Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Современные социологические теории 5-е издание Серия «Мастера психологии»




страница6/49
Дата12.06.2018
Размер10.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
Глава 2 Исторический обзор социологической теории: поздние годы Трудно привести точную дату рождения социологии как науки в Соединенных Штатах. В Оберлине уже в 1858 г. существо­вал курс, посвященный социальным проблемам, контовский термин «социология» использовался Джорджем Фицхью в 1854 г., а Уильям Грэхем Самнер вел курс социальных наук в Иейле с 1873 г. В течение 80-х гг. XIX в. начали появляться специальные курсы под названием «Социология». Первое от­деление с использованием этого термина в названии было основано в Канзасском университете в 1889 г. В 1892 г. Альби­он Смолл переехал в Чикагский университет и основал новое отделение социологии. Чикагское отделение стало первым важным центром американской социологии в целом и социо­логической теории в частности (F. Matthews, 1977). Ранняя американская социологическая теория Политика Швендингеры (Schweninger and Schwendinger, 1974) утверж­дают, что ранних американских социологов лучше всего харак­теризовать как политических либералов, а не консерваторов, что можно было сказать о большинстве ранних европейских теоретиков. Либерализм, характерный для ранней американ­ской социологии, состоял, главным образом, из двух элемен­тов. Во-первых, он опирался на веру в свободу и благососто­яние личности. В данном отношении на него гораздо больше повлияли взгляды Спенсера, чем воззрения Конта, делавше­го акцент на коллективных общностях. Во-вторых, многие связанные с этим направлением социологи переняли эволю­ционный взгляд на прогресс в обществе (Fine, 1979). Однако появились разные точки зрения по поводу лучшего способа достижения этого прогресса. Некоторые утверждали, что для [62] содействия социальным реформам правительство должно предпринять некоторые шаги, в то время как другие отстаивали доктрину laissez-faire, доказывая, что надо предоставлять различным компонентам общества возможность самостоятельно решать свои проблемы. Либерализм в своей крайней форме очень близок к консерватизму. И вера в социальный прогресс, и реформы или доктрину laissez-faire, и убежденность в значимости личности приводят к поддержке системы в целом. Главным аспек­том здесь вступает вера в то, что социальная система работает или может быть ре­формирована таким образом, что станет работать. Система в целом критикуется мало; в случае Америки это означает, в частности, почти абсолютную уверенность в капитализме. Вместо неизбежной классовой борьбы ранние социологи видели будущее классовой гармонии и классового сотрудничества. По сути, это говорило о том, что ранняя американская социологическая теория помогала оправдать экс­плуатацию, внутренний и международный империализм и социальное неравен­ство (Schwendinger and Schwendinger, 1974). В конце концов, политический ли­берализм ранних социологов имел чрезвычайно консервативные последствия. Социальные изменения и интеллектуальные течения В своем анализе ранней американской социологической теории Роско Хинкл (Hincl, 1980) и Эллсворт Фурман (1980 ) обозначили несколько основных усло­вий ее появления. Огромное значение имели социальные изменения, произошед­шие в американском обществе после Гражданской войны (Bramson, 1961). В гла­ве 1 мы обсудили совокупность факторов развития европейской социологической теории; некоторые из них (такие, как индустриализация и урбанизация) также были тесно связаны с развитием социологической теории в Америке. С точки зре­ния Фурмана, ранние американские социологи видели позитивные возможности индустриализации, но при этом хорошо осознавали ее опасности. Хотя этих ран­них социологов привлекали идеи об угрозах индустриализации, порожденные ра­бочим движением и группами социалистов, они не выступали за радикальное пе­реустройство общества. Артур Видих и Стэнфорд Лайман (Vidich and Lyman, 1985) приводят веские доводы в пользу влияния христианства, особенно протестантизма, на формиро­вание американской социологии. Американские социологи сохранили протестант­ский интерес к спасению мира и просто заменили один язык (науку) другим (ре­лигией). «С 1854 г., когда в Соединенных Штатах появились первые работы по социологии, до начала Первой мировой войны социология явилась нравственным и интеллектуальным откликом на