Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Соотношение уровневых характеристик процесса мышления субъекта и особенностей осознания смысловых связей




Скачать 310.07 Kb.
Дата24.03.2017
Размер310.07 Kb.
ТипАвтореферат диссертации


На правах рукописи


ПЕРСИЯНЦЕВ Сергей Алексеевич

СООТНОШЕНИЕ УРОВНЕВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК

ПРОЦЕССА МЫШЛЕНИЯ СУБЪЕКТА И ОСОБЕННОСТЕЙ ОСОЗНАНИЯ СМЫСЛОВЫХ СВЯЗЕЙ

Специальность: 19.00.01 – общая психология,

психология личности, история психологии


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре общей психологии Смоленского гуманитарного университета и в лаборатории системных исследований Института психологии РАН




Научный руководитель:

доктор психологических наук



Селиванов Владимир Владимирович
Официальные оппоненты:

доктор психологических наук



Темнова Лариса Витальевна

доктор психологических наук



Воловикова Маргарита Иосифовна

Ведущая организация: кафедра теории и истории психологии

Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ

Защита состоится «15» ноября 2007 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.02 при Институте психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, 13.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН.
Автореферат разослан «__» ___________ 2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат психологических наук Т.Н. Савченко


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность. В условиях современной России идея субъекта жизни получает все больше возможностей для широкой реализации на практике. Эта идея, нравственное значение которой заключается в признании за каждым человеком права активно, самостоятельно и ответственно выстраивать свою жизнь, выступает в качестве одной из ведущих как в психологии, педагогике, так и в других сферах общественной и политической жизни страны. Множество предлагаемых обществом путей развития требует от человека особого умения осуществлять эффективную и постоянную ориентировку в пространстве социальной реальности. Для этого субъекту необходимо осознанно формировать систему основных жизненных отношений (по С.Л. Рубинштейну) – отношение к предметному миру, к другим людям и к самому себе; и, рефлексируя свои ведущие мотивы, жизненные ценности и т.д. (акт анализа), реализовывать их в конкретных и всегда меняющихся условиях (синтетический акт).

Детерминация адаптации человека в социальной действительности и развития в ней носит системный характер, что фиксируется исследователями в таких понятиях различной степени обобщённости как «социально-психологическая компетентность», «социальный интеллект», «интеллект» (Д. Векслер, В.Н. Дружинин, Ж. Пиаже, К. Спирмен, Л. Терстоун, М.А. Холодная, Д.В. Ушаков и др.), «социальное мышление личности» (К.А. Абульханова) и др. В то же время, в основе этих структурных и операциональных образований лежит наиболее глубокий процессуальный уровень функционирования психического, последовательно исследующийся в школе С.Л. Рубинштейна (К.А. Абульханова, Л.И. Анцыферова, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, Б.О. Есенгазиева, А.М. Матюшкин, В.А. Поликарпов, С.В. Радченко, В.В. Селиванов, Л.В. Темнова и др.). Одним из основных направлений раскрытия процессуальной природы психического в субъектно-деятельностном подходе является исследование мыслительных процессов субъекта.

Наша работа является продолжением ряда кандидатских исследований в этой области. Данные исследования процессуального пласта мышления реализуются в изучении формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса (М.И. Воловикова); взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления (Б.О. Есенгазиева); взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом (В.В. Селиванов); взаимосвязи процессуального аспекта мышления с самооценочным компонентом личностного плана мышления (С.В. Радченко); в исследовании мыслительных процессов на материале нравственных задач (Л.В. Темнова); процессуальных характеристик решения тестовых задач (Т.В. Павлюченкова); соотношения сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач (Н.Н. Плетеневская) и др.

Существенный потенциал для объяснения механизмов формирования у субъекта ответственного и осознанного отношения к жизни, восприятия её как целостного процесса, содержится в исследованиях смысловой сферы личности, которые традиционно наиболее широко осуществляются представителями деятельностного подхода в отечественной психологии (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, И.А. Васильев, О.К. Тихомиров, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, Е.В. Субботский и др.). Функционирование человека как субъекта жизни предполагает адекватное осознание места, занимаемого теми или иными объектами, явлениями и т.д. в его жизнедеятельности, то есть решение задач на смысл как их наиболее обобщённо понимает Д.А. Леонтьев. Само же решение задачи на смысл происходит посредством осознания субъектом смысловых связей.

Раскрытие процессуального аспекта решения субъектом задачи на смысл составляет специфику собственно психологического исследования (например, результат решения субъектом задачи на смысл может быть предметом исследования этики). Процессуальный аспект мышления, в отличие от операционального, изучает, как указывал А.В. Брушлинский, только психология (Брушлинский, 2006).

Проблема, интересующая нас, заключается в том, каким образом соотносится функционирование мыслительных процессов (составляющих наиболее глубокую, динамичную основу процесса осознания) и осознание субъектом смысловых связей. Такая постановка проблемы позволяет сделать ещё один шаг в соотнесении результатов исследований, проводимых в субъектно-деятельностном и деятельностном подходах отечественной психологии.

Таким образом, тема нашего диссертационного исследования была сформулирована исходя из запросов к психологии со стороны современного общества и в соответствии с внутренней логикой развития психологической науки, требующей продолжения всестороннего изучения явлений психической сферы субъекта.

