Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Серия: Популярная психология Масару Ибука после трех уже поздно перевод с английского




страница1/4
Дата07.07.2017
Размер1.06 Mb.
  1   2   3   4



Серия: Популярная психология


Масару Ибука

ПОСЛЕ ТРЕХ УЖЕ ПОЗДНО


Перевод с английского

Москва РУССЛИТ 1992

ББК 74.90 И16


Художник И.Сауков

Масару Ибука

И1б После трех уже поздно-М.:РУССЛИТ, 1992 .-80с.

ISBN 5-86508-003-2
Ребенка необходимо правильно воспитывать с самого рожде­ния - уверяет автор, который является создателем всемирно извест­ной фирмы "Сони". Он один из тех людей, которые подняли послево­енную Японию из руин до ее сегодняшнего технического благоденст­вия.

0303030000-003

И-

Без объявл.

ББК 74.90

86508(011)-92

ISBN 5-86508-003-2 © Перевод на русский язык

М. и Н.Перовых, 1991 © Оформление. Коммерческое изда­тельство РУССЛИТ, 1991 © Оформление издательства РУССЛИТ, 1992

ВСТУПЛЕНИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ



Если за добротой и благожелательностью, с которой написана эта книга, вы почувствуете и важность того, о чем она повествует, то, возможно, вместе с другими подобными книжками она совершит в ваших представлениях одну из самых великих и добрых революций в мире. И я искренне желаю, чтобы эта цель была достигнута.

Представьте себе революцию, которая принесет самые замеча­тельные перемены, но обойдется без кровопролития и мучений, без ненависти и голода, без смерти и разрушений.

У этой самой доброй из революций есть только два врага. Первый - закоснелые традиции, второй - существующее положение вещей. Не обязательно, чтобы укоренившиеся традиции разбивались вдре­безги, и древние предрассудки исчезали с лица Земли. Не надо раз­рушать то, что все еще может приносить хоть какую-то пользу. Но то, что сегодня кажется ужасным, пусть постепенно исчезнет за не­надобностью.

Теория Масару Ибука делает возможным уничтожение таких ре­алий, как невежество, неграмотность, неуверенность в себе, и, кто знает, может быть, принесет, в свою очередь, уменьшение бедности, ненависти и преступлений.

Книга Масару Ибука не дает этих обещаний, но проницательный читатель все время будет иметь перед глазами такую перспективу. По крайней мере такие мысли рождались во мне, пока я читал эту книгу.

Эта удивительно добрая книга не делает ошеломляющих заявле­ний. Автор просто предполагает, что маленькие дети обладают спо­собностью научиться чему угодно. Он считает, что то, что они усваи­вают без каких-либо усилий в 2, 3 или 4 года, в дальнейшем дается им с трудом или вообще не дается. По его мнению, то, что взрослые осваивают с трудом, дети выучивают играючи. То, что взрослыеусваивают со скоростью улитки, детям дается почти мгновенно. Он говорит, что взрослые иногда ленятся учиться, тогда как дети готовы учиться всегда. И утверждает он это ненавязчиво и тактично. Его книга проста, прямолинейна и кристально ясна.

По мнению автора, одними из самых сложных занятий для чело­века является изучение иностранных языков, обучение чтению и игре на скрипке или фортепьяно. Такими навыками взрослые овла­девают с трудом, а для детей - это почти неосознанное усилие. И моя жизнь — яркое подтверждение тому. Хотя я пытался выучить целую дюжину иностранных языков, поскольку работал учителем на всех континентах, обучая детей, как из самых привилегированных слоев общества, так и из самых низов, по-настоящему я знаю только родной язык. Я люблю музыку, но не умею играть ни на одном музыкальном инструменте, даже не могу как следует запомнить мелодию.

Чтобы наши детишки, подрастая, свободно говорили на несколь­ких языках, умели плавать, ездить верхом, писать маслом, играть на скрипке - и все это на высоком профессиональном уровне, - нужно, чтобы их любили (что мы и делаем), уважали (что мы делаем редко) и предоставляли в их распоряжение все то, чему мы бы хотели их научить.

. Нетрудно представить себе, насколько мир будет богаче, здоровее, безопаснее, если все дети будут знать языки, искусство, основы наук прежде, чем достигнут подросткового периода, чтобы затем исполь­зовать последующие годы для изучения философии, этики, лингви­стики, религии, а также искусства, науки и так далее на более про­двинутом уровне.

Нетрудно представить себе, каким стал бы мир, если бы огромное желание детей учиться не притуплялось игрушками и развлечения­ми, а поощрялось и развивалось.

Нетрудно представить себе, насколько лучше был бы мир, если бы голод познания трехлетнего ребенка удовлетворялся не только Мик­ки Маусом и цирком, но и произведениями Микеланджело, Мане, Рембрандта, Ренуара, Леонардо да Винчи. Ведь маленький ребенок обладает безграничным желанием узнать все, чего он не знает, и у него нет ни малейшего понятия о том, что плохо и что хорошо.