проблемы американской жизни и мысли, орга­низаций и убеждений» (Vidich and Lyman, 1985, p. 1). Социологи пытались опре­делить, изучить и содействовать решению социальных проблем. В то время как священник старался улучшить жизнь человека с позиции религии, социолог де­лал то же самое в пределах общества. Благодаря своим религиозным корням, а так­же религиозным параллелям, большая часть социологов не подвергала сомнению фундаментальную законность существования общества. [63] Другим важным фактором формирования американской социологии, рассмот­ренным Хинклом и Фурманом, стало одновременное появление в Америке в кон­це XIX в. научных профессий (включая социологию) и современной университет­ской системы. В Европе же университетская система сложилась еще до появления социологии. Поэтому социологии трудно было пробить себе дорогу в Европе, про­ще оказалось внедриться в новую американскую университетскую систему, на­ходившуюся в процессе становления. Еще одним свойством ранней американской социологии (как и прочих обще­ ственных дисциплин) было то, что, отвернувшись от исторической точки зрения, она обратилась к позитивной, или «научной», ориентации. Как пишет Росс, «же­ лание достичь обобщенной абстракции и применения количественных методов отвратило американских социальных ученых от объяснительных моделей в духе истории и культурной антропологии и от обобщающей толковательной модели, предложенной Максом Вебером» (1991, р. 473). Вместо того чтобы разъяснять долгосрочные исторические перемены, социология обратилась к научному изуче­ нию краткосрочных процессов. Еще одним фактором оказалось влияние авторитетной европейской теории на американскую социологию. Европейские теоретики в значительной степени были создателями социологической теории, и американцы могли использовать эту осно­ву. Из европейских ученых наибольшее влияние на американцев оказали Спенсер и Конт. В ранний период имело определенное значение и творчество Зиммеля, а Вебер и Маркс в течение ряда лет не оказывали серьезного воздействия. В качестве иллюстрации влияния ранней европейской теории на американскую социологию интересен и поучителен пример Герберта Спенсера. Влияние Герберта Спенсера Почему идеи Спенсера были гораздо влиятельней в ранний период развития американской социологии, чем воззрения Конта, Дюркгейма, Маркса и Вебера Хофштадтер (Hofstadter, 1959) предложил несколько объяснений. Первое, наиболее очевидное, состоит в том, что, в отличие от прочих, Спенсер писал по-английски. Кроме того, он не использовал специальных терминов, таким обра­зом делая свое творчество доступным для широкого круга. Действительно, не­которые приписывают отсутствие специальной терминологии недостаточной изобретательности Спенсера как ученого. Но существуют и другие, более важ­ные причины широкой популярности Спенсера. Он предложил научную концеп­цию, которая привлекала публику, увлекавшуюся наукой и ее технологически­ми результатами. Спенсер выдвинул обобщающую теорию, которая, как казалось, относилась ко всему течению человеческой истории. Размах идей Спенсера, а так­же многотомные труды позволили ему приобрести значимость в глазах совершен­но разных людей. Наконец, что, возможно, самое главное, его теория носила смяг­чающий и успокаивающий характер для общества, претерпевавшего болезненный Процесс индустриализации: общество, по Спенсеру, неизменно двигалось к все боль­шему прогрессу. [64 - 65] [66] К 30-м гг. XX в. Спенсер, однако, не пользовался почетом в интеллектуальной среде и, в частности, в социологии. Его идеи социал-дарвинистского толка и при­верженность доктрине laissez-faire казались смешными в свете серьезных обществен­ных проблем, мировой войны и крупнейшего экономического кризиса. В 1937 г. Тал-котт Парсонс, отзываясь на слова, произнесенные историком Крейном Бринтоном несколькими годами раньше, воскликнул: «Кто нынче читает Спенсера», тем са­мым возвестив интеллектуальную смерть Спенсера. Сегодня Спенсер представля­ет почти сугубо исторический интерес, но при формировании ранней социологиче­ской теории в Америке его идеи действительно оказались важными. Остановимся на творчестве двух американских теоретиков, на которых, по крайней мере отчас­ти, оказали влияние работы Спенсера. Уильям Грэхем Самнер (1840-1910) был первым, кто стал вести в Соединен­ных Штатах курс, который можно назвать социологией. Самнер утверждал, что начал преподавать социологию «за годы до какой