Цель исследования состоит в изучении соотношения уровня функционирования мыслительного процесса и особенностей осознания субъектом смысловых связей.

Объектом исследования является мыслительный процесс субъекта при решении задачи на смысл; предметом – соотношение уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей.

Гипотезы исследования:

1. Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта.

3. Уровень протекания мыслительных процессов в значительной степени определяет особенности осознания субъектом смысловых связей:

- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на раскрытие субъектом контекстуального аспекта смысла;

- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на раскрытие субъектом интенционального аспекта смысла.



Задачи исследования:

1) провести теоретический анализ проблем соотношения процессуального и операционального компонентов мышления; роли формирования смысла компонентов задачи в протекании мыслительного процесса субъекта; связи смыслоосознания и процессов мышления субъекта;

2) выявить в ходе эксперимента специфику протекания мыслительных процессов субъекта при решении задачи на смысл;

3) экспериментально определить влияние мыслительного процесса, направленного на решение задачи на смысл, на трансформацию семантического пространства испытуемых;

4) в ходе эмпирического исследования изучить особенности осознания смысловых связей при решении субъектом задачи на смысл;

5) на экспериментальном материале установить соотношение процессуальных характеристик мышления и особенностей осознания субъектом смысловых связей.



Теоретико-методологической основой исследования выступают основные положения субъектно-деятельностного подхода в психологии (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн); континуально-генетического, процессуального подхода к исследованию мышления субъекта (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, С.Л. Рубинштейн, В.В. Селиванов и др.); системного подхода в психологии (В.А. Барабанщиков, В.А. Ганзен, Д.Н. Завалишина, Б.Ф. Ломов, В.Н. Носуленко и др.); смысловой теории мышления (И.А. Васильев, Ю.Е. Виноградов, О.К. Тихомиров и др.); деятельностного и смыслового подходов к пониманию смысловой сферы личности (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, Е.В. Субботский и др.); психосемантического подхода к исследованию сознания (Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелёв и др.).

Методы исследования. Достижение поставленной цели исследования, решение задач и проверка гипотезы осуществлялись следующими методами: 1) лабораторный эксперимент, в ходе которого использовался метод «подсказок» и метод микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач (по А.В. Брушлинскому); 2) метод семантического дифференциала (СД); 3) формы А (модифицированная) и В 3-го субтеста теста структуры интеллекта Р. Амтхауэра (IST); 4) качественно-феноменологический и психометрический методы исследования смысловой сферы личности. Были использованы следующие методы математической обработки данных: расчёт описательных статистик (среднее, медиана); метод ранговой корреляции rs Спирмена; U-критерий Манна-Уитни; факторный анализ. Обработка данных проводилась с помощью редактора электронных таблиц Excel и статистического пакета STATISTICA 6.0.

Достоверность и обоснованность результатов проведённого исследования обеспечиваются опорой на положения субъектно-деятельностного, процессуального, системного и деятельностного подходов; проведением пилотажного исследования; репрезентативностью выборки, наличием экспериментальной и контрольной групп испытуемых; адекватностью используемых методов предмету исследования; применением качественных и количественных методов анализа эмпирических данных; использованием методов статистической обработки данных.

Теоретическая значимость и научная новизна состоят 1) в применении процессуального подхода к исследованию решения субъектом задачи на смысл; 2) в соотнесении уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей; 3) в расширении представлений о роли мыслительных процессов в развитии смысловой сферы личности; 4) в рассмотрении задач на смысл как имплицитных составляющих ряда других мыслительных задач (нравственных задач; задач, требующих решения социальных ситуаций); 5) в установлении специфики детерминации мыслительного процесса субъекта при решении им задач на смысл по сравнению с физическими, перцептивными и другими задачами.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования соотношения уровня функционирования мыслительных процессов субъекта и особенностей осознания им смысловых связей могут быть использованы в системе дошкольного, школьного и вузовского образования при разработке программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни; в сфере психологического консультирования с целью более эффективного учёта психологом-консультантом внутренних условий субъекта, в значительной степени детерминирующих осознание клиентом собственной проблемы, переосмысление сложившейся ситуации и построение новой – более адекватной – системы отношений с другими людьми, окружающим миром и самим собой. Данные, полученные в результате теоретического и экспериментального исследования, применялись нами в процессе ведения групп личностного развития в Смоленском гуманитарном университете и Калужском государственном педагогическом университете им. К.Э. Циолковского, на выездных психологических школах (Смоленск, Калуга), а также в практике индивидуального психологического консультирования в Смоленском гуманитарном университете. Результаты диссертационного исследования внедрены в систему подготовки врачей-психотерапевтов в Смоленской государственной медицинской академии; использованы при разработке учебно-методических комплексов и в преподавании на факультете психологии и права Смоленского гуманитарного университета следующих учебных курсов: «Общая психология», «Методологические основы психологии», «Общая психотерапия» «Практикум по MMPI», «Психология изменённых состояний сознания» и «Психология искусства».

Положения, выносимые на защиту:

1. При решении субъектом задачи на смысл уровень функционирования мыслительного процесса определяет качественную специфику обобщения условий и требования задачи. Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого; тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска, и раскрывается в системе существенных свойств и отношений; тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта:

– чем выше у субъектов уровень функционирования мыслительного процесса, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область, и тем более существенные основания используют при её категоризации;

– наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления.

3. Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей. Направленный анализ через синтез, высокий уровень обобщения условий и требований задачи, сформированная операционная схема анализа определяют успешное раскрытие субъектом контекстуального и интенционального аспектов смысла.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждены на заседании лаборатории системных исследований психики Института психологии РАН (2007); на заседаниях кафедры общей психологии СГУ (2004, 2005, 2006, 2007); на научно-практической конференции «Х Кирилло-Мефодиевские чтения» (2004); на научно-практической конференции «Вторые Авраамиевские чтения» (2004); на 4-ой международной конференции «Индивидуальность в современном мире» (2005); на научно-практической конференции «ХI Кирилло-Мефодиевские чтения» (2005); на научно-практической конференции «Третьи Авраамиевские чтения» (2005); на научно-практической конференции «Высшая школа в стратегии развития Смоленской области» (2006); на всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (2007).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования; обозначаются его объект, предмет, цель и задачи. Раскрывается теоретико-методологическая основа, методы, теоретическая и практическая значимость, и новизна исследования. Формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Психология мышления и процесс смыслоосознания» – рассматриваются вопросы: соотношения процессуального и операционального пластов мышления при решении задачи (п. 1.1.); роли формирования смысла компонентов задачи в процессе мыслительного поиска (п. 1.2.); взаимосвязи процессов мышления и смыслоосознания (п. 1.3.).

Прежде всего, обозначается специфика мышления как одной из составляющих целостного процесса психического функционирования субъекта, многоуровневой системы психических явлений. Специфика мышления, выделяющая его из других психических процессов, состоит в выявлении в предмете познания новых существенных свойств и отношений (Брушлинский, 2003; Рубинштейн, 1958, 2003).

Вопрос соотношения процессуального и операционального компонентов мышления является конкретизацией более общей проблемы о соотношении недизъюнктивного психического процесса с продуктами, образованиями, формирующимися в ходе его развёртывания. В теории психического как процесса, процессуальный пласт признаётся изначальным и наиболее глубоким в психическом функционировании индивида; более стабильные и завершённые психические образования формируются внутри этого процесса, включаясь в его дальнейшую детерминацию в качестве внутренних условий (Брушлинский, 2003; Рубинштейн, 1958, 2003; Селиванов, 2003).

Процессуальный пласт мышления (мышление как процесс) составляют процессы анализа, синтеза, обобщения и т.д. Операциональный пласт мышления (мышление как деятельность) характеризует познавательную мотивацию, цели, мыслительные операции (действия) субъекта и т.д. Именно в процессуальном контексте происходит определение тех мыслительных операций (умственных действий), которые должны быть сформированы субъектом, использованы и развиты для решения той или иной мыслительной задачи (Брушлинский, 2003, 2006; Гальперин, 2002; Давыдов, 1972; Пиаже, 2001; Матюшкин, 2003; Рубинштейн, 1958, 2003; Селиванов, 2003, Славская, 1968 и др.).

Исследование процессуального уровня мышления субъекта, относящееся, в основном, к микрогенетическому плану анализа (Завалишина, 2005), должно проводиться специальным методом, который позволяет анализировать функционирование мыслительных процессов субъекта. Таким методом является микросемантический анализ процесса мышления, с помощью которого выделяются этапы, уровни протекания и другие особенности мыслительного процесса (Брушлинский, 2003, 2006; Воловикова, 2003, 2004; Павлюченкова, 2002; Селиванов, 2003).

Благодаря раскрытию в различных значениях – посредством анализа через синтез – членов основного отношения задачи происходит формирование смысла её компонентов. Такое изменение отражения субъектом переменной в соотношении с его мотивационной сферой фиксируется в понятии операционального смысла. Развитие системы операциональных смыслов компонентов задачи во многом детерминирует эмоциональную регуляцию мыслительного процесса, процесс целеобразования в ходе решения задачи и др. (Брушлинский, 2003, 2006; Васильев, Поплужный, Тихомиров, 1980; Тихомиров, Бабаева и др., 1999 и др.).

Саморегуляция мышления осуществляется путём прогнозирования критериев искомого в самом процессе решения задачи, что, наряду с недизъюнктивностью мыслительного процесса, необратимостью результатов его развития, эмоциональной регуляцией и др., определяет специфику функционирования живого мыслительного процесса по сравнению с работой систем искусственного интеллекта (Брушлинский, 2003, 2006 и др.).

Функционирование процессов мышления, лежащих в основе процесса осознания, выступает одним из условий успешности осуществления субъектом смыслоосознания (которое, в свою очередь является одним из механизмов развития смысловой сферы личности) (Асмолов, Братусь и др., 1979; Леонтьев, 2003). В нашей работе исследуется такой процесс смыслоосознания как осознание смысловых связей, представляющий собой решение субъектом задачи на смысл, то есть решение задачи на определение места того или иного объекта или явления в собственной жизнедеятельности. Решение задачи на смысл, очевидно, связано с социальным мышлением личности (Абульханова, 1999) – функциональным механизмом сознания, позволяющим субъекту адекватно соотносить себя с постоянно меняющейся действительностью (то есть, в том числе, решать задачи на смысл). Развитие социального мышления личности является одним из способов формирования её способности разрешать существующие в жизни противоречия, проявлять высокий уровень активности, ответственное отношение к происходящему, что характеризуют человека как субъекта жизни (Абульханова, 1973, 1991, 2001; Рубинштейн, 2003).



