Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Статья подготовлена при финансовой поддержке ргнф




Скачать 151.56 Kb.
Дата21.07.2017
Размер151.56 Kb.
ТипСтатья
Антропология Тарковского

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ.

Грант 13-03-00087 «Религиозно-нравственные основания философии творчества Андрея Тарковского»
Загребин Сергей Сергеевич, доктор исторических наук, профессор.

ГБОУ ДПО «Челябинский институт развития профессионального образования». Профессор кафедры проектирования образовательного процесса.


В течение 2012-2013 гг. мировая и отечественная культурная общественность отмечала 80-летие выдающегося режиссёра XX века Андрея Арсеньевича Тарковского (1932-1986). В рамках юбилейных мероприятий прошли кинофестивали, выставки, научные конференции, посвященные культурному наследию великого режиссёра. В Библиотеке киноискусства имени Сергея Эйзенштейна состоялись междисциплинарные научные чтения «Андрей Тарковский. Контекст-2012» (куратор проекта киновед Вячеслав Шмыров)1. В городе Челябинске был реализован культурно-просветительский проект «Возвращение Тарковского», включивший Третий Уральский симпозиум исследователей интеллигенции «Российская художественная интеллигенция: культурная роль и общественная миссия» (организатор проекта профессор Сергей Загребин). На малой родине режиссёра, в Ивановской области, по инициативе профессора Евгения Борзова состоялись традиционные «Дни памяти Андрея Тарковского», в рамках которых была проведена Межвузовская научно-практическая школа-семинар «Андрей Тарковский: художник и время»2. Затем прошёл международный кинофестиваль «Зеркало» включивший в свою программу и научную конференцию «Феномен Андрея Тарковского в интеллектуальной и художественной культуре» (куратор проекта режиссёр Евгений Цымбал)3.

Лейтмотивом практически всех мероприятий была мысль об уникальности творческого дарования Андрея Тарковского, о том, что творчество великого режиссёра представляет собой совершенно особый феномен культуры. Именно этот феномен и стал предметом пристального изучения и обсуждения научного сообщества российских и зарубежных гуманитариев. При всём устойчивом интересе к творчеству Андрея Тарковского, в отечественной культуре наблюдается явный дефицит фундаментальных исследований художественного наследия режиссёра. В отечественной науке представляется возможным выделить три основных исследовательских направления: биографическое (Н. Болдырев, В. Филимонов), искусствоведческое (М. Туровская, М. Перепелкин, Н. Кононенко) и философское (И. Евлампиев, Д. Салынский)4. В данных работах содержится фактический материал о творческой биографии кинорежиссёра, интересные гипотезы и интерпретации художественных приёмов и символов, рефлексии по поводу образного мира и культурных взаимосвязей. При более глубоком изучение творчества Андрея Тарковского, перед исследователями раскрываются всё новые неведомые горизонты познания художественного и культурологического наследия режиссёра. В настоящей работе мы обозначим одну из ключевых проблем творчества Мастера – отношение к человеку.

Антропология Андрея Тарковского имеет несколько составляющих: понимание сущности человека, цели человеческой жизни, предназначения человека, слабости и силы человеческой природы, значимости человеческого достоинства, смысла отношения человека к человеку, к миру, к Богу. Следует подчеркнуть, что Антропология Андрея Тарковского является целостным феноменом, все сегменты которого сплавлены воедино и представлены во всех фильмах режиссёра. Попробуем раскрыть эти сегменты, опираясь на анализ отдельных фильмов, в которых та или иная проблема явлена с большей силой.
Человеку нужен Человек

