Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Современной российской семьи




страница1/23
Дата27.06.2018
Размер5.52 Mb.
ТипИсследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА, Ярославский филиал

Н.В. Досина, Я.О.Смирнов
ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ

(региональный асспект организации жизни семьи)

Ярославль, 2016

УДК 316


ББК С 550.53я73

Д 70


Досина Н.В., Я.О.Смирнов

Д 70


Воспроизводственный потенциал современной российской семьи: Монография. – Ярославль: ЛГУ имени А.С.Пушкина, Ярославский филиал. 2016. – 312 с.
Исследование имеет целью доказать необходимость преимущественной оценки внутрисемейной регуляции деторождения. Для этого в работе отображается суть семейного пространства как поля дифференцирующих отношений; в документах Российской Федерации и ее реальной практике обнаруживаются механизмы поддержания балансов семьи и общества в социально-демографической и политической сферах общественной жизни, обозначаются возможности развития и воплощения в них идеи самостоятельности семьи в решении вопросов деторождения. Если традиционно семья рассматривается в исследованиях, посвященных анализу сложившихся социальных отношений, то данная работа представляет собой попытку не только органично соединить анализ семьи как субъекта социальных отношений и социально-демографической сферы ее деятельности, но и под соответствующим для данной темы углом зрения рассмотреть те методы, которые позволяют понять специфику семьи как субъекта социально-демографического развития общества, его различные структурные уровни и взаимосвязи между ними, выявить его исторически изменчивую природу и тенденции развития.

Изложенные в настоящем издании мнения отражают точку зрения их авторов и совсем не обязательно - политику или взгляды неправительственных организаций. Материал книги свидетельствует о том, что многие российсие женщины и семьи не могут воспользоваться новыми возможностями, открывшимися в постперестроечное время, и испытывают на себе неблагоприятные последствия общественных перемен. Тем не менее в работе отмечается, что в решении сложных проблем российские семьи зачастую проявляют огромную стойкость, терпение и ситуационную находчивость. Рекомендуется для чтения социологам, специалистам в области анализа взаимодействия семьи и государства, государственным и общественным деятелям, рядовым читателям.

Дополнительная информация: Ярослав Олегович Смирнов – кандидат социологических наук, практический работник, регулярно проводящий конкретные социологические исследования. Наталья Викентьевна Досина – доктор политических наук, автор шести монографий и более двухсот статей, ряд которых связан с темой данного исследования.

УДК 316


ББК С 550.53я73

Рецензенты: В.П. Басков, доктор исторических наук

Е.В. Михайлова, кандидат социологических наук

Ярославль 2015

Содержание.

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………….. …………….. 4

Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ВОСПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕМЬИ ……………………………………………………20

    1. Социокультурное конструирование воспроизводственного

потенциала семьи. ……………………………………………………..20

1.2. Дискурсивные стратегии трансформации семейного пространства как основы воспроизводственного потенциала семьи в социологической теории и социальной практике.. ……………………………… ……………… 54

1.3. Семейный вектор модели социальной практики поддержки социально-демографического процесса рождаемости в обществе, развития воспроизводственного потенциала семьи. …………………………………….104

Глава П. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ И СЕТЕВЫЕ РЕСУРСЫ) СЕМЬИ В СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СФЕРЕ. ………… ..135

2.1. Особенности и реальные тенденции изменения статуса семьи и ее воспроизводственного потенциала в социально-демографической сфере и структуре. …………………………………………………………………….….135

2.2. Региональные основания воздействия семьи на динамические сдвиги в социально-демографических процессах рождаемости. …………….. ... 165

Глава Ш. СЕМЬЯ В РЕГУЛЯЦИИ РОЖДАЕМОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. ………………………………………………..193

3.1.Неполитические меры управления рождаемостью в обществе. Способы потенциальной минимизации издержек репродуктивного труда в семье. …………………………………………………………………………...193

3.2. Политические меры регуляции рождаемости в обществе. Концептуальные основы (проектирование) пронаталистской политики в России. Обозначение индикаторов положения и деятельного участия семьи в пронаталистской политике в современной России. ………………………... 222

3.3. Основные проблемы формирования системы социологического сопровождения практических мер регуляции рождаемости в обществе современной России. …………………………………………………………..253

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ……………………………………………………….292

Примечания…………………………………………………………… 302



ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность темы исследования объясняется картиной чрезвычайной, неприемлемой зависимости российской семьи от государства, отсутствием семейного пространства, в котором должны находить выражение многообразные и развитые позиции граждан относительно перспектив развития семьи в ее традиционной и эгалитарной формах, относительно современной пронаталистской политики государства. Более всего вероятно, что только искусственными мерами традиционная семья не может быть поддержана, для ее поддержки и развития требуется содействие естественному процессу развития социально-демографической сферы. Одновременно таким образом может быть поддержана и эгалитарная форма развития современной российской семьи.

Неразвитость социально-демографической сферы и семьи в ней объясняется, с нашей точки зрения, длительной историей развития семьи в стране, упрочением советской модели отношений семьи и государства, семьи и общества, отличающейся «подчинением» семьи государству и обществу. Но в расчет необходимо брать и реализуемую в современной России неолиберальную модель организации общественной жизни. Несомненно, нельзя признать правильными те меры государства, которые относятся к поддержке и поощрению социального иждивенчества и протекционизма. Это происходит, с нашей точки зрения, потому, что в стране сохраняется высокий уровень неравенства, препятствующий формированию отношений доверия семьи к государству и стремлению к выполнению ею взятых на себя обязательств. Однако необходимо признать и то, что тактически российское государство сегодня чрезвычайно заинтересовано в общении не с институтами гражданского общества, одним из которых является семья, а с максимально платежеспособным контрагентом, который мог бы взять на свои плечи часть огромной финансово-организационной нагрузки, ныне лежащей на госаппарате и бюджете. В итоге сложившаяся в России модель социально-демографической сферы и семьи как ее компонента к началу XXI века обнаруживает свою несостоятельность: состояние современной российской семьи представляется как несущее угрозу, чреватое демографическим кризисом, и предполагающее в связи с этим осознание необходимости предотвращения возникновения опасных системных (между социальными институтами) и социальных (в рамках социальных взаимодействий) конфликтов. Исследования показывают, что нынешнее снижение рождаемости - продолжение объективного процесса ее эволюции, которая длится уже более столетия; но на данном историческом этапе интенсивность процесса, действительно, сильно ускорена не только современными кризисами, но и препятствиями, ограничивающими становление семьи субъектом жизнедеятельности и участником публичного пространства.