Какие же у нас основания доверять советам Масару Ибуки? Что говорит в его пользу?

1. Он не специалист в теории образования, следовательно, не знает, что можно, а что нельзя: необходимое условие для совершения значительного прорыва в устоявшейся области.

2. Он, безусловно, гений. Начав свою деятельность в 1947 ГОДУ, когда его страна была опустошена, он с тремя молодыми компаньо­нами и 700 долларами в кармане основал фирму, которую назвал "Сони". Он был одним из тех первопроходцев, которые подняли Япо­нию из руин и отчаяния на уровень мирового лидера.

3. Он не только говорит, он делает. В качестве исполняющего обязанности директора Ассоциации раннего развития и директора организации "Обучение талантов" в Мацумото он в настоящее время дает возможность тысячам японских детей учиться по той программе, которую описал в этой книге.

Масару Ибука предлагает изменить не содержание, а способ обу­чения ребенка.

Выполнимо ли все это или это розовые мечты? И то и другое. И я тому свидетель.

Я видел, как в Австралии плавают новорожденные дети супругов Тиммерман. Я слышал, как четырехлетние японские малыши гово­рили по-английски с доктором Хонда. Я видел, как совсем маленькие детишки выполняли сложные гимнастические упражнения под руко­водством Дженкинса в США. Я видел, как трехлетние дети играли на скрипке и на рояле с доктором Сузуки в Мацумото. Я видел трехлет­него ребенка, который читал на трех языках под руководством док­тора Верса в Бразилии. Я видел, как двухлетние дети из Сиукса катались на взрослых лошадях в штате Дакота. Я получил тысячи писем от мам со всего мира с просьбой объяснить им те чудеса, кото­рые происходят с их детьми, когда их учат читать по моей книге "Как научить ребенка читать".

Я думаю, что предлагаемая книга - одна из самых важных книг, когда-либо написанных. И я думаю, что ее должны прочитать все, живущие на Земле родители.

Глен Доуман,

директор Института развития

потенциальных возможностей

человека Филадельфия, США
ПРЕДИСЛОВИЕ

С древних времен считается, что выдающийся талант — это прежде всего наследственность, каприз природы. Когда нам говорят, что Мо­царт дал свой первый концерт в возрасте трех лет или что Джон Стюарт Милл читал классическую литературу по-латыни в этом же возрасте, большинство реагирует просто: "Конечно, они же гении".

Однако подробный анализ ранних лет жизни и Моцарта и Милла говорит о том, что их строго воспитывали отцы, которые хотели сделать своих детей выдающимися. Я предполагаю, что ни Моцарт, ни Милл не были рождены гениями, их талант развился максимально благодаря тому, что им с самого раннего детства создали благоприят­ные условия и дали прекрасное образование.

И наоборот, если новорожденный воспитывается в среде, изна­чально чуждой его природе, у него нет шансов развиваться полностью в дальнейшем. Самый яркий пример - история "волчьих девочек", Амалы и Камалы, найденных в 1920-е годы в пещере к юго-западу от Калькутты (Индия) миссионером и его женой. Они приложили все усилия, чтобы вернуть детям, воспитанным волками, человеческий облик, но все усилия оказались напрасны.

Принято считать само собой разумеющимся, что ребенок, рожден­ный человеком, - человек, а детеныш волка - волк. Однако у этих девочек и в человеческих условиях продолжали проявляться волчьи повадки. Получается, что образование и окружающая среда, в кото­рую попадает младенец сразу после рождения, скорее всего и опреде­ляет, кем он станет - человеком или волком!

Размышляя над этими примерами, я все больше и больше думаю о том, какое огромное влияние на новорожденного оказывают обра­зование и окружающая среда. Эта проблема приобрела величайшее значение не только для отдельных детей, но и для здоровья и счастья всего человечества. Поэтому в 1969 году я занялся созданием организации "Японская ассоциация раннего развития". Наши и зарубежные ученые собрались, чтобы в экспериментальных классах изучить, проанализировать и расширить применение метода доктора Шиничи Сузуки обучения малышей игре на скрипке, который привлекал тог­да внимание всего мира.

По мере того как мы продвигались в своей работе, нам стало совершенно ясно, насколько порочен традиционный подход к детям. Мы привычно считаем, что знаем о детях все, тогда как очень мало знаем об их реальных возможностях. Мы уделяем много внимания вопросу о том, чему учить детей старше трех лет. Но согласно совре­менным исследованиям к этому возрасту развитие клеток головного мозга уже завершено на 70-80%. Не значит ли это, что мы должны направить свои усилия на раннее развитие детского мозга до трехлет­него возраста?

Раннее развитие не предлагает насильственное вскармливание грудных детей фактами и цифрами. Главное — введение нового опыта "вовремя". Но только тот, кто ухаживает за ребенком изо дня в день, обычно это мама, может распознать это "вовремя" .Я написал эту книгу, чтобы помочь этим мамам.