Вторая глава диссертации – «Соотношение мышления как процесса и специфики осознания смысловых связей при решении субъектом задачи» – посвящена эмпирическому изучению процесса мышления и особенностей осознания субъектом смысловых связей, и содержит описание: общей схемы экспериментального исследования (п. 2.1.); функционирования мыслительных процессов при решении субъектом задачи на смысл (п. 2.2.); изменения семантического пространства испытуемых в ходе решения задачи на смысл (п. 2.3.); влияния уровня функционирования мыслительных процессов на особенности осознания субъектом смысловых связей (п. 2.4.).

Общую выборку исследования составили 177 человек в возрасте от 19 до 42 лет (средний возраст – 23 года), 83 испытуемых мужского пола и 94 – женского пола; студенты-психологи 3 – 5-го курсов ВУЗа и специалисты-психологи. Состав выборки – психологи – обусловлен тем, что это дает возможность при решении экспериментальной задачи максимально проявиться именно процессу мышления субъекта, а не наличию/отсутствию у него знаний из области экзистенциальной психологии, философии и т.д. (Данный способ формирования выборки применялся в экспериментах А.В. Брушлинским и М.И. Воловиковой.) (Брушлинский, 2003).

Первоначально был разработан специализированный семантический дифференциал (СД) (участвовало 34 человека), использовавшийся затем в экспериментальном исследовании. Объектом оценивания выступал предмет рассуждения испытуемых в ходе решения задачи на смысл – «один день моей жизни»; шкалами были характеристики, описывающие один день жизни человека. Основное исследование проходило в 2 этапа. Испытуемые, принявшие участие в данном исследовании, – 143 человека – были разделены на экспериментальную (93 человека) и контрольную (50 человек) группы.

На первом этапе исследования испытуемым экспериментальной группы предлагалось 1) выполнить тест смысложизненных ориентаций (СЖО); 2) заполнить бланк семантического дифференциала (СД); 3) выполнить форму А субтеста №3 (AN) «Понятийное логическое мышление» из теста структуры интеллекта Р. Амтхауэра (IST).

С помощью теста СЖО были получены показатели, характеризующие осмысленность жизни (ОЖ) и конкретные смысложизненные ориентации субъекта (цели в жизни; процесс жизни; результативность жизни).

Использование на первом этапе исследования СД давало возможность построить семантическое пространство для группы испытуемых, отражающее категоризацию ими данной предметной области – один день жизни человека – до решения задачи на смысл, которое осуществлялось на втором этапе эксперимента.

Субтест №3 теста Р. Амтхауэра направлен на диагностику умения выделять объективные закономерности, связи между явлениями окружающего мира и др. (Ясюкова, 2002). Перед выполнением методики испытуемому даётся инструкция понять правило, которым связаны первые два слова, и использовать его, чтобы к третьему слову подобрать подходящее.

В работе с формой А 3-го субтеста теста Р. Амтхауэра мы использовали приём, применённый в диссертационном исследовании Т.В. Павлюченковой, (Павлюченкова, 2002): с целью получения процессуальной характеристики мышления, протекающего на материале тестовых задач, испытуемым было предложено самостоятельно – рассуждая вслух – найти слово-ответ в каждом задании субтеста, а не выбирать из уже готовых вариантов ответа (как это делается в классической процедуре тестирования). В дальнейшем, протоколы решения тестовых задач подвергались процедуре микросемантического анализа процесса мышления: выявлялся уровень функционирования мыслительного процесса испытуемых на материале тестовых задач.

Для дифференциации качественного уровня протекания мыслительного процесса – низкого, среднего или высокого – мы руководствовались критериями, предложенными Т.В. Павлюченковой: осознание проблемы задачи; уверенность в правильности ответа; достижение объективно верного или неверного решения; количество прогнозов и их опора на анализ существенных или несущественных условий задачи (Павлюченкова, 2002). Как указывает В.В. Селиванов, данная дифференциация качественного уровня протекания мыслительного процесса является способом операционализации понятий «ненаправленный анализ через синтез», «направленный анализ через синтез» и «смешанный анализ через синтез», традиционно используемых в школе С.Л. Рубинштейна. Так, низкий уровень функционирования процесса мышления соотносится с фазой ненаправленного анализа через синтез; средний уровень функционирования процесса мышления – с фазой смешанного анализа через синтез; а высокий уровень – с фазой направленного анализа через синтез.

Испытуемые контрольной группы на первом этапе исследования 1) выполняли методику СЖО и 2) заполняли бланк СД.

На втором этапе исследования испытуемым экспериментальной группы было предложено 1) решить параллельную форму В субтеста №3 теста Р. Амтхауэра; 2) решить экспериментальную задачу «Чем является для Вас сегодняшний день?»; 3) повторно заполнить бланк СД.

Параллельную форму В 3-го субтеста Р. Амтхауэра испытуемые выполняли по классической процедуре тестирования (Ясюкова, 2002). В результате была получена оценка уровня развития понятийного логического мышления каждого испытуемого, выраженная в тестовых баллах.

