материнской линии тоже я был связан родством, хоть и даль-! ним, со старинными семействами. Дедом отца был Вальтер Скотт, ко- s его хорошо знали в долине Тивиота под прозвищем Борода. Он был; вторым сыном Вальтера Скотта, первого лорда (крупный землевладе- j лец. - Л.К.) Рэйберна, а тот в свою очередь - третьим сыном Вилья-ма Скотта и внуком Вальтера Скотта, именуемого в семейных предани- ях Старым Уоттом, - хозяина Хардена. Стало быть, я прямой потомок сего древнего предводителя, чье имя прозвучало во многих моих виршах, и его прекрасной жены, Цветка Ярроу, - недурная родословная для менестреля Пограничного края. Здесь необходимы некоторые пояснения. Пограничный край - область на юге Британии, где Шотландия граничит с английскими графствами. Там жили предки Вальтера Скотта и он сам. Прадеда писателя прозвали Бородой из-за данного им обета не бриться до тех пор, пока низложенная в 1688 году династия Стюартов не возвратится на трон Отец Вальтера Скотта первым в роду обзавелся профессией получив образование адвоката, стал королевским стряпчим и вошел в привилегированное сословие шотландских законников. Он был мягким, трудолюбивым человеком и настолько совестливым, что даже не сумел сколотить состояние, имея богатую клиентуру. Мать Вальтера была дочерью профессора медицины Эдинбургского университета Джона Резерфорда, который одним из первых ввел в курс обучения практические занятия в клинике. Полутора лет от роду Вальтера Скотта поразил недуг, оставивший его на всю жизнь хромым. Биографы предполагают, что это был детский паралич. В надежде на целительный деревенский воздух ребенка отправили к деду по отцу в Сэнди-Hoy, где у того была ферма. Там Вальтер Скотт впервые, по его словам, осознанно воспринял бытие. Мальчика пытались лечить всевозможными народными способами, о чем позже он не без юмора вспоминал: Среди примечательных средств, коими меня пользовали от хромоты, кто-то присоветовал, чтобы всякий раз, как в доме будут резать овцу, меня гольем пеленали в только что снятую, еще теплую шкуру. Хорошо помню, как в этом басурманском облачении лежу я на полу маленькой гостиной фермерского дома, а дедушка, седой и почтенный старик, пускается на всевозможные хитрости, дабы заставить меня ползать. Дед умер, когда внуку не исполнилось и четырех лет, но невероятно цепкая память ребенка удержала впечатления тех лет Услышанные в Сэнди-Hoy песни, а также страшные истории о зверствах, учиненных над якобитами, среди которых были родственники Скоттов, после подавления восстаний (1715 и 1745) в поддержку сына и внука последнего монарха из дома Стюартов Якова II (отсюда название якобиты) пробудили в нем весьма сильное расположение к дому Стюартов и отнюдь не детскую ненависть к их врагам Так что Вальтер Скотт перешел на ты с историей еще в раннем детстве. Окончив школу, в двенадцать лет он поступил в Эдинбургский университет на юридическое отделение. Посещая эдинбургскую библиотеку (Меня швырнуло в этот великий океан чтения без кормчего и без компаса, - вспоминал Скотт), будущий писатель впервые увидел там Роберта Бёрнса, а чуть позже имел возможность слушать знаменитого поэта в доме своего друга Адама, сына философа Адама Фергюсона. В 1785 году из-за болезни Вальтер прервал занятия в университете. После выздоровления отец взял его в свою контору и часто посылал по делам клиентов в пограничные графства. Скотт посещал места, связанные с якобитскими восстаниями, слушал рассказы о старой Шотландии, знакомился с народными обычаями, преданиями, собирал предметы старины (впоследствии он сделается страстным антикваром). К этому времени относится его увлечение немецкой романтической поэзией. Вернувшись в университет, в 1792 году Вальтер Скотт выдержал экзамен на звание адвоката, а летом следующего года вместе с Адамом Фергюсоном совершил путешествие по Шотландской глубинке, осматривая развалины феодальных замков, старинные погосты. Но это вряд ли можно назвать запланированными вылазками начинающего романиста в героическое прошлое своей страны Он тогда превращался в себя настоящего, только, видно, смекнул, что к чему, уже через несколько лет. А поначалу, смею сказать, все это было ему один интерес да забава, - вспоминал его современник Роберт Шортрид Свою литературную деятельность Вальтер Скотт начинал как поэт. Первой его публикацией в 1796 году стал перевод романтической поэмы немецкого поэта Готфрида Бюргера Ленора. Да и сам переводчик переживал в то время первый романтический приступ, грозящий перейти в трагедию. Вальтер Скотт был влюблен. Его пылкие чувства вызвала Вильямина Белшес, дочь сэра Джона Стюарта Белшеса, господина достаточно рассудительного, чтобы отдать руку своей дочери человеку без определенных видов на будущее. Несмотря на симпатию к начинающему поэту, Вильямина подчинилась отцу и вскоре вышла замуж за состоятельного и еще не старого банкира. Друзья Вальтера имели серьезные основания опасаться, как бы он не помешался с горя. Так что Бальзак напрасно уличал своего английского собрата по перу в излишнем хладнокровии Любовная горячка, правда, вскоре миновала, и через год с небольшим Вальтер Скотт благополучно женился, но память о Вильямине преследовала его всю 172 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ жизнь. Ее черты исследователи находят в образе Зеленой Мантильи из романа
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   57