Масару Ибука
Часть 1. ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ РЕБЕНКА

1. ВАЖНЫЙ ПЕРИОД

Детский сад - это уже поздно

Наверное, каждый из вас помнит из школьных лет, что в классе был особо одаренный ученик, который без видимых усилий становил­ся лидером класса, в то время как другой тянулся в хвосте, как бы ни старался.

В мои годы учителя поощряли нас примерно так: "Умный ты или нет, это не наследственность. Все зависит от своих собственных уси­лий". И все же личный опыт ясно показывал, что отличник - всегда отличник, а двоечник - всегда двоечник. Казалось, что интеллект предопределен с самого начала. Что было делать с этим несоответст­вием?

Я пришел к выводу, что способности и характер человека не пред­определены от рождения, а большей частью формируются в опреде­ленный период его жизни. Давно идут споры: формирует ли человека наследственность или то образование и воспитание, которое он пол­учает. Но до сегодняшнего дня ни одна более или менее убедительная теория не положила конец этим спорам.

Наконец, исследования физиологии мозга, с одной стороны, и детской психологии, с другой, показали, что ключ к развитию умст­венных способностей ребенка - это его личный опыт познания в первые три года жизни, т.е. в период развития мозговых клеток. Ни один ребенок не рождается гением, и ни один - дураком. Все зависит от стимуляции и степени развития головного мозга в решающие годы жизни ребенка. Это годы с рождения до трехлетнего возраста. В детском саду воспитывать уже поздно.

Каждый ребенок может учиться хорошо - все зависит от метода обучения

Читатель может удивиться, почему я, инженер по профессии и в настоящее время президент компании, занялся вопросами раннего развития человека. Причины частично "общественные": мне совсем не безразличны сегодняшние бунты молодежи и я спрашиваю себя, насколько современное образование виновато в неудовлетворенности жизнью этих молодых людей. Есть и личная причина  мой собствен­ный ребенок отставал в умственном развитии.

Пока он был совсем маленьким, мне и в голову не приходило, что ребенок, рожденный с такими отклонениями, может развиться в нор­мального образованного человека, даже если его правильно обучать с самого рождения. Глаза мне открыл доктор Шиничи Сузуки, утвер­ждающий, что "нет отсталых детей - все зависит от метода обучения". Когда я впервые увидел, какие потрясающие результаты дал метод "Воспитание таланта" доктора Сузуки, метод обучения малышей иг­ре на скрипке, то очень пожалел, что как родитель не смог в свое время ничего сделать для собственного ребенка.

Когда я впервые занялся проблемой студенческих беспорядков, то глубоко задумался о значении образования и пытался понять, почему наша система порождает столько агрессивности и неудовлетворенно­сти. Сначала мне казалось, что корни этой агрессивности в системе университетского образования. Однако, углубляясь в проблему, я понял, что она характерна уже и для средней школы. Потом я изучил систему средней и младшей школы и в конце концов пришел к выво­ду, что и в детском саду влиять на ребенка уже поздно. И неожиданно эта мысль совпала с тем, чем занимался доктор Сузуки и его коллеги.

Доктор Сузуки практикует свой уникальный метод уже 30 лет. До этого он преподавал в младших и старших классах, используя тради­ционные методы обучения. Он обнаружил, что разница между спо­собными и неспособными детьми очень велика в старших классах, и поэтому решил попробовать заниматься с детьми более младшего возраста, а потом и самыми маленькими, постепенно продолжая сни­жать возраст детей, которых обучал. Доктор Сузуки обучает игре на скрипке, потому что сам скрипач. Когда я понял, что этот метод можно успешно применять в любой области образования, я решил серьезно изучить проблему "раннего развития".

Раннее развитие не ставит целью воспитание гениев

Меня часто спрашивают, помогает ли раннее развитие воспиты­вать гениев. Я отвечаю: "Нет". Единственная цель раннего развития - дать ребенку такое образование, чтобы он имел глубокий ум и здоровое тело, сделать его смышленным и добрым.

Все люди, если они не имеют физических недостатков, рождаются приблизительно одинаковыми. Ответственность за разделение детей на умных и глупых, забитых и агрессивных ложится на воспитание. Любой ребенок, если ему дать то, что нужно и когда нужно, должен вырасти смышленным и с твердым характером.

С моей точки зрения, основная цель раннего развития - это пред­отвратить появление несчастных детей. Ребенку дают слушать хоро­шую музыку и учат играть на скрипке не для того, чтобы вырастить из него выдающегося музыканта. Его учат иностранному языку не для того, чтобы воспитать гениального лингвиста, и даже не для того, чтобы подготовить его в "хороший" детский сад и начальную школу. Главное - развить в ребенке его безграничные потенциальные воз­можности, чтобы больше стало радости в его жизни и в мире.

Сама недоразвитость человеческого детеныша говорит об его огромных потенциальных возможностях

Я считаю, что раннее развитие связано с огромным потенциалом новорожденного.