Наиболее объёмно и определённо проблема сущности человека была раскрыта Андреем Тарковским в фильме «Солярис», снятым по мотивам одноимённого фантастического романа Станислава Лема. Казалось бы, научно-фантастическая тематика достаточно далека от идейных исканий Андрея Тарковского так ярко выраженных в его первых фильмах «Иваново детство» и «Андрей Рублев». Но как это ни парадоксально, именно в фантастическом романе Тарковский увидел материал для философского осмысления сущности Человека как нравственного феномена. Уже на уровне замысла будущего фильма Тарковский выделил три главные задачи, которые, по его мнению, ясно вырисовывались в тексте романа. Первая задача состояла в исследовании человека, оказавшегося в абсолютно новой, неожиданной для него среде. Вторая задача определялась режиссёром как постижение этических основ научно-технической революции, результаты которой могут уничтожить культуру и самого человека. Третья задача фильма обозначалась режиссёром как утверждение неизбежной ответственности человека за каждый свой поступок5. Тарковского тяготила фантастическая канва сюжета, режиссёр стремился её преодолеть, чтобы поговорить со зрителем о нравственных основах бытия личности. Тем не менее, фантастический сюжет задавал определённые рамки, которые в итоге оказались смыслообразующими параметрами картины. По сюжету фильма, главный герой Крис Кельвин встречает на орбитальной станции планеты Солярис «фантом» своей давно погибшей жены Хари.

В одном из эпизодов фильма, Хари смотрит на себя в зеркало, пытаясь в отражении увидеть земную Хари, понять её, понять себя. Хари спрашивает знает ли Крис самого себя, на что тот отвечает: «как каждый человек»… Но насколько человек знает себя ? Этот вопрос не раз звучит в фильмах Тарковского… Каким-то эхом слышится музыкальная тема из фильма режиссёра «Андрей Рублёв», а на книжной полке мы видим репродукцию «Троицы»… Возможно, это самоцитирование понадобилось режиссёру для того чтобы мы вспомнили главный пафос той картины – апологетику любви, воплощённую в потрясающих словах Апостола Павла: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1 Кор 13. 1-2). Крис осознал себя человеком, когда понял, почувствовал что любит, любит Хари, не ту, земную, перед которой виноват и которой уже нет, а эту Хари. И Хари осознаёт, что любит Криса и эта её любовь делает фантом Хари – человеком !

Эта идея в обострённой форме обозначилась в ключевой сцене фильма – в библиотеке. Само пространство библиотеки в фильме было решено достаточно необычно для фантастического космического корабля. В нём нет никаких атрибутов космоса – иллюминаторов, научной аппаратуры, но есть – ощущение Земли. Книжные полки светлого дерева, стопки книг, зажжённые свечи в канделябрах, на тёмно-зелёных стенах развешено несколько картин Питера Брейгеля из цикла «Времена года»… Здесь, в библиотеке каждый персонаж фильма ясно заявит свою позицию. Для Снаута – это разочарование в миссии космической экспедиции. С горечью в голосе, Снаут произносит давно выстраданный приговор: «Наука ? Чепуха ! В этой ситуации одинаково беспомощны и посредственность и гениальность. Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоёвывать никакой Космос. Мы хотим расширить Землю до его границ. Мы не знаем что делать с другими мирами. Нам не нужно других миров. Нам нужно зеркало. Мы бьёмся над контактом и никогда не найдём его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которой он боится, которая ему не нужна. Человеку нужен человек».

Для Сарториуса смысл жизни в бескомпромиссном служении науке. Преодолевая сильное волнение, с внутренней страстью он говорит: «Я знаю своё место. Я работаю. Человек создан природой, чтобы познавать её. Бесконечно двигаясь к истине, человек обречён на познание. Всё остальное – блажь !» Сарториус обличает, нападает, обращаясь к Крису: «Вы что много работаете ? Простите, но кроме романа с Вашей бывшей женой Вас ничего не интересует. Вы целыми днями валяетесь в постели из идейных соображений и таким образом исполняете свой долг ? Вы потеряли чувство реальности ! Простите, но Вы просто бездельник», а обращаясь к Хари произносит: «Да вы не женщина и не человек. Поймите вы наконец, если вы способны что-нибудь понимать… Хари нет ! Она умерла. А вы только её повторение, механическое повторение. Копия. Матрица.»