бы то ни было подобной попыт­ки в любом другом университете мира» (Curtis, 1981, р. 63). Самнер был главным представителем социального дарвинизма в Соединенных Штатах, хотя к концу жизни он изменил свою точку зрения (N. Smith, 1979). Сле­дующий диалог между Самнером и одним из его студентов иллюстрирует «либе­ральные» взгляды социолога на необходимость свободы личности и его позицию относительно правительственного невмешательства: Профессор, вы не верите в помощь промышленности со стороны правительства Нет! Трудись, как вол, или пропадешь. Да, но есть ли у вола право трудиться Не существует никаких прав. Мир никому не обязан дарить жизнь. Тогда, профессор, вы верите только в одну систему — контрактно-конкурентную Это единственно разумная экономическая система. Все прочие ошибочны. А если бы какой-нибудь профессор политической экономии лишил вас работы, вам не было бы обидно — Пусть пытается кто угодно. Если ему достанется мое место, это моя ошибка. Мое дело — преподавать предмет так, чтобы никто не мог лишить меня работы. (Phels, цит. по: Hofstadter, 1959, р. 54) Самнер в основном перенял восприятие социального мира, где выживает наи­более приспособленный. Как и Спенсер, он говорил о борьбе людей с окружающей средой, и считал, что успеха добиваются сильнейшие. Таким образом, Самнер был сторонником человеческой агрессивности и стремления вырваться вперед. Те, кто добился успеха, завоевали его, неудачники же заслужили свой неуспех. Опять-таки вслед за Спенсером, Самнер возражал против усилий, особенно со стороны травительства, помогать тем, кто не успешен. Такое вмешательство, по его мне­нию, направлено против естественного отбора, благодаря которому среди людей, как и среди низших животных, выживает сильнейший, а наименее приспособлен­ный погибает. Как сформулировал Самнер, «если нам не нравится, что выживает ильнеиший, у нас есть только одна возможная альтернатива — научиться выжи­вать слабейшему» (Curtis, 1981,p. 84). Данная теоретическая система соответство­вала развитию капитализма, поскольку оправдывала огромную разницу в благо­состоянии и обладании властью. [67] В настоящее время Самнер представляет почти сугубо исторический интерес по двум основным причинам. Во-первых, его теоретическая направленность и социальный дарвинизм считаются в основном лишь грубой попыткой узаконить конкурентный капитализм и его статус-кво. Во-вторых, Самнеру не удалось со­здать в Иейле достаточно прочную базу для основания социологической школы с множеством учеников. Такого рода достижение можно было наблюдать несколь­ко лет спустя в Чикагском университете (Heyl and Heyl, 1976). Несмотря на ус­пех, которым социолог пользовался в свое время, «мало кто помнит Самнера се­годня» (Curtis, 1981, р. 146). Лестер Ф. Уорд (1841-1913). У Лестера Уорда была необычная карьера, боль­шую часть которой он посвятил работе палеонтологом для федерального прави­тельства. В течение этого периода Уорд прочел Спенсера и Конта и всерьез заинте­ресовался социологией. В конце XIX и начале XX в. он опубликовал ряд работ, в которых изложил свою социологическую теорию. Благодаря известности, кото­рую получило его творчество, в 1906 г. Уорда избрали первым президентом Амери­канского социологического общества. Тогда он занял первый научный пост, в уни­верситете Брауна, который сохранял до смерти. Уорд, как и Самнер, соглашался с тем, что люди прошли через много стадий развития, прежде чем дошли до своего теперешнего состояния. Он полагал, что для раннего общества была характерна примитивность и нравственная убогость, тогда как современный социум сложнее, счастливее и свободнее. Одна из задач социологии, чистой социологии, состоит в изучении базовых законов социальных метаморфоз и строения общества. Однако Уорд считал это недостаточным. Он был убежден, что социология должна иметь и практический аспект; что должна существовать прикладная социология. Последняя подразумевает сознательное ис­пользование научного знания с целью совершенствования общества. Таким обра­зом, Уорд не был крайним социальным дарвинистом; он верил в необходимость и важность социальных реформ. Несмотря на свое историческое значение, Самнер и Уорд не имели долгосроч­ного влияния на развитие социологической теории. Теперь мы обратимся к теоре­тику того же периода Торстейну Веблену, творчество которого не теряет актуаль­ности и чье влияние на социологию сегодня возрастает, а затем к группе