Конечно, новорожденный абсолютно беспомощен, но именно по­тому, что он так беспомощен, так велики его потенциальные возмож­ности. Дитя человеческое рождается гораздо менее развитым, чем детеныши животных: он умеет только кричать и сосать молоко. А детеныши животных, например: собаки, обезьяны или лошади, уме­ют ползать, цепляться или даже сразу вставать и идти. Зоологи ут­верждают, что новорожденный ребенок отстает от новорожденного детеныша животного на 10-11 месяцев, и одна из причин этого — человеческая поза при ходьбе. Стоило человеку принять вертикаль­ное положение, и плод уже не смог находиться в утробе до полного своего развития, поэтому и рождается ребенок еще совсем беспомощ­ным. Ему приходится учиться пользоваться своим телом уже после рождения. Точно так же он учится пользоваться мозгом. И если мозг любого детеныша животного практически сформировался к моменту рождения, то мозг новорожденного ребенка -как чистый лист бумаги. От того, что будет записано на этом листе, зависит насколько одарен­ным станет ребенок.

Структуры мозга формируются к трем годам

Человеческий мозг, говорят, насчитывает примерно 1,4 миллиар­да клеток, но у новорожденного большинство из них еще не задейст­вовано.

Сравнение клеток головного мозга новорожденного и взрослого человека показывает, что в процессе развития мозга между его клетками формируются особые мостики-отростки. Клетки головного моз­га как бы протягивают друг другу руки, чтобы, крепко держась друг за друга, откликаться на информацию извне, которую они получают через органы чувств. Этот процесс очень напоминает работу транзи­сторов в электронном компьютере. Каждый отдельный транзистор не может работать сам по себе, только соединенные в единую систему, они функционируют как компьютер.

Период, когда связи между клетками формируются наиболее ак­тивно, - это период от рождения ребенка до трех лет. В это время зарождается примерно 70-80% таких соединений. И по мере того как они развиваются, возрастают возможности мозга. Уже в первые шесть месяцев после рождения мозг достигает 50% своего взрослого потенциала, а к трем годам - 80%. Конечно, это не значит, что мозг ребенка после трех лет перестает развиваться. К трем годам в основ­ном созревает задняя часть мозга, а уже к четырем годам в этот сложный процесс включается та его часть, которая называется "лоб­ные доли".

Фундаментальная способность мозга принимать сигнал извне, со­здавать его образ и запоминать его и есть та основа, тот самый ком­пьютер, на котором держится все дальнейшее интеллектуальное раз­витие ребенка. Такие зрелые способности, как мышление, потребно­сти, творчество, чувства, развиваются после трех лет, но они используют базу, сформированную к этому возрасту.

Таким образом, если в первые три года не образовалась прочная база, бесполезно учить как ее использовать. Это все равно, что пы­таться достигнуть хороших результатов, работая на плохом компью­тере.

Робость малыша в присутствии незнакомых людей - доказательство развития способности распознавать образы

Мне хотелось бы объяснить особое использование слова "образ" в моей книге.

Слово "образ" чаще всего используется в значении "схема", "уст­ройство образца", "модель". Я же предлагаю использовать это слово в более широком, но специальном смысле, чтобы обозначить процесс мышления, с помощью которого детский мозг распознает и восприни­мает информацию. Там, где взрослый человек схватывает информа­цию, главным образом используя способность логически мыслить, ребенок пользуется интуицией,своей уникальной способностью со­здавать моментальный образ: способ мышления взрослого не досту­пен ребенку и придет к нему позже.

Самое яркое свидетельство этой ранней познавательной деятель­ности - способность младенца различать лица людей. Мне особенно запомнился один малыш, которого я увидел в детской больнице. Говорили, что он способен был различать 50 человек в возрасте, когда ему было всего чуть больше года. Более того, он не только узнавал их, но и давал каждому свое прозвище.

"50 человек" - цифра, может быть, не очень впечатляет, но даже взрослому трудно запомнить 50 разных лиц в течение одного года. Попробуйте записать поточнее черты лица всех ваших знакомых и посмотрите, можете ли вы отличить одно лицо от другого аналитиче­ским путем.

Распознавательные способности ребенка становятся очевидными примерно к полугоду, когда появляется застенчивость. Его малень­кая головка уже может отличить знакомые лица, например мамы или папы, от незнакомых, и он ясно дает это понять.

Современное воспитание делает ошибку, меняя местами период "строгости" и период "все можно"

Даже сегодня многие психологи и педагоги, особенно те, которые считаются "прогрессивными", полагают неправильным сознательное обучение маленького ребенка. Они считают, что избыток информа­ции отрицательно сказывается на нервной системе ребенка, и более естественно предоставить его самому себе и разрешить делать все, что он хочет. Некоторые даже убеждены, что в этом возрасте ребенок -эгоист и делает все только для своего удовольствия. Поэтому родите­ли во всем мире под влиянием таких идей сознательно следуют прин­ципу "оставить в покое".

И те же самые родители, когда их дети идут в детский сад или школу, моментально отказываются от этого принципа и вдруг стано­вятся строгими, пытаясь воспитать и чему-нибудь научить своих детей. Ни с того, ни с сего "ласковые" мамы превращаются в "гроз­ных".