Если говорить о касающихся семьи конкретных ситуациях, то прежде всего надо заметить накопление затруднительной ситуации разделения родительства и семьи. Она выразилась в увеличении числа супружеских пар, изначально отказывающихся иметь хотя бы одного ребенка, в увеличении удельного веса семей без юридической регистрации брака; в увеличении численности раздельно проживающих супругов. Минимальный показатель относится к 1999 году - 1214, 7 тысяч, число живорождений. В 2008 –2010 гг. темпы прироста тоже быстро падали – соответственно – 6,4; 2,8; 1,5%. За 2011 год число рождений увеличилось лишь на 0,4% и составило 1796,6 тысяч. В молодых когортах явно наметился сдвиг от преобладания модели двухдетной семьи (как в идеале, так и в намерениях относительно величины своей семьи) к ситуации, когда одинаково популярной становится семья с двумя и с одним ребенком при незначительной ориентации как на многодетность, так и на бездетность. Стали появляться семьи, регистрирующие свои отношения на основе брачных контрактов. Кстати, на Западе подобного рода семьи имеют давние традиции, которые отнюдь не препятствуют родительству. В нынешних российских условиях главная мотивация подобного рода семей – регулирование отношений собственности. Не исключено, что со временем положение изменится и рождаемость несколько повысится, но возврат к прежним репродуктивным нормам вряд ли возможен. Вместе с тем необходимо учесть, что для простого воспроизводства населения суммарный коэффициент рождаемости должен находиться в диапазоне 2,15-2,25. В данной работе предполагается серьезно осмыслить явление деидентификации людей, их автономизации, плюрализации и индивидуализации жизненных стилей, ведущих к ускоренному распаду традиционных коллективных жизненных форм, к «свободе» людей от социальных форм индустриального общества – от семьи в том числе.

Необходимо заметить также, что в процессе взаимодействия систем материального производства и воспроизводства человека (производственной и воспроизводственной сфер) наблюдается явно выраженный дисбаланс. Достаточно сказать о том, что в России сохраняется модель экономической организации общества, в которой возмещение издержек приватной сферы как необходимое условие возобновления состава народонаселения лишь маскирует сложившиеся отношения эксплуатации семьи государством. Затраты репродуктивного труда принимают в них форму затрат государства, поэтому возникает обманчивая видимость, будто государство поддерживает семью. Действительный источник поддержки системы репродуктивного труда остается скрытым. В результате этого физическое и психическое воспроизводство населения подвергается дальнейшей девальвации и коммерциализации. От этого слишком медленно и незначительно меняется соотношение сил семьи и государства, сохраняется сильнейшая зависимость семьи от государства. Традиционная (зависимая от государства) модель семьи в этих условиях становится все более уязвимой формой совместного выживания. Это тем более важно подчеркнуть, что сегодня общение с детьми и занятия с ними уже не рассматриваются в обществе как сугубо женские виды деятельности и не расцениваются респондентами как угроза их мужской идентичности. Как показывают некоторые западные исследования, в рамках так называемого гражданского брака наблюдается более равномерное распределение домашних обязанностей. Для исследования взаимосвязи жизнедеятельности семьи и рождаемости как основного социально-демографического процесса имеет смысл проверить, насколько эти выводы могут подтвердиться в России.

Следует особо отметить процесс медленного, но неуклонного наращивания семьей своей численности за счет семей мигрантов, переселенцев, не родственных, не близких по культуре, религии, укладу жизни семьи, не склонных ассимилироваться, но оседающих на территории в плохо контролируемом количестве и склонных диктовать свои правила поведения в семье и государстве. В этом случае традиционная российская семья более всего подвергается проверке на прочность.

Авторское исследование связано с необходимостью придать отчетливость последствиям позиции современного российского государства, противопоставить этой позиции другую, ведущую к пониманию многообразной жизнедеятельности и самостоятельности семьи, развития ее как значимого, действенного субъекта социально-демографической сферы и как института гражданского общества*. С пониманием семьи как субъекта жизнедеятельности она должна предстать такой социальной общностью, принцип которой – удовлетворение потребностей в своей состоятельности без создания угрозы удовлетворения потребностей роста народонаселения. Обозначается возможность модификации семьи, то есть положения, при котором не только семья испытывает внешнее воздействие, но и сама оказывает воздействие на многие процессы и противоречия в обществе. Становление семьи такой социальной общностью представляет собой длительный и сложный процесс формирования семейного пространства, то есть совокупности тех специфических черт и интересов, благодаря которым семья становится полем принципиально разных, несовпадающих мотиваций, позиций. Для семьи становятся доступными материальные, информационные и административные ресурсы, поддерживаемые пропагандируемыми ценностями, нормами поведения, а также фокусирующие разные позиции семей в отношении социального статуса, риска падения уровня жизни, качества жизни. Эти различия проявляются в зависимости от времени и места, социально-экономической и политической ситуации. Они ставят в невыгодное положение все семьи в их зависимости от комбинированного эффекта и сочетания с другими формами социальной дифференциации – по социально-экономическому статусу, возрасту членов семьи, этнической и религиозно-культурной принадлежности Данное положение требует обнаружения во всей его полноте, теоретического анализа, выводов и рекомендаций, необходимых для принятия модели развития семьи, в центре которой – семейная пара и ее право на решение вопросов рождения, выращивания и воспитания детей. Задача в том, чтобы понять, насколько отдельная семья в состоянии действовать «по-своему», отклоняясь от предписанных обычаев, установить, прочувствовать пределы самостоятельности, самодеятельности семьи в современной России и механизм формирования ее решений, особенно тех, которые расходятся с нормой - взаимодействием стереотипного и индивидуального.