Поразительно, но Крис в этом споре не принимает участия. На съёмочной площадке Тарковский объяснял смысл этой сцены актёру Банионису: «Ты смотришь на Хари, которую в этот момент предаёшь, потому что не даёшь Сарториусу поморде»6. Хари прощает молчание Криса, прощает оскорбления Сарториуса, скептицизм Снаута. Хари произносит простые и очень глубокие слова о сущности Человека: «… мне кажется, что Крис… Кельвин… более последователен чем вы оба. В нечеловеческих условиях он ведёт себя по-человечески, а вы делаете вид, что всё это вас не касается и считаете своих «гостей», вы кажется так нас называете, чем-то внешним, мешающим. А ведь это вы сами, это ваша совесть… А Крис меня любит. Может он не меня любит, а просто защищается от самого себя… Это не важно почему человек любит. Это у всех по-разному… Я становлюсь человеком. И чувствую не меньше чем вы… Я – человек !». После этих слов Крис подходит Хари, сдерживающей рыдания и медленно становится перед ней на колени…

Так, в фильме просто явлена мысль, что именно любовь сделала «фантом» Хари человеком, а отсутствие любви обрекло реальных земных людей Снаута и Сарториуса на бесчеловечность чувств и поступков. Любовь как критерий человека и человечности – вот главная идея фильма.

А чего же хочу я ?

Последний фильм, снятый режиссёром на родине – «Сталкер» также имел в своей основе фантастический сюжет – повесть братьев Стругацких «Пикник на обочине». И вновь Тарковский неуклонно уходил от фантастического антуража, требовал от авторов существенных корректив первоисточника. В отличие от Станислава Лема, крайне негативно относившегося к сценарным изменениям сюжетных линий своего романа, братья Стругацкие с большим пониманием восприняли требования режиссёра и убрали все авантюрно-приключенческие и фантастические атрибуты из сценария. Аркадий Стругацкий вспоминал: «Мы написали не фантастический сценарий, а сценарий-притчу… В Зону за исполнением заветных своих желаний идут модный Писатель и значительный Учёный, а ведёт их Апостол нового вероучения, своего рода идеолог»7.

Путешествие в Зону стало для Писателя и Профессора, да и для их проводника – Сталкера, серьёзным испытанием, своеобразным экзаменом на право называться человеком. Основная проблема прозвучала в самом начале фильма в размышлениях Писателя о природе человеческих чувств. В какой-то момент Писатель риторически вопрошает: «откуда мне знать, как назвать то… чего я хочу ? И откуда мне знать, что на самом-то деле я не хочу того, чего я хочу? Или, скажем, что я действительно не хочу того, чего я не хочу ? Это всё какие-то неуловимые вещи: стоит их назвать, и их смысл исчезает, тает, растворяется… как медуза на солнце. Видели когда-нибудь ? Сознание моё хочет победы вегетарианства во всём мире, а подсознание изнывает по куску сочного мяса. А чего же хочу я ?».

«А чего же хочу я ?» или «В чём моя суть ?». Именно этот вопрос встанет перед каждым персонажем в картине и каждый попытается найти на него свой ответ. Сам путь в Зону будет побуждать и Писателя и Профессора постоянно задавать себе нелицеприятные вопросы и стараться найти на них абсолютно искренние и точные ответы.

Понять себя можно лишь пройдя путём испытаний. В этом видится Сталкеру и смыл путешествия по Зоне и его собственное предназначение. Примерно в середине фильма пробираясь вдоль отвесной стены, над каким-то бездонным провалом, Сталкер твердит слова похожие на молитву: «Пусть исполнится то, что задумано. Пусть они поверят. И пусть посмеются над своими страстями; ведь то, что они называют страстью, на самом деле не душевная энергия, а лишь трение между душой и внешним миром. А главное, пусть поверят в себя и станут беспомощными, как дети, потому что слабость велика, а сила ничтожна… Когда человек родится, он слаб и гибок, когда умирает, он крепок и чёрств. Когда дерево растёт, оно нежно и гибко, а когда оно сухо и жёстко, оно умирает. Чёрствость и сила спутники смерти, гибкость и слабость выражают свежесть бытия. Поэтому что отвердело, то не победит». Сталкер жаждет лишь одного: чтобы в этих разуверившихся, циничных, очерствевших людях пробудилось то, что живёт в душе каждого – вера, вера как таковая от которой так близко до Веры истинной и всеобъемлющей…

В этой молитве слышится слово Апостола: «…Господь сказал мне: "довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи". И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен». (2 Кор. 12, 9-10) «Когда я немощен, тогда силен…» А призыв Сталкера стать «беспомощными, как дети», не означает ли побуждение принять Веру, как в Евангелии сказано: «Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». (Мф 18, 2-3)