Между тем из изложенного выше ясно, что все должно быть нао­борот. Именно в первые годы жизни ребенка необходимо быть с ним и строгим и ласковым, а когда он начинает развиваться сам, нужно постепенно научиться уважать его волю, его "Я". Выражаясь точнее, родительское влияние должно прекратиться до детского сада. Невме­шательство в раннем возрасте, а затем давление на ребенка в более позднем может только погубить в нем талант и вызвать сопротивление.
2. ЧТО МОЖЕТ МАЛЕНЬКИЙ РЕБЕНОК
Взрослые понятия "трудно" и "легко" не годятся для детей

Мы, взрослые, берем на себя смелость утверждать, например, что эта книга слишком трудна для ребенка или что ребенок не может оценить по достоинству классическую музыку. Но на каком основа­нии мы делаем такие выводы?

Для ребенка, у которого нет четких, устоявшихся представлений о том, что "трудно" или "легко" — английский или японский языки, музыка Баха или детские песенки, однозвучная, однообразная музы­ка или гармония звуков, - все должно начинаться одновременно, для него одинаково ново все.

Вывод, сделанный на основании чувств, не зависит от знаний, напротив, знание может стать препятствием для чувств. Наверное, многие, глядя на знаменитую картину, говорили про себя: "Она пре­красна!", хотя на самом деле она вас совсем не тронула, ее ценность для вас — только в имени художника и в ее цене. А ребенок, напротив, всегда честен. Какой-нибудь предмет или занятие полностью погло­щают его внимание, если это ему интересно.

Для ребенка проще запомнить "голубь", чем "девять"

Мне вспоминается один случай, когда у меня в гостях был мой 2-летний внук, которого я давно не видел. Он посмотрел в окно, показал мне неоновые вывески и гордо сказал: "Вот это "Хитачи", а это "Тошиба". Пытаясь скрыть свой восторг, я решил, что мой внук в 2 года уже может прочесть китайские иероглифы "Хитачи" и "Тоши­ба". Я спросил его маму, когда он выучил китайский алфавит, и тут выяснилось, что он не читал "Хитачи" и "Тошиба" по-китайски, а просто запомнил торговые марки как образы и так их различал. Надо мной все смеялись, как над "глупым,любящим дедом", но я уверен, что такое бывает у многих.

Недавно я получил письмо от 28-летней мамы из Фуджисавы, которая прочла в еженедельнике серию моих статей о раннем разви­тии. Из ее письма я узнал, что ее старший 2,5-летний сын начал запоминать марки автомобилей, когда ему было около 2-х лет. Уже через несколько месяцев он мог легко назвать около 40 автомобилей и японских и иностранных марок, иногда он мог даже назвать марку машины, которая стояла под чехлом. А немного раньше, наверное под влиянием телепрограммы "ЭКСПО-70", он начал запоминать флаги разных стран и теперь мог узнать и правильно назвать флаги 30 стран, включая такие, как флаг Монголии, Панамы, Ливана - флаги, которые и взрослый вспомнит с трудом. Этот пример говорит о том, что у детей есть одно качество, которого давно нет у взрослых. Ребенок наделен замечательной способностью по образам узнавать предметы, что не имеет ничего общего с анализированием, этому ребенок научится значительно позже. Прекрасный пример, подтверждающий эту гипотезу, - способность младенца узнавать лицо своей мамы. Многие малыши начинают плакать, если их берут на руки незнакомые люди, и успокаиваются и улыбаются на руках у мамы.

В качестве эксперимента мистер Исао Ишии давал уроки китай­ской письменности в нашей "Ассоциации раннего развития". Трех­летние дети легко запоминали такие сложные китайские иероглифы, как "голубь" или "жираф". Дело в том, что для ребенка, который без особых усилий запоминает даже малейшие изменения в выражении лица,трудные китайские иероглифы - не проблема. В отличие от абстрактных слов, таких, как "девять", он может легко запомнить слова, обозначающие конкретные предметы, такие, как "жираф", "енот", "лиса", как бы трудны они ни были. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ребенок может обыграть взрослого в карты. Если взрослому сознательно приходится запоминать место, число и картинку, то ребенок обладает замечательной образной памятью.

Ребенку легче понять алгебру, чем арифметику

Одна из фундаментальных идей математики — теория рядов. Взрослому, изучавшему сначала понятие числа, а потом геометрию и алгебру, понять ее довольно трудно. А для ребенка логику теории рядов или теории множества понять легко. Мадам Ришени Феликс, признанный авторитет по обучению математике, утверждает, что ребенка можно начать учить математике в любом возрасте.

"Ряд" или "множество" - это просто совокупности предметов с общими качествами. Ребенок знакомится с ними, когда начинает играть с кубиками. Он берет их один за другим, различая по форме: квадратные,треугольные и т.д. Уже в этом возрасте он хорошо пони­мает, что каждый кубик - это элемент "ряда", и что кучка кубиков -это один ряд, а треугольников - другой. Такая простая идея, что предметы можно сортировать в группы по определенным характери­стикам, является главным принципом, который лежит в основе тео­рии рядов. Для ребенка естественно, что он понимает простую и логичную теорию множеств легче, чем сложную и замысловатую логику арифметики.