Для реализации цели нашего исследования была разработана экспериментальная задача, на материале которой может быть проведено изучение как особенностей осознания субъектом смысловых связей (особенностей полученного результата), так и уровня функционирования мыслительных процессов субъекта. Для этого задача должна соответствовать двум условиям: 1) быть задачей на смысл, то есть требовать от субъекта определить место того или иного объекта или явления в собственной жизнедеятельности (Леонтьев, 2003); 2) не давать возможности испытуемому ответить уже готовой (ранее сформированной) формулировкой, инициировать поиск и открытие человеком существенно нового (по отношению к предыдущим стадиям его познавательной деятельности), что является критерием протекания мыслительного процесса (Брушлинский, 2003).

Таким требованиям в полной мере удовлетворяет разработанная нами экспериментальная задача: «Чем является для Вас сегодняшний день?». (Испытуемому давалась инструкция: «Подумайте и скажите, пожалуйста, чем является для Вас сегодняшний день».) Кроме того, задача «идеально» подходит каждому испытуемому, так как она является не искусственной и чуждой экспериментальной задачей, а реальной – в которой испытуемый имеет возможность полноценно учитывать все существующие условия собственной жизни.

Уровень функционирования мыслительных процессов субъекта на материале решения задачи на смысл – низкий, средний или высокий – выявлялся при помощи метода микросемантического анализа.

По ходу решения основной задачи, испытуемым предъявлялись две задачи-подсказки, призванные выявить стадию развертывания мыслительной активности субъекта и уровень функционирования его мыслительных процессов. В качестве задач-подсказок выступали метафоричные высказывания, смысл которых испытуемому предлагалось раскрыть. Высказывания содержали в себе в качестве ключевых идеи о цели и направлении жизни человека, об осознанном движении человека по своему пути.

Результат решения субъектом задачи на смысл – в котором проявляются особенности осознания субъектом смысловых связей – анализировался с позиции двух наиболее общих инвариантных характеристик смысла (Леонтьев, 2003): 1) контекстуальность – смысл чего-либо определяется всегда через отнесение к более широкому контексту (А.А. Брудный, Ж. Гийом, Д.А. Леонтьев, Д. Мальдидье, Дж. Ричлак); 2) интенциональность – смысл чего-либо указывает на предназначение, целевую направленность или направление движения (А.А. Брудный, Д.А. Леонтьев, Н.Д. Павлова, Дж. Ричлак, Т.Н. Ушакова). Также учитывались особенности вербализации смысла. В зависимости от ответа испытуемого, степень раскрытия им интенционального и контекстуального аспектов смысла определялась как низкая, средняя или высокая (для каждого аспекта отдельно).

Сразу после решения экспериментальной задачи испытуемые получали бланк СД. Таким образом фиксировались изменения происходящие в семантическом пространстве испытуемых под влиянием решения ими задачи.

Испытуемые из контрольной группы на втором этапе исследования 1) выполняли параллельную форму В субтеста №3 теста Р. Амтхауэра и 2) повторно заполняли бланк СД.

С помощью метода микросемантического анализа было установлено, что уровень функционирования мыслительного процесса при решении задачи на смысл определяет качественную специфику обобщения субъектом условий и требования задачи:

1) Субъекты с низким уровнем функционирования процесса мышления (группа 1) вскрывают очевидные, ситуативно обусловленные свойства и отношения познаваемого объекта. Широко используется операционная схема соотнесения сегодняшнего дня с событиями и переживаниями его наполняющими Переменная «сегодняшний день» выступает в значениях временного отрезка, совокупности сегодняшних планов и дел и т.п. Переменная «Я» не включается активно в процесс мыслительного поиска, раскрываясь лишь в значениях переживаемых эмоций, состояний и т.п. Подсказки, в основном, не принимаются, не оказывают в большинстве случаев существенного влияния на дальнейший ход решения основной задачи;

2) Субъекты со средним уровнем функционирования процесса мышления (группа 2) производят обобщение и существенных, и несущественных переменных задачи, не осознавая, однако, их дифференциации. В основном, реализуется операционная схема соотнесения сегодняшнего дня с другими днями своей жизни. Переменная «сегодняшний день», таким образом, раскрывается в значении одного из дней. Значение переменной «Я» раскрывается через определение для субъекта ценности сегодняшнего дня в ряду других, а также собственных эмоций, переживаний, состояний. У некоторых испытуемых подсказки влияют на дальнейшее протекание мыслительного процесса; однако, данное влияние не рефлексируется субъектом, не получает значительного развития, которое могло бы привести к существенному углублению уровня обобщения условий и требования задачи.

3) Субъекты с высоким уровнем функционирования процесса мышления (группа 3) реализуют, в основном, операционную схему соотнесения одного дня своей жизни (и сегодняшнего, как более частного случая) с целостным процессом собственной жизни, с её существенными направлениями. Вычленяются свойства переменной «сегодняшний день» как части жизни, обладающей всеми ее характеристиками и, в то же время, собственной спецификой. Переменная «Я» анализируется при раскрытии свойств жизни (одного дня жизни, как более частного случая) по отношению к живущему (субъекту) и раскрывается в значениях собственных ведущих мотивов, целей, ценностей и т.д. Вскрывается основное отношение задачи. Подсказки в большом количестве случаев принимаются и результаты, полученные при решении задачи-подсказки, активно включаются (часто осознанно) в детерминацию мыслительного поиска при работе с основной задачей.