В фильме «Сталкер» путешествие в Зоне воспринимается как некий символ, как метафора человеческой жизни, исполненной испытаниями и страданиями, тайными угрозами и ловушками, внешними и внутренними, коренящимися в самой двойственной природе человека, стремящегося к горним высям и прозябающего в «ветхом бытии» мелочных страстей и суетных желаний. Человек оказывается обречённым задавать себе этот бесконечный вопрос: «А чего же хочу я ?» и не находить ответа. Но выход из этого казалось бы непреодолимого тупика есть. Андрей Тарковский указывает на него практически в каждом своём фильме – это процесс нравственного самопознания. Задавая себе нелицеприятные вопросы, человек приближается к Богу.

Предназначение самопознания заключается в открытии человеком в себе своего истинного я, сотворённого по образу и подобию Божьему, где образ – есть дарованные человеку ум и свобода воли, а подобие – есть цель и стремление к сопричастности с Творцом. Познание себя становится познанием своего истинного предназначения. «Ибо тот, кто знает себя, знает и промышления Творца, и все, что творит Он со Своими созданиями», – как говорил Преподобный Антоний Великий 8.
Ты пойдёшь со свечой…

В двух последних фильмах режиссёра, снятых на Западе, поднимается целый пласт философских и культурологических проблем, среди которых проблема предназначения человека выражена предельно обострённо и метафорично. Главные герои фильмов «Ностальгия» и «Жертвоприношение» остро ощущают свою ответственность перед людьми, перед всем миром за всё происходящее, за будущее всего человечества. В «Ностальгии» это русский «путешественник» Горчаков и «местный сумасшедший» Доменико, в «Жертвоприношение» – бывший актёр Александр.

В одной из сцен фильма между Горчаковым и Доменико происходит молчаливый диалог. В свой диалог вступают и шумы, и звуки, и музыка. С умиротворяющим шелестом летнего дождя диссонирует холодный звон циркулярной пилы. А глубокие звуки бетховенской мелодии лишь подчёркивают значимость происходящего события – духовного единения, казалось бы, чуждых и далёких друг от друга людей. Доменико берёт бутыль оливкового масла и капает себе на ладонь со словами: «Одна капля, потом ещё одна образуют одну большую каплю, не две…», словно призывая Горчакова к некоему союзу. И затем: «Надо научиться… делать что-то важное…» протягивает ломоть хлеба и стакан красного вина, «Надо чтобы мысли твои были более весомыми…». Принимая хлеб и вино, Горчаков становится сопричастником взглядов и идей Доменико, его своеобразным отражением. Только после этого ритуала приобщения молчаливый диалог наполняется словами, точнее звучит, лишь изредка прерываемый односложными репликами Горчакова, монолог Доменико: «Сперва я был эгоистом. Хотел спасти свою семью. А спасать надо всех. Весь мир… Всё очень просто. Видишь эту свечу ? …Нужно перейти через воду с зажжённой свечой… Я не могу этого сделать… Помоги мне…» Горчаков берёт свечу и после долгой паузы спрашивает: «Извини, но почему именно я ?» Доменико не понимает этих сомнений, для него уже всё ясно, всё что делается им, делается ради спасения людей от духовной гибели, поэтому Доменико отвечает простым вопросом: «У тебя дети есть ?» и на прощание произносит: «Ты пойдёшь со свечой… Мы тоже в Риме готовим кое-что важное…» Впоследствии Тарковский напишет: «Доменико… избирает свой собственный мученический путь, только бы не поддаться всеобщему цинизму погони за своим личными материальными привилегиями и ещё раз личным усилием, примером личной жертвы попытаться перекрыть тот путь, по которому человечество, точно обезумев, устремилось к своей гибели»9. На этот же путь встаёт и Горчаков, совершая завещанное Доменико деяние.

Сбываются слова Доменико: «Одна капля, потом ещё одна образуют одну большую каплю, не две…» Не так ли писал и Епифаний Кипрский: «малая капля от малой капли принимает Море»10. Показав добровольную жертву Доменико и Горчакова, Тарковский выразил те мысли и чувства, которые владели им многие годы. В дневнике режиссёра есть запись, сделанная в далёком 1970 году: «Настало время личной доблести… Спасти всех можно, спасая себя. В духовном смысле, конечно… Величие современного Человека – в протесте. Слава сжигающим себя из протеста перед лицом безгласной толпы… Подняться над возможностью жить, практически осознать смертность нашей плоти во имя будущего, во имя Бессмертия…»11 Пафос этих чувств можно с полным основанием отнести и к добровольной жертве Александра, отдавшего всё самое дорогое ради спасения мира.


