Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Социально-психологические и лингвистические детерминанты этнических установок учащихся Санкт-Петербурга




страница1/7
Дата15.05.2017
Размер0.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
Социально-психологические и лингвистические детерминанты этнических установок учащихся Санкт-Петербурга (готовиться к печати)1. Научная проблема исследования Особое место среди исследований, посвященных изучению этнических аттитюдов, занимают работы, направленные на определение факторов формирующих и активизирующих негативныепозитивные аттитюды титульного населения к представителям различных этнических групп. В рамках социальной психологии и социолингвистики сформировалось междисциплинарное направление, которое фокусируется на изучении языковых аттитюдов (language attitudes) - аттитюдов к вариациям одного языка или нескольких языков или, как альтернативный вариант, к говорящим на этих языках2. В этом направлении в качестве стимула активизирующего этнические аттитюды выступает речь представителей этнических групп. В ряде исследований ученые исходят из предположения, что некоторые речевые особенности могут указывать на этническую принадлежность говорящего. Следуя этой логике, акцент также рассматривают в качестве фактора, влияющего на отношение к говорящему: впечатление о человеке, который говорит с акцентом, формируется через призму его этнической принадлежности, на которую указывает акцент. Подобное допущение выглядит вполне правомерным, если человек, который воспринимает говорящего, убежден в том, что подавляющее большинство представителей этой этнической группы говорят с акцентом. В этом случае акцент выступает в роли характерной черты представителей этнической группы и активизирует сформированные аттитюды. Если же человек не считает, что акцент является отличительным признаком представителей этнической группы, положение о том, что акцент вызывает сформированные аттитюды к этой группе нуждается, на наш взгляд, в подтверждении. Основной вопрос нашего исследования можно сформулировать следующим образом. Людям свойственно иметь представления о личностных качествах, внешних характеристиках и неотъемлемой сущности представителей различных этнических групп, называемые этническими стереотипами. Мы ставим своей целью узнать, входят ли в этнические стереотипы представления о том, говорят ли члены этнической группы с акцентом или без акцента и как это влияет на восприятие представителей этой группы, если они говорят с акцентом без акцента. Объектом нашего исследования являются учащиеся различных учебных заведений Санкт-Петербурга в возрасте 15-18 лет. Предметом исследования являются этнические аттитюды учащихся Санкт-Петербурга. Методологические и теоретические основания исследования В нашем исследовании мы придерживаемся когнитивного подхода к изучению языковых аттитюдов. Вслед за представителями этой парадигмы в структуре аттитюдов мы будем выделять три компонента: убеждения (стереотипы), чувства и предрасположенность действовать определенным образом (поведенческая тенденция). Тем самым мы рассматриваем этнические стереотипы как структурные компоненты аттитюдов, представляющие собой убеждения о неотъемлемой сущности групп людей. Присутствие негативного этнического аттитюда (предрассудка) предполагает то, что человеку не нравится определенная этническая группагруппы (чувства), то, что он может себе позволить в отношении людей из этой группы определенные дискриминационные проявления (поведенческая тенденция) и то, что он убежден в наличие у них определенных черт личности (стереотипы). Согласно когнитивному подходу аттитюды являются результатом убеждений о членах других групп. Считается, что стереотипы взаимосвязаны с поведенческим, а также аффективным компонентами аттитюдов. Выявление негативныхпозитивных стереотипов свидетельствует о соответственно негативнойпозитивной окраске аттитюда в целом. Мы будем придерживаться распространенной точки зрения, что негативные оценки, отличающие предрассудок, относятся ни к одному представителю этнической группы, а ко всей группе. Конкретный представитель этнической группы оценивается с разных позиций, путем приписывания качественно различных групповых особенностей. С учетом этого суждения, выводы исследования могут базироваться на изучении восприятия испытуемыми только