Метод семантического дифференциала (СД) также дал возможность изучить характер обобщения, выраженный в особенностях семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл у испытуемых с разным уровнем функционирования мыслительного процесса. Оказалось, что, чем выше уровень протекания мыслительных процессов демонстрирует группа испытуемых, тем более дифференцировано они воспринимают объект оценивания. Так, например, семантическое пространство, построенное после решения задачи на смысл для группы 1, не содержит ни одного независимого основания категоризации (все три выделенных фактора значимо коррелируют друг с другом); а, семантическое пространство, построенное после решения задачи на смысл для группы 3, содержит пять независимых оснований категоризации.

Уровень протекания мыслительных процессов в группе испытуемых определяет и существенность оснований категоризации данной предметной области. Только в группе с высоким уровнем функционирования процесса мышления решение задачи на смысл приводит к увеличению количества независимых факторов в семантическом пространстве (то есть, к увеличению когнитивной сложности испытуемых), а также к формированию более существенных оснований категоризации данной предметной области.

В качестве примера на рис. 1 демонстрируется распределение характеристик, которые описывают один день жизни человека, в пространстве двух факторов (Фактора 1 «Однообразие» и Фактора 2 «Неприятности»), обладающих наибольшей различительной силой признака, после решения задачи на смысл испытуемыми из группы 1.




Рис. 1. Семантическое пространство испытуемых с низким уровнем функционирования процесса мышления после решения задачи на смысл (Факторы 1, 2) (Выделение: главные компоненты. Вращение: Варимакс норм.)
На рис. 2 демонстрируется распределение характеристик, которые описывают один день жизни человека, в пространстве двух факторов (Фактора 1 «Возможности самореализации» и Фактора 2 «Уникальность»), обладающих наибольшей различительной силой признака, после решения задачи на смысл испытуемыми из группы 3.


Рис. 2. Семантическое пространство испытуемых с высоким уровнем функционирования процесса мышления после решения задачи на смысл (Факторы 1, 2)(Выделение: главные компоненты. Вращение: Варимакс норм.)
Несмотря на очевидные различия в расположении объектов семантического пространства друг относительно друга на рис. 1 и рис. 2, обращает на себя внимание общая для обоих пространств близость характеристик «Вызывает у меня страх» и «Делает меня одиноким», а также «Я изменяю его» и «Заставляет меня любить жизнь». Это говорит о том, что в сознании испытуемых и с низким, и с высоким уровнем функционирования мыслительных процессов такое явление как одиночество имеет резко негативную оценку; а переживание любви к жизни тесно связано с активной, деятельной позицией, занимаемой субъектом по отношению к происходящему. При этом следует учитывать, что факторы, обладающие наибольшей различительной силой признака в семантическом пространстве субъектов с высоким уровнем функционирования мыслительных процессов, отражают более существенные свойства оцениваемого объекта (одного дня жизни), нежели факторы, обладающие наибольшей различительной силой признака в семантическом пространстве субъектов с низким уровнем функционирования мыслительных процессов.

Обусловленность изменений семантического пространства участников эксперимента процессом решения задачи на смысл подтверждена данными, полученными в сформированной нами контрольной группе испытуемых (50 человек), которые заполняли бланк СД дважды – с тем же временным интервалом, что и испытуемые экспериментальной группы, не решая, однако, задачу на смысл.

Таким образом, субъекты с высоким уровнем функционирования мыслительного процесса, проводя более тонкую дифференциацию данной содержательной области и обобщая по более существенным основаниям, оказываются способны глубже раскрыть смысл того или иного явления, события в своей жизни.

Как показало исследование, при решении задачи на смысл значительную роль в детерминации мыслительного процесса, в определении того, что будет выступать в качестве сильных свойств познаваемого объекта (в терминологии С.Л. Рубинштейна) играют не только ситуативные, познавательные, но и ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска.

Также в ходе экспериментов было обнаружено, что форма, в которой субъект отражает познаваемый объект, детерминирует протекание мыслительного процесса и, в то же время, сама зависит от стадии, уровня протекания процесса мышления и наличия/отсутствия у испытуемого затруднений в прогнозировании искомого. Это особо существенно, когда субъект работает с переменными задачи, не имеющими однозначной, строго фиксированной предметной отнесённости (что и происходит при решении задачи на смысл). Оказалось, что при решении субъектом задачи на смысл, переход к преимущественному отражению познаваемого объекта в метафорической, образной форме, является одним из индикаторов того, что субъект испытывает затруднения в ходе решения экспериментальной задачи. В то же время, данная форма отражения познаваемого объекта характерна для начальных этапов мыслительного процесса, а также может сознательно использоваться субъектом уже после формирования ответа в понятийной форме с целью донесения своей точки зрения до собеседника.

Испытуемые (всего – 93 человека) из групп с низким (группа 1; 18 человек), средним (группа 2; 39 человек) и высоким (группа 3; 36 человек) уровнем функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл демонстрировали в ходе её решения различную степень раскрытия контекстуального и интенционального аспектов смысла. В целом высокий уровень функционирования мышления как процесса связан с более глубокой степенью раскрытия испытуемыми контекстуального аспекта смысла (рис. 3).




Рис. 3. Процентное соотношение степени раскрытия

контекстуального аспекта смысла испытуемыми группы 1, группы 2 и группы 3
Диаграмма на рис. 4 показывает процентное соотношение степени раскрытия интенционального аспекта смысла испытуемыми групп 1, 2 и 3. Наблюдается ещё более выраженная обобщённая тенденция, отражающая связь высокого уровня функционирования процесса мышления с более высокой степенью раскрытия интенционального аспекта смысла.

