Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Социальная психология




Скачать 11.95 Mb.
страница6/50
Дата13.02.2018
Размер11.95 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Феномен «я знал это заранее» может не только превратить открытия соци­альной науки в подобие заключений, сделанных на основе здравого смысла, но и привести к пагубным последствиям. Он порождает самонадеянность — пере­оценку наших интеллектуальных возможностей. После изобретения и призна­ния пишущей машинки люди задним числом сказали, что это был механизм, который нужно было изобрести, и что, раз уж ее изобрели, она должна пользо-

«Легко быть мудрым после того, как что-то уже произошло». Артур Конан Дойл, «Проблема Тора Бриджа»

Глава 1. Введение в социальную психологию ■

ваться успехом. Но для Кристофера Лейтема Шоулса (Christopher Latham Sholes), создателя «Ремингтона», ее успех не был столь очевиден заранее. В пись­ме, датированном 1872 годом, он поверял: «Я опасаюсь, (что) она проживет короткий век и ее забудут».

Более того, поскольку результаты кажутся такими, как если бы их предвиде­ли заранее, мы более склонны обвинять тех, кто принимает решения, становящи­еся в ретроспективе «очевидно» плохим выбором, чем хва­лить этих людей за хороший выбор, который впоследствии тоже будет казаться «очевидным». После войны в Персид­ском заливе в 1991 году казалось, не было никаких сомне­ний, что подавляющее превосходство США и их союзни­ков в воздухе позволит разгромить иракские войска, хотя едва ли это было ясно большинству политиков и ученых мужей заранее. После нападения японцев па Пирл-Хар-бор (США) в 1941 году намеки на неминуемое вторжение

тоже казались историкам, описывавшим утро того понедельника, настолько очевидными, что они обвинили политиков и руководство войск США в неспо­собности предвидеть то, что случилось.

И мы тоже иногда обвиняем себя за «глупые ошибки», за то, может быть, что не смогли лучше контролировать ситуацию или человека. Оглядываясь назад, мы видим, как надо было действовать. (Вспомните сожаления Артура Шлезин­гера по поводу того, что он «был столь молчалив» во время обсуждения плана ЦРУ о вторжении на Кубу.) Но иногда мы слишком строги к себе. Мы забыва­ем о том, что очевидное сейчас не было столь очевидным ранее. Врачи, срав­нивающие симптомы болезни пациента и причину его смерти, определенную вскрытием, иногда удивляются, как можно было поставить неправильный диаг­ноз. Другие врачи, которые опираются только на симптомы, не находят, что диагноз так уж очевиден (Dawson & others, 1988). (Стал бы суд так торопиться с вынесением вердикта «небрежное лечение пациента», если бы он был вынуж­ден ставить диагноз, а не судить о его качестве по уже известному результату?)

Итак, к какому же выводу мы придем — что здравый смысл обычно ошибо­чен? Иногда да. До тех пор пока наука не развенчала общепринятую точку зрения, на протяжении веков люди были уверены, что Солнце вращается вокруг Земли. На основании медицинского опыта доктора считали, что кровопускание эффективно при лечении брюшного тифа, пока кто-то в середине прошлого столетия не провел эксперимент: разделил пациентов на две группы — одной делали кровопускание, а у другой был просто постельный режим.

В чем счастье: в знании правды или в сохранении иллюзий? В том, что ты вместе с другими, или в том, что живешь в мирном уединении? В том, что живешь добродетельной жизнью или погряз во грехе? Мнений — тьма; не­важно, что мы считаем, всегда будет кто-то, кто это предвидел. Вопрос в том, какие из бесчисленных конкурирующих идей больше всего соответствуют ре­альности? Поэтому дело не в том, что здравый смысл заведомо ошибочен. Пожалуй, здравый смысл обычно прав, но уже после свершившегося факта. По этой причине мы легко обманываем себя, полагая, что знаем и знали больше, чем это есть и было на самом деле. Именно поэтому нам нужна психологичес­кая наука — чтобы помочь отделить реальность от иллюзий и настоящие про­гнозы от легкого хпндсайта.

