Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Софи Кинселла




страница12/26
Дата03.07.2017
Размер3.37 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26
12 Никогда еще не видела Джемайму такой возмущенной. — Он знает все твои секреты — повторяет она с таким ужасом, словно я только что гордо объявила о свидании с серийным убийцей. — И как это получилось, спрашивается — Наши места в самолете оказались рядом, вот я и рассказала ему о себе все. Я присматриваюсь к своему отражению в зеркале и выщипываю очередной волосок из бровей. Семь часов. Я уже успела принять ванну, высушить волосы и сейчас занимаюсь макияжем. — И теперь он пригласил ее на ужин, — вздыхает Лиззи, по привычке обхватив руками колени. — Ну разве не романтично — Ты, кажется, шутишь, — догадывается Джемайма, праведный гнев которой дошел до точки кипения. — Скажи, что это шутка! — Конечно, не шучу. А в чем проблема — Ты встречаешься с человеком, который знает о тебе все — Да. — И еше спрашиваешь, в чем проблема! — взвизгивает Джемайма. — Ты с ума сошла — Вот уж нет. — Так и знала, что ты к нему неравнодушна, — повторяет Лиззи в миллионный раз. — Так и знала. С того самого момента, когда ты стала поминутно вспоминать о нем. — Она подходит к зеркалу. — На твоем месте я бы оставила правую бровь в покое. — Правда — Эмма, с мужчинами нельзя откровенничать! Ты не должна открываться им до конца! Мама всегда твердила не стоит позволять мужчине рыться в твоей душе и в сумочке. — Что поделать, уже поздно, — бросаю я чуть раздраженно. — Он все знает. — В таком случае ничего не выйдет, — предрекает Джемайма. — Он никогда не будет тебя уважать. — Будет. — Эмма, — спрашивает Джемайма, терпеливо и почти сострадательно, — неужели не понимаешь Ты уже проиграла. — Не проиграла! Иногда мне кажется, что Джемайма видит в мужчинах не столько людей, сколько инопланетных роботов, которых следует покорять всеми возможными средствами. — Какая же ты подруга, Джемайма — вмешивается Лиззи. — Всю жизнь встречаешься с богатыми бизнесменами, так неужели у тебя не найдется доброго совета для Эммы — Ладно, — устало машет рукой Джемайма и опускает сумочку. — Дело это безнадежное, но постараюсь помочь. — Она начинает загибать пальцы. — Прежде всего нужно выглядеть ухоженной и холеной. — А почему, спрашивается, я выщипываю брови — спрашиваю я, морщась. — Прекрасно. Далее, ты должна интересоваться его хобби. Что он любит — Понятия не имею. Машины скорее всего. Насколько мне известно, у него на ранчо полно старых машин. — Уже хорошо! — радуется Джемайма. — Делай вид, что обожаешь машины. Предложи съездить на выставку старинных автомобилей. По пути туда можешь пролистать автомобильный журнал. — Не могу, — признаюсь я, наливая себе стаканчик расслабляющего старомодного хереса «Харвиз бристол крим». — Сказала ему в самолете, что ненавижу старые машины. — Что! — Джемайма угрожающе надвигается на меня, словно собираясь надавать пощечин. — Ты сказала мужчине, с которым встречаешься, что ненавидишь его хобби! — Но я ведь не знала, что буду встречаться с ним, верно — оправдываюсь я, потянувшись к тональному крему. — Я действительно ненавижу старые машины. Их хозяева мне всегда кажутся ужасно спесивыми и самодовольными. — При чем туг твоя ненависть — взвивается Джемайма. — Прости, Эмма, но я ничем не могу тебе помочь. Это катастрофа. Ты во всех отношениях уязвима. Ты будто идешь на битву в ночной сорочке. — Джемайма, это не битва, — парирую я. — И не шахматный чемпионат. Просто ужин в обществе приятного мужчины. — До чего же ты цинична, Джемайма, — поддерживает меня Лиззи. — А я считаю, это так романтично! Идеальное свидание. Никакой неловкости, как бывает при первой встрече. Он знает, что нравится Эмме. Знает, чем она интересуется. Получается, они полностью совместимы. — В таком случае я умываю руки, — объявляет Джемайма, покачивая головой. — Кстати, что ты наденешь Где твой костюм Она с подозрением щурится. Черт, как-то нужно выпутываться. — Платье, — поправляю я с