одного типичного человека, символизирующего всех членов своей группы3. Исследовательский дизайн Исследование состояло из трех этапов: предварительного и двух основных. Предварительный этап исследования был проведен для выявления двух этнических групп, аттитюды к которым будут изучаться. Респондентов просили назвать этнические группы, которые проживают на территории Санкт-Петербурга и затем оценить свое отношение к этим группам. На первом этапе изучались аттитюды учащихся к двум этническим группам, которые были отобраны на предварительном этапе. Мы планировали решить следующие задачи: определить является ли акцент характерной чертой представителей этих групп, изучить какими качествами личности их наделяют (стереотипы) и какие поведенческие тенденции в отношении их проявляют (поведенческая составляющая аттитюдов). На втором этапе исследования проводился социолингвистический эксперимент, известный под названием метода парных масок (matched-guise technique), который позволяет определить какие аттитюды вызывают представители разных этнических групп, когда они говорят с акцентом, и когда они говорят без акцента. Сравнение данных, полученных на этом этапе с результатами первого этапа, позволят ответить на ключевой вопрос исследования. На обоих этапах исследования испытуемые будут оценивать представителей этнических групп по шкале социальной дистанции и модифицированному тесту семантического дифференциала. Теоретические основания изучения аттитюдов Описание основных понятий исследования Несмотря на длинную историю изучения аттитюдов не существует их универсального согласованного определения. За последние десятилетия продолжает наблюдаться трансформация способов определения этого понятия. Большое влияние на изучение аттитюдов оказало определение, которое было дано Г. Олпортом: аттитюд – нейропсихическое состояние готовности (state of readiness), сложившееся на основе опыта и оказывающее директивное или динамическое влияние на все ответы и ситуации индивида, с которым он связан4. Определение было дано в русле традиции теории социального научения и, поэтому, подчеркивало влияние прошлого опыта на формирование аттитюдов и указывало на их поведенческое значение. В рамках когнитивного подхода в определение аттитюдов происходило переключение фокуса внимания с прошлого опыта на настоящий субъективный опыт индивида, отсутствовало упоминания о поведенческих реакциях, выделялись структурные составляющие5. В дальнейшем наблюдается тенденция комбинировать в определениях элементы этих двух подходов, причем практически очень часто происходит выделение трехкомпонентной структуры. Бреклер определяет аттитюды как предполагаемые ответы на аттитюдные объекты, а аффективный, когнитивный и поведенческие компоненты рассматривает как три возможных класса ответов6. Другие определения представляют аттитюды в виде склонности реагировать благожелательно или неблагожелательно на аттитюдный объект, а три компонента – как три направления, в которых аттитюд может выражаться в наблюдаемых реакциях7. Занна и Рампел предлагают определять аттитюды, как оценки (appraisals) объектов, а эмоции, мнения и поведение рассматривать тремя классами информации, на которых эти оценочные утверждения основываются8. В отличие от представлений Бреклера об аттитюде как о латентном конструкте, они рассматривали аттитюды в виде отдельных когнитивных систем, которые могут быть извлечены из памяти независимо от информации (аффективной, когнитивной или поведенческой) на которой они основываются. В настоящее время можно сказать, что большинство исследователей определяют аттитюды в терминах оценок (evaluation). В соответствии с этим подходом аттитюды представляют собой суммарные оценки объектов, измеренные по таким признакам как хороший – плохой, вредный – выгодный, приятный – неприятный и т. п.9 Одни, например, предлагают рассматривать аттитюды как психологические тенденции, которые выражаются в оценивании определенных объектов одобрительно или неодобрительно. В других определениях аттитюды рассматриваются как эмоциональные реакции (affect). Так, для А. Greenwald аттитюды – эмоциональные реакции, связанные с объектом в памяти10. А. Kruglanski определяет аттитюд с позиции знаний (cognition): специальный тип знаний (knowledge), обладающих преимущественно оценочным или аффективным содержанием11. Понимание аттитюда