Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница13/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   57
уж редкий род вдохновения). Кандид, или Оптимизм, где Вольтер сводил счеты со всем миром, был написан в жанре философско-сатирической повести, начало которому положил почитаемый им Монтескье в Персидских письмах (1721). Вольтер называл себя служителем всех девяти муз, но более всего преуспел именно в жанре философской повести И, надо сказать, обратился он к этому жанру в философском возрасте - наиболее известные произведения написаны им после шестидесяти лет. В восемнадцать лет Вольтер верил, что он оставит по себе память как большой трагический актер; в тридцать - как крупный историк; в сорок - как эпический поэт, - пишет Андре Моруа. - Он и не думал, создавая в 1748 году Задига, что в 1958 году люди с удовольствием будут читать эту маленькую повесть, тогда как Генриада, Заира, Меропа, Тан-кред будут покоиться вечным сном на полках библиотек. Первая повесть Вольтера Мир, как он есть, которую можно назвать философской, была написана еще в 1747 году, когда он вместе с мадам дю Шатле, после очередной неприятности при королевском дворе, 136 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ВОЛЬТЕР 137 вынужден был искать убежища у герцогини де Мен. Там же, чтобы развлечь герцогиню, он написал Видения Бабука, Мемнон, или Человеческая мудрость, Путешествие Сакрментадо, Задиг, или Судьба. Ежедневно Вольтер писал по одной главе, а вечером давал читать герцогине. Эти остроумные повести настолько нравились ей, что она заставляла Вольтера читать их гостям. На все просьбы издать их писатель отмахивался, говоря, что эти повестушки, написанные для увеселения публики, не заслуживают внимания. В Кандиде писатель сатирически обыгрывает популярную в то время теорию немецкого философа Лейбница (1646-1716), в соответствии с которой существует некая свыше предустановленная гармония, а значит, мир создан Богом как наилучший из всех возможных миров. Вольтер вложил эту идею в уста одного из главных героев - философа-оптимиста Панглоса, пытающегося убедить своего молодого ученика Кандида, что все к лучшему в этом лучшем из миров. По существу вольтеровский спор с Лейбницем вылился в пасквиль на христианские представления вообще. Вольтер, в науке искушенный, хотел логикой язвительного ума поверить гармонию, которая постигается чувством. Автор отправляет Кандида бродить по свету, сталкивает его с инквизицией, делает свидетелем убийств, краж, насилий, происков парагвайских иезуитов, посылает на войну, которая в свете теории Лейбница представлена так: Что может быть прекраснее, подвижнее, великолепнее и слаженнее, чем две армии! Трубы, дудки, гобои, барабаны, пушки создавали музыку столь гармоничную, какой не бывает и в аду. Пушки уложили сначала около шести тысяч человек с каждой стороны; потом ружейная перестрелка избавила лучший из миров не то от девяти, не то от десяти тысяч бездельников, осквернявших его поверхность. Штык также был достаточной причиной смерти нескольких тысяч человек. Общее число достигало тридцати тысяч душ Кандид, дрожа от страха, как истый философ, усердно прятался во время этой героической бойни. Простодушному Кандиду недостает фанатичности Панглоса, чтобы по его примеру оставаться оптимистом и воспринимать все к лучшему, даже когда высечен инквизицией. Что такое оптимизм9 - спросил Какамбо. - Увы, - сказал Кандид, - это страсть утверждать, что все хорошо, когда в действительности все плохо Когда Кандид снова встречается с Панглосом, который за время их разлуки тоже прошел свои мытарства, потеряв нос, ухо и глаз, между ними происходит такой диалог: ...Мой дорогой Панглос, - сказал ему Кандид, - когда вас вешали, резали, нещадно били, когда вы гребли на галерах, неужели вы продолжали думать, что все в мире идет к лучшему - Я всегда оставался при своем убеждении, - отвечал Пан- rJ]0C) _ потому что я философ. Мне непристойно отрекаться от своих мнений: Лейбниц не мог ошибиться, и предустановленная гармония есть самое прекрасное в мире, так же как полнота вселенной и невесомая материя. Каждый эпизод книги, сюжет которой охватывает весь мир, содержит сатирический намек. Перед читателем проносятся разные страны: Германия с пошлыми геральдическими притязаниями баронов, Франция, где обезьяны поступают как