невинным видом. — Черное платье. И босоножки с ремешками. Я показываю на дверцу шкафа, где висит мое платье. Джемайма еще больше настораживается. Я часто думаю, что из нее вышел бы идеальный надзиратель в концлагере. — Попробуй только стащить что-нибудь у меня! — Зачем! — негодующе восклицаю я. — Просто странно, Джемайма, можно подумать, у меня своей одежды нет! — Прекрасно. Я очень рада. Что ж, желаю хорошо провести время. Мы с Лиззи дожидаемся, пока ее шаги замирают в конце коридора. Входная дверь хлопает. — Все! — с облегчением вздыхаю я, но Лиззи поднимает руку: — Подожди. Пару минут мы сидим неподвижно. Входную дверь тихо открывают. — Она пытается нас поймать, — шипит Лиззи. — Эй! Кто там! — Это я, — пищит Джемайма, появляясь в дверях. — Забыла блеск для губ. Она бросает взгляды во все стороны и, ничего не обнаружив, отступает. — Вряд ли ты найдешь его здесь, — ехидно замечает Лиззи. — Наверное. — Она снова оглядывает комнату. — Ладно. Приятного вечера. Протопав по коридору, она снова закрывает дверь. Мы отлепляем скотч от двери Джемаймы, и Лиззи тщательно отмечает место карандашом. — Погоди, — приказывает она, когда я берусь за дверную ручку. — Внизу еще одна ленточка. — Тебе следовало стать шпионкой, — замечаю я, видя, с какими предосторожностями Лиззи отдирает вторую полоску скотча. — Отлично, — объявляет она, сосредоточенно хмурясь. — Но это не все. Должны быть еще чертовы ловушки. — Скотч на гардеробе, — подсказываю я, — и… О Боже, смотри! Я показываю наверх, где стоит стакан с водой, готовый опрокинуться на любого, кто откроет дверцу. — Ну и негодяйка! — не выдерживает Лиззи, когда я тянусь за стаканом. — Представляешь, вчера я весь вечер отвечала на ее звонки, и никакой благодарности! Я благополучно убираю стакан, и Лиззи берется за ключ. — Готова — Готова. Лиззи глубоко вздыхает и распахивает дверцу. Раздается пронзительный жалобный вой сирены. «Уиии… Уи… у… уи…» — Мать ее! — шипит Лиззи, захлопывая дверцу. — Черт! Как она это проделала — Выключи! Выключи немедленно! — волнуюсь я. Мы обе лихорадочно шарим по стенкам шкафа в поисках выключателя. — Тут нет ни кнопки, ни выключателя… Ничего! Шум так же резко прекращается, и мы, задыхаясь, смотрим друг на друга. — Знаешь, — шепчет Лиззи после длинной паузы, — знаешь, по-моему, это просто автомобильная сигнализация под окнами. — Ой, и верно! — подхватываю я. — Скорее всего! Лиззи со смущенным видом снова тянется к дверце. На этот раз все тихо. — Окей, — говорит она. — Давай! — Вот это да! — хором ахаем мы, когда дверца распахивается. Шкаф Джемаймы — настоящий клад с сокровищами. Нет, рождественский чулок с подарками! Новая, дорогая, роскошная одежда, горы одежды, все аккуратно сложено или повешено на ароматических вешалках. Как в магазине. Все туфли в коробках, с полароидными снимками на крышке. Пояса аккуратно закреплены на крючках. Пакеты стоят на полках рядами. Я давно уже ничего не заимствовала у Джемаймы, и с тех пор, похоже, она целиком обновила гардероб. — Должно быть, тратит не менее часа в день, чтобы привести все в порядок, — завистливо вздыхаю я, вспомнив о беспорядке в собственном гардеробе. — Так и есть, — подтверждает Лиззи. — Я сама видела. Заметьте, платяной шкаф Лиззи еще хуже моего. То есть вместо него у нее простой стул, едва ли не до потолка заваленный вещами. Она утверждает, что от уборки у нее голова болит и главное — чтобы все было чистым, а остальное значения не имеет. — Начнем — ухмыляется Лиззи, снимая белое, усыпанное блестками платье. — Какой имидж предпочтет мадам сегодня вечером! Я не собираюсь надевать белое платье с блестками. Но все же примеряю. Собственно говоря, мы обе успеваем перемерить большую часть того, что висит в шкафу, а потом скрупулезно водворяем все на место. В самый разгар бурной деятельности снова срабатывает сигнализация, и мы в ужасе подскакиваем, но тут же делаем вид, что нам все нипочем. Наконец я останавливаюсь на изумительном красном топе с разрезами на плечах, идеально подходящем к моим