Все эти обстоятельства позволяют считать тему исследования чрезвычайно актуальной в социологическом плане и настаивают на критическом изучении современной научной литературы и тщательном проведении конкретных социологических исследований. Чтобы исследовать названные явления, необходимо изучить взаимосвязь социально-демографической среды и семьи (целого и части), исследовать связь взаимодействия, в которой не только причина вызывает определенное следствие, но и следствие оказывает существенное влияние на причину. Важной формой развития выступает столкновение между независимым существованием семьи внутри социально-демографической сферы и противоречивой потребностью социально-демографической сферы объединять усилия с целью помещения семьи в определенные строгие рамки. В настоящее время эта форма искажена, не отвечает исправлению сложившейся демографической ситуации. Необходимо разобраться в истоках сложившихся обстоятельств, в механизмах их длительности и степени их адекватности.

Научная разработанность проблемы. Социально-демографические «срезы» социальной структуры общества и социально-демографические процессы в обществе изучаются социологами довольно активно: современные авторы немало делают для того, чтобы демографический подход стал одним из тех, которые могут использоваться при определении важных признаков и измерений социальной структуры. Семейная структура как один из социально-демографических «срезов» социальной структуры определяется такими важнейшими показателями, как состав населения, выделяемый по различным основаниям, брачное состояние населения, процессы изменения социальной, национальной и ряда других структур общества. Социологами семьи речь наиболее часто ведется о динамике развития трудового потенциала страны, о возможности и эффективности использования в общественном производстве мужского и женского труда; представленная в работах социологов генетическая структура дает важную характеристику населения тех стран и районов, в социально-демографическом развитии которых заметную роль играют или играли в недалеком прошлом миграции. Учитываются большие исторические изменения характера, направленности и масштабов человеческой деятельности, меняющих отношение человека к семье: сначала в истории присутствует экстенсивная, затем интенсивная нагрузка семьи (разный объем и разновидность получаемых семьей ресурсов). Хотя надо заметить, что эти два направления чаще всего изучаются изолированно друг от друга.

Научные разработки в области исследования семьи сегодня осуществляются в рамках структурно-функционального анализа развития семьи в целом и ее социальных функций, в рамках анализа сети социальных взаимосвязей между близкими родственниками и членами семьи, в рамках сравнительного анализа социальных функций и факторов репродуктивного поведения семьи и в рамках социокультурного анализа. При структурно-функциональном анализе прежде всего рассматривается проблема реализации семьей социальных функций, связанных с процессом воспроизводства (рождение, выращивание, воспитание детей, принятие ответственности за рожденных детей): исследуются взаимоотношения между различными поколениями в семье [1,c.108-116], изменение роли и места супружеской пары в обществе [2], анализируется социализация несовершеннолетних детей в семье и обществе [3, c.34-48]. При этом чаще всего обосновывается унитарная концепция общества и культуры, подчеркивающая социальную интеграцию и гармонизирующее действие общих ценностей. Исследователями выделяются условия, формы организации и результаты реализации воспроизводственной функции и воспроизводственного потенциала семьи, причем воспроизводственная функция воспринимается не только как физическое явление, но и как духовное воссоздание общества. Однако следует признать, что понятие семьи даже при такой развернутой методологии анализа остается слабо разработанным в отечественной социологии, продолжает быть понятием, которое должно быть сконструировано. На наш взгляд, современные российские авторы испытывают затруднения, когда разыскивают доказательства, чтобы верифицировать свои формулировки внутрисемейных и межсемейных связей [4]. Понятно, что взаимодействия семьи и государства, семьи и общества, специфика семьи оказываются далеко не определяющими для воспроизводства семьи в целом. Однако сами взаимодействия семьи не получают, по нашему мнению, должного отражения в работах. Очевидно, понятие «семья» требует не просто фиксации проявившихся обстоятельств, но и раскрытия своего содержания на более высоком уровне, чем замечание о ее свойствах (существующих объективно отношениях с другими) и измерениях (частота, длительность, интервал и т.д.). Динамическая характеристика явления (продвижение) обеспечивается знанием о его положении, при котором определенные сложившиеся, реализуемые меры не действуют, обладают неопределенностью. Названных С.А. Ушакиным категорий: социальное пространство семьи, вторичный обмен, внутрисемейные и межсемейные связи – тоже оказывается, на наш взгляд, недостаточно. Если изучать семью через демографические процессы - описание роста и качественного изменения народонаселения, категория «семья» непременно, по нашему мнению, должна наполниться новыми субкатегориями: «потенциал семьи», «сила (возможности) семьи», «придание формы семье», «мониторинг семьи», «тренировка (обучение) семьи», «движение семьи», «развитие семьи» (укрепление семьи), которые связаны с перформативной концепцией (perform, performative acts – англ. исполнять, выполнять, делать, осуществлять) и с которыми необходимо поработать. Только в этом случае употребляемые теперь категории, относящиеся к характеристике условий семьи (гражданский брак, сожительство, супружество), к стратегиям семьи (материнство, отцовство, воспитание, образование детей), к характеристике следствий развития семьи (нормальная/ нормативная семья, благополучная семья, неблагополучная семья, гармония отношений, гендерные отношения) смогут дать, с нашей точки зрения, представление о росте современного социологического знания о семье.