теоретиков, особенно Миду, и школе, возглавившей социологию в Америке, — Чикагской шко­ле. Роль Чикагской школы в истории социологии необычна тем, что она была од­ним из немногих «целостных коллективных интеллектуальных предприятий» в истории этой науки (школа Дюркгейма в Париже была еще одной) (Blumer, 1984, Р-1). Традиция, начатая в Чикагском университете, сохраняет свое значение для со­циологии и ее теоретического (и эмпирического) аспекта и поныне. Торстейн Веблен(1857-1929) Веблен, который не был социологом, а большей частью занимал должности на эконо­мических отделениях и был незаурядной фигурой в экономике, тем не менее создал социальную теорию, имевшую ощутимое и длительное значение для ряда дисциплин, включая социологию. Центральной проблемой для Веблена был конфликт между «бизнесом» и «промышленностью». Под бизнесом Веблен понимал собственников, [68] руководителей, «капитанов» промышленности, которые заботятся о прибыли для своих компаний, но, чтобы сохранить цены и доходность на высоком уровне, часто стараются ограничить производство. Этим они препятствуют функционированию промышленной системы и неблаготворно влияют на общество в целом (например, создавая безработицу), наилучшая помощь которому — невмешательство в процесс промышленного производства. Таким образом, руководители оказываются источ­ником многих внутренних проблем общества, которым должны управлять, по мне­нию Веблена, люди (например, инженеры), понимающие промышленную систему и то, как она функционирует, и заинтересованные во всеобщем благосостоянии. Основное значение Веблена сегодня связано с его книгой «Теория праздного класса» (18991994). Веблен критикует праздный класс (который тесно связан с бизнесом) за его роль в поощрении расточительного потребления. Ради того чтобы произвести впечатление на остальную часть общества, праздный класс впадает в «демонстративный досуг» (непродуктивную трату времени) и «демонстративное потребление» (трату на товары больших денег, чем те стоят). Это влияет на пред­ставителей прочих социальных классов, и они, прямо или косвенно, пытаются под­ражать праздному классу. В результате формируется общество, растрачивающее время и деньги. Что крайне важно в этой работе Веблена, так это то, что, в отличие от большинства социологических работ того времени (как и большинства других произведений Веблена), «Теория праздного класса» главное внимание уделяет не производству, а потреблению. Таким образом, этот труд предвосхитил сегодняшний сдвиг социальной теории от производства к потреблению (Slater, 1997; Ritzer, 1999). Чикагская школа1 Социологическое отделение Чикагского университета было основано в 1892 г. Альбионом Смоллом. Творчество Смолла имеет сегодня гораздо меньшее значе­ние, чем его личная ключевая роль в институциональном периоде развития социо­логии в Соединенных Штатах (Faris, 1970; Matthews, 1977). Он создал в Чикаго отделение, которому было суждено на многие годы стать центром социологиче­ской дисциплины в этой стране. В 1894 г. Смолл стал одним из авторов первого учебника по социологии. В 1895 г. он основал «Американский социологический журнал», который и по сей день остается авторитетнейшим социологическим из­данием. В 1905 г. Смолл стал одним из основателей Американского социологиче­ского общества, ведущей профессиональной ассоциации американских социологов до сих пор (Rhoades, 1981). (В связи с неудачной аббревиатурой Американского со­циологического общества — ASS [American Sociological Society]2, в 1959 г. оно было переименовано в Американскую социологическую ассоциацию — ASA, American Sociological Association). 1 См. Bulmer (1985) по поводу дискуссии о том, чем определяется школа, и о том, почему мы можем говорить о «Чикагской школе». Tiryakian (1979, 1986) также пишет о школах в целом, и о Чикаг­ской в частности, и подчеркивает роль харизматических лидеров наряду с методологическими но­вовведениями. См. также Amsterdamska (1985). По поводу дискуссии об этой школе в более широ­ком контексте развития социологической теории в Америке см. Hinkle (1994). 