тигры, Венеция, где хорошо только одним нобелям... Женевские издатели братья Крамеры отважились напечатать Кандида, и в феврале 1759 года повесть появилась во Франции, чтобы тут же попасть в список запрещенных книг. Однако в марте разошлось еще пять тайных изданий. Вольтер открещивался от своего создания как мог: Что за бездельники приписывают мне какого-то Кандида, забавы школьника. Право, у меня есть другие дела, - писал он аббату Верну. В 1767 году выходит философская повесть Простодушный, полемизирующая со взглядами Жан Жака Руссо. Вольтер сталкивает руссоистского естественного человека с нравами абсолютистской Франции, и из этого столкновения его пылающий ум высекает множество сатирических искр. Продолжающая линию философских повестей Вавилонская принцесса содержала кощунственные выпады против Священного писания и религиозных ритуалов, что стало последним камнем в стене между Вольтером и Церковью. Век спустя критик Эмиль Фаге, упрекая Вольтера в том, что тот все изучил и рассмотрел, но ничего не углубил, задавался вопросом: Кто он - оптимист или пессимист7 Верит ли он в свободу воли или в судьбу Верит ли в бессмертие души Верит ли в Бога И эти вопросы возникают у каждого человека над страницами вольтеровских произведений. Вольтер, нападая на Церковь, тем не менее нигде прямо не декларировал своего атеизма. О нем ходил такой анекдот: Господин Вольтер, вы помирились с Богом - Мы с ним кланяемся, но не разговариваем. Думается, что ближе всех к разгадке вольтеровского феномена подошел Василий Розанов. В одной из своих записей он приводит слова Ивана Карамазова: Один старый грешник (имеется в виду Вольтер. - Л.К.) сказал в прошлом веке, что если бы не было Бога, то следовало бы его выдумать, и далее так комментирует вольтеровскую фразу: И не то странно, не то было бы дивно, что Бог в самом деле существует; но то дивно, что такая мысль - мысль о необходимости Бога - могла залезть в голову такому дикому и злому животному, как человек: до того она свята, до того премудра и до того она делает честь человеку (курсив Розанова). 138 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Фигура Вольтера по влиянию была самой значительной в XVIII веке (этот век называют вольтерьянским) и ознаменовала то состояние человечества, когда его интеллектуальная гордыня начала соперничать с религиозным чувством. К концу XIX века бурное развитие техники и научные открытия приведут к обожествлению науки - ей отведут место Бога, и XX век станет веком атеизма Лишь к исходу столетия человек, с главным подарком нового божества в руках - атомной бомбой, ощутит свою беззащитность, свое сиротство и начнет поглядывать на небеса - Господи, воззвах к Тебе..., что, по словам Розанова, действительно делает честь человеку. Вольтер оставил огромное литературное, философское и эпистолярное наследие. Только Вольтер, - по словам Гете, - привел в движение такие умы, как Дидро, дАламбер, Бомарше Он сотрудничал с этими просветителями в Энциклопедии, для которой писал статьи на темы истории, философии, морали. Россия познакомилась с Вольтером в конце 20-х годов XVIII века, первыми переводчиками его были Кантемир и Ломоносов. Переписка Екатерины Великой с Вольтером способствовала популярности идей французского писателя и философа среди дворян После смерти Вольтера Екатерина купила его библиотеку - 6902 тома книг и 20 томов рукописей. Издатель И.Г. Рахманинов в 1785-1789 годах выпустил Полное собрание всех переведенных на российский язык сочинений Вольтера. Однако Французская буржуазная революция конца XVIII века, в которой идеи Вольтера сыграли роль пороха, отрезвила русскую императрицу, и специальным указом она запретила издание крамольных сочинений своего прежнего кумира. Вольтер умер 30 мая 1778 года. Перед смертью старый грешник высказал просьбу, чтобы его погребли по церковному обряду. Найти священника, который согласился бы совершить этот ритуал, не удалось, а без этого предать тело земле в аббатстве, где находилось Ферне, было невозможно. Племянник писателя аббат Миньо в ночь на 31 мая усадил мертвого Вольтера в карету, имитируя живого пассажира, и через двенадцать часов бешеной езды доставил в аббатство Сельер в Шампани, где тайно совершил обряд и захоронил. Во время Французской революции 1791-1794 годов по решению Конвента останки Вольтера были перенесены в Пантеон. Вольтер был великим искусителем Европы, ее злым гением, но, думается, у него все же была миссия - он поставил человека перед выбором, который каждый должен был совершить для себя и совершает до сих пор. И чтобы завершить такую сложную тему, как Вольтер, предоставим слово двум не менее авторитетным мыслителям, нежели он. ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН 139 Вы... не можете себе представить значения, какое имел Вольтер и его великие современники в годы моей юности, - говорил Гёте незадолго до своего ухода Эккерману, - и в какой мере властвовали они над всем нравственным миром. В своей автобиографии я недостаточно ясно сказал о влиянии, какое эти мужи оказывали на меня в молодости, и о том, чего мне стоило от него оборониться, встать на собственные ноги и обрести правильное отношение к природе. Скажите сразу, не думав, что сказал Вольтер дорогого человеку на все дни жизни и истории его - спрашивал в 1912 году Василий Розанов, переживший в прошлом не одно искушение и сам искушавший. - Не придумаете, не бросится на ум. А Христос: Блаженны изгнанные правды ради. Не просто они хорошо делают или нужно любить правду, нужно за правду и потерпеть, - а иначе- БЛАЖЕННЫ ИЗГНАННЫЕ ЗА ПРАВДУ, ИБО ИХ ЕСТЬ ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ Как изваянно. И стоит 1900 лет. И простоит еще 1900 лет... (Выделено Розановым.) Любовь Калюжная ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН (1743-1816) Пушкинскую эпоху называют золотым веком русской поэзии не только благодаря Александру Сергеевичу. В это же время творили прекрасные поэты - Державин, Батюшков, Жуковский, Баратынский, баснописец Крылов, начинали Лермонтов и Тютчев. Гавриил Романович Державин был непосредственным предшественником Пушкина. Он был славой XVIII века, его боготворили, им восхищались. Можно сказать, что слава Державина перешла к Пушкину. Сам Александр Сергеевич вспоминает, как он относился к Державину в юности: Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не позабуду Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам, все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и поцеловать ему РУКУ руку, написавшую Водопад... Державин был очень стар Он был в мундире и в плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мУгны, губы отвислы: портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в pi! П 140 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь. Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостию необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел Воспоминания в Царском Селе, стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом... Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять... Меня искали, но не нашли... Это Пушкин написал в 1835 году, к этому времени отношение его к поэзии Державина по существу не изменилось. Он считал его великим поэтом. Некоторые мыслители считали, что великая русская литература началась с оды Державина Бог. Именно этой одой он открыл свое собрание сочинений: О Ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени превечный, Без лиц, в трех лицах божества! Дух всюду сущий и единый, Кому нет места и причины, Кого никто постичь не мог. Кто все собою наполняет, Объемлет, зиждет, сохраняет, Кого мы называем: Бог. ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН 141 Ты есть! - природы чин вещает, Гласит мое мне сердце то, Меня мой разум уверяет, Ты есть - и я уж не ничто! Частица целой я вселенной, Поставлен, мнится мне, в почтенной Средине естества я той, Где кончил тварей Ты телесных, Где начал Ты духов небесных И цепь существ связал всех мной. Я связь миров, повсюду сущих, Я крайня степень вещества; Я средоточие живущих; Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь - я раб - я червь - я Бог! Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел - безвестен; А сам собой я быть не мог. Державин - поэт классицизма. Но он внес в классицизм сердечную простоту, поэтому его оды, его лирические стихи как бы шагнули из условностей классицизма в живую жизнь. В творчестве поэта отразилось много конкретных черт русской жизни, русского быта, живых русских раздумий того времени. В них появилось немало злободневного. Современному читателю порой читать Державина трудновато. Но таков поэтический язык допушкинской эпохи. Это русский язык еще неустоявшийся и пестрый, еще не приведенный в гармонию. Он насыщен формами и оборотами, которые шли из старины. Родился Державин близ Казани в семье мелкопоместного дворянина. Систематического образования не получил. Десять лет прослужил солдатом в Преображенском полку. В 1772 году был произведен в офицеры. В 1977 году перешел на штатскую службу: служил в сенате, был губернатором в Петрозаводске и Тамбове, затем секретарем Екатерины II, министром юстиции при Александре I. Отличаясь независимостью характера и прямотой (Горяч и в правде черт! - говорил он о себе), Державин нередко ссорился с начальством, побывал даже под судом. С 1803 года жил на покое, проводя лето в своем имении Зван-ке, на берегу Волхова. Сочинять стихи он начал, еще будучи солдатом, писал в казарме. В 1776 году свои оды поэт напечатал отдельной книжкой, но без обозначения своего имени. Книжка осталась незамеченной. Позже он был принят в кружок популярных в то время писателей - Н.А. Львова, 142 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН 143 И.И. Хемницера, В.В Капниста, многому учился у них, штудировал труды теоретиков классицизма - Буало, Батте, читал Горация и других античных авторов. Эти штудии Державину сильно помогли Свои новые сочинения он анонимно печатал в петербургских журналах - и это уже были истинно державинские произведения- На смерть князя Мещерского, Ключ, Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока. Читатели почувствовали, что никто из прежних поэтов, ни Сумароков, ни Ломоносов, с такой смелостью не пользовались низким штилем, не вводили так просторечия, не рисовали с такой смелостью в стихах самих себя, своих знакомцев, окружающую обстановку В стихах классицистов все было регламентировано, а Державин, сохраняя оду как жанр, насыщал ее новым содержанием. Огромный успех имела ода Державина Фелица, написанная в 1782 году. Под видом царевны Киргиз-Кайсацкия орды Фелицы поэт вывел императрицу Екатерину. Та, прочитав оду, наградила поэта и дала ему личную аудиенцию. Державин нарисовал в Фелице образ Екатерины как просвещенной матери отечества, неустанно радеющей о благе подданных, свято соблюдающей законы, умной и простой в быту й привычках Поэт пытался создать идеальный образ монарха. В каком-то смысле эта ода была уроком поэта царям. Державин воспевал императрицу, но при этом сатирически рисовал ее вельмож. За что те, естественно, мстили ему. Так он и был услан подальше от столицы в глухую Олонецкую губернию - но губернатором. Державин объездил весь Север Во время плавания по Белому морю однажды в шторм он чуть не погиб Гавриил Романович был очень смелым, решительным, мужественным человеком. Есть в его биографии и такой факт. Когда до Петербурга дошли слухи о восстании Пугачева, Державин добился назначения его в команду к генералу Бибикову, возглавлявшему правительственные войска против повстанцев. Три года он провел в огне крестьянской войны, два раза чуть не попал в плен к самому Пугачеву В лице Державина поэзия русская сделала великий шаг вперед, - писал Белинский. А историк русской литературы Г Гуковский подтверждает: Его стихи рвут из рук, их переписывают в заветные тетради, они не нуждаются даже в печати, их и без того знают наизусть все... Это уже 80-90 годы конца XVIII века Державин придавал огромное значение изобразительной силе стихов, звуковой, фонетической окраске. Прочитаем вместе замечательное стихотворение Лебедь, в котором и звукопись прекрасна, и изобразительность изумительная, и со- держание очень серьезное - в этом стихотворении, которое напоминает греческое предание о том, что души поэтов после смерти превращаются в лебедей, мы видим, что Державин знал себе цену как поэту и понимал, что останется он в памяти людей не как вельможа, а как великий поэт. ЛЕБЕДЬ Необычайным я пареньем От тленна мира отделюсь, С душой бессмертною и пеньем, Как лебедь, в воздух поднимусь В двояком образе нетленный, Не задержусь в вратах мытарств; Над завистью превознесенный, Оставлю под собой блеск царств. Да, так! Хоть родом я не славен, Но, будучи любимец муз, Другим вельможам я не равен И самой смертью предпочтусь. Не заключит меня гробница, Средь звезд не превращусь я в прах, Но, будто некая цевница, С небес раздамся в голосах И се уж кожа, зрю, перната Вкруг стан обтягивает мой, Пух на груди, спина крылата, Лебяжьей лоснюсь