Итак, я убежден, что традиционное представление, что арифметика проста, а алгебра трудна, - это еще одно заблуждение взрослых о воз­можностях детей. Мозг ребенка легко может воспринять логику теории множеств, что является началом для понимания основ алгебры.

Вот пример арифметической задачи: "В зоопарке всего 8 живо­тных: черепах и журавлей. У них 20 ног. Сколько черепах и журавлей живет в зоопарке?"

Давайте сначала решим эту задачу алгебраическим методом. Обозначим количество журавлей буквой X, а количество черепах -Y, тогда X Y=8, a 2X 4Y=20. Считаем, X 2Y=10, т.е. X=8-Y=10-2Y;

значит, Y=2. Получилось 2 черепахи и 6 журавлей.

А теперь давайте решим эту проблему арифметикой "черепах" и "журавлей". Если предположить, что все животные черепахи, то пол­учается, что у них 32 ноги. Но по задаче дано 20, значит, 12 ног лишних. А лишние они потому, что мы предположили, что все живо­тные - черепахи, у которых по 4 ноги, а на самом деле некоторые из них - журавли, у которых по 2 ноги. Поэтому лишние 12 ног - это число журавлей, умноженное на разницу в количестве ног обоих животных; 12 разделить на 2 будет 6, т.е. 6 журавлей, а если вычесть из 8, общего числа животных, 6, количество журавлей, получится число черепах.

Зачем решать эту задачу таким сложным "черепашьим" методом арифметики, если у нас есть логичный и прямой путь получить ответ, подставив Х и У вместо неизвестных чисел?

Хотя алгебраическое решение и трудно освоить сразу, логичное объяснение алгебры гораздо легче понять, чем кажущееся на первый взгляд легким нелогичное решение.

Даже 5-месячный малыш может оценить Баха

На одном из предприятий фирмы "Сони" был организован детский сад. Там провели исследование, чтобы выяснить, какую музыку лю­бят дети. Результаты получились неожиданные. Самой захватываю­щей музыкой для малышей оказалась 5-я симфония Бетховена! По­пулярные песни, которые передают с утра до вечера по телевизору, заняли 2-е место, и на самом последнем месте оказались детские песенки. Меня очень заинтересовали эти результаты.

Младенцы нашли самой интересной классическую музыку, кото­рую мы, взрослые, часто держим от них на достаточном расстоянии. Разве дети наделены с рождения музыкальным вкусом, необходимым для того, чтобы оценить сложную симфонию? По наблюдениям док­тора Шиничи Сузуки, уже 5-месячным младенцам нравится концерт Вивальди. И это напоминает мне одну историю.

Молодые родители, большие любители классической музыки, да­вали своему новорожденному ребенку слушать 2-ю сюиту Баха в течение нескольких часов каждый день. Через 3 месяца он начал живо двигаться в такт музыке. Когда ритм убыстрялся, его движения становились более отрывистыми и активными. Когда музыка кончалась, он выражал недовольство. Часто, когда малыш сердился или плакал, родители включали эту музыку, и он немедленно успокаи­вался. А однажды, когда они включили джаз, ребенок просто разры­дался.

Способность воспринимать сложные музыкальные формы - это чудо. Я убежден, что многие японцы не воспринимают западную классическую музыку просто потому, что в детстве они ничего не слышали, кроме детских песенок и национальной музыки.

6-месячный младенец может даже плавать

Многие взрослые не умеют плавать (они плавают, как говорится, "как топор"). Поэтому, может, вы и удивитесь, если узнаете, что крошечного ребенка можно научить плавать. Ребенок, который еще не начал ходить, пробует держаться на воде так же, как пробует ползать по земле. И важно не то, что маленький ребенок может плавать, а то, что он плавает, потому что он ребенок.

Несколько лет назад я прочитал в газете статью о том, что один бельгиец по имени де Бенесейл открыл школу плавания для грудных детей. Он считал, что 3-месячного ребенка можно научить держаться на спине в бассейне, а к 9 месяцам правильно дышать в воде.

В августе 1965 года Ризе Дим, председатель Международной кон­ференции женщин-атлетов,проходившей в Токио,рассказывала об обучении плаванию детей до 1 года, что стало большой сенсацией. Миссис Дим первый раз окунула 5-месячного младенца в бассейн с температурой воды 32°С, и через 3 месяца он уже мог плавать там около б минут. Малыш даже поставил своеобразный рекорд — 8 минут 46 секунд он мог держаться на воде.

На пресс-конференции миссис Дим сказала: "Ребенок знает, как держаться на воде, гораздо лучше, чем как стоять на земле. Во-пер­вых, вы поддерживаете его в воде до тех пор, пока он не привыкнет и не начнет держаться на воде сам. Погружаясь в воду, он задерживает дыхание и закрывает глаза, пока не всплывет на поверхность. Вот так он и учится плавать, работая руками и ногами". Миссис Дим много раз уверяла, что все человеческие возможности и таланты можно начать развивать еще до года.

