Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Софи Кинселла




страница23/26
Дата03.07.2017
Размер3.37 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
23 Только вот забыть не получается. Не могу я забыть Джека. И нашу ссору. Перед глазами все время стоит его лицо. И глаза, чуть прищуренные под ярким солнцем. И корзина с вереском на счастье. Я лежу в постели, разгоряченная, взбудораженная, и перебираю в памяти каждое слово. Чувствую ту же боль. То же разочарование. Я рассказала о себе все. Все. А он даже не открыл мне… Пусть. Все равно. Плевать. Я больше не стану о нем думать. Он может делать что хочет. Например, упиваться своими дурацкими секретами. Удачи ему. Вот и все. Я выбросила его из головы. Навсегда. Смотрю в темный потолок. И что он хотел сказать этим: «Такое ли уж это несчастье, если люди знают о тебе правду» Ах как он красноречив! Как убедителен! Мистер Загадка. Мистер Деликатность. Мне следовало бросить ему это в лицо. Мне следовало… Нет. Перестань накручивать себя. Все кончено. Утром, пробираясь в кухню, чтобы заварить чай, я полна решимости. Отныне я вообще не стану думать о Джеке. Finita. Fin. Конец. — Итак, у меня три версии, — объявляет Лиззи с порога. Она еще в пижаме и держит в руке рабочий блокнот. — Что — уныло спрашиваю я. — Насчет большой тайны Джека. У меня три версии. — Только три — усмехается Джемайма, завязывая пояс белого халата и доставая из кармана записную книжку. — Лично у меня — целых восемь. — Восемь! — недоверчиво восклицает Лиззи. — Не желаю я слышать ни о каких версиях! Мне очень больно, неужели не понимаете И неужели не можете из уважения к моим чувствам оставить эту тему Они непонимающе смотрят на меня, прежде чем переглянуться. — Восемь — окончательно расстраивается Лиззи. — Как только ты их накопала — Легко! Но и у тебя тоже что-то интересненькое, — отвечает Джемайма великодушно. — Давай выкладывай. — Ладно, — раздраженно бурчит Лиззи. — Номер первый: он переводит всю «Пэнтер корпорейшн» в Шотландию. Ездил туда прощупать почву и не хотел, чтобы ты проболталась. Номер второй: он участвует в какой-то финансовой махинации… — Что — перебиваю я. — А это еще почему — Я нашла аудиторов, проверявших последние отчеты «Пэнтер корпорейшн», и все они имеют связь с какими-то скандалами. Это, разумеется, ничего не доказывает, но если Харпер ведет себя странно и толкует о каких-то переводах… Она корчит многозначительную гримаску. Я не знаю, что ответить. Джек — мошенник Махинатор Нет. Не может быть. Он не такой. Впрочем, какое мне дело — Позволь заметить, что обе версии кажутся мне крайне малоправдоподобными! — Джемайма приподнимает брови. — Тебе никто не мешает изложить свои, — огрызается Лиззи — Пластическая хирургия, разумеется! — торжествующе объявляет Джемайма. — Харпер делал подтяжку и не хочет, чтобы кто-нибудь узнал. Поэтому делает процедуру в Шотландии. И я знаю, что означает буква Б в плане «Б». — И что же — Безоперационное разглаживание морщин. Поэтому он и прервал свидание так неожиданно. У доктора случайно образовалось «окно» в расписании, а друг примчался, чтобы сказать Джеку… — Интересно, с какой планеты спустилась к нам Джемайма — Джеку в голову бы не пришло разглаживать морщины! — отмахиваюсь я. — Или делать подтяжку! — Откуда тебе знать, — усмехается Джемайма с видом умудренной опытом особы. — Сравни его недавнее фото со старым и, бьюсь об заклад, сразу увидишь разницу… — Ладно, мисс Марпл, — вмешивается Лиззи, поднимая глаза к небу. — А где остальные семь версий — Сейчас-сейчас… — Джемайма переворачивает страничку записной книжки. — А, вот эта совсем неплоха. Он мафиози. — Она делает драматическую паузу. — Его отца застрелили, и он решил расправиться с главами остальных семей. — Сильно смахивает на «Крестного отца», — фыркает Лиззи. — Ой, правда! — расстраивается Джемайма. — То-то мне показалось