Понятно, что анализ факторов репродуктивного поведения семьи и реализации ее воспроизводственного потенциала является одним из наиболее сложных в современных социологических исследованиях. Социологи объясняют современные проблемы в изучении этих факторов спецификой трансформации российского общества [5, с.92-100], особенностями выбора населением стиля и образа жизни, мотивов, форм и ориентации решений, поступков, повседневного поведения семьи [6,c.65-73], изменениями в социальном самочувствии семьи [7,c.102-110]. Следует заметить, что исследователи по-разному объясняют процесс трансформации социальных функций семьи. По мнению А.И. Антонова, С.А. Сорокина, рассматривающих изменение социальных функций семьи с точки зрения трансформации системы ценностей в обществе, состояние социальной культуры и сложившийся в обществе гендерный порядок предопределяют снижение роли женщины в семье и тем самым ведут к «деградации» социальных функций всей семьи [8,c.282]. А.И.Антонов дает понять, что практикуемая модель семьи, согласно которой она целиком зависит от изменяющихся социальных факторов, в конечном счете от организации общества, не является адекватной процессам его реформирования [Там же]. С.И. Голод [10,c.40-49], А.Г. Вишневский [11,c.18-32], наоборот, предполагают, что социальные функции семьи, как и сам институт семьи, остаются максимально стабильными, несмотря на трансформацию общества. С точки зрения С.И. Голода, в наборе социальных функций семьи могут меняться приоритеты, но содержательно сами функции не меняются: постмодернистской семье якобы свойственны и репродуктивная функция, и функция социализации детей, но муж и жена «отказываются» подчинять собственные интересы интересам детей. По мнению авторов данной работы, наибольшее внимание исследователей должно быть уделено тому, как интересы общества (выраженные в социальных функциях семьи) соизмеряются с интересами семьи и даже отдельных родителей. Сравнительный анализ социальных функций семьи детально осуществляется в работах И.Ф. Дементьевой [12,c.108-114], О.Г. Исуповой [13,c.92-99], З.Х. Каримовой [14,c.131-135], В.Ф. Петренко и О.В. Митиной [15,c.102-110], Б. Пфау-Эффингер [16,c.78-87], В.В. Солодникова [17,c.76-85], Ж.В. Черновой [18].

Зарубежными исследователями для объяснения факторов репродуктивного поведения семьи используются такие понятия и исследовательские стратегии, раскрывающие сущность проблемной реализации воспроизводственной функции семьи, как социальная патология (Ч.Ломброзо [19], Л.Е. Оболенский [20], социальная дезорганизация (Ф. Знанецкий [21], Г. Олппорт [22], Р. Парк [23,c.86-104], К. Шоу [24]), дисфункциональный подход (Р. Мертон [25], Р. Нисбет [26], ценностное направление (Д. Майерс [27], Р. Фуллер [28]), интеракционистское направление (Г. Беккер [29,c.126-132], Э. Лемерт [30]), конструктивистское направление (Д. Китсьюз, М. Спектор [31]). Позитивное начало в этих работах заключается в вариативном представлении возможностей факторного влияния на принятие семьей взвешенных репродуктивных решений и практическое репродуктивное поведение. Тем не менее, применение факторного анализа в исследованиях семьи сопровождается зачастую стремлением ряда зарубежных ученых пренебречь множеством реально существующих социальных фактов и выражается в концепциях так называемого «демографического перехода» (Д. Ван де Каа [32,c.37-52]). Этим же «страдают» исследования некоторых отечественных авторов (А.Г. Вишневского [33, с.18-32], С.П. Капицы [34,c.91-105] и др.).

Большинством зарубежных и отечественных исследователей достаточно четко осознается связь при взаимоотношениях причины и следствия, предстающая как взаимодействие противоречивых сторон и дающая возможность состояться силе внутренних свойств семьи. Социологами исследуются зависимости не только семьи от социально-демографического контекста, но изредка представляется и семейный фактор развития социально-демографической сферы, социально-демографических процессов. К сожалению, плотный и тщательный анализ взаимодействия социально-демографической среды и семьи как ее значимого компонента в социологии отсутствует. Не оформлен и принцип взаимодействия семейного фактора развития социально-демографической сферы с другими факторами применительно к демографической политике.

Безусловно, интересны работы, нацеленные на рассмотрение семьи как показателя интегральной динамики процессов демографического развития, притягивает внимание дискурс представителей социально-гуманитарных наук, связанный с продвижением определенной идеологии в практику управления рождаемостью и принятия решений на федеральном и региональном уровнях. Региональную версию социально-демографических решений репрезентируют исследования С.И. Барзилова, Д.В. Доленко, В.А. Писачкина, С.В. Полутина, А.И. Сухарева, Г.П. Кулешовой и др. В результате исследование семейных отношений в социологических науках приобретает новый подход к анализу структурной организации жизненных практик семьи, к институциональным условиям социально-демографической регуляции, к стратегическим моделям социальной безопасности. Основная же трудность для специалистов в области связи между развитием семейных отношений и эволюцией демографической политики заключается, видимо, в переходе от концепции исторического содержания к концепции системного развития, позволяющей с более общих позиций изучать вопросы синтеза интересов семьи и государства, семьи и общества.

Практикуемый современными социологами социокультурный подход, действительно, указывает на многофакторность в развитии социально-демографических процессов, акцентирует внимание на традициях и ценностях семьи, дает возможность сопоставить установочное поведение семейной пары с ее реальным репродуктивным поведением (А.И. Антонов [35], А.Л. Темницкий [36,c.60-71], Л.Г. Титаренко [37,c.153-155], Н.Е. Тихонова [38,c.47-58] и др.). Сторонники социокультурного направления в социологии используют в качестве основы для исследования факторов развития и реализации воспроизводственной функции и воспроизводственного потенциала семьи социально-культурные аспекты демографического развития общества и неформальные семейные нормы. Значимым здесь является тщательный отбор накапливаемых социальных фактов, переменных, подлежащих социологическому исследованию. Иначе говоря, данные направления анализа семьи требуют постоянного возобновления и продолжения.