16 ■ Социальная психология

РЕЗЮМЕ

Открытия социальной психологии иногда кажутся очевидными. Однако экс­перименты показывают, что результаты более «очевидны» после того, как фак­ты уже известны. Эта ошибка хиндсайта часто делает людей слишком уверен­ными в правильности своих суждений и прогнозов.



■ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ

Социальные психологи прогнозируют поведение посредством корреляционных исследований, которые часто проводятся в естественных условиях. Стремясь объяснить поведение, они ставят эксперименты, в которых манипулируют одним или несколькими контролируемыми факторами. Порученные результаты позво­ляют социальным психологам оценить теории, которые систематизируют их на­блюдения и подразумевают проверяемые или практические гипотезы.

В отличие от других научных дисциплин, в социальной психологии занято почти шесть миллиардов практиков-любителей. Созерцание людей в парках, на пляже, в школе — универсальное хобби. Наблюдая за людьми, мы формируем предположения о том, как люди думают друг о друге, как они влияют друг на друга и как относятся друг к другу. Социальные психологи-профессионалы делают то же самое, только более кропотливо, часто используя эксперименты — социальные драмы в миниатюре, где находят причину и следствие. Прочитав следующие главы, вы многое узнаете о методах социально-психологических исследований. Но давайте сейчас заглянем за кулисы и кратко познакомимся с тем, как делается социальная психология. Этого взгляда, я полагаю, будет вполне достаточно, чтобы вы поняли зна­чение обсуждаемых далее открытий и критично поразмыс-

венно возникающих связей между переменными.

Полевое исследование:

исследование, выполненное в естественных, реальных жизнен­ных уело иях, не лили о повседневных общественных событиях.

Корреляционное исследование:

изучение естест-

Социально-психологические исследования различают­ся по своим условиям. Они могут быть лабораторными (контролируемая ситуация) или полевыми (повседневные ситуации). Еще они различаются по методу — он может быть либо корреляционным (выявляющим, существует ли между двумя факторами естественная связь), или экспери­ментальным (манипулирование каким-либо фактором с целью выяснения, как он влияет на другой). Если вы хоти­те быть критичным читателем результатов психологических исследований, о которых сообщается в газетах и журналах, вам стоит уяснить различие между корреляционным и экспериментальным исследованием.

КОРРЕЛЯЦИОННОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ: НАХОЖДЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

Используя реальные примеры, давайте сначала рассмотрим преимущества (изучение значимых переменных в естественных условиях) и недостатки (дву-

Глава 1. Введение в социальную психологию

47

■ Рис. 1-3. Статус и долголе­тие. Высокие могильные сте лы ивекпвечи та людей, ко­торые жили долго. (Адлпшромлио in С.»roll & othcis, 1994)



смысленная интерпретация причины и следствия) корреляционного исследова­ния. Как мы увидим в главе 5, психологи связывают личностные и социальные факторы со здоровьем человека. Среди исследователей можно назвать Дугласа Карролла из Каледонского университета в Глазго и его коллег Джорджа Дэви Смита и Поля Беннетта (Douglas Carroll, George Davey Smith, Paul Bennett, 1994). В поисках возможных связей социально-экономического статуса и здо­ровья ученые взяли на себя смелость исследовать старые кладбища Глазго. В качестве единицы измерения здоровья они отметили по могильным надписям продолжительность жизни 843 индивидов. В качестве показателя статуса они измеряли высоту стел над могилой, полагая, что высота отражает стоимость и, следовательно, богатство. Как показано на рис. 1-3, более высокие столбцы связаны с более долгой жизнью как у мужчин, так и у женщин.