2 Ass (англ.) — осел; дурак. — Примеч. перев. [69] Ранний этап развития социологии в Чикаго Для молодого Чикагского отделения социологии было характерно несколько от­личительных особенностей. Во-первых, оно имело тесную связь с религией. Не­которые преподаватели сами были священниками, другие — сыновьями священ­ников. Смолл, например, считал, что «высшая цель социологии должна по существу быть христианской» (Matthews, 1977, р. 95). Отсюда вытекало, что задача социо­логии — содействовать социальным реформам, и данный подход сосуществовал с убеждением в необходимости научности социологии.1 Научной социологией, на­целенной на совершенствование общества, и предстояло заняться ученым в рас­тущем Чикаго, испытывавшем на себе как позитивные, так и негативные воздей­ствия урбанизации и индустриализации. Уильям Исаак Томас (1863-1947). В 1895 г. У. И. Томас стал сотрудником Чикагского отделения социологии, где в 1896 г. написал свою диссертацию. Бла­годаря тому что Томас подчеркивал необходимость проведения научных иссле­дований по социологическим вопросам (Lodge, 1986), его влияние на социологию не ослабевало долгое время. Хотя он много лет защищал эту позицию, главное его слово прозвучало в 1918 г., когда была опубликована книга «Польский крестья­нин в Европе и Америке», соавтором Томаса по которой стал Флориан Знанец-кий. Мартин Блумер считает ее «поворотным» исследованием, потому что она повернула социологию от «абстрактной теории и книжных исследований к изу­чению эмпирического мира с использованием теоретического каркаса» (1984, р. 45). Норберт Уайли считает «Польского крестьянина» решающей для формирования социологии работой, поскольку она «расчищает уникальное интеллектуальное пространство, на котором может проводить наблюдения и исследования только эта дисциплина» (1986, р. 20). Эта книга стала результатом восьмилетнего ис­следования, проводившегося в Европе и Соединенных Штатах и явилась, прежде всего, анализом социальной дезорганизации среди польских переселенцев. Сами дан­ные вскоре потеряли свое значение, однако в первую очередь была важна методоло­гия. Она включала разнообразные источники, в том числе автобиографический материал, выписки об оплате, письма родственникам, газетные подшивки, офици­альные документы и деловую корреспонденцию. Хотя «Польский крестьянин» был, главным образом, макросоциологическим исследованием социальных институтов, по мере продвижения в своей профессии Томас стал тяготеть к микроподходу, социально-психологической ориентации. Он наиболее известен следующим своим социально-психологическим утверждением (сделанным в книге, написанной совместно с Дороти Томас): «Если люди опреде­ляют ситуации как реальные, то они реальны по своим последствиям» (Thomas and Thomas, 1928, p. 572). Акцент был сделан на важности того, что думают люди и как это влияет на то, что они делают. Этот микроскопический, социально-пси­хологический взгляд противоречил макроскопическим, социально-структурным и социально-культурным воззрениям таких европейских ученых, как Маркс, Вебер 1 Однако, как мы увидим, научная концепция, разработанная Чикагской школой, была слишком «мяг­кой», по крайней мере в глазах позитивистов, которые позднее заняли лидирующее положение в социологии. [70] и Дюркгейм. Он стал одной из определяющих черт теоретического продукта Чи­кагской школы — символического интеракционизма (Rock, 1979, р. 5). Роберт Парк (1864-1944). Другой заметной фигурой в Чикаго был Роберт Парк (Shils, 1996). Парк приехал в Чикаго для работы преподавателем на неполную ставку в 1914 г. и быстро достиг лидирующего положения на социологическом отделении. Важность творчества Парка для развития социологии лежала в несколь­ких плоскостях. Во-первых, он стал ведущей фигурой в Чикагском отделении, которое, в свою очередь, доминировало в социологии до 30-х гг. XX в. Во-вторых, Парк учился в Европе и способствовал тому, чтобы привлечь внимание чикагских социологов к мыслителям с континента. Парк занимался у Зиммеля, и идеи по­следнего, особенно его упор на действии и взаимодействии, повлияли на разви­тие теоретической ориентации Чикагской школы (Rock, 1979, р. 36-48). В-третьих, до того как стать социологом, Парк был репортером, и этот опыт привел его к осо­знанию важности проблем городской жизни и необходимости сбора эмпиричес­ких данных с помощью наблюдения (Lindner, 1996; Strauss, 1996). Отсюда возник серьезный интерес Чикагской школы к экологии города (Gaziano, 1996; Maines, Bridger, and Ulmer, 1996; Perry, Abbott, and Hutter, 1997). В-четвертых, Парк сыг­рал ключевую роль в руководстве аспирантами, помогая разрабатывать «коллектив­ную программу исследовательской работы аспирантов» (Bulmer, 1984, р. 13). На­конец, в 1921 г. Парк и Эрнест У. Берджесс опубликовали первый действительно важный