Потому что слабость велика, а сила ничтожна…

Все фильмы режиссёра слагаются единую философскую притчу о человеке, его месте в мире, его предназначении, которое видится как непрерывный процесс нравственного совершенствования, как путь человека к своему Творцу. В каждом фильме режиссёра главные герои внешне «героями» и не являются; как правило, это физически не крепкие, неуверенные в себе, постоянно рефлексирующие, сомневающиеся и во многом несчастные люди, которых характеризует, по словам самого режиссёра, «пронзительная незащищённость», «слабость и беспомощность». Таков – беззащитный подросток Иван, и инок Андрей Рублёв, и астронавт Крис Кельвин, и лирический герой «Зеркала», и проводник в Зону Сталкер, таковы Горчаков, Доменико, Александр… Тема «слабого» человека занимала Тарковского во всех фильмах. Слабого внешне, но имеющего мощный духовный стержень, основанный на нравственных принципах, коренящихся в глубокой вере.

В своей книге «Запечатлённое время» Тарковский отмечал, что ему «всегда нравились люди, которые не могут приспособиться к действительности в прагматическом смысле… Такие люди вообще часто напоминают детей с пафосом взрослого человека – так нереалистична и бескорыстна их позиция с точки зрения «здравого» смысла», то есть это люди «сильные своей духовной убеждённостью и принимающие на себя ответственность за других»12. В героях всех фильмов Андрея Тарковского неразрывно сочетаются глубокое чувство ответственности и собственного достоинства с бескорыстной готовностью к самопожертвованию во имя утверждения любви, справедливости, вселенского мира и гармонии. А внутренняя независимость человека от общества, от устоявшихся шаблонов и правил социума, возможна и оправдана лишь в одном случае, когда человек ставит перед собою высшие нравственные цели. Размышляя над подобным типом личности, Тарковский отмечал, что «правота персональная – в нравственной чистоте»13. Душевно и духовно чистый, самоотверженный человек, исполненный чувства жертвенной любви представлялся режиссёру не столько недостижимым идеалом, как могло бы показаться, сколько единственно возможными смыслом и формой бытия личности.

«Любовь всегда дар себя другим»14, – писал режиссёр в дневнике. Иван жертвует собой во имя любви к Родине. Андрей Рублёв всю свою жизнь отдаёт служению Богу искусством иконописца. Крис жертвует возможностью возвращения на Землю ради познания неведомого, Хари исчезает ради душевного спокойствия Криса. Мать лирического героя «Зеркала» отрекается от личного счастья ради благополучия детей. Сталкер во имя пробуждения в людях веры идёт на лишения, жертвуя покоем близких, жена Сталкера отдаёт мужу всю свою жизнь; её любовь и преданность режиссёр противопоставляет неверию и цинизму окружающего мира. Доменико и Горчаков расстаются с жизнью ради утверждения идеалов духовного возрождения человечества. Александр отрекается от всего самого дорогого в жизни: от сына, от семьи, от дома ради спасения мира от ядерной катастрофы. Для Тарковского именно жертвенная любовь была идеалом истинной любви.



«Если нет полной самоотдачи, то это не любовь. Она бессильна и, в сущности, она ничто»15, – подчёркивал режиссёр. Тарковский неоднократно говорил: «Жертва – единственная форма существования личности»16. Более того, режиссёр был убеждён: «Только любовь способна противостоять этому всемирному разрушению… Я верю, что мир может спасти только любовь»17. Тарковский осознавал своё предназначение как художника в пробуждении человеческой духовности, основанной на «способности любить», которая может преобразить человека, стать жизненной позицией, придать смысл человеческой жизни. «Я вижу свой долг в том, чтобы человек ощущал в себе потребность любить, отдавать свою любовь, ощущал зов прекрасного, когда смотрит мои фильмы»18, – писал режиссёр.