знакомым… — Она старательно вычеркивает версию. — Вот еще одна. У него брат, страдающий аутизмом… — «Человек дождя». — Точно. Черт! Тогда, может… или это… — Она вычеркивает строчку за строчкой. — Остается одно. У него другая женщина. Я буквально подпрыгиваю от неожиданности. Другая женщина! Об этом я и не подумала! — Интересно. Это и моя последняя версия, — говорит Лиззи извиняющимся тоном. — Другая женщина. — Вы обе так думаете — теряюсь я. — Но… но почему Я вдруг кажусь себе совсем маленькой. Маленькой и глупой. Неужели Джек с самого начала водил меня за нос Значит, я оказалась еще наивнее, чем надеялась! — Вполне логичное объяснение, — пожимает плечами Джемайма. — У него тайная связь с какой-то шотландкой. Когда вы встретились в самолете, он как раз ее навещал. Не хотел, чтобы пресса разнюхала. Она продолжает звонить ему: кто знает, может, они успели поссориться, она без предупреждения приезжает в Лондон, и ему приходится бежать к ней. Лиззи сочувственно смотрит в мое потрясенное лицо. — А вдруг он просто переводит компанию, — ободряюще говорит она. — Или замешан в афере. — Говорю же, мне все равно! — выпаливаю я, обмахивая горящие щеки. — Это его дело. И на здоровье ему! Достаю из холодильника пакет молока. Машинально отмечаю, что руки снова дрожат. Деликатное и запутанное… Может, теперь под этим подразумевается «я встречаюсь с другой» Ну и пусть. Другая так другая. Какая мне разница — Но это и твое дело! — возражает Джемайма. — Если собираешься мстить…. О, ради Бога! — Не хочу я мстить, понятно Это вредно для здоровья. Мне только нужно залечить раны и… идти дальше. — Да Хочешь, я скажу тебе, что полезно для здоровья Показать подонку, что почем! Эмма, ты моя подруга, и я не позволю тебе молча сносить оскорбления какого-то ублюдка! Он должен за все ответить! Он должен быть наказан! Я смотрю на Джемайму, и в душе начинает шевелиться дурное предчувствие. — Джемайма, ты же не собираешься ничего предпринимать — Еще как собираюсь! Не желаю сидеть и смотреть, как ты страдаешь. Это называется женской солидарностью, Эмма. О Боже. Я живо представляю, как Джемайма, в своем розовом костюме от Гуччи, роется в мусорных ящиках Джека, а потом царапает его машину пилкой для ногтей. — Джемайма, не нужно ничего, — встревоженно прошу я. — Пожалуйста. Я не хочу. — Это ты сейчас так думаешь. Но потом еще поблагодаришь меня… — Ни за что! Джемайма, пообещай, что не наделаешь глупостей. Джемайма вызывающе выдвигает вперед подбородок. — Пообещай! — Так и быть, — неохотно сдается она. — Даю слово. — Она скрещивает пальцы за спиной! — обличает Лиззи. — Что! — кричу я. — Немедленно обещай как полагается! Клянись тем, что тебе дорого. — Достали! — бурчит Джемайма. — Ладно, ваша взяла. Клянусь своей лучшей сумочкой от «Миу-Миу», что умываю руки. Но вы делаете большую ошибку. Она выплывает из кухни. Я расстроенно смотрю ей вслед. — Да она полная психопатка! — замечает Лиззи, садясь. — Зачем мы вообще разрешили ей здесь поселиться Ах да, вспомнила! Ее отец заплатил нам авансом за целый год, и… Эмма, что с тобой — Как по-твоему, она ничего не сделает Джеку — Ну конечно, нет! — уверяет Лиззи. — Она только болтает! Через пять минут столкнется нос к носу с кем-то из своих приятелей-снобов и обо всем забудет. — Ты права, — с облегчением вздыхаю я. — Совершенно права. Несколько минут я молча верчу в руках чашку. — Лиззи, ты в самом деле думаешь, что у Джека есть другая женщина Лиззи открывает рот. — Впрочем, мне безразлично! — поспешно заявляю я, не дожидаясь ответа. — Совершенно безразлично. — Ну конечно, — кивает Лиззи с сочувственной улыбкой. Едва я вхожу в отдел, Артемис бросает на меня хищный взгляд. — Доброе утро, Эмма, — приветствует она, подмигивая Кэролайн. — Какую серьезную книгу читала вчера Ах как смешно. Всем в отделе, похоже, уже надоело подтрунивать надо мной. Одна Артемис