Карролл и его коллеги объясняют, как другие исследователи, используя современные данные, подтвердили взаимосвязь статус—долголетие. В тех об­ластях Шотландии, где плотность населения и безработица очень мала, про­должительность жизни так же высока. В США доход соотносится с долголе­тием (у людей с низким доходом и статусом риск преждевременной смерти выше). В Великобритании профессиональный статус коррелирует с долголе­тием. По времени и месту взаимозависимость статус — здоровье оказывается достоверной.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ: ВЗАИМОСВЯЗЬ - ПРИЧИННОСТЬ

Вопрос взаимозависимости статуса и долголетия иллюстрирует самую непрео­долимую ошибку мышления социальных психологов (и любителей, и профес­сионалов). Когда два фактора, таких как статус и здоровье, стоят рядом, ужасно хочется предположить, что один есть причина другого. Мы могли бы предполо­жить, что статус каким-то образом предохраняет человека от риска заболеть. Или, может быть, наоборот? Может быть, здоровье способствует бодрости и



to ■ шцисишная психология



■ Рис. 1-4- Если две переменные а.тнмосвялшш, возможно любое сочетание трех объяснений.

успеху. Вероятно, люди, живущие дольше, накапливают больше материальных ценностей, что позволяет им иметь более дорогие стелы на могиле. Корреляци­онное исследование позволяет нам прогнозировать, но не может сказать нам, будет ли изменение одной переменной (такой как социальный статус) причиной изменений другой (такой как здоровье).

Неразбериха в причинно-следственной связи еще больше запутывает рас­суждения в русле популярной психологии. Рассмотрим другую, реально суще­ствующую, взаимосвязь между самоуважением и академической успеваемос­тью. Дети с высокой самооценкой стремятся к высокой академической успевае­мости. (Как и в любой корреляции, мы можем также утверждать и обратное: хорошо успевающие имеют высокую самооценку.) Почему вы предполагаете, что это так (рис. 1-4)?

Некоторые полагают, что здоровая «Я-концепция» способствует успеваемо­сти. Таким образом, развивая у ребенка образ его собственного Я, вы содейству­ете его школьным успехам. Другие доказывают, что высокая успеваемость формирует положительный Я-образ. Исследование 635 норвежских школьни­ков свидетельствует о том, что хорошие отметки в журнале и постоянная похва­ла от дружелюбно настроенного учителя может повысить самооценку ребенка (Skaalvik & Hagtvet, 1990). Можно также предположить, что самооценка и успех коррелируют, поскольку обе переменные связаны преимущественно с ин­теллектом и социальным статусом семьи. Эта гипотеза была подтверждена в двух исследованиях: одно рассматривало общенациональную выборку 1600 молодых американцев, второе включало 715 юношей из Миннесоты (Bachman & O'Malley, 1977; Maruyama & others, 1981). Когда исследователи на статисти­чески значимом уровне устранили влияние таких факторов, как интеллект и семейный статус, корреляция между самооценкой и достижениями исчезла без следа. То же произошло и с гипотезой Джона Мак-Карти и Дина Хоуга (John McCarthy, Dean Hoge, 1984) о взаимозависимости низкой самооценки и делин-квентности (низкое самоуважение обусловливает отклоняющееся поведение): проведенное ими исследование 1658 подростков показало, что делинквентиые действия снижают самооценку. За нарушением правил следует осуждение, ко­торое, в свою очередь, обусловливает более низкую самооценку.

Глава 1. Введение в социальную психологию ■ 4S

Исследователи обнаружили уме­ренную, но положи­тельную взаимо­связь между предпочтением подростками му­зыки «хэви металл» и их установками на секс до вступле­ния в брак, порно­графию, сатанизм, употребление нар­котиков и алкогол) (Landers, 1988). Каковы возможные объяснения этой взаимосвязи?

гредовые корреляционные методики могут свидетель­ствовать о наличии причинно-следственных отношений. Взаимосвязь с разрывом во времени раскрывает после­довательность событий (например, показывая, как часто перемена в достижениях предшествует или следует за изменением самооценки). Исследователи могут кроме того использовать статистические методики, которые унич­тожают влияние «проклятых» переменных. Таким обра­зом, исследователи, о которых мы говорили выше, видели, что взаимосвязь самооценки и достижений исчезает после исключения различий в интеллекте и семейном статусе. (Среди людей с аналогичным интеллектуальным и семей­ным статусом связь самоуважение —достижение была ми­нимальной.) Подобным же образом группа исследователей из Шотландии задалась вопросом, сохранится ли взаимо­связь статуса и долголетия, если исключить из списка переменных курение, которое сейчас в гораздо меньшей степени распространено среди людей более высокого ста­туса. Взаимосвязь сохранилась, и это предполагает, что для объяснения более высокой смертности бедных необходимы какие-то другие факторы, например, более высокий уровень стресса и снижение чувства контроля.

Итак, высокая эффективность корреляционного исследования состоит в том, что оно проводится в условиях реальной действительности, где мы можем рас­сматривать такие факторы, как раса, пол и социальный статус, которыми невоз­можно манипулировать в лаборатории. Большим недостатком является амби­валентность результатов. Знание того, что две переменные изменяются вместе, позволяет нам предсказывать одну, если мы знаем другую. Но это не выявляет для нас причину и следствие.

ОПРОС


Следующий вопрос: каким образом мы измеряем переменные, типа статуса и здоровья? Один из возможных способов — опрос репрезентативной выборки людей. Исследователи получают репрезентативную группу, рассматривая слу­чайную выборку (выборку, в которую с равной вероятнос­тью может попасть любой человек из популяции). Соглас­но этой методике, любая подгруппа людей — например, рыжеволосые — будет представлена в опросе в той же мере, в какой она представлена в общей группе.

Удивителен тот факт, что опрашиваем ли мы людей в городе или во всей стране, 1200 случайно отобранных участ­ников дают нам возможность на 95% быть уверенными в описании всей популяции с ошибкой погрешности 3% или меньше. Представьте себе огромный кувшин, наполненный бобами — 50% красных и 50% белых. Наугад выберите 1200 из них, и будьте уверены, что в 95% случаях вы извлечете от 47% до 53% красных бобов, незави­симо от того, содержится в кувшине 10 000 или 100 000 000 бобов. Если мы будем рассматрибать красные бобы как тех, кто поддерживает одного кандида­та в президенты, а ($рлые бобы — как тех, кто поддерживает другого, то сможем

Случайная выборка:

группа людей, ото­бранных для опроса, в котором каждый человек изучаемой популяции имеет равные возможнос­ти участия.

50 ■ Социальная психология /

понять, почему начиная с 1950 года опросы Гэллапа, проведенные непосред­ственно перед национальными выборами в США, расходились с результатами выборов в среднем только на 1,4%. Как по капле крови можно судить обо всем организме, так на основании случайной выборки можно говорить о популяции в целом.

Следует помнить, что опросы в действительности не прогнозируют голосо­вание; они только описывают общественное мнение на момент процедуры. Общественное мнение может меняться. Чтобы оценить опросы, мы должны так­же помнить о четырех компонентах, которые, возможно, оказывают влияние на результаты: нерепрезентативные выборки, последовательность вопросов, право выбора ответов и формулировка вопросов.

Нерепрезентативные выборки

Для опроса существенное значение имеет не только величина выборки, но так­же и то, насколько точно выборка представляет исследуемую популяцию. В 1984 году обозреватель Энн Ландерс (Ann Landers), работающая в отделе писем, согласилась провести среди своих читателей опрос на тему, считают ли женщины привязанность более важной, чем секс. Ее вопрос: «Были бы вы до­вольны, если бы ваши отношения оставались близкими и нежными, но в них отсутствовал бы сам "акт"?» Из 100 000 ответивших женщин 72% сказали «да». Последовал широчайший отклик. В ответ на высказывания критиков Ландерс (1985, с. 45) признала, что «выборка может не представлять всех жен­щин Америки. Но она все-таки обеспечивает подлинное понимание (которое очень ценно) некоего общественного среза, поскольку мою колонку читают около 70 миллионов людей различного общественного положения». Все же можно пои?1тересоваться, а разве 70 миллионов читателей представляют все население? И является ли 1 из 700 читателей, принявших участие в опросе, выразителем мнений 699 неучаствовавших?

Важность репрезентативности была успешно продемонстрирована в 1936 году, когда журнал еженедельных новостей «Literary Digest» разослал по почте оп­росники на тему президентских выборов 10 000 000 американцев. Согласно присланным назад анкетам, числом более 2 000 000, Алф Ландон подавляющим числом голосов одержал победу над Франклином Д. Рузвельтом. Когда через несколько дней были объявлены реальные результаты выборов, кандидатура Ландона получила большинство только в двух штатах. Работники журнала послали опросники только тем людям, чьи имена они нашли в телефонных справочниках и базе данных служб регистрации автомобилей, таким образом пропустив всех тех, кто не мог позволить себе ни телефона, ни автомобиля (Cleghorn, 1980).

Искажение выборки может погубить самый великолепно составленный опрос. Опросы политического мнения, проводимые в одно и то же время и имеющие предположительно ошибку погрешности 3%, обычио отличаются друг от друга более чем на 3%. ФилипКонверс и Майкл Трауготт (Philip Converse, Michael Traugott, 1986) объясняют эти различия отчасти тем, что 30% лиц, выб­ранных для опроса, отказываются сотрудничать или находятся вне зоны дося­гаемости, что исключает возможность назвать выборку случайной. Например, во время президентской гонки 1984 года, когда избирателей опрашивали по телефону, те, к кому попадали с первого раза, отдали предпочтение президенту Рейгану с погрешностью в 3%. Когда интервьюеры настойчиво звонили до тех

Глава 1. Введение в социальную психологию ■ 51

пор, пока не заставали кого-то дома, ошибка погрешности по фактору «пред­почтение Рейгану» возросла до 13%. (Избиратели-республиканцы, очевидно, чаще отсутствовали дома.)

Последовательность вопросов

Подобрав репрезентативную выборку, мы должны также бороться с другими источниками искажений, такими как последовательность вопросов. На вопрос: «Следует ли разрешить японскому правительству устанавливать ограничения на ввоз американских промышленных товаров в Японию?» — большинство американцев ответило «нет» (Schuman & Ludwig, 1983). В то же время 2 3 эквивалентной выборки на этот вопрос ответили «да», потому что предыдущий вопрос звучал так: «Следует ли разрешить американскому правительству уста­навливать ограничения на ввоз японских промышленных товаров в Соединен­ные Штаты?» Большинство из этих людей сказало, что США имеют право на ограничение импорта. Чтобы быть последовательными, следующим пунктом им пришлось признать, что и Япония должна иметь такое же право.

Рассмотрим другой пример. Одобряете вы возросшие затраты на програм­мы по благотворительности или нет? Если вы похожи на людей, принимавших участие в одном опросе (Tourangeau & others, 1989), то, вероятно, вы одобри­те возросшие затраты (если незадолго перед этим вас спросили: «Может ли преуспеть любой человек в Америке, если он проявляет желание усердно тру­диться?»). Но скорее всего, вы будете против потенциального роста своих зат-



52 ■ Социальная психология

рат, если ранее вам задали вопрос: «Действительно ли некоторые люди в Аме­рике нуждаются в помощи правительства?» (С обоими предшествующими вопросами большинство было согласно.)

Право выбора ответа

Рассмотрим также серьезные последствия права выбора ответа. Когда Йоп ван дер Плигт и его сотрудники (J00P van c'er Plight, 1987) спрашивали англий­ских избирателен, какую долю энергокомплекса Великобритании должна со­ставлять атомная энергетика, среднее предпочтение составило 41%. Других спрашивали о желаемом процентном соотношении энергетического комплек­са — атом (1), уголь (2), другие источники (3). В среднем ядерную энергию предпочли 21%.

Подобный результат был получен, когда Говард Шуман и Жаклин Скотт (Howard Schuman, Jacqueline Scott, 1987) задавали американцам следующий вопрос: «Какую проблему вы считаете наиболее важной для страны сегодня: нехватку энергии, качество государственных школ, узаконенные аборты, загряз­нение окружающей среды, или, если хотите, вы можете назвать другие проблемы как наиболее важные». Выбирая из того, что перечислено, 32% считало, что качество государственных школ было самой большой проблемой. Среди тех, кого просто спросили: «Какую проблему вы считаете наиболее важной для страны сегодня?» — только 1% назвал проблему школ. Итак, помните: форма вопроса может стимулировать ответ.