как склонности действовать определенным образом (behavioral predispositions) наблюдается у Triandis12. Для него аттитюд – это состояние личности, которая предрасполагает к позитивной или негативной реакции на объект, личность или идею. Несмотря на существующие различия можно выделить следующие общие черты в преобладающем современном понимании аттитюдов: оценка составляет центральный аспект аттитюдов; аттитюды представлены в памяти; можно выделить когнитивные, аффективные и поведенческие основания аттитюдов, также как когнитивные, аффективные и поведенческие последствия. Большинство исследователей вовлекают понятие оценки в их определение аттитюдов. Eagly и Chaiken утверждают, что аттитюды не формируются до тех пор, пока индивиды не реагируют на объект оценочно и что, однажды сформировавшись, при столкновение в дальнейшем с объектом аттитюда, предрасполагают к оценочным реакциям. Причем оценочные реакции могут быть открытыми или скрытыми, а также когнитивными, аффективными и поведенческими13. Большинство исследователей предполагают, что аттитюды представлены в памяти. К этим представлениям относятся попытки охарактеризовать аттитюды как структуры знаний или как ассоциативные сети связанных между собой оценок и мнений в пределах самих аттитюдов и между ними. Fazio и его коллеги показали насколько важна сила взаимосвязи объекта аттитюда и его оценки14. Сила аттитюда измерялась скоростью, с которой репрезентация объекта аттитюда могла вызывать оценочную реакцию. Было обнаружено, что сила аттитюдов позитивно взаимосвязана и с автоматическим и с предсказуемым поведением. Tourangeau и Rasinski изучали значение подхода ассоциативных сетей к контекстуальным эффектам в исследованиях аттитюдов15. Они предположили, что аттитюдные реакции являются результатом четырех стадийного процесса, каждая из стадий которого может находиться под влиянием контекста. Контекст может влиять на интерпретацию, согласно которой аттитюд является релевантным, мнения и чувства, связанные с контекстом вероятней всего восстанавливаются из памяти, аттитюдные суждения могут уподобляться или противостоять контексту и, наконец, контекст может оказать влияние на выбранную реакцию. Идеи этого исследования открывают широкие перспективы для дальнейших рассуждений в этом направлении. Например, если различные ситуации вызывают различные аттитюды исключительно посредством активизации информации, хранящейся в памяти, тогда люди, которые не обладают соответствующей информацией, не смогут продемонстрировать должного эффекта. Если же вся релевантная информация в памяти касается одного и того же вопроса, различные ситуации могут активизировать одинаковые оценочные реакции и снова будет наблюдаться отсутствие эффекта, но на этот раз ложное. Эти замечания позволяют предположить, что те люди, которые хранят в памяти информацию релевантную ситуации и чьи эмоциональные реакции касаются разных сторон вопроса, должны демонстрировать более высокий контекстуальный эффект. Социкогнитивная модель, предложенная Pratkanis и Greenwald интегрирует репрезентативные и оценочные особенности аттитюдов16. Согласно этому исследованию, аттитютиды представлены в памяти образом объекта, оценочными категориями и структурами знаний, которые поддерживают оценку. В соответствии с этой моделью определяется роль аттитюдов в процессе решения проблемы, организации памяти на события и поддержки собственного достоинства. Breckler и Wiggins определили аттитюды как нейро-психические репрезентации17. Они утверждают, что репрезентация имеет различные формы и что один объект может быть представлен различными способами. Представление об аффективно-когнитивно-певеденческой структуре присутствует в большинстве исследований, хотя часто в неявной форме. Новшеством является смещение исследовательского вопроса с изучения разновидностей структурных характеристик на разновидности оснований и последствий аттитюдов. Было показано, что аттитюды могут основываться и зависеть от аффективной, когнитивной и поведенческой информации18. Eagly и Chaiken доказывают, что аттитюды могут вызывать аффективные (например, симпатия к объекту), когнитивные (например, приписывания цели действий) и поведенческие ответы (нескрываемые действия к цели)19. Структура аттитюдов Вопрос о том представляют ли собой аттитюды однокомпонентные конструкты или имеют многокомпонентную