На поиск механизмов влияния социокультурного фактора на процесс развития и проявления необходимых организационных изменений в области демографии направлены различные подходы зарубежных исследователей к институциональному анализу. Наибольший интерес в этом отношении у них вызывают концепция социальных отношений, разработанная Институтом исследований развития в Сассексе; модели, предложенные феминистскими экономистами, включая сторонников неоклассической школы и феминистскую критику экономической теории.. Р. Коннел дает свою интерпретацию трехчастной структуры семьи: властные отношения, проявляющиеся в современном американском порядке в полном подчинении женщин и доминировании мужчин; сегрегация в трудовой сфере; катехсис – практики желания [39,p34-37]. Ряд исследователей характеризует межличностные отношения, основанные на деньгах (властные отношения) как традиционную доминанту, ориентированную на стереотип «мужчина-кормилец», «женщина-домохозяйка» [40,c.55-56]. В зарубежной литературе на основании определенной системы ценностей сделан, таким образом, определенный вклад в разработку тематики социального престижа семьи [41,c.147,163]. Справедливо подчеркнуть, что в работах зарубежных исследователей наблюдается социально-культурная конфронтация с официальной культурой и стоящей за ней властью. Но должны заметить и то, что в работах при этом всё же довольно часто из социальной действительности «выхватываются» отдельные фрагменты, хотя ясно, что лишь совокупное знание позволит приблизиться к пониманию сложного феномена социального престижа семьи как совокупной характеристики этого социального явления. Непосредственно соотносительная оценка самостоятельности семьи в зарубежной литературе модернистского толка тоже, на наш взгляд, не производится.

Но на Западе развит и постмодернизм, акцентирующий исследование на процессе расширения рамок свободы действий граждан и большей пластичности их различий по полу. Попутно заметим, что у постмодернистов речь идет о возникновении групповой, а не индивидуальной этики, что в принципе и должно обеспечивать разрешение конфликтов в любой сфере общественной жизни. На основе постмодернизма развивается современный феминизм: К. Миллетт и А. Даггар вводят в анализ понятие «отчуждение» женщины от тела как последствие господствующей в современном обществе репродуктивной идеологии [42,c.58-59].

Безусловно, в целом ряде отечественных и зарубежных работ речь идет об интенсивности, о массе, темпе, скорости исполнения семьей воспроизводственной функции, о возможности ее математического измерения, о специфике количественных параметров исчисления сил, затрачиваемых семейной парой как субъектом социально-демографического процесса. Но важнейший вопрос о том, почему у каждого исторического времени свои идеи относительно реализации воспроизводственной функции семьи во всей ее полноте и почему человечество постоянно обращается к истокам и процессам развития социологии семьи, остается без ответа. Иначе говоря, отсутствует ответ на вопрос о том, какие современные потребности удовлетворяются ранее созданным «качеством детей» и каким потребностям отвечают реально существующие, выращенные в семье, там же воспитанные и социализированные современные дети.

С должным вниманием и поощрением должны заметить, что произошла смена культурологической парадигмы в исследовании семьи: пришлось не только описывать разные типы семьи, но выяснять, какую именно функцию выполняет тот или иной элемент мировоззрения в целостности семьи, как именно он «держит» целостность и прочность семьи. Эта новая культурологическая парадигма, в корне изменившая взгляд на семью, получила название плюралистической, потому что ее сторонники исходят из понятия плюрализма, множественности и многообразия семей. Научный вклад современных социологов, изучающих проблемы развития семьи, заключается, в частности, в том, что стало непреложным вычленение ядра семьи, которым чаще всего выступает семейная пара (супруги или партнеры), а многообразные дополнительные классификации семейной структуры могут строиться в зависимости от добавления к ядру различных переменных – детей, родственников, родителей семейной пары. Именно на семейную пару общество накладывает определенные социальные обязательства по воспроизводству, содержанию, социализации и воспитанию детей.

При всем значении и важности публикуемых в современной научной литературе материалов остро чувствуется отсутствие эмпирических исследований, освещающих проблемы и выполненных в русле культурно-процессуального анализа, с учетом того, что восприятие и конструирование образа семьи как части демографии зависит от культурного и социального контекста, от специфики семейных отношений в разных обществах в разные исторические периоды, в разных этнических группах, социальных классах и поколениях. В частности, недостает таких аспектов научного анализа, как нематериальные факторы реализации воспроизводственной функции и воспроизводственного потенциала семьи, специфика реализации воспроизводственного потенциала в российских семьях, в социальной группе российской молодежи. Практически отсутствует оценка научного изучения воспроизводственного потенциала семьи, возможность использования наблюдаемых закономерностей и факторных взаимосвязей в социально-демографической политике. При том, что политика рождаемости и участие в ней семьи постепенно становятся предметом анализа крупнейших зарубежных экономистов (работы Ж.Ф. Тиссе, Т. Сигфуссона, Ж. Тироля, Д.Б. Бонгаартса [43]), с тем, что ею всерьез начинают интересоваться отечественные ученые (публикации С.Г. Коковина, А.В. Белянина [44], В.Н.. Архангельского [45]; В.А. Борисова [46]; Е.В. Гольцовой, Я.А. Лещенко [47]), нечеткие представления современных социологов о ней совершенно непростительны.

Абсолютно ясно, что сложившаяся в социологическом хронотопе социума ситуация требует обновления дискурса, разработки и уточнения исследуемой проблематики, конструирования новых ракурсов и преодоления социальной безадресности исследований в сфере демографической/пронаталистской политики. Для выяснения сути современного социального престижа и социальной значимости семьи в социально-демографических процессах необходимы, по нашему мнению, тщательно проведенные новые теоретические и эмпирические исследования.