черным шифоновым брюкам от ДКНЙ,[30] и серебряных туфельках Джемаймы от Прады на высоких каблуках (двадцать пять фунтов в «Ноттинг-Хилл траст шоп»). В последнюю минуту я неожиданно для себя хватаю маленькую черную сумочку от Гуччи. — Выглядишь потрясающе! — объявляет Лиззи, когда я в последний раз поворачиваюсь перед ней. — Фантастика! — Не слишком роскошно — Конечно, нет! В конце концов, ты собираешься ужинать с мультимиллионером! — Ради Бога, только не об этом, — прошу я, чувствуя, как в животе все сжимается. Я смотрю на часы. Почти восемь. О Боже, теперь я начинаю нервничать по-настоящему. В веселой суматохе сборов я совсем забыла о том, что мне предстоит. «Спокойно, — твержу я себе. — Это всего лишь ужин. Всего лишь. Ничего больше. И не стоит…» — Черт! — восклицает Лиззи, выглядывая в окно. — Потрясно! На улице большой автомобиль! — Что Где Я бросаюсь к ней. Сердце уже пустилось в галоп. Слежу за направлением взгляда Лиззи, почти не смея дышать. Гигантский роскошный автомобиль стоит у наших дверей. Да уж, на самом деле гигантский. Серебристый, сверкающий, он выглядит удивительно неуместно на нашей крохотной улочке. До того неуместно, что из окон напротив начинают высовываться жильцы. Вот теперь я напугана до смерти. Что я делаю! Это мир, о котором я ничего не знаю. Сидя на соседних местах в том злополучном самолете, мы с Джеком были равны. Просто два незнакомых человека, случайно встретившихся в полете. Но взгляните на нас теперь. Взгляните на тот мир, в котором живет он… и на тот мир, в котором пребываю я. — Лиззи, — говорю я еле слышно, — я никуда не хочу идти. — Хочешь! — решительно возражает Лиззи, но я-то вижу, что она перепугана не меньше меня. Дребезжит звонок, и мы снова подпрыгиваем. Ой, меня вот-вот вывернет! Ладно. Все хорошо. Я иду. — Привет, — говорю я в домофон. — Я… я сейчас спущусь. — Кладу трубку и смотрю на Лиззи. — Ну, — дрожащим голосом объявляю я, — вот и началось! — Эмма! — Лиззи хватает меня за руку. — Послушай не обращай внимания на то, что несет Джемайма. Веселись и ни о чем не думай. — Она крепко обнимает меня. — Позвони, если удастся. — Обязательно. Я в последний раз смотрю на себя в зеркало, открываю дверь и спускаюсь. Снова открываю дверь. На крыльце стоит Джек в пиджаке и с галстуком. Улыбается мне и все страхи мгновенно улетучиваются. Джемайма ошиблась. И никакая это не битва. Не против него. А я и он вместе. — Привет. Прекрасно выглядишь, — говорит он. — Спасибо. Я тянусь к ручке дверцы, но мужчина и форменной фуражке спешит открыть ее для меня. — Какая я глупая, — нервно смеюсь я. Поверить невозможно, что я сажусь в такую машину! Я, Эмма Корриган. Чувствую себя настоящей принцессой! Нет, кинозвездой! Украдкой поглаживаю бархатное сиденье, стараясь не думать, насколько отделка отличается от той, какую мне когда-либо приходилось видеть в других машинах. — Все в порядке — спрашивает Джек. — Разумеется, — отвечаю я, но от волнения из горла вырывается хриплое карканье. — Эмма, обещаю, будет весело. Кстати, как насчет обычного сладкого хереса перед свиданием Откуда он знает.. Ах да. Самолет. — Как всегда, — признаюсь я. — Не хотите еще немного Он открывает бар, и я вижу бутылку «Харвиз бристол крим» на серебряном подносике. — Вы купили это специально для меня — удивляюсь я. — Нет, это мое любимое пойло, — отвечает Джек с самым серьезным видом, но я неудержимо смеюсь. — Кстати, и я с вами выпью за компанию. — Он вручает мне бокал. — Никогда не пил его раньше. Плеснув немного на дно стакана, он делает глоток и начинает отплевываться. — Вы это серьезно Или разыграли меня — Но вкусно же! Как на Рождество. — Насчет вкуса я промолчу. — Он качает головой. — Боюсь даже сказать, с чем это можно сравнить! Нет, если не возражаете, я останусь верен виски. — Как хотите, — пожимаю плечами я. — Но вы многое теряете. Делаю еще глоток и счастливо улыбаюсь. Наконец мне удалось расслабиться. Это будет лучший вечер в моей жизни.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26