структуру на сегодняшний день можно по праву назвать традиционным. Унитарный подход рассматривает аттитюды как аффективные ориентации на объекты, тогда как трехкомпонентное видение аттитюдов предполагает выделять в их структуре аффективные, когнитивные и поведенческие составляющие20. Существует и другая точка зрения, в соответствии с которой модель состоит из двух компонентов и не включает в себя поведенческий. Такое видение было основано на критике трехкомпонентной структуры аттитюдов, обусловленной работами, направленными на изучение взаимодействия аттитюдов и поведения. Исключение из модели поведенческого компонента на первый взгляд позволяло разрешить неоднозначность взаимосвязи аттитюдов с проявляемыми поведенческими реакциями. Используя ковариационный структурный анализ Bagozzi и Burnkrant заново проанализировали данные об отношении аттитюдов и поведения, предложенные Fishbein и Ajzen и заключили, что аффективно-когнитивная модель аттитюдов соответствует данным лучше, чем однофакторная модель. Dillon и Kumar произвели подобный анализ, но заключили, что, однофакторная модель ничуть не хуже аффективно-когнитивной. Последующие исследования в этом направлении дали основания подтвердить большую значимость двухфакторной модели21. Тестирование трехкомпонентной модели привело к противоречивым результатам. Валидность модели подтвердилась в том случае, когда для анализа использовались данные, полученные в ходе исследования, в котором объект аттитюда предъявлялся испытуемым непосредственно и использовались невербальные способы изучения аффективных и поведенческих компонентов. Во втором исследовании, когда эти компоненты измерялись с использованием вербальных процедур, а объект не предъявлялся, трехкомпонентная модель была отклонена22. На сегодняшний день можно утверждать, что преждевременно говорить о предпочтении какой-либо модели относительно другой, так как проведенные исследования не только отличаются в выборе объектов изучения, исследовательских процедур и предъявляемых объектов, но, что немало важно, используют математические методы для анализа данных, обладающих различной мощностью. Остается до конца неясным все тонкости взаимоотношений между компонентами аттитюдов. Другая трудность состоит в том, что определяя аттитюды как позитивные или негативные оценочные реакции на объект, которые выражаются в знаниях, чувствах и поведенческих тенденциях, трудно установить в какой степени общая оценка обусловлена проявлением той или иной составляющей. Эти противоречивость результатов исследований привела к тому, что в настоящее время все больше исследователей пытается изучать аттитюды отодвигая на второй план их структурное содержание или вообще исключить его из анализа. Взаимоотношение компонентов аттитюдов Большое количество современных исследований направлено на изучение когнитивной составляющей аттитюдов. В большинстве случаев изучение мнений относительно определенных вопросов осуществляется сходным образом. Исследователи либо просят респондентов указать степень, в которой они согласны с различными утверждениями по определенному вопросу либо анализируют содержание ответов на открытые вопросы. Но не во всех случаях результаты легко поддаются интерпретации. Так, подобные процедуры позволяют сделать вывод о затухании расовых стереотипов, тогда как более поздние исследования не обнаруживают подобной тенденции. Sears и Kinder предполагают, что расовые аттитюды проявляются не в традиционных стереотипах, а в символическом расизме, основанном на расистском чувстве, связанном с такими традиционными ценностям, как индивидуализм. Понятие символического расизма на сегодняшний момент является спорным23. Breckler и Wiggins проводят различия между эмоциональной и оценочной реакцией в структуре аттитюдов24. В своем исследовании они просили респондентов оценить объекты аттитюда по нескольким биполярным шкалам (например, плохой – хороший), причем часть из них, определяла то, какие чувства вызывает объект (эмоциональная реакция), а часть – как объект представляется (оценочная реакция, хотя преимущественно основывается на когнитивных мнениях об объекте). На основании полученных данных авторы сделали вывод о том, что эмоциональная и оценочная реакция составляют различные компоненты аттитюдов. Olson и Zanna подвергают критике основные выводы этой работы. Они