То, что младенец может плавать, это всего лишь один факт, под­тверждающий безграничные возможности ребенка. Малыш, который делает первые шаги, может в то же самое время научиться кататься на роликах. Ходьба, плавание, скольжение - все это ребенок осваи­вает играючи, если правильно направлять и поощрять его.

Разумеется, подобные эксперименты проводятся не для того, что­бы научить малыша плавать или играть на скрипке. Плавание - это только один из способов развить способности ребенка: оно улучшает сон, способствует аппетиту, обостряет рефлексы и укрепляет мыш­цы. Говорят: "Куй железо, пока горячо". Другими словами, слишком поздно ковать железо, если металл уже затвердел.

Мозг ребенка может вместить безграничный объем информации

"Брат и сестра, лингвистические гении, которые понимают по-ан­глийски, испански, итальянски, немецки и французски: пять языков и вдобавок еще язык своего "агрессивного" отца". Многие японцы наверняка помнят сенсационное сообщение, которое появилось в га­зете под заголовком "Агрессивный отец". В статье рассказывалось о мистере Масао Нагата, который оставил карьеру учителя и, объявив себя домохозяином, целиком посвятил свою жизнь воспитанию де­тей. Его сыну было тогда 2,5 года, а дочке 3 месяца. Дети были еще совсем малышами, и "агрессивный" папа-воспитатель подвергался суровой критике. Были высказаны опасения, что большой объем зна­ний повлияет на нервную систему детей.

В том, что эта критика была несостоятельной, легко убедиться, посмотрев на процветающую и благополучную семью Нагата. И не стоит судить о том, правильно или нет поступает отец, забросивший работу и целиком посвятивший себя воспитанию детей.

Важно, что метод обучения, который использовал мистер Нагата, демонстрирует интеллектуальные возможности малышей. Вот что он рассказал:

"Я начал учить их разговорному английскому, итальянскому, не­мецкому, французскому... почти одновременно. По радио часто уроки французского языка объясняются по-английски. Поэтому я решил, что если обучать многим языкам сразу, то можно соединить методику обу­чения воедино. Как раз в это время мои дети учились играть на пианино, а на нотах, по которым они играли,были объяснения на итальянском, а перевод - на английском, немецком и французском. Если они не понимали объяснений, они не знали, как играть. Это была одна из причин, почему я начал учить их языкам. Меня часто спрашивали, не путались ли дети, изучая пять языков одновременно. Думаю, что нет: они же употребляли их правильно. Мы занимались иностранными языками только по радио. Эти радиопередачи ведут очень приветливые дикторы. Упражнения на произношение повторяются методично и долго. И когда дети начинают сами говорить, они произносят все правильно".

("Раннее развитие", май, 1970)

Итак, можно предположить, что способность впитывать информа­цию гораздо выше у детского мозга, чем у взрослого. Только не надо бояться "перекормить" или перевозбудить его: детский мозг, как губка, быстро впитывает знания, но когда чувствует, что переполнен, отклю­чается и перестает воспринимать новую информацию. Нас должно беспокоить не то, что мы даем ребенку слишком много информации, а то, что ее зачастую слишком мало, чтобы полноценно развивать ребенка.

Ребенок запоминает только то, что ему интересно

До сих пор я описывал прекрасную способность детского мозга впитывать информацию. Конечно, мозг ребенка на этом этапе разви­тия подобен машине, которая механически заглатывает все, что в нее запускают, он еще не в состоянии отобрать информацию и понять ее.

Но вскоре приходит время, ребенок обретает способность прини­мать самостоятельные решения, т.е. развивается область мозга, ко­торая способна использовать сформированный интеллектуальный аппарат. Считается, что это происходит где-то в возрасте 3 лет. И как раз именно в это время встает вопрос, как и чем заинтересовать ребенка. Малыш с жадностью запоминает то, что ему интересно. Начинают развиваться и другие способности - он уже может хотеть что-то создавать, делать; они важны для развития интеллекта и формирования характера.

Вы читаете своим детям рассказы и сказки, даже если они еще мало что понимают в прочитанном. Ваш ребенок слушает их помногу раз и запоминает, и если вы читаете невнимательно, то он моменталь­но замечает ошибки. Ребенок запоминает детские истории и сказки очень точно, но эта точность скорее основана на ассоциативной па­мяти, чем на понимании.

Затем ребенку становится интересна какая-нибудь одна история, и он хочет прочитать ее сам. И хотя он не знает алфавита, он сопо­ставляет услышанную историю с картинками в книжке и "читает" книжку, аккуратно следуя за буквами, которые он пока не может прочесть. Как раз в этот период ребенок начинает настойчиво спра­шивать значение различных букв. И то, что он так настойчив, есть свидетельство его огромного интереса к познанию.