учебник по социологии, «Введение в социологию». Он на много лет стал влиятельной книгой и был особенно примечателен своей приверженностью науч­ному подходу, исследованиям и изучению широкого круга социальных явлений. С конца 1920 — начала 1930-х гг. Парк стал проводить в Чикаго меньше време­ни. Наконец, его никогда не ослабевавший интерес к расовым отношениям (до того как стать социологом, он служил у Букера Ти Вашингтона)1 привел его в университет Фиска («черный» университет), где он и начал работать в 1934 г. Хотя упадок Чикагского отделения не был связан исключительно с уходом Пар­ка, влияние этого центра социологии в 1930-х гг. стало ослабевать. Но, прежде чем говорить об упадке Чикагской социологии и зарождении других социологических отделений и теорий, нужно вернуться к раннему периоду Чикагской школы и об­ратиться к двум ученым, чье творчество имело наиболее серьезное теоретическое значение: Чарльзу Хортону Кули и особенно Джорджу Герберту Миду.2 Чарльз Хортон Кули (1864-1929). Связь Кули с Чикагской школой весьма своеобразна, поскольку сам он работал в Мичиганском университете. Однако тео­ретические воззрения Кули находились в одном русле с символическим интерак-ционизмом, ставшим важнейшим продуктом Чикагской школы. Кули получил звание доктора философии в Мичиганском университете в 1894 г. Он всерьез заинтересовался социологией, но тогда в Мичигане еще не было социо­логического отделения. В результате вопросы по поводу его докторской работы 1 Букер Ти (Тальяферро) Вашингтон (1858-1915) — известный американский негритянский обще­ственный деятель. — Примеч. перев. 2 Были и другие известные социологи, связанные с Чикагской школой, в том числе Эверетт Хыоз (Chapoulie, 1996; Strauss, 1996). [71] Роберт Парк: биографический очерк у Роберта Парка не было типичной карьеры академического социолога. К тому времени, когда он уже в зрелом возрасте стал социологом, у него был богатый профессиональный опыт. Тем не менее Парк глубоко повлиял на социологию в целом и теорию социологии в частности. Идеи Парка способствовали развитию его нестандартного взгляда на жизнь, сыгравшего важную роль в формировании Чикагской школы, символического интеракци-онизма и, в конечном-счете, значительной части социологии. Парк родился в Харвивилле, штат Пенсильвания, 14 февраля 1864 г. (Matthews, 1977). Будучи студентом Мичиганского университета, он испытал влияние ряда выдающихся мыслителей, например таких, как Джон Дьюи. Хотя многие идеи вызывали у Парка ин­терес, он чувствовал необходимость работы в реальном мире. Как говорил Парк: «Я ре­шил получить опыт как таковой, собрать в свою душу... все радости и печали мира» (19271973, р. 253). После выпуска он начал карьеру журналиста, давшую ему возмож­ность работать в реальном мире. Ему особенно нравилось что-либо изучать («выиски­вая по игорным домам и опиумным притонам» — Park, 19271973, р. 254). Он ярко опи­сывал городскую жизнь. Обыкновенно он отправлялся в область своего исследования, наблюдал и анализировал и потом записывал свои наблюдения. По сути, он уже зани­мался исследованием («научным репортажем»), ставшим одним из примет Чикагской социологии, т. е. городской этнологией с использованием методов включенного наблю­дения (Lindner, 1996). Хотя достоверное описание социальной жизни оставалось одним из его увлечений, Парка перестала устраивать работа в газете, поскольку она не удовлетворяла его бы­товым или, что более важно, интеллектуальным потребностям. Кроме того, казалось, он не способствовала совершенствованию мира, а Парк был глубоко заинтересован в со­циальных реформах. В 1898 г., Парк оставил работу в газете и устроился на философ­ское отделение в Гарварде. Там он оставался в течение года, но затем решил переехать в Германию, в то время центр мировой интеллектуальной жизни. В Берлине он позна­комился с Георгом Зиммелем, чье творчество глубоко повлияло на социологию Парка. Фактически лекции Зиммеля были единственным формальным социологическим обра­зованием, которое получил Парк. Как говорил Парк, «большую часть моих знаний об обществе и человеческой природе я получил из собственных наблюдений» (19271973, р. 257). В 1904 г. в Гейдельбергском университете Парк защитил докторскую диссер­тацию. По своему обыкновению, Парк был недоволен работой: «Все, что я мог предъя­вить, — это небольшую книжку, и мне стыдно за нее» (Matthews, 1977, р. 57). Он отказался преподавать в Чикагском университете и отошел от преподавательской деятельности, как ранее от работы в газете. Потребность вносить свой вклад в совершенствование общества привела его к должно­сти помощника и главного лица по общественным связям в Реформаторской ассоциации Конго, созданной для того, чтобы уменьшить жестокость и эксплуатацию, наблюдавшие­ся тогда в Бельгийском Конго. В этот период Парк познакомился с Букером Ти Вашингто­ном и не остался равнодушным к судьбе чернокожих американцев. Он стал помощником Вашингтона и сыграл ключевую роль в деятельности Таскжийской организации. В 1912 г. Парк познакомился с У. И. Томасом, чикагским социологом, читавшим в Таскжи лекции. Томас предложил ему вести в Чикаго курс лекций на тему «Негр в Америке» для неболь­шой группы аспирантов, что Парк и сделал в 1914 г.. Курс имел успех, и Парк повторил его на следующий год для аудитории в два раза больше предыдущей. В это же время он вступил в Американское социологическое общество, а через десять лет стал его прези­дентом. Постепенно Парк укрепился на своем месте в Чикаго, хотя докторскую степень получил лишь в 1923 г. Примерно в течение двух десятилетий сотрудничества с Чикагским университетом он играл ключевую роль в формировании интеллектуального направления социологического отделения. Парк оставил Чикагский университет в начале 1930-х гг. После этого он вел курсы и руко­водил исследованиями в университете Фиска почти до 80-летнего возраста. Парк много путешествовал. Он умер 7 февраля 1944 г., не дожив недели до своего восьмидесятого Дня рождения. [72] поступили из Колумбийского университета, где под руководством Франклина Гиддингса социологию преподавали с 1889 г. Кули начал карьеру преподавателя в Мичигане в 1892 г. до получения докторской степени. Хотя взгляды Кули многообразны, сегодня его в основном помнят за вклад в понимание социально-психологических аспектов социальной жизни. Его творче­ство в этой области характеризуется той же направленностью, что и творчество Джорджа Герберта Мида, хотя Мид имел более глубокое и длительное влияние на социологию, чем Кули. Кули интересовало сознание, но он отказывался (так же, как и Мид) отделять сознание от социального контекста. Лучше всего это иллюстрирует, известная по сей день концепция зеркального «Я». Эта концепция утверждает, что люди обладают сознанием и что оно формируется в процессе со­циального взаимодействия. Вторая базовая концепция, демонстрирующая социально-психологические воз­зрения Кули и остающаяся важной и по сей день, — это концепция первичной груп­пы. Первичные группы — это группы из непосредственного окружения, играющие ключевую роль в отношениях конкретного человека с обществом. Особенно зна­чимы первичные группы молодых людей, главным образом семья и группа сверст­ников. В этих группах индивид становится социальным существом. Как правило, внутри первичной группы и появляется зеркальное «Я», эгоцентричный ребенок учится принимать в расчет других людей и, таким образом, становится полноцен­ным членом общества. И Кули (Winterer, 1994) и Мид отвергали бихевиористский подход, согласно которому люди слепо и бессознательно реагируют на внешние стимулы. Они счи­тали, что люди обладают сознанием, самостью и что обязанность социолога — изу­чение этого аспекта социальной реальности. Кули убеждал социологов попытать­ся поставить себя на место людей, которых они изучали, и использовать для анализа сознания метод симпатической интроспекции. Представляя, как они в качестве действующих лиц могут поступить в различных обстоятельствах, социологи мо­гут понять цели и мотивы, лежащие в основе социального поведения. Метод сим­патической интроспекции многим казался ненаучным. Творчество Мида в данной области также превзошло изыскания Кули. Тем не менее существует большое сходство их убеждений, не последнее из которых — разделяемая ими точка зрения, что социология должна заниматься такими социально-психологическими явлени­ями, как сознание, действие и взаимодействие.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

  • Ранняя американская социологическая теория Политика
  • Социальные изменения и интеллектуальные течения
  • Влияние Герберта Спенсера
  • Уильям Грэхем Самнер (1840-1910)
  • Лестер Ф. Уорд (1841-1913).
  • Торстейн Веблен(1857-1929)
  • Чикагская школа 1
  • Ранний этап развития социологии в Чикаго
  • Уильям Исаак Томас (1863-1947).
  • Роберт Парк (1864-1944).
  • Чарльз Хортон Кули (1864-1929).