предполагают, что результаты исследования не позволяют отказаться от расхожего представления об аттитюдах как об оценочных суждениях, которые хранятся в памяти, а эмоциональная реакция может быть одним из возможных их источников25. Большое количество исследований посвящены изучению аффективного и когнитивного компонентов аттитюдов. Основной вывод, который был сделан в результате противопоставления этих компонентов, заключается в том, что аффективный компонент аттитюдов поддается изменениям с большим трудом, чем когнитивный компонент. на основании выделения аффективного компонента можно развести понятия аттитюдов, в структуре которых он присутствует и фактов, в которых выделяют только когнитивный компонент. Вследствие этого, факты и аттитюды функционируют по-разному: присутствие аффективного компонента делает процесс изменения аттитюдов более трудным, тогда как изменить факты не так сложно. Одной из причин, почему аффективный компонент является стойким к изменениям, служит то, что оценка объекта аттитюда может сохраняться, в то время когда само содержание, вызвавшее эту оценку, уже забыто26. С этой точки зрения аффективный компонент имеет больше влияние на аттитюд в целом и поведение, чем когнитивный компонент. Недавние исследования сконцентрировали свое внимание на проблеме использования релевантных методов для оценки аффективных и когнитивных составляющих. Eagly, Mladinic и Otto критиковали исследователей использующих инструментарий с готовым набором процедур, таких как оценочные шкалы и опросники, которые, по их словам, приводят к методологическим ограничениям. Чтобы избежать подобных искажений Eagly, Mladinic и Otto использовали открытые процедуры, предлагая респондентам перечислить последовательно свои эмоции и мнения. К сожалению, не было проведено никакой эмпирической проверки преимущества новых методов исследования аффективных и когнитивных составляющих по сравнению с традиционными27. Другое направление исследований – изучение в какой степени аттитюды основываются на аффективных и когнитивных факторах. Haddock, Zanna и Esses обнаружили, что аттитюды людей, набравших высоки балл по шкале авторитаризма, были основаны преимущественно на символических убеждениях и прошлом опыте28. Аттитюды людей, у которых авторитарные черты практически не были выявлены, определялись преимущественно стереотипами и эмоциями. Аттитюды также изучались после предъявления различных сообщений. В том случае, когда сообщение было эмоциональным, аттитюды основывались на когнитивных и аффективных реакциях, в случае, когда сообщение не имело эмоционально окрашенного содержания аффективная реакция не входило в основания аттитюдов. Этнические стереотипы Этнические стереотипы можно представить как одну из форм этнического сознания, состоящую из устойчивых представлений о себе, а также о других этнических группах. В эти представления входят совокупность мнений и о присущих этим группам определенных культурных особенностях. На основании такого понимания входящих в содержание стереотипа представлений можно выделить автостереотипы (сформированные убеждения о собственной группе и ее членах) и гетеростереотипы. (сформированные убеждения о другой группы и ее членах), согласно терминологии введенной Триандисом29. Справедливо заметить, что основная часть исследований сконцентрировалась на изучении стереотипических представлениях о других группах. Так, в рамках этих исследований было выявлено, что представления о своей группе являются более насыщенными и четкими, чем представления о чужих группах. Чужаки могут восприниматься как похожие друг на друга люди и, в тоже время, отличающиеся от людей из своей группы30. Этот закономерность получила название эффекта групповой гомогенности. В этом контексте нельзя не упомянуть о существовании феномена внутригрупповой пристрастности. Согласно его трактовке, само образование группы способствует формированию в когнитивном поле устойчивой дихотомии мы - они, причем, своя группа будет восприниматься, как обладающая большим количеством позитивных составляющих. Важно понимать, что понятие внутригрупповой пристрастности может включать в себя не одну, а две составляющие. Первая составляющая, собственно, заключается в позитивном отношении к своей группе, вторая – в неприязни к чужой группе. Итак, феномен внутригрупповой пристрастности может отражать как позитивную составляющую восприятия нас, так и негативную составляющую восприятия их, а также и то и другое. Но в этнических стереотипах мы можем наблюдать эффект другого уровня. Важной особенностью стереотипов, которую удалось обнаружить в исследованиях, осуществляемых в этом ключе, является то, что некоторые этнические меньшинства развивают негативный автостереотип в соответствии с гетерестереотипом доминирующего большинства31. Но авторы подчеркивают, что эту особенность никак нельзя назвать закономерностью до тех пор, пока она не будет подвергнута более тщательному изучению, которому в настоящее время препятствует ряд сложностей связанных с особенностью предмета исследования. Большая часть работ направлена на выявление характерных черт стереотипа. Когда мы приводили описание основных компонентов аттитюдов, мы уже упоминали об одной из таких характеристик, заключающейся во взаимосвязи с процессом социальной категоризации. Познавательный процесс неотделим от сегментации социального мира и выстраивания абстрактного конструкта, в котором обозначены социальные категории и группы. Категоризация позволяет быстро поместить воспринимаемый объект в определенную группу и, тем самым, идентифицировать его. Другой важной функцией этого процесса является регулирование и предсказание поведения. Можно выделить три аспекта стереотипизации, посредством которой происходит обеспечение содержанием социальных категорий. Первый аспект можно сформулировать как категоризация других индивидов на основе легко опознаваемых характеристик. В случае этнических стереотипов это может быть стиль речи, особенности внешности, фамилии. Следующий аспект заключается в том, что набор определенных характеристик (личностных черт, ролей, ценностных ориентаций) приписывается всем представителям той категории, причем, этим набором признаков они отличаются от других групп. Исходя из этого, третий аспект заключается в том, что любому индивиду, являющемуся членом этой категории, приписываются эта совокупность характеристик. Категоризация позволяет нам доверять стереотипу, когда мы испытываем дефицит времени, чрезмерную занятость, когда мы чувствуем усталость или, наоборот, слишком эмоционально возбуждены32. Этническая принадлежность является существенной предпосылкой для категоризации. Она является более мощным фактором, для отнесения индивида к определенной группе, чем такие характеристики человека, как пол, возраст, профессия и др. Этническая принадлежность способна минимизировать эффект факторов, которые в случае с человеком, принадлежащим группе воспринимающего индивида, были бы основополагающими для классификации. На фоне такого понимания процесса стереотипизации несколько особняком, на первый взгляд, стоит разделение стереотипов на социальные и индивидуальные. В действительности противоречия не будут обнаружены, если под социальными стереотипами понимать стереотипы, которые являются общими для определенной группы людей. Под индивидуальными стереотипами, в таком случае, понимается представления, присущие только одному индивиду. В таком понимании, характерные черты, которые большое количество людей приписывают значительной доле членов определенной группы, составляют социальный стереотип этой группы, а характерные черты, которые приписываются значительной доле членов определенной группы индивидом, составляют индивидуальный стереотип. Очевидным является тот факт, что социальные стереотипы играют более важную роль в исследовании факторов, влияющих на феномен социальной перцепции. Фишман замечает, что индивидуальные стереотипы утрачивают свое влияние в межгрупповом взаимодействии из-за воздействия членов группы, к которой принадлежит индивид. Социальная идентификация может лежать в основе подчинения групповым нормам. Большинство исследований стереотипов вслед за исследованиями аттитюдов можно разбить на две группы: исследования сконцентрированные на познавательных процессах, которые лежат в основе стереотипизации и являются следствием этого процесса и исследования, направленные на определение его социальных функций33. Американские исследователи большей частью имеют дело с проблематикой первой группы исследований. Гамильтон выделяет три основных проблемы, которые лежат в основе такого рода исследований: - Когнитивные предубеждения, которые заканчиваются формированием стереотипа воспринимаемой