Если традиционно семья рассматривается в исследованиях, посвященных анализу сложившихся социальных отношений, то данная работа представляет собой попытку не только органично соединить анализ семьи как субъекта социальных отношений и социально-демографической сферы ее деятельности, но и под соответствующим для данной темы углом зрения рассмотреть те методы, которые позволяют понять специфику семьи как субъекта социально-демографического развития общества, его различные структурные уровни и взаимосвязи между ними, выявить его исторически изменчивую природу и тенденции развития.

Объект исследования: социально-демографический процесс рождаемости в обществе. Предмет исследования: семья как условие и фактор социально-демографической регуляции.

Цель: доказать преимущество внутрисемейного регулирования деторождения. Задачи: - дать трактовку понятия «семья», которая позволяет описать исследование семейных отношений как продукта конструирования и материальных практик. Определение семьи дополнить и уточнить в ретроспективном и сравнительном анализе ряда концепций, предложенных современными социологами;

- теоретически обосновать понятие субъектности семьи и найти ему место среди близких категорий; выявить реальное содержание исторически конкретной совокупности общественных отношений, составляющей сущность подлинной субъектности семьи, объективные и субъективные факторы ее становления; проанализировать причины и следствия сужения субъектности семьи и ограничения ее самореализации в современных условиях; рассмотреть состояние и тенденции практического развития субъектности семьи в приватной и публичной сферах жизнедеятельности в современных российских условиях; сформировать новые критерии оценки деятельности государства, системы отношений государства и граждан, при которой функции государства по регулированию рождаемости не должны сводиться к ее финансированию как элементарному пути поддержки населения, а развиваться в направлении таких форм, способов, инструментов, которые позволили бы самим гражданам видеть в рождаемости культурную категорию;

- выявить семейные основания конструирования социально-демографической структуры общества, определить аналитические возможности пространственного подхода к анализу семейных отношений;

- представить осуществляемую модель социально - демографической структуры в России и сформировать представление о ее семейном векторе;

- дать разработку показателей (индикаторов) социально-демографического развития семьи и возможностей их использования для измерения эффективности социально-демографической/ пронаталистской политики;

- исследовать региональные основания институционализации социально-демографической стратегии и практики реализации социально-демографических прав и гарантий жителей регионов, процессы выработки и обоснования институциональных способов управления рождаемостью, определения проектных решений по оптимизации семейных отношений в условиях регионального социума;

- представить возможности маркетингового подхода к процессам внедрения в общество новых форм («отзывчивого») поведения государства, содействующих пропаганде семейных ценностей, пропаганде деятельности НКО и повышению общественной значимости гражданской активности. Это должно привести к модернизации управленческих моделей, к перемещению акцентов от администрирования к менеджменту, к разработке и реализации объединенной, публичной политики на всех уровнях.

- осуществить ретроспективный анализ моделей семьи, представить практики реализации социально-демографического процесса в рамках перспектив семьи, а также рассмотреть потенциал семьи и ее воспроизводственный потенциал в контексте глобальной ситуации начала XXI века.



Новизна исследования: Исследование представляет собой попытку осмысления значения пространственного подхода к семье как способу представления социального процесса в его изменении и развитии. Это база для рассмотрения фактов демографии, развития демографических событий в российском обществе первых десятилетий XXi века. Оно позволяет представить гарантии его устойчивого социального развития. Поскольку представление о характерных для семьи типах социальных отношений интегрирует в той или иной мере социально-демографическая сфера, показано, как сильно она их удерживает, насколько совместные действия членов семьи связаны с решением проблемы поддержки (принятия/непринятия) режима развития социально-демографической сферы общественной жизни.

- Уточнено понятие «качество семьи», которое можно определить как социальную категорию, характеризующую совокупность объективных условий и субъективных оценок, обеспечивающих ту или иную степень удовлетворенности людей своей семьей. Условия следует при этом рассматривать не только как заданные и неизменные, но и подлежащие оценке и поэтому подлежащие изменению, если оценка оказывается неудовлетворительной. В этой социальной категории находят отражение меняющиеся во времени запросы (конкретно выраженные предпочтения, стремления, пожелания, предметная направленность которых предваряется поисковым поведением относительно способов удовлетворения) и потребности (нужды в чем-либо, необходимые для поддержания жизнедеятельности семьи как социальной общности, внутренние побудители активности) семьи.

- Проанализирован процесс развития семьи с точки зрения механизма качественного изменения семьи, придания ей публичности;

- Воспроизводственный потенциал семьи рассмотрен как основной интегральный показатель, призванный всесторонне характеризовать степень развития и полноту удовлетворения всего комплекса потребностей членов семьи. Это те внешне обусловленные и внутрисемейные возможности, которые используются или могут быть использованы для удовлетворения и изменения потребности семейной пары в детях. Понятие количественной и качественной определенности потребности семьи в детях приобретает огромное значение для понимания пронаталистской сущности воспроизводственного потенциала семьи. Показывается, что функция характеризует реализацию нужд семьи в детях, а потенциал – степень удовлетворения потребностей семьи с достижением определенного личностно-психологического состояния. Подчеркивается, что широкая трактовка воспроизводственного потенциала семьи при акценте на его социокультурную составляющую отражает состояние культуры общества, его способности содействовать реализации воспроизводственного потенциала.

- Введен в научный оборот термин «способность семьи к самостоятельному развитию, к приспособлениям и перестройкам в быстро меняющемся мире», разработана концепция политико-правовых возможностей реализации способностей семьи.