Формулировка

Точность формулирования вопросов также может влиять на ответы. Один опрос обнаружил, что только 23% американцев думают, что их правительство тратило слишком много «на помощь бедным». Еще 53% считали, что прави­тельство тратило слишком много «на благотворительность» (Time, 1994). Даже малейшие изменения в тоне вопроса могут значительно повлиять на результат (Schuman & Kalton, 1985). Глагол «запретить что-либо» может иметь то же значение, что и «не разрешить». Но в 1940 году, когда двум срав­нительным выборкам американцев были заданы вопросы: «Вы полагаете, что США должны запретить открытые выступления против демократии?» или «Вы полагаете, что США не должны разрешать открытые выступления против демократии?» — 54% высказалось за то, что Соединенные Штаты должны «запрещать» такие выступления, и 75% — за «не разрешать» их. Исследова­ние с помощью опроса — очень тонкое дело. Даже когда люди говорят, что уверены в чем-то, форма вопроса н формулировка может повлиять на их ответ (Krosnick & Schuman, 1988).

Эффекты права выбора ответов, последовательности и формулировки во­просов дают возможность политическим манипуляторам использовать опросы для демонстрации поддержки своих взглядов обществом — за или против ядерного оружия, благосостояния или свободы выступлений. Консультанты, советники и врачи могут оказывать такое же сбивающее с толку влияние на наши решения в зависимости от того, «под каким соусом его подадут». Неуди­вительно, что мясное лобби в 1994 году возражало против нового закона о маркировке продуктов, который требовал на этикетках к молотой говядине пи­сать, например, «30% жира», а не «70% постное, 30% жира».

Глава 1. Введение в социальную психологию

Мораль: то, как сформулирован вопрос, может во многом повлиять на от­вет. Молодой монах однажды возмутился, когда его спросили, смог бы он ку­рить во время молитвы. Спросите по-другому, посоветовал друг: «Можете ли вы молиться, когда курите?» (Crossen, 1993).

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ: ПОИСК ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ

Невозможность различить причину и следствие между естественно взаимосвя­занными событиями навела большинство социальных психологов на мысль создать, когда это возможно и этично, лабораторную имитацию повседневных процессов. Эту имитацию можно сравнить с работой инженеров по аэронавти­ке. Они начинают не с наблюдений за многочисленными летающими объекта­ми в разнообразных естественных условиях. Изменения в атмосферных усло­виях и самих летающих объектах настолько комплексны, что инженерам трудно систематизировать и применить эти данные, чтобы сконструировать более со­вершенный самолет. Вместо этого они конструируют имитационную действи­тельность, которую возможно контролировать, — туннель с потоком возду­ха. Теперь они в состоянии манипулировать условиями воздушного потока и установить точный результат его специфического влияния на отдельные части крыла.

Независимая переменная:

экспериментальный фактор, которым манипулирует исследователь.

КОНТРОЛЬ: МАНИПУЛИРОВАНИЕ ПЕРЕМЕННЫМИ

Как и инженеры, специализирующиеся в самолетостроении, социальные пси­хологи экспериментируют, создавая социальные ситуации, которые имитируют важные особенности нашей обыденной жизни. Варьируя всего одним-двумя факторами — называемыми независи­мыми переменными, — экспериментатор выясняет, как их изменение влияет на нас. Точно так же, как туннель с воздушным потоком помогает авиаконструкторам рас­крыть принципы аэродинамики, так и эксперимент дает возможность социальному психологу раскрыть принципы социального мышления, социального влияния и соци­альных отношений. Конечной целью имитации с помо­щью аэродинамической трубы являются понимание и про­гноз аэродинамических характеристик сложного самолета; социальные психологи экспериментируют, чтобы понять и предсказать поведение человека.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50