Статистическая значимость различий в степени раскрытия данных аспектов смысла испытуемыми групп 1, 2 и 3 подтверждается с помощью U-критерия Манна-Уитни (р ≤ 0,001). Исходя из того, что различия между группами испытуемых являются значимыми, в работе описываются особенности осознания смысловых связей характерные для каждой из них. В целом же, при любом уровне функционирования процесса мышления, более доступным субъекту для осознания является контекстуальный аспект смысла. Это, очевидно, обусловлено сложностью познаваемого объекта, в качестве которого для себя должен выступить сам субъект, для того, чтобы, активно включив себя в качестве переменной в структуру мыслительной задачи, наиболее глубоко раскрыть интенциональный аспект смысла.





Рис. 4. Процентное соотношение степени раскрытия

интенционального аспекта смысла испытуемыми группы 1, группы 2 и группы 3
Наличие связи между уровнем функционирования мыслительного процесса субъекта и глубиной осознания им смысловых связей подтверждается также и результатами корреляционного анализа, проведённого методом ранговой корреляции rs Спирмена. Уровень функционирования процесса мышления субъекта на материале задачи на смысл значимо положительно коррелирует со степенью раскрытия испытуемыми как контекстуального (rs = 0,69; р = 0,000000), так и интенционального (rs = 0,82; р = 0,000000) аспектов смысла. Таким образом, учитывая полученные данные, можно говорить о соотношении функционирования мыслительного процесса субъекта на материале задачи на смысл с особенностями осознания им смысловых связей как об отношении процесса и результата.

Принятие подсказки значимо положительно коррелирует с уровнем функционирования процесса мышления субъекта при решении им задачи на смысл (rs = 0,48; р = 0,000001). При этом зафиксированы статистически значимые различия в принятии подсказки между группами испытуемых с высоким и низким (р = 0,0009), и высоким и средним (р = 0,00009) уровнем функционирования мыслительного процесса. Принятие подсказки в ходе решения задачи на смысл также положительно коррелирует со степенью раскрытия испытуемыми контекстуального (rs = 0,40, р = 0,000079) и интенционального (rs = 0,44, р = 0,000012) аспектов смысла.

Сопоставление уровня функционирования процесса мышления субъектов на материале задачи на смысл с уровнем функционирования процесса мышления на материале тестовых задач обнаружило, с одной стороны, общий характер закономерностей протекания мыслительного процесса субъекта (уровень которого проявляется в ходе работы с задачами различного типа); и, с другой стороны, подтвердило специфику функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл, по отношению к таковому на материале тестовых задач. Наибольшие различия в протекании мыслительного процесса на материале тестовых задач зафиксированы между группами 1 и 2, и группами 1 и 3. В то время как различия между группами 2 и 3 оказываются сглаженными (использован U-критерий Манна-Уитни).

Выявлена положительная корреляция уровня функционирования мыслительного процесса испытуемых на материале решения тестовых задач формы А 3-го субтеста теста Р. Амтхауэра с уровнем функционирования процессов мышления испытуемых на материале решения задачи на смысл (rs = 0,49; р = 0,000000), а также со степенью раскрытия контекстуального (rs = 0,46; р = 0,000004) и интенционального (rs = 0,36; р = 0,000351) аспектов смысла. Однако таких корреляций не наблюдается между обсуждаемыми показателями и уровнем понятийного логического мышления субъекта, выраженного в тестовых баллах, и определяемого по результатам решения формы В 3-го субтеста теста Р. Амтхауэра.

Такие данные указывают на сложный и неоднозначный характер взаимосвязи между этими показателями, и подтверждают выводы, сделанные в диссертационном исследовании Т.В. Павлюченковой (Павлюченкова, 2002), о существовании целого ряда сфер, где содержательный анализ протекания мыслительных процессов субъекта не может быть заменён тестовыми баллами, полученными в результате решения субъектом тестов интеллекта.

В результате обработки данных, полученных по тесту СЖО, с помощью метода ранговой корреляции rs Спирмена и U-критерия Манна-Уитни, можно констатировать отсутствие однозначной связи между уровнем функционирования мыслительного процесса и показателями, характеризующими осмысленность жизни (ОЖ) и конкретные смысложизненные ориентации субъекта (цели в жизни; процесс жизни; результативность жизни). Подчеркнём, что осмысленность жизни понимается в методике СЖО не как её осознанность, а как направленность жизнедеятельности субъекта на какой-либо смысл (Бурлачук, Морозов, 1999; Леонтьев, 2000). Это говорит о том, что указанные результаты не противоречат приводимым выше данным о наличии связи между уровнем функционирования мыслительного процесса субъекта и успешностью осознания им смысловых связей. Очевидно, особенности общей осмысленности жизни субъекта и его конкретных смысложизненных ориентаций детерминированы системой других переменных (например, мотивами и ценностями личности). Такое понимание соответствует трактовке проблемы детерминизма в системном подходе, который отвергает «единичную» каузальность, утверждая системную детерминацию явлений психической сферы человека (Барабанщиков, Носуленко, 2004; Завалишина, 2005; Ломов, 1984).