не унимается. Воображает, что ужасно остроумна. — Тебе так хочется знать Представь, читала, — весело отвечаю я, снимая жакет. — Такую увлекательную, просто не оторвешься! И название замечательное: «Что делать, если ваша коллега — надоедливая корова, которая ковыряет в носу, когда думает, что на нее никто не смотрит». По комнате проносится смешок. Артемис густо краснеет. — Я не ковыряю в носу! — рявкает она. — А я ничего подобного и не говорила, — с наивным видом отвечаю я и торжественно включаю компьютер. — Артемис, не забыла о совещании — спрашивает Пол, входя в комнату с портфелем в одной руке и журналом и другой. — И кстати, Ник, прежде чем я уйду, не будешь ли добр объяснить, почему тебе взбрело в голову поместить в «Боулинг мантли» объявление с бесплатным купоном насчет «Пэнтер бар» Это ведь твой продукт, верно У меня сердце замирает. Я поднимаю голову. Дерьмо. Ну полное дерьмо! Мне в голову не приходило, что Пол об этом пронюхает! Ник бросает на меня злобный взгляд, и я делаю умоляющее лицо. — Ну… — нерешительно начинает он, — действительно, «Пэнтер бар» — мой продукт. Но видите ли… О Боже! Ему еще и нагорит из-за меня! — Пол, — начинаю я дрожащим голосом, поднимая руку. — Собственно говоря… — Потому что хочу сказать… — Пол широко улыбается, — это был гениальный ход! Мне только что принесли цифры продаж, и, принимая во внимание прежние жалкие результаты… они просто невероятны! Я изумленно таращусь на него. Объявление сработало! — Неужели — бормочет Ник, стараясь говорить спокойно. — То есть… замечательно! — Какого хрена ты вдруг решил рекламировать плитки для подростков банде старых скряг — Ну… — Ник, старательно избегая смотреть на меня, поправляет манжеты рубашки. — Видите ли, это, конечно, авантюра. Но мне показалось, что настало время прозондировать почву… поэкспериментировать с новым демографическим… Погодите-ка. О чем это он — Так вот, твой эксперимент удался! — одобрительно замечает Пол. — И что самое интересное, итоги совпадают с исследованиями скандинавского рынка. Зайди ко мне позже, и мы обсудим… — Разумеется! — кивает Ник с довольной улыбкой. — В какое время Да как он смеет Ну и ублюдок! К собственному невероятному удивлению, я порывисто вскакиваю. Меня трясет от возмущения. — Постойте! Минуточку! Это была моя идея! — Что — хмурится Пол. — Объявление в «Боулинг мантли». Это была моя идея, не так ли, Ник Я в упор смотрю на него. — Может, мы и обсуждали что-то подобное, — неохотно произносит он, отводя глаза. — Не помню. Но знаешь, Эмма, тебе пора усвоить, что маркетинг — это прежде всего работа в команде… — Нечего читать мне нотации! Это не работа в команде! Это полностью моя идея! Я поместила объявление для своего дедушки! Черт! И как это у меня вырвалось — Сначала родители, потом дедушка, — качает головой Пол. — Эмма, напомни мне, у нас что, неделя знакомства с родными — Нет! Просто… — начинаю я, немного краснея. — Вы сказали, что собираетесь зарубить «Пэнтер бар», поэтому я… решила продать немного ему и его друзьям по дешевке, чтобы они смогли сделать запасы. Я пыталась сказать вам это на большом совещании. Мой дед и его друзья обожают «Пэнтер бар». И если хотите знать, именно они, а не подростки наш рынок! Пол молча смотрит на меня, потом говорит: — Знаешь, в Скандинавии тоже пришли к такому выводу. Именно об этом говорят результаты исследований. — Ну… вот, — киваю я. — Эмма, а тебе известно, почему старшее поколение так любит «Пэнтер бар» — спрашивает Пол с искренним интересом. — Ну конечно! — Старческие причуды, — вставляет Ник с умным видом. — Демографические сдвиги населения пенсионного возраста влияют… — Ничего подобного! — нетерпеливо отмахиваюсь я. — Просто он… он… — О Господи, дедушка меня убьет! — Этот шоколад не пристает к вставным зубам! Ошеломленное молчание. И тут Пол вдруг сгибается от хохота. — Вставные зубы… — повторяет он, вытирая глаза. — Гениально, Эмма, чертовски гениально. Он снова фыркает, и я смотрю на него, чувствуя, как в висках бьется кровь. У меня какое-то странное ощущение. Словно что-то копится во мне, нарастает и вот-вот… — Значит, я могу получить повышение — Что! Неужели я действительно сказала это Вслух Громко — Я могу получить повышение — Мой голос слегка дрожит, но я напоминаю: — Вы сказали, что если я создам соответствующие возможности, то смогу получить повышение. Вы сами это сказали. Разве я их не создала Пол задумчиво смотрит на меня. — Знаешь, Эмма Корриган, — говорит он наконец, — ты одна из… из самых удивительных людей, которых я встречал в жизни. — Значит — упорствую я. — О, ради Бога! — восклицает он, закатывая глаза. — Так и быть! Получай повышение! Это все — Нет, — слышу я свой голос. Сердце бьется еще сильнее. — Пол, это я разбила вашу кружку с «Кубком мира». У Пола совершенно растерянный вид. — Мне ужасно жаль, — говорю я. — Я куплю вам новую. — Обвожу взглядом притихший, глазеющий на нас офис. — И это я испортила копировальный аппарат. Собственно говоря… и я делала это не раз. А эта задница… Море выжидающих лиц. Море алчных глаз. Но я решительно подхожу к доске объявлений и срываю задницу в стрингах. — Она моя, но я не желаю, чтобы этот мусор тут и дальше висел. — Я поворачиваюсь. — Да, Артемис, насчет твоего паучника. — А что с паучником — настораживается она. Я смотрю на нее. На плащ от Берберри. На дизайнерские очочки. На самодовольную физиономию с выражением «я-все-равно-лучше-тебя». Окей, не стоит слишком увлекаться. — Я… не понимаю, что с ним.. — говорит Артемис. Я вежливо улыбаюсь: — Удачи на совещании. Остаток дня я не могу усидеть на месте. Возбуждение буквально меня раздирает. Неужели я добилась повышения и теперь могу называть себя специалистом по маркетингу! Но дело не только в этом. Сама не пойму, что со мной случилось. Я чувствую себя совершенно новым человеком. Ну и пусть я разбила кружку Пола! Пусть все узнали, сколько я вешу! Кому какое дело Прощай, прежняя, ничтожная Эмма, прячущая под столом пакеты из «Оксфам»! Здравствуй, новая, уверенная в себе Эмма, гордо оставившая их на спинке стула! Я звоню маме с папой, рассказываю, что получила повышение, и они так радуются! Тут же объявили, что едут в Лондон и мы вместе это отпразднуем. А потом мы с мамой долго, по душам, как подружки, болтаем о Джеке. Мамуля сказала, что иной раз отношения длятся вечно, а иной — всего несколько дней. Уж такова жизнь. Она даже открыла мне тайну: у нее был потрясающий сорокавосьмичасовой роман с каким-то парижским парнем. Мама клялась, что больше никогда не испытывала такого наслаждения, и хотя знала, это долго не продлится, однако ни о чем не жалела и ничего более трогательного в ее жизни так и не произошло. Правда, она добавила, что при папе об этом упоминать не стоит. Да уж! Такого я не ожидала. Всегда считала, что мама и отец… по крайней мере… никогда… Ладно. Проехали. Но мамуля права. Не всегда отношениям суждена долгая жизнь. Мы с Джеком, очевидно, рано или поздно зашли бы в тупик. И, поняв это, я остыла. Мало того, почти не вспоминаю о нем. И в доказательство скажу, что мое сердце подскочило сегодня всего однажды, когда мне вдруг показалось, что я вижу его в коридоре. А потом я довольно быстро пришла в себя! Ведь сегодня начинается новая жизнь! И сегодня, на танцевальном шоу Лиззи, я наверняка кого-нибудь встречу. Например, высокого, красивого, неотразимого адвоката. Да! И он приедет к офису встречать меня в своем шикарном спортивном автомобиле. А я счастливо спорхну по ступенькам, откидывая волосы и даже не оглядываясь на Джека, в бешенстве стоящего у окна своего кабинета… Нет. Нет. Не надо Джека. С Джеком все кончено. Нужно только это запомнить. А еще лучше — записать на руке.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26