Ребенку в возрасте до 3 лет нетрудно выучить то, что его интере­сует, и вас не должно беспокоить количество энергии и сил, затрачен­ных при этом.

Многие навыки невозможно приобрести, если их не усвоил в детстве

По работе мне часто приходится говорить по-английски. Но меня всегда беспокоят мои ошибки в произношении и интонации. Не то чтобы человек, который меня слушает, не понимает моего "японо-ан­глийского" — он понимает. Но иногда на его лице появляется выраже­ние растерянности, и он просит меня повторить что-то. Тогда я гово­рю это слово по буквам, чтобы меня поняли.

А вот соседский мальчик - ему год и два месяца - произносит английские слова очень правильно. Многим японцам трудно произ­нести звуки (р) и (л), а у него получается. Наверное, это происходит потому, что я начал учить английский в средней школе, а этот маль­чик научился разговаривать по-английски тогда же, когда осваивал японский. Его первое знакомство со вторым языком началось с про­слушивания английских записей, а потом он начал разговаривать по-английски с одной американкой, осваивая чужой язык одновре­менно со своим.

Это сравнение говорит о том, что, когда в уме сформирован обра­зец родного языка, уже трудно воспринимать образцы чужого. Одна­ко, как я уже объяснял, мозг ребенка до 3 лет способен усвоить систему мышления не только своего родного японского языка, но и любого другого, причем процесс этот может, как мы уже говорили, идти одновременно. Поэтому дети в таком возрасте без особого труда могут говорить на любом языке, как на родном. Если вы пропустите этот период, вам будет гораздо труднее обучить его тому, чему он так легко обучается в раннем детстве.

Иностранный язык - не единственный предмет, которым можно овладевать на ранней стадии развития ребенка.

Музыкальный слух, физические способности (координация дви­жений и чувство равновесия) формируются как раз в этом возрасте. Примерно в это же время развивается и основа эстетического воспри­ятия - сенсорная реакция.

Каждый год в начале летних каникул родители из разных стран привозят своих детей в скрипичный класс доктора Сузуки. Не нужно объяснять, что никто из них не знает ни слова по-японски. Первыми начинают говорить самые маленькие. Затем дети из младших и сред­них классов. Самые безнадежные - это их родители. И если многие дети уже через месяц прекрасно говорят по-японски, то родителям необходимы годы. Им приходится пользоваться услугами детей в качестве переводчиков.

Можно развить слух у ребенка с нарушениями слуха

До сих пор я рассматривал скрытые возможности нормального ребенка и важность раннего обучения для развития этих возможно­стей. Однако, к сожалению, в мире есть немало детей с физическими отклонениями: больных полиомиелитом, умственно отсталых, глу­хих, немых. Раннее развитие не должно обходить их стороной, нао­борот, именно в силу их тяжелого положения необходимо определить их недостаток как можно раньше, чтобы с помощью техники раннего развития компенсировать эти недостатки, насколько это возможно.

Мне хочется рассказать вам историю, которую я недавно прочел в газете: историю о ребенке, который родился глухим, но позже без труда смог участвовать в разговоре благодаря огромным усилиям его родителей. Ацуто, сейчас ему 6 лет, родился просто воплощением здоровья. Ему был 1 год, когда его родители заметили отклонения, они спрашивали себя, все ли в порядке у ребенка со слухом, но пока не волновались, полагая, что их ребенок — один из тех, кто поздно начинает говорить. Но когда Ацуто не заговорил и в 1,5 года, они повезли его на осмотр к врачу.

Родители обратились за помощью к доктору Мацузаву - специ­алисту по лечению и образованию младенцев с отклонениями слу­ха. Он начал с того, что научил ребенка узнавать на слух собственное имя. Затем ребенок начал учить другие слова. Постепенно доктор соединял слова со значениями, развивая в нем следы слуха, которые еще остались. Доктор Мацузава считает, что в ранние годы глухого ребенка действительно можно "научить" слышать.

Он пишет: "Только мать может быстро обнаружить, что у ее ребенка что-то не в порядке. Через неделю после рождения ново­рожденный реагирует на громкий звук или шум. Через несколько месяцев младенец узнает голос своей мамы, а через четыре месяца свое имя. Если ребенок не реагирует на громкий шум или не отве­чает, когда его зовут по имени, можно предположить, что у него что-то не в порядке со слухом. Примерно к 3 годам ребенок узнает многие слова, которыми пользуются взрослые в повседневной жиз­ни, поэтому эти ранние годы - самые подходящие, чтобы научить различным словам ребенка со слуховыми отклонениями. Больше всего надо избегать изоляции ребенка от звуков, потому что он, якобы, все равно их не слышит. Неправда, что даже совершенно глухой ребенок не способен ничего слышать. Если ребенок постоянно будет слушать звуки, у него разовьется способность слышать".

Таким образом, усилия родителей и обучение могут развить у ребенка способность слышать, даже если он родился с серьезными нарушениями слуха.

  1   2   3   4

  • ББК 74.90 И16
  • ВСТУПЛЕНИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