1 Первая большая ретроспективная выставка к 80-летию Андрея Тарковского: [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL: http://tarkovskiy.su/meropriyatiya/12.04.2012.html/ - 16.03.2013.

2 Межвузовская научно-практическая школа – семинар «Андрей Тарковский: художник и время»: [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL: http://classic.ivcons.ru/Articles.html?id=127 - 24.08.2013.

3 Кинофестиваль «Зеркало-2013»: [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL:http://strana.ru/afisha/22936121 - 04.06.2013.

4 Болдырев Н. Сталкер или Труды и дни Андрея Тарковского. – Челябинск. Изд-во «Урал Л.Т.Д.», 2002. – 384; Филимонов В. Андрей Тарковский: Сны и явь о доме. – М.: Молодая гвардия, 2011. – 453 с.: ил. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1302); Туровская М. Семь с половиной, или Фильмы Андрея Тарковского. – М.: Искусство, 1991. – 255 с.; Перепелкин М.А. «Слово в мире Андрея Тарковского. Поэтика иносказания». – Самара. Изд-во «Самарский университет», 2010. – 480 с.; Кононенко Н.Г. Андрей Тарковский. Звучащий мир фильма. – М.: Прогресс-Традиция. 2011. – 288 с., ил.; Евлампиев И.И. Художественная философия Андрея Тарковского. – СПб.: Алетейя, 2001. – 349 с.; Салынский Д.А. «Киногерменевтика Андрея Тарковского». – М.: Изд-во «Квадрига», 2010. – 576 с.

5 Суркова О. С Тарковским и о Тарковском. – М., 2005. – С. 40-41.

6 Суркова О. С Тарковским и о Тарковском. – М., 2005. – С. 61.

7 Стругацкий А.Н. Каким я его знал // Огонек. – 1987. – № 29. – С. 8.

8 Послание Антония, отшельника и главы отшельников, братиям, обитающим повсюду: [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL: http://www.pagez.ru/lsn/0339.php - 11.07.2011.

9 Тарковский А. Запечатленное время // Андрей Тарковский. Архивы. Документы. Воспоминания. – М., 2002. – С. 321-329.

10 Свт. Епифаний Кипрский. Слово на Великую Субботу. [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL: http://azbyka.ru/?otechnik/Epifanij_Kiprskij/slovo_na_velikuyu_subbotu - 07.08.2011.

11 Тарковский А. Мартиролог. Дневники 1970-1986. – Флоренция, 2008. – С. 33.

12 Тарковский А. Запечатленное время // Андрей Тарковский. Архивы. Документы. Воспоминания. – М., 2002. – С. 328.

13 Тарковский А. Мартиролог. Дневники 1970-1986. – Флоренция, 2008. – С. 312.

14 Тарковский А. Мартиролог. Дневники 1970-1986. – Флоренция, 2008. – С. 589.

15 Тарковский А. Запечатлённое время. Глава 9. Жертвоприношение. [Электронный ресурс]: Режим доступа: WWW. URL: http://www.tarkovskiy.su/texty/vrema/vrema9.3.html - 14.07.2011.

16 Тарковский А. Мартиролог. Дневники 1970-1986. – Флоренция, 2008. – С. 156.

17 Тарковский А. Мартиролог. Дневники 1970-1986. – Флоренция, 2008. – С. 290.

18 Тарковский А. Запечатленное время // Андрей Тарковский. Архивы. Документы. Воспоминания. – М., 2002. – С. 320.


Каталог: cong files
cong files -> Детское творчество как проекция жизненного пути
cong files -> Личность народного святого в русском мире
cong files -> Формирование этнокультурной компетентности в образовательном пространстве полиэтничного региона
cong files -> Статья подготовлена при финансовой поддержке ргнф 2013-2014 №13-04-12002в. Тарумова Наталья Тимофеевна
cong files -> Биография как отражение ценностного мира личности
cong files -> Литература в диалоге с китайским читателем: история и современность
cong files -> Интернет-коммуникации как фактор формирования социокультурной идентичности

  • Человеку нужен Человек
  • Любовь как критерий человека и человечности – вот главная идея фильма. А чего же хочу я
  • Ты пойдёшь со свечой…
  • Потому что слабость велика, а сила ничтожна…
  • Для Тарковского именно жертвенная любовь была идеалом истинной любви.