В заключении формулируются выводы, сделанные на основании теоретического и экспериментального изучения функционирования мыслительных процессов и особенностей осознания субъектом смысловых связей; обсуждаются возможности применения на практике полученных результатов и перспективы исследования.
ВЫВОДЫ
1. Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи. Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого; тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска и раскрывается в системе существенных свойств и отношений; тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта:

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область;

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более существенными являются основания категоризации ими данной содержательной области;

3) наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления.



3. При решении задачи на смысл значительную роль в детерминации мыслительного процесса играют не только ситуативные, познавательные, но и ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска. Данные психологические переменные включаются – наряду с регуляцией текущей познавательной активности – в структуру регуляции дальнейшего поведения субъекта вне ситуации эксперимента.

4. Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей:

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает контекстуальный аспект смысла.

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает интенциональный аспект смысла.

3) принятие субъектом подсказки в ходе решения задачи на смысл способствует более глубокому раскрытию контекстуального и интенционального аспектов смысла.



5. Форма, в которой субъект отражает познаваемый объект, детерминирует протекание мыслительного процесса и, в то же время, сама зависит от стадии, уровня протекания процесса мышления и наличия/отсутствия у испытуемого затруднений в прогнозировании искомого.

6. Сопоставление уровня функционирования процесса мышления субъектов на материале задачи на смысл с уровнем функционирования процесса мышления на материале тестовых задач обнаружило, с одной стороны, общий характер закономерностей протекания мыслительного процесса субъекта (уровень которого проявляется в ходе работы с задачами различного типа); и, с другой стороны, подтвердило специфику функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл, по отношению к таковому на материале тестовых задач.

При решении субъектом задачи на смысл проявляются общие закономерности, свойственные функционированию мыслительного процесса человека. В то же время, особенности решения задачи на смысл более походят на таковые в нравственных задачах и задачах, требующих разрешения социальных ситуаций, нежели на особенности решения физических или перцептивных задач. Это, очевидно, обусловлено наличием в структуре сложных нравственных и социальных задач нескольких имплицитных задач на смысл, требующих своего решения для успешной работы с основной задачей.

Практическое значение проведённого исследования заключается в возможности использования его результатов для создания программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни; а также в психологическом консультировании для построения системы более эффективных – учитывающих внутренние условия психического функционирования клиента – воздействий консультанта. Потенциал дальнейшего развития данной темы мы видим в проведении исследований, направленных на более последовательное соотнесение полученных нами результатов с концепцией социального мышления личности (К.А. Абульханова), а также в изучении зависимости протекания мыслительных процессов субъекта и осознания им смысловых связей при решении творческих и других типов задач.
Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1) Персиянцев С.А. Функционирование мыслительных процессов и специфика осознания субъектом смысловых связей // Вестник Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов, 2007. – Вып. 9 (53). – С. 33–41.



Статьи в научных сборниках и тезисы докладов:

1) Персиянцев С.А. Процесс мышления как одна из детерминант смыслоосознания // X Кирилло-Мефодиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2004. – С. 78–80.

2) Персиянцев С.А. Акт нравственного выбора и процесс мышления субъекта // Вторые Авраамиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2004. – С. 216–219.

3) Персиянцев С.А. Клиент-центрированная психотерапия и экспериментальное исследование процесса мышления субъекта // Индивидуальность в современном мире: Материалы 4-ой международной научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2005. – С. 61–69.

4) Персиянцев С.А. Формы отражения действительности в качестве познаваемого объекта как условие и результат мышления субъекта // XI Кирилло-Мефодиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2005. – С. 94–98.

5) Персиянцев С.А. Особые состояния сознания: Вопросы психического отражения и регуляции. Мыслительные процессы субъекта // Третьи Авраамиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2005. – С. 322–326.

6) Персиянцев С.А. Развитие мышления субъекта в процессе профессионального становления психолога // Высшая школа в стратегии развития Смоленской области: сборник научных статей. – Смоленск: «Универсум», 2006. – С. 256–260.

7) Персиянцев С.А. Особенности решения задачи на смысл и уровень функционирования мыслительных процессов субъекта // Психология когнитивных процессов: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Смоленск: «Универсум», 2007. – С. 95–98.





Каталог: engine -> documents
documents -> Помнить нельзя забыть
documents -> Байбурин Альберт Кашфуллович Ритуал в традиционной культуре
documents -> Методологические и теоретические проблемы психологии
documents -> Гаяне Шагоян Когда в 1999 г была опуб­ли­ко­вана моя первая ста­тья «Опе­ратор как но­вый пер­­со­наж армянской свадь­­бы», пер­вый экземпляр оттисков я над­­писала: «Вначале был Ле­вон Аб­рамян»
documents -> С. В. Соколовский из детства с приветом
documents -> История психологии история советской медицинской психологии в 1920–1930 гг. 2011 г. Н. С. Курек
documents -> 2009 I. Методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Становление социальной психологии США

  • Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Москва – 2007
  • Научный руководитель
  • Темнова Лариса Витальевна
  • Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ
  • ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность
  • Цель исследования
  • Теоретико-методологической основой
  • Теоретическая значимость и научная новизна
  • Практическая значимость исследования
  • Положения, выносимые на защиту : 1.
  • Апробация результатов исследования
  • Структура диссертации
  • Статьи в научных сборниках и тезисы докладов