белизной Лечу, парю - и под собою Моря, леса, мир вижу весь; Как холм, он высится главою, Чтобы услышать Богу песнь. С Курильских островов до Буга, От Белых до Каспийских вод, Народы, света с полукруга, Составившие россов род. 144 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Со временем о мне узнают: Славяне, гунны, скифы, чудь, И все, что бранью днесь пылают, Покажут перстом и рекут: Вот тот летит, что, строя лиру, Языком сердца говорил И, проповедуя мир миру, Себя всех счастьем веселил. Прочь с пышным, славным погребеньем, Друзья мои! Хор муз, не пой! Супруга! облекись терпеньем! Над мнимым мертвецом не вой. 1804 Державин прославил в своих стихах полководцев Румянцева и Суворова, казачьего атамана Платова, но прославил и простого русского солдата - Росса, как он возвышенно его называл. Он пишет и о барышнях-дворянках, и воспевает девушек крестьянок. Он большой жизнелюб, поэтому пейзажи его очень настоящие, выразительные, яркие. Природа у Державина бодра и целительна. Мы начали рассказ о Державине с отрывка из воспоминаний Пушкина. Но Пушкин не знал, что через несколько дней после этого экзамена в Лицее Гаврила Романович сказал Аксакову: Скоро явится свету второй Державин: это Пушкин. Геннадий Иванов ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ (1749-1832) Гёте - один из тех людей, которые украшают нашу Землю. Он был одарен Богом щедро. В восемь лет уже владел древними языками и основными из новых языков. В этом возрасте он под руководством отца писал чуть ли не философские работы. Очень рано начал сочинять сказки, стихи. Еще будучи мальчиком, он написал трагедию во французском стиле. ЯОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ 145 Отец Гёте был юристом и, естественно, направил сына на юридический факультет Лейпцигского университета. Но правоведом Гёте не стал. Бог послал ему в качестве наставника глубочайшего мыслителя Гердера, с которым Гёте беседовал зачастую до рассвета. Гердер передал Гёте свои мечты об обновлении немецкой поэзии на национальной основе. В будущем это даст свои замечательные плоды. Восхищение вызвал уже первый роман Гёте Страдания молодого Вер-тера. В основе его - личная драма писателя: Гёте полюбил Лотту Буфф, дочь ветцларского купца, которая предпочла его другому. В это же время покончил жизнь самоубийством из-за несчастной любви один молодой человек. Это и натолкнуло писателя на трагическую развязку Вер-тера. Интерес этот роман вызвал не любовной историей, а необыкновенно живым свежим языком, обилием современных мыслей и переживаний. Вертер был сразу же переведен на все европейские языки. Молодой Наполеон прочитал книгу семь раз, брал ее с собой в походы. Достоевский, прочитав Вертера, написал: Самоубийца Вертер, кончая с жизнью, в последних строках, им оставленных, жалеет, что не увидит более прекрасного созвездия Большой Медведицы, и прощается с ним. О, как сказался в этой черточке начинающий Гёте. Чем же так дороги были Вертеру эти созвездия Тем, что он, созерцая, каждый раз сознавал, что он вовсе не атом и не ничто пред ним, а вся эта бездна таинственных чудес Божиих вовсе не выше его мысли, не выше его сознания, не выше идеала красоты... а, стало быть, равна ему и роднит его бесконечностью бытия... и что за все счастье чувствовать эту великую мысль, открывающую ему, кто он, - он обязан лишь своему лику человеческому. За свою жизнь Гёте написал около 1600 стихотворений. Многие из них стали народными песнями. Русский читатель может читать стихи немецкого гения в переводах Лермонтова, Жуковского, А.К. Толстого. У Гёте была своя теория по поводу стихов. Он считал, что лучшие стихи те, за которыми стоит реальный случай: Свет велик и богат, а жизнь столь многообразна, что в поводах к стихотворениям недостатка 146 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ не будет. Но все стихотворения должны быть написаны по поводу (на случай), то есть действительность должна дать к тому повод и материал. Отдельный случай становится общим и поэтическим именно потому, что он обрабатывается поэтом. Все мои стихотворения по поводу (на случай), они возбуждены действительностью и потому имеют под собой почву, стихотворения с ветра я не ставлю ни во что. И русские поэты зачастую переводили Гете тоже по поводу. Порой свои заветные
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   57