группы; - Когнитивные предубеждения, которые проистекают из сформированного стереотипического образа воспринимаемой группы; - Поведенческие последствия стереотипизации34. В качестве одного из самых важных эффектов стереотипизации можно рассматривать феномен приписывания. Было выявлено, что когда индивиды обнаруживают, что их предвкушения в отношении какого-либо индивида или группы находят подтверждение, они полностью полагаются на дополнительную информацию, поставляемую стереотипом, не пытаясь обнаружить дополнительные факторы, которые могут лежать в основе подтвердившихся ожиданий35. Если же их ожидания не находят подтверждения, они полагают, что причины несоответствия следует искать во влиянии внешних факторов. Этот феномен является одной из причин устойчивости стереотипов к новой информации. Целая область исследовательских работ посвящена изучению взаимосвязи стереотипов с поведением. Проблема заключается в том, что под стереотипами понимается совокупность суждений о группе, а во многих исследованиях в качестве реакции на индивида оцениваются поведенческие тенденции. Критика позиции такого подхода заключается в утверждении безосновательности логического перехода, совершаемого от выводов, полученных в результате оценки конкретного индивида к выводам о реакции на всю группу. Другая критика этих исследований состоит в правомочности самого существования попытки связать стереотипы с поведением. Такая точка зрения предполагает описание косвенного влияния стереотипов на поведение и не позволяет рассматривать их в качестве основы для возникновения поведенческих реакций. Для американской школы изучения стереотипов связаны с исследованием познавательных процессов, европейские исследователи большей частью сосредоточены на выявлении социальных функций стереотипов. Такой подход позволяет посмотреть на процесс стереотипизации под другим углом. Сюда входит изучение таких проблем, как выяснение причин, которые лежат в формировании одинаковых стереотипических представлений у большого количества людей или определение факторов, которые повлияли на то, что какая-то этническая группа была выбрана для дискриминации, а другая группа, напротив, вызывает симпатию. Здесь интересно отметить работу Тежфела, в которой он пытается определить функции стереотипов во внутригрупповом и межгрупповом взаимодействии36. Первая функция заключается в объяснении существующих отношений между группами, в частности, в попытки объяснить несущие негативный характер события. Вторая функция состоит в оправдании сложившихся межгрупповых отношений. Например, посредством этой функции индивиды не только могут оправдывать действия, которые совершались в отношении членов определенной группы, но и создавать платформу для построения последующей стратегии взаимодействия. Один из подходов в объяснении природы предрассудков связывает их возникновение с потребностью в статусе. Для того, чтобы определить статусную позицию необходимо соотнести объект с другими индивидами. Следовательно, статус повышается, если оказывается кто-нибудь еще, кто занимает более низкое положение. Негативные аттитюды оказываются более выраженными у тех, кто занимает более низкое социально-экономическое положение. Противопоставления себя другим по этническому признаку позволяют почувствовать свое превосходство. Говоря о стереотипе, таким образом, можно рассматривать его с нескольких позиций. С позиции содержания стереотипов мы говорим о наборе сформированных убеждений об этнических группах. Направленность стереотипа определяет преобладание позитивных или негативных приписанных группе характеристик. В соответствии с этим можно говорить об общей позитивной направленности или общей негативной направленности. Также важным аспектом является учет единообразия характеристик, которыми наделяют этнические группы. Выделение или исключение интенсивности из основных выделяемых в стереотипе параметров зависит от того, какого взгляда придерживается исследователь на соотнесение аттитюда и стереотипа. В том случае, если стереотип рассматривается в качестве разновидности аттитюда – интенсивность учитывается. Под интенсивностью понимается степень предубежденности к этнической группе.
  1   2   3   4   5   6   7

  • Теоретические основания изучения аттитюдов
  • Структура аттитюдов
  • Взаимоотношение компонентов аттитюдов
  • Этнические стереотипы