- Утверждается, что формирование субъектности семьи состоит в том, что семья сосредоточивается на своей внутренней жизни, на возрастании роли внутрисемейных отношений в обеспечении стабильности и прочности семьи. С этим происходит возрастание ее способности к оценке происходящего в обществе, к включению в решение семейных проблем на государственном уровне.

- Найдены доказательства влияния семьи на общество, зарождения ее новых форм участия, новых сфер для реализации гражданских инициатив, использования неформальных сетей, возникающих по поводу решения той или иной конкретной проблемы и демонстрирующих различные формы протеста, так называемую стратегию прямого действия. Данный контекст заставляет обратить внимание на поляризацию и постараться выявить факторы формирования протестных настроений, роль и соотношение различных общественных движений, их оппозиционный настрой и степень социальной активности.

- Сформированы региональные инновационные системы поддержки и развития семьи. Авторы выяснили, достижим ли для институтов гражданского общества, в том числе для семьи, тот уровень соответствия модели глобализации, при котором они превратятся в фактор, способный изменить либерально-рыночный вектор глобализации на социально-рыночный.

- В Концепциях демографической политики Российской Федерации отсутствует положение о самоуправлении семьи своей жизнью, об участии семьи в подготовке и реализации вопросов пронаталистской политики. Поскольку главное – не борьба за рождаемость или против смертности, а управление физическим и нравственным здоровьем нации, ее полной и крепкой семьей, в работе исследовано отношение различных групп населения к собственному государству, представлено, в какой степени и когда семья сможет вести независимую от государства жизнь, в какой степени связь с государством, включенность в государственную жизнь, сферу принятия решений может помочь семье добиться самостоятельного существования. Речь о самоуправлении как способности семьи к самодеятельной жизни, ее построению и ведению.

- В исследование включена проблематика репродуктивного труда, остающаяся в настоящее время в социологии маргинальной областью, хотя и признающаяся необходимой к изучению большинством исследователей.

- Представлены позиции и действия власти по спорным вопросам реформирования системы права, образования, просвещения, заявляющие о себе отношением к семье. В них показаны сформированные многочисленные социальные технологии решения проблем семьи, оформленные методы и приемы их реализации.

В методологическом инструментарии основное место принадлежит диалектическому подходу как способу построения теоретического знания о сложных развивающихся объектах, одной из форм синтеза, осуществляемого и в процессе познания, и в практической деятельности. Внедряются принципы системного подхода: целостности, структурности, иерархичности. Безусловно, обозрение, обобщение и, следовательно, познание количественных, каузальных и других конкретно наблюдаемых зависимостей в развитии семьи позволяет реально, конститутивно применить соответствующие категории количества, качества, причины, следствия и т.д. Но высшие цели познания фокусируются все же в идее семьи в целом. В этом случае относящиеся к процессам развития семьи понятия начинают выступать как идеалы, организующие и направляющие силы, регулятивные принципы социально-демографического развития. Конститутивное применение эти идеалы обретают в сфере морали. Актуальным становится видение соотношения внешних (экзогенных) и внутренних (эндогенных) факторов, способствующего планированию семейной жизни, профилактике и преодолению внутрисемейных конфликтов, интеграции семьи в общество. Авторы обращаются в работе к синергетической традиции осмысления все более глубоких уровней структурной организации жизни общества, понимая процессы как детерминированные не только внешней причиной, но и внутренним потенциалом самоорганизации явления (сознанием включенных в него людей).

Использован компонентный анализ (включение субъективно-деятельностного компонента в объясняющие схемы социальной реальности), представлены модели реальной включенности семьи разного типа в решение проблем социально-демографического развития общества, построенные на основе теории дифференциальных уравнений, вскрывающей причинно-следственные связи и служащей естественным и традиционным способом прогноза будущего состояния социального явления по настоящему его состоянию. Отсутствие однозначности, определенности в эволюции семьи объясняет интерес авторов к теории бифуркации социальных систем. Использование социокультурного подхода к анализу семьи означает, что не только ценности материальной и духовной жизни, не только и не столько чистая активность по их созданию в сфере духа, но способность индивида к синтезу жизненных явлений, степень широты и способа этого синтеза позволяет выявить значимость принципиально иных стратегий отношения к миру и человеку, признания наряду с рациональными формами освоения мира не менее высокой ценности ощущения, переживания, чувства. Эта способность зависит от особенностей непосредственного знания человека, от его самооценки, то есть его умения оценить состояние социального контекста, осознать предельную общность всех основных слоев исторического процесса (экономических, социально-политических, идеологических, производственно-технических, религиозных, научных, художественных, моральных).

Применена перформативная концепция, возникшая на волне двух важнейших тенденций в общественных науках – переориентации общественного знания со структуры на деятельность или дееспособность (agency, perform) и так называемого языкового поворота (linguistic turn) в социологии, который означает переосмысление социальных процессов с точки зрения символических форм, в которые они облечены.

Исследование воспроизводственной функции и воспроизводственного потенциала семьи предполагает выявление уровня и характера сопряженности деятельности семьи с деятельностью граждан в различных сферах общественной жизни – социальной, экономической, политической, социокультурной. Такое исследование должно быть направлено не только на решение существующих проблем, но и на обозначение проблем новых, еще не решенных, или тех, которые могут возникнуть в перспективе. Поэтому такое исследование всегда опосредовано анализом конкретных условий, закономерностей и тенденций развития общества, а также научной позицией исследователя. Это предопределяет дуальный характер представления авторами основных исследовательских гипотез, концепций и теорий воспроизводственного потенциала. Дуальность предполагает двусторонний анализ теоретических концепций: исторический – в соответствии с основными историческими этапами развития общества; системный – на основе различных представлений авторов о закономерностях, основаниях и факторах социально-демографического развития общества.



Эмпирической базой исследования служат результаты социологических исследований, проведенных авторами в период 2007 - 2014 гг. Авторами осуществлен вторичный анализ результатов, представленных в исследованиях отечественных и зарубежных социологов, включены данные об опыте развития новых субъектов социально-демографической сферы в Ярославском регионе. Кроме того, анализ состояния отношений опирается на большой массив статистики по региону, а также на результаты переписи населения по России, Центральному Федеральному округу и Ярославскому региону. Мониторинг и отбор данных осуществлялись по критерию наличия в проблемной ситуации семейного фактора и критической оценки организационно-технологической деятельности субъектов социально-демографической сферы; наличия у них инновационного опыта. Анализ институционализации отношений в социально-демографической сфере углублялся анализом нормативно-правовой базы, документов федерального и регионального значения.

Необходимо заметить, что объяснительные возможности социально-демографических переменных в их традиционном показе невысоки. Недостаточная уверенность в будущем, обусловленная неясными перспективами социально-экономического положения людей, накладывает глубокий отпечаток на социально-политические нормы, регулирующие поведение людей, и делает социальные показатели этих процессов недостаточно надежными. Именно поэтому проблема бедности должна рассматриваться не только формально, в соответствии с мировыми стандартами, но и в связи с потребностями развития России. К сожалению, статистические данные, представляющие эти процессы, не обладают требуемой полнотой. Для интенсивно протекающих социально-демографических процессов, переживаемых Россией, характерны не только неустойчивость механизмов преобразования входных известий на выходные, но и изменчивость самого состава факторов, определяющих эти процессы в регионе. Поэтому в анализ включен круг меняющихся регулируемых факторов, а не только результаты реализующихся процессов. Задача мониторинга тогда – определить совокупность меняющихся свойств (условий), воздействующих на возможное развитие процесса, и круг задач, выступающих управляемыми факторами наиболее эффективного его развития. В этих обстоятельствах правомерно предложить региональному руководству методику факторного анализа динамики рождаемости на основе индексного метода, который все же, на наш взгляд, неохотно или по незнанию не применяется в регионах.



Конечно, работа представляет собой в значительной мере основанную на интуиции работу с материалом, а не набор четких методик, ведущий к надежным результатам. Но эти попытки неразумно игнорировать.

Исследование определяется его практической значимостью для формирования и практического воплощения в России концепции модернизации семьи, создания и реализации устойчивого развития семьи в современной России, выступает свидетельством возможности реформ общества вообще.

Объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, восьми параграфов в них, заключения и примечаний, всего 312 страниц. Первая глава «ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ СЕМЬИ» определяет категориальный аппарат, связанный с семьей, социально-демографической сферой ее жизнедеятельности, и пронаталистской политикой государства. Дается трактовка понятия «семья», которая позволяет описать исследование семейных отношений как продукта конструирования и материальных практик. Определение семьи дополняется и уточняется в ретроспективном и сравнительном анализе ряда концепций, предложенных современными социологами. Выявляются семейные основания конструирования социально-демографической сферы, определяются аналитические возможности пространственного подхода к разработке и реализации пронаталистской политики. Во второй главе «ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ И СЕТЕВЫЕ РЕСУРСЫ СЕМЬИ В СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СФЕРЕ» осуществляется ретроспективный анализ моделей семьи, выявлены практики реализации социально-демографического процесса в рамках перспектив семьи. Третья глава «СЕМЬЯ В РЕГУЛЯЦИИ РОЖДАЕМОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ» раскрывает суть пространственного подхода к анализу жизнедеятельности современной российской семьи как субъекта социально-демографического развития и пронаталистской политики. Здесь же дана разработка показателей (индикаторов) социально-демографического развития семьи и возможностей их использования для измерения эффективности социально-демографической/ пронаталистской политики. Если в предыдущих главах речь шла о теоретико-методологических проблемах анализа семьи, лишь косвенно связанных с нашими сегодняшними проблемами, то в этой главе на основе концепции развития воспроизводственного потенциала семьи дан анализ ныне происходящие в России социально-демографических изменений, показано, как именно при посредстве механизма семьи они совершаются. Речь идет о нашем непосредственно переживаемом настоящем, о том, что происходит в наших семьях в это напряженное время, и о том, к чему должна привести нас логика социально-демографического развития. Всё это подчиняется одной задаче – объяснению того, какую роль играет семья в социально-демографической конструкции общества и в современных социально-демографических изменениях.

Каталог: attachments -> article -> 136
article -> А. А. Фета в двух предложенных источниках. Составить опорный конспект
article -> Систематизация знаний по теме «южные материки»
article -> Программа по кружку «Литература Испании»
article -> Урок литературы 01. 02. Тема урока: «В. Г. Короленко. Краткие сведения о писателе». Задание Прочитать краткую биографию писателя
article -> «Дети и взрослые в повести. Система образов» Проверка знания текста. Отметить номера правильных утверждений
article -> Моя родина поселок Шольский завод Белозерского (до августа 1959 года Шольского) района Вологодской области, где в самое Рождество по старому стилю 25 декабря 1939 года, я родился в семье сельских интеллигентов
article -> Программа для взрослой молодёжи. Маук «Центр досуга и кино
136 -> Конкурса на лучшую мультимедийную игру «Правила дорожного движения для малышей»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

  • СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ
  • ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ВОСПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕМЬИ
  • Глава П. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ И СЕТЕВЫЕ РЕСУРСЫ
  • Глава Ш. СЕМЬЯ В РЕГУЛЯЦИИ РОЖДАЕМОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. ………………………………………………
  • …………………………………………………………………………..
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  • Научная разработанность проблемы.
  • Объект исследования
  • В методологическом инструментарии
  • Эмпирической базой исследования
  • Исследование
  • Объем работы.
  • «ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ И СЕТЕВЫЕ РЕСУРСЫ СЕМЬИ В СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СФЕРЕ »
  • «СЕМЬЯ В РЕГУЛЯЦИИ РОЖДАЕМОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ»