Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сергей фомин в пламени




страница1/4
Дата01.07.2017
Размер0.74 Mb.
  1   2   3   4
Сергей ФОМИН

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА»

(Продолжение; начало см. здесь)


«Моя и твоя Сибирь»

«Устояла бы только в справедливости и верности себе сама Россия, отказалась бы наконец от чужести, уняла бы саморазрушительные порывы… Земля наша, и после нанесенных ей жестоких ран и множественных потерь в прошлом и настоящем, всё еще велика и обильна – так богато спервоначалу была он а засеяна! Порядка бы в ней, порядка! Хозяина бы ей, заступника, умного строителя, доброго врачевателя! С лихвой натерпелась она от дуроломов и расхитителей. Этот зов, тяжкий, как стон, истомленный, как необвенчанность, и всеохватный, как последняя воля, и стоит сейчас неумолчно над Сибирью: дайте мне Хозяина!»
Валентин РАСПУТИН

Название этому посту дала одна из глав известной художественно-публицистической книги В.Г. Распутина «Сибирь, Сибирь…», написанной в 1991 г., дополнявшейся и перерабатывавшейся автором дважды: в 2000 и 2006 гг.


Эпиграф – из той же книги. Приведенными словами Валентин Григорьевича завершает ее.


Михаил Кузнецов. Зима в Иркутске.

Сибирь была одновременно и любовью и болью всей его жизни.


Именно через свою «малую родину» Валентин Григорьевич познал и полюбил «большую» – Россию.
Он прекрасно видел, что творится вокруг и никогда не был к этому безучастным. Валентин Григорьевич прекрасно понимал, что простых решений не бывает. С сочувствием относился он к мысли А.И. Солженицына о необходимости – для процветания России – «освободить провинцию от давления столицы».
Однако это не могло заслонить от В.Г. Распутина опасность и других процессов, которые он также наблюдал вокруг себя. Когда вслед за негодной водой, которую решительно предлагали выплеснуть, легко мог последовать и ребенок. В этом писатель видел большую опасность, был категорически против этого.
Но как отделить зерна от плевел?
Ведь, с одной стороны, было очевидное каждому хищничество центральной власти и народившихся, словно грибы после дождя, олигархов. Но, с другой-то, пытались ловить рыбку в мутной воде те, кто, используя протестную волну, делал ставку на отрыв Сибири от Центра, действуя в этой длинной игре – осмысленно – в интересах Запада и США, и одновременно – пусть зачастую и безсознательно – еще и в пользу соседнего Китая.
Как понять, кто из этих сепаратистов поступал осмысленно, как враг и преступник, а кто, поддавшись эмоциям, бездумно?


Владимiр Кузьмин. Город.

«Восемь веков московского “сбирания”, – пишет один из современных трубадуров сибирского автономизма, тюменский журналист А.К. Омельчук, – не прошли для столицы безследно. Занимаясь великим государственным делом, попутно Москва разучилась уважать те веси, которые и делают великим стольный город. Великие столицы – в величии ее провинций, а не в собственной помпезности».


Некоторые симптомы болезни – спору нет – указаны верно. (Правда, при этом нельзя не заметить, что «помпезность» и «величие» столицы босает всё-таки отсвет – и весьма сильный – также и на провинцию. Так, между прочим, русский народ, с его бедными избами – на полушки и пятачки – воздвигал когда-то устремленные в небо богатые храмы.)
Но в целом многое замечено верно. С этим соглашался, кстати говоря, и В.Г. Распутин. Однако зрение его было намного острее. Описывая время «дикого рынка» 1990-х, он существенно расширял наше представление об уготавливаемой, возможно, нам участи: «Не одно столетие Сибирь пыталась снять с себя ярмо российской колонии, а теперь кончается тем, что ей приготовлена участь мiровой колонии, и со всех сторон к ней слетаются хищники, вырывающие друг у друга самые лакомые куски».
Но какое лекарство для исцеления от этой застарелой болезни предлагают сибирские националисты?
«Прецеденты есть, – смело предлагает тот же А.К. Омельчук. – Великое Княжество Финляндское бывшей Российской Империи процветает под самостоятельным флагом. Земля Аляска, пребывай она в российском владении, была бы такой же зачуханной, как Колыма или Чукотка, а вот как штат – процветает благословенно».
Как говорится: начали за здравие, а кончили за упокой.
И вот с этим-то лечением смертельно опасным ядом Валентин Григорьевич, конечно, никак не мог согласиться.


Владимiр Кузьмин. Ангарский мост.

Сибирский сепаратизм, о котором мы поведем далее речь, явление не новое. Зародился он еще в середине XIX века.


Правда, как тогда, так и теперь, своим именем явление это предпочитают не именовать. Обычно его рядят в совершенно несвойственные его сути одежды, называя его адептов «сибирскими патриотами», «краеведами», «евразийцами», «народниками», «демократами», «либералами», «сибирскими националистами».
Даже слово «автономизм» по отношению к этому движению не прижилось. Сошлись на совершенно безликом и аморфном ОБЛАСТНИЧЕСТВЕ. И в прежнее и нынешнее время этот эвфемизм оказался весьма удобным как самим властям, так и участникам движения. Первым, чтобы не волновать население («Стража не дремлет – спите спокойно»), вторым, чтобы, прикрыв этим фиговым листком свои срамные устремления, получше замаскироваться.


Александр Шелтунов. Дом губернатора.

Движение сибирских областников, в своих истоках питавшееся идеями сосланных в Сибирь декабристов, петрашевцев и поляков, а также народников, революционных демократов, анархо-синдикалистов, земцев, – оформилось во второй половине XIX в. и было представлено такими именами, как Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, С.С. Шашков и другими. Как правило, то были литераторы, краеведы, общественные деятели, родом из разных губерний Сибири, выходцы, главным образом, из купеческой среды.


Как показало будущее, краеведение оказалось не столь уж безобидным травоядным занятием. Один из интернет-пользователей (с флагом Евросоюза в качестве юзерпика), со ссылкой на материал известного оппозиционера Гарри Каспарова, так отозвался на прошедший в Иркутске 14 апреля 2007 г. митинг «Сибирь – не колония!»: «Круто! Поздравляю! Похоже, действительно сбывается мой прогноз: от революции несогласных – к революции краеведов».
Именно такие «краеведы» (отцы-основатели областничества) выдвинули – для обоснования своей программы – концепцию Сибири, как колонии, интерпретировав процесс ее освоения, как результат деятельности «наиболее предприимчивых и вольнолюбивых представителей народа», очень близких по духу американцам.
Свою деятельность сепаратисты начали еще в студенческие годы. Так, знаменитый бело-зеленый флаг впервые появился в 1853 г. в качестве символа Сибирского студенческого землячества Казанского университета, основателем и лидером которого был Г.Н. Потанин. Впоследствии эти цвета активно использовались Петербургским кружком другого известного областника Н.М. Ядринцева.
Флагом, однако, дело не ограничилось.
Нынешние сторонники областников (тот же А.К. Омельчук), навеличивая Г.Н. Потанина то «Патриархом Сибири», то «Предтечей Евразийства», в не менее выспренних выражениях пишут о его «заслугах»: «выдающийся российский демократ […], пострадавший за сибирский патриотизм в царских тюрьмах».


Владимiр Кузьмин. Зимний день.

Что же было на деле?


В 1865 г. Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, Е.Я. Колосов и А.П. Щапов были арестованы по делу «Общества независимости Сибири». Дело, по которому из судили и приговорили к наказанию, называлось «О злоумышленниках, имевших целью отделить Сибирь от России и основать в ней республику по образцу Северо-Американским Соединенных Штатов». Выяснилось, что интеллигентные краеведы, совместно с политическими ссыльными – русскими и поляками – для достижения поставленных ими целей готовили восстание.
Нынешние их сторонники, переворачивая всё с ног на голову, называют заговорщиков, «наивными юношами», одержимыми «благородной идеей… о процветающей Сибири»; арест и суд именуют «жандармской провокацией». «Жандармы сделали свое всегдашнее черное дело…» (А.К. Омельчук).


Александр Шелтунов. Старая аптека.

Суровое, но справедливое наказание не остудило, к сожалению, пылких голов.


В 1882 г. вышла знаменитая книга Н.М. Ядринцева «Сибирь как колония», с тех пор считающаяся «евангелием областников». Уже самим названием она ставила и, одновременно, разрешала проблему.
Возникал, конечно, вопрос: в классическом варианте колониализма белый человек обирал (эксплуатировал) желтого или черного. Тут же, выходило, что белый грабил белого, русский – русского, свой – своего. Всё дело, выходит, было в месте жительства или, выражаясь современным языком, просто в прописке.
Это требовало дополнительного объяснения. Нужен был внятный объект для эксплуатации. Так «логика борьбы» привела, наконец, к возникновению еще одного фантома «областников»: существование отдельной сибирской нации.
Это позволило им «обосновать» концепцию территориальной самостоятельности Сибири во главе с региональным органом управления – Сибирской областной думой, наделенной комплексом полномочий, аналогичных компетенции штата в федеральной системе США. Однако получение автономного статуса было лишь промежуточной целью. Конечной – отделение от России.


Вероника Лобарева. Осень. Иркутск.

Но так думали, конечно, не все сибиряки. Более того, так считало меньшинство


Так, уроженец Тобольска Д.И. Менделеев в своей предсмертной книге «К познанию России» (1906) впервые предложил свое видение местонахождения России на земном шаре. На предложенной им новой карте, вопреки установившейся с XVIII века традиции, Россия не разбивалась на европейскую и азиатскую части, а изображалась как ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ. Именно Д.И. Менделееву, выдающемуся систематику, принадлежит совершенно новая характеристика России, как CРЕДИННОГО МIРА, лежащего между Европой и Азией.
Всё это впоследствии сформулировал известный евразиец Г.В. Вернадский: «…Нет “естественных границ” между “европейской” и “азиатской” Россией. Следовательно, нет двух Россий, “европейской” и “азиатской”. ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДНА РОССИЯ “евразийская” или Россия – Евразия».
Ту же мысль образно выразил писатель Всеволод Иванов: «Россия – это океан земель, размахнувшийся на одну шестую часть света и держащий в касаниях своих раскрытых крыльев Запад и Восток».


Владимiр Кузьмин. Домишки Иркутска.

Что касается областничества, то его политический окрас с течением времени менялся. Радикализм постепенно сходил на нет, уступая место сначала либеральному народничеству, а затем и буржуазному либерализму.


Вместе с последним оно и проснулось в 1917 году. Самым важным событием этого времени, сохранившим свое значение и до сих пор, является т.н. «Декларация независимости», принятая Временным правительством Сибири в Омске. Случилось это – Бог шельму метит! – в самый день цареубийства: 4 июля 1918 года.
«…Временное Сибирское Правительство, – говорилось в документе, – торжественно объявляет во всеобщее сведение, что ныне оно одно вместе с Сибирской Областной Думой является ответственным за судьбы Сибири, провозглашая полную свободу независимых сношений с иностранными державами, а также заявляет, что отныне никакая иная власть помимо Временного Сибирского Правительства не может действовать на территории Сибири или обязываться от ее имени».
Преемником этого правительства (пусть и отменившего в ноябре 1918 г. эту Декларацию) был адмирал А.В. Колчак – уже прямой ставленник США и Великобритании. С ним тесно сотрудничали многие областники, бежавшие впоследствии вместе с его армией из России.
Что касается идей областников, то они никуда не делись, продолжая нести разрушительные для Империи смыслы…
Это старое оружие до сих пор не устарело и всё еще смертельно опасно, как теоретическая база для современного сепаратизма. Именно поэтому, даже в наши дни, книги Г.Н. Потанина и Н.М. Ядринцева, при переиздании их в серии «Литературное наследство Сибири», подвергаются строгой цензуре.


Владимiр Кузьмин. Иркутский уголок.

Посеянные областниками «зубы дракона» дали свои всходы сто лет спустя на, казалось бы, выжженном коммунистами идеологическом поле.


В середине 1980-х в Иркутске в студенческой среде возник т.н. «Марксистский рабочий союз», подвергавшей критике КПСС «за извращение социализма и бюрократическое перерождение», одновременно выступавший за реорганизацию СССР, в том числе путем создания в Сибири одной или нескольких Союзных республик.
Большинство общественных движений, образовавшихся в Восточной Сибири на волне перестройки («Социалистический клуб», «Байкальский анархический союз» и др.) в своих программных документах, так или иначе, поддерживали сепаратистские тенденции. Однако в наибольшей степени идеи автономизма были присущи созданному летом 1988 г. Байкальскому народному фронту.
Так началось формироваться явление, получившее впоследствии название «неообластничество».


Владимiра Кузьмин. Крестовоздвиженская церковь.

Наиболее важные события в этом направлении начинают происходить на исходе президентства Б.Н. Ельцина.


В 1998 г. в Иркутске была образована «Освободительная Армия Сибири» (ОАС), в составе которой в то время было всего лишь 15 человек (лидеры М. Кулехов, И. Подшивалов и Д. Филипченко). В своем кругу их называли «15 апостолов независимой Сибири».
Лишь в 2000 г. сотрудники ФСБ обратили внимание на явно экстремистское название организации. Было принято новое название: «Областническая Альтернатива Сибири».
Эта аббревиатура (ОАС), за которую члены организации так цепко держались, вряд ли случайна. У людей старшего поколения (к числу которых принадлежит и ее создатель М.Е. Кулехов) на слуху существовавшая в начале 1960-х во Франции OAS – ультраправая подпольная вооруженная националистическая террористическая организация. Она выступала за свержение республиканского строя во Франции и установление военно-фашистской диктатуры. Достичь желаемых целей они рассчитывали чередой убийств и терактов, наиболее громкие из которых был подрыв экспресса «Страсбург – Париж» 18 июня 1961 г., до сих пор считающийся самым кровавым преступлением такого рода во Франции, и покушение на президента Шарля де Голля в парижском пригороде Кламар 22 августа 1962 г.
В высказываниях лидеров сибирской ОАС далее мы увидим это родство. Пока же отметим неслучайность некоторых их политических связей. С самого своего основания ОАС пользовалась поддержкой регионального отделения партии «Яблоко», широко используя ее печатный орган «Байкальскую Открытую Газету».


Владимiр Кузьмин. Преображенская церковь.

Пропаганду своих идей оасовцы вели, активно используя местную прессу, руководители которой сочувственно относились к идеям сепаратизма. (В некоторых редакциях к тому же работали члены этой организации.) Такими площадками стали, прежде всего, газета «Восточно-Сибирские вести» (с 2003 г. – «Байкальские вести») и информационное агентство «Кто есть кто в Иркутске», издающее одноименный журнал.


Вскоре работа принесла свои плоды. Местные выборы 2004-2006 гг. неожиданно продемонстрировали рост популярности областнических идей. Об этом свидетельствовали результаты выборов в Законодательное собрание. Второе место на на них заняло движение «За родное Приангарье», руководство которого работало в тесном сотрудничестве с тогдашним Иркутским губернатором А.Г. Тишаниным, о котором речь впереди.


Андрей Жилин. Старый Иркутск.

Однако главный подарок судьбы ждал сепаратистов в 2006 г. в связи с борьбой против прокладки нефтепровода по берегу Байкала. Эти события помогли им облагородить свой имидж, набрать политический вес, существенно укрепив социальную базу движения.


«В начале 2006 года, – писал журналист В.И. Камышев, – стало известно, что компания “Транснефть” готовится приступить к строительству нефтепровода “Восточная Сибирь – Тихий океан” (ВСТО), чей маршрут должен был пройти в 800 метрах от озера Байкал. Это вызвало массовые протесты иркутян и жителей Бурятии – в Иркутске прошло три многотысячных митинга против “Трубы”, один из которых завершился шествием по городу к зданию областной администрации. Наступил звездный час “областников” – они стали “мотором” протестных действий. По свидетельству директора иркутского Центра независимых социальных исследований и образования Михаила Рожанского, от митинга к митингу нарастали “антиколониальный” пафос и антимосковская риторика. Тогда и было объявлено о создании Байкальского движения, учредителями которого стали экологи, журналисты, правозащитники. Его лидеры выступили с идеей референдума о запрете строительства транзитных трубопроводов на территории региона».
Одним из главных организаторов публичных акций протеста был создатель ОАС М.Е. Кулехов.
В.И. Камышев настойчиво подчеркивал стихийный, народный характер протеста: «Не были замечены среди организаторов акций представители США, Японии и Китая (еще один миф, муссировавшийся в федеральных СМИ). Это был явно тот случай, когда массами овладела идея – идея защиты своей земли».


Алексей Белых. Вечер в Иркутске.

Тут следовало бы прояснить лицо самого журналиста


В.И. Камышев написал этот текст в качестве корреспондента радио «Свобода». Однако человек он весьма осведомленный. В 1999-2001 гг. Виталий Иннокентьевич был издателем и главным редактором основанной «яблочниками» «Открытой Байкальской Газеты», в которой с самого ее основания работал М.Е. Кулехов.
Иркутские акции, направленные против «Трубы», – хороший пример того, как правое дело может быть легко использовано для далеко идущих целей, но уже в совершенно чуждых для самих участников протестов интересах. По этим лекалам были сконструированы все оранжевые революции, включая «Арабскую весну», московскую «Болотную» и киевский «Майдан».


Начиная с этого изображения и вплоть до конца этого поста, мы приводим работы художника Вероники Лобаревой из цикла «Старый Иркутск».

Кулехов со товарищи хорошо помнили прошлый удачный опыт использования протестных настроений: «Предыдущий столь же мощный всплеск народной активности был тоже связан с “борьбой за чистый Байкал” и сопровождался созданием Байкальского народного фронта. Тогда, в конце 80-х годов прошлого века, страсти разгорелись вокруг деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК)».


Чувствуя себя снова на гребне волны, М.Е. Кулехов открыто шантажировал власти: «В случае активного противодействия мы будем добиваться референдума о создании автономной Байкальской республики. Сибирь – для сибиряков! Москва, руки прочь от Сибири!»
В конечном итоге бизнес и власть отступили: о кардинальном изменении маршрута нефтепровода объявил сам президент Путин. Решено было реализовывать более дорогостоящий северный вариант.
Гораздо меньше известно, что Президент принял это решение не столько под давлением площадной демократии, сколько после разговора с В.Г. Распутиным. Однако сепаратисты – понятное дело – приписали победу себе, раструбив об этом по секрету всему свету. Сделать это им было легко из-за скрытности власти и скромности писателя. Возможно, когда-нибудь мы узнаем об этом больше…
Одним из следствий событий 2006 г. стало «партийное строительство» сепаратистов. Был заново создан к тому времени уже давно не существовавший Байкальский Народный Фронт (БНФ).
Идеологическим его ядром, «мозговым штабом», «внутренней партией» была ОАС. Сам БНФ, являясь широким гражданским движением, призван был проводить ее идеи в жизнь. Фронт объединял людей с разными взглядами – от нацболов и анархистов до коммунистов и либералов. И даже более того: по согласованию с региональной организацией Союза Русского Народа БНФ возобновил под своей эгидой выпуск газеты СРН «Русский Востокъ». (То есть всё совсем как на Болотной!)
О сотрудничестве с «фронтовиками» заявили представители партий Справедливая Россия, НБП и ЛДПР. Не вошли напрямую, но сотрудничают в Фронтом члены КПРФ. Это, в свою очередь, является оправданием и для поддержки БНФ руководством Иркутской области.

Тем временем ОАС предприняла попытки закрепить успех, широко открыв двери БНФ для «любых объединений граждан, которые отстаивают конкретные проблемы простых людей»: экологов, Движения против точечной застройки, Ассоциации ЖСК и ТСЖ.


Чтобы добиться политической победы, ОАС предлагает отбросить в сторону как левую, так и правую идеологию и объединить на почве регионального патриотизма и конкретных местных проблем всех – от коммунистов до монархистов. «Мы ставим перед собой цель создать вторую, параллельную систему власти в регионе», – М.Е. Кулехов.

Гораздо более системно всё это выражено в Манифесте Байкальского Народного Фронта, принятом 21 декабря 2006 г.: «Жить становится всё тяжелее, стране угрожает развал и деградация, общественная мораль пришла в упадок, законы перестают работать, действующие власти не справляются со своими задачами. […] Власть повсеместно становится не общественным служением, а частным “бизнесом”, который власть предержащие используют в своих корыстных интересах. Коррупция поразила власть. Дальнейшее продолжение такого существования грозит необратимыми последствиями для нашей страны, для нашего народа».


Исправить ситуацию БНФ (а точнее стоящая за ним ОАС) предлагает следующими методами:
«1. Организация судебных исков против властей, нарушающих законные права и интересы граждан.
2. Проведение массовых мероприятий (митингов, пикетов, демонстраций).
3. Прямая работа с представителями власти и должностными лицами […]
4. На основании судебных решений, устанавливающих нарушения законов со стороны администрации – организовывать отзыв должностных лиц местного самоуправления.
5. Активно участвовать в выборах, особое внимание уделяя выборам местного уровня, ставя задачу установления народной власти в городе Иркутске…»

Зная, где их слабое место, «необластники», как огня, боятся обвинений в сепаратизме, подменяя неоспоримые факты словоблудием: «Меня тут записали в сепаратисты. Это ошибка. Сибирь – федеральный округ и вправе иметь свой флаг! […] Сегодня Сибирь де-факто является колонией и я предлагаю это юридически узаконить. И не врать и не лицемерить. И всё станет на свои места».


Однако преемственность современного «неообластничества» от классического несомненна. Об этом свидетельствует многое: и базовые ценности, и идеология, и флаг.
Тот же Н.М. Ядринцев дал лозунг, под которым современные сепаратисты выходят на митинги: «Сибирь – не колония!» (Увы всё это повторение пройденного: «Мы не рабы, рабы – не мы!»)
Клятву верности делу отцов-основателей их последователи дают каждый год у памятника Афанасию Прокопьевичу Щапову (одному из областников), установленному на бывшем Иерусалимском кладбище в Иркутске.
День принятия Временным правительством Сибири в 1918 г. «Декларации независимости» ежегодно отмечается оасовцами шумными публичными акциями, сопровождающимися каждый раз будоражащими сознание горожан призывами: «Мы, Сибирь, не должны быть колонией, не должны быть источником дармовых ресурсов для столичных политических авантюристов и столичных корпораций, которым нет дела до существования и развития нашего народа, до его прошлого, настоящего и будущего».

Ход мыслей современных сепаратистов, пусть даже и не объявляющих себя открыто сторонниками «областничества», идет по одной и той же накатанной их предшественниками «американской» дорожке: «…Что же случилось, что же произошло, где тот ключевой момент, когда, стартовав примерно в равных условиях, две богатейшие территории планеты пришли по существу к несравнимым результатам. Штаты Северной Америки стали процветающей державой номер 1, а Сибирь – одной из самых запущенных земель […] Может, ключевое событие произошло в 1774 году, когда бывшая колония англичан после знаменитого “Бостонского чаепития” приобрела политическую независимость, а сибиряки по сю пору мирно прихлебывают свой жиденький чай совокупно с метрополией?» (А.К. Омельчук).


Чьи интересы в действительности обслуживают «неообластники» хорошо видно по одному из проектов т.н. «флага Сибири»: на бело-зеленом полотнище, подобно флагу США, размещены несколько пятиконечных звёзд, символизирующих регионы Сибири.
Для того, чтобы понять, какого рода настроения прикрывают такие символы, приведем высказывание участника одного из обсуждений на интернет-форуме под говорящим ником «Майк»: «Надоело, знаете ли, постоянно терпеть диктат Москвы во всём, начиная от распределения пенсий, назначений губернаторов, до навязывания ядерных центров которые НАМ здесь вообще НИ С КАКОГО БОКУ не нужны!»



«…Ход событий всё же во многом определяют не пацифисты, а пассионарии, и именно энергия этих людей поддерживает целостность и независимость государства. Эти люди антиэгоистичны, они служат идее, приближая поставленную цель. Они трудятся, страдают, подставляют свои головы ради России, которая досталась им кровью их предков. И только благодаря тому, что они отдают себя, как жертву, на гибель, и возможно будущее».
Л.Н. ГУМИЛЕВ.

«Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», – эти слова Б.Н. Ельцина печально знамениты. За ними – кровь, изломанные судьбы, помрачение сознания, продолжающееся в некоторых головах до сей поры.


Произнес он их, будучи Председателем Верховного Совета РСФСР, 8 августа 1990 г. на встрече с общественностью Казани. Много позже стало известно, что наполненная разрушительными смыслами диковинная эта фраза была точной калькой англоязычного выражения «To bite off more than you can chew», что свидетельствовало об определенной несамостоятельности Бориса Николаевича, говорившего то, что подсказывали ему американские советники.


Настоящий пост проиллюстрирован видами озера Байкал – одного из символов Сибири. На протяжении всей своей писательской жизни Валентин Григорьевич Распутин боролся с теми, кто, оправдывая свою деятельность прогрессом, государственной необходимостью и народно-хозяйственными нуждами, загрязнял «Священное море». Свою борьбу он вел, не оглядываясь на лица и на посты, которые те занимали…

Уверенно, крупными мазками обрисовал общее положение в стране в то время известный ученый Л.Н. Гумилев (1912†1992). Сделал он это незадолго до кончины в разного рода беседах и интервью.


«Российский этнос, – считал он, – […], в отсутствие харизматического лидера, оказался неспособным защитить собственные жизненно важные интересы и оказать сколь-нибудь эффективное сопротивление зарвавшимся политикам и олигархам, беззастенчиво грабящим и унижающим страну и народ».
При этом печальная действительность весьма точно коррелировалась с теорией этногенеза, разработанной этим ученым. «…Та самая фаза надлома, в финале которой мы пребываем, не сулит нам достатка и благоденствия. Для нее характерно расточительное отношение к ресурсам, Экономика с легкостью пошлой девки поддается деструктивным изменениям. Общество впадает в идеологические распри и переживает политическую нестабильность. Любой опрометчивый шаг поистине чреват непредсказуемыми последствиями, вплоть до краха».
Однако самым страшным, с точки зрения Льва Николаевича, было другое: «Никому нет дела до того, что случилось со страной. А она потерпела поражение этническое: плевать, если бы политическое или военное, как Германия или Япония, а именно этническое, произошел раскол посередине, равновесие между жизнью и смертью нарушено».
Страна буквально замерла над краем пропасти…

Что же касается слов Ельцина о суверенитете, с которых мы начали, то они были тут же широко растиражированы в СМИ и тут же повысили градус сепаратистских настроений в регионах. Именно они послужили командой для так называемого «парада суверенитетов», носившего не только сугубо национальный характер.


Как говорил другой урод, инициировавший перестройку и развал Государства: ПРОЦЕСС ПОШЕЛ…
Снесло голову людям даже в чисто русских регионах. Свои действия там «аргументировали» экономической самодостаточностью.
Еще в мае 1988 г. в Екатеринбурге заявили о себе приверженцы создания Уральской республики. Вскоре возникли проекты Енисейской (на территории Красноярского края) и Ангаро-Енисейской (включавшей Красноярский край и Иркутскую область) республик. Возникали региональные политические партии, такие, например, как партия ДВР («Дальний Восток России»), действовавшая в Приморье и на Камчатке.
Силу эту, подпирали которую групповые и индивидуальные экономические интересы (часто, с точки зрения закона, носившие преступный характер), побороть было нелегко.

Приведем несколько малоизвестных широкой публике отрывочных фактов из того переломного (и столь еще недавнего!) времени.


19 января 2009 г. были осуждены двое лидеров организации Сибирское Братство, ставившей целью создать Сибирскую республику.
5 мая 2010 г. в Новосибирске члены радикальной Христиански-неоязыческой организации «Собор Руси Родов Славных» (лидер Александр Будников) готовили восстание с целью создания Сибирской Республики. У организации были свои тренировочные базы и оружие. Было арестовано 20 человек.
14 мая 2010 г. в Междуреченске Кемеровской области, после взрывов метана на шахте «Раcпадской», рабочие-шахтеры вышли на митинг с антимосковскими лозунгами, закидав вызванный ОМОН камнями.

Конечно, политические события в России и вокруг нее в течение последнего года не способствуют распространению идей сепаратистов-регионалов, объективно сужая число их сторонников. Да и власти предприняли некоторые шаги.


Однако этим не стоит обольщаться: от своего идейные организаторы этого движения вряд ли отступятся…
Тем не менее, факт остается фактом: «неообластники» оказались вынужденными перейти к обороне.
4 января 2014 г. уже известный нам лидер ОАС из Иркутска М.Е. Кулехов направил Президенту В.В. Путину и другим руководящим государственным лицам заявление «о посягательстве на основы конституционного строя Российской Федерации». Суть его состоит в том, что 8 ноября 2013 г в Госдуму депутатом А.В. Романовым был внесен законопроект, предлагающий внести изменение в Уголовный кодекс РФ, касающееся «пропаганды сепаратизма». Причем, последнее понятие трактуется, как «распространение в любой форме взглядов, идей, призывов или агитации с целью поставить под сомнение территориальную целостность Российской Федерации».
Понятно, что это не могло не взволновать как раз такого, как М.Е. Кулехов, сторонника этих идей. В своем заявлении он настоятельно рекомендует «отклонить законопроект депутата […] как явно нарушающий базовые конституционные нормы Российской Федерации, посягающий на основные права и свободы граждан Российской Федерации».

Ну, а после событий на Украине М.Е. Кулехов и вовсе запаниковал. В своей статье под весьма характерным названием «Кто НЕ стоит за Майданом» Михаил Евгеньевич пытается убедить читателей:


«Ситуация, разворачивающаяся вокруг Украины, порождает множество иллюзий, заблуждений и очевидно несостоятельных суждений, мешающих множеству людей – в том числе и имеющих отношение к власти – видеть реальную картину происходящего и, соответственно, адекватно на нее реагировать. […]
Многие ищут под кроватью “черную кошку”, рассуждая о разнообразных “происках спецслужб”, якобы то ли разжигающих, то ли подавляющих “майданное возмущение”. Вполне понятные с точки зрения “кухонной политологии”, “пикейных жилетов” и прочего политиканского фэнтэзи, эти рассуждения, однако, к реальности отношения имеют крайне мало. […] …За всю мiровую историю ни одна спецслужба ни разу не смогла ни “разжечь”, ни “подавить” революции, или хотя бы даже банального бунта на площади».

Всё это, вкупе с его же утверждением из той же статьи: «Евросоюз и подконтрольная ему Москва», – выглядит, по крайней мере, смешно, что и засвидетельствовали читатели этой жалкой, если не проплаченной, то, по крайней мере, безусловно политически ангажированной писанины:


«Опять Кулехов начал из себя изображать подкормыша госдеповского. Никто, кроме Запада, не стоит за Майданом, – чего уж там передергивать. Не так давно Кулехов упорно расчленял Россию, Сибирь и другие регионы отделял. С пеной у рта защищал продавшего секретные данные американцам предателя Сутягина. А ведь когда мы с Америкой лбами стукнемся и нам пятиться будет некуда, то все Кулеховские выпады будут выглядеть совершенно иначе».
Автор этого коммента знает, о чем пишет. Познакомим и мы наших читателей с идеями, в свое время открыто провозглашенными М.Е. Кулеховым. В написанной им «Программе современного областничества» он высказывался довольно откровенно:
«Североазиатское социокультурное единство, существующее в Сибири с начала первого тысячелетия, делает ее издревле единой и самодостаточной территорией».
«Московский империализм, как вертикальная система политической и экономической власти, создает препятствия развитию российских, в том числе, и сибирских, регионов».
«Возможно, Российская Федерация распадется. Мы этого не хотим, но мы этого не боимся».
«Мы не призываем к вооруженной борьбе, партизанщине и тому подобному. Боремся пока [sic!] в рамках действующего законодательства».
«Международные договоры и соглашения имеют приоритет перед национальным законодательством. А ведь существует резолюция Генеральной ассамблеи ООН №1514 о самоопределении колониально зависимых стран и народов. Сибирь как колония России имеет право на самоопределение вплоть до отделения».

В этих своих мыслях М.Е. Кулехов не одинок.


Вот что пишет, к примеру, в своем ЖЖ экономист и политолог, уроженец соседнего с Иркутском Красноярска Дмитрий Верхотуров: «Хорошо о “патриотизме” рассуждать в Москве, вдалеке от полуразрушенной России. Сибири самостоятельность нужна сильнее всего. […] …Правительство и московские “патриоты” уже доказали свою непригодность к управлению страной».
Иркутский социолог Михаил Рожанский уверен, что Россия как единое государство в нынешних границах всё равно не сохранится и ее «переформатирование» неизбежно. Выход же Рожанский видит в как можно более тесном сближении с Европой, в том, чтобы как можно более проникнуться ценностями современной европейской цивилизации…
Время от времени единомышленники собираются на совместные посиделки. В начале 2007 г. в Великом Новгороде состоялось так называемое «Русское Вече», на которое съехались сторонники радикального русского национализма из Карелии, Вологды, Москвы, выступающие против «имперского унитаризма». «…Главная опасность для выживания русского народа, – пришли к выводу собравшиеся в принятом ими “программном заявлении”, – исходит не от Запада или НАТО, а из Кремля».

В конце 2010 г. М.Е. Кулехов выдал очередную порцию своих идей:


«Важно понять главное. Мiр изменчив. И то, что казалось незыблемым вчера – может и должно меняться сегодня. Неизменными, на века остаются только этические, моральные, эстетические принципы. Но не формы конкретной организации.
Сибирь, являясь колонией Российской Федерации, как колониальная территория по всем международным законам имеет право на самоопределение и независимость от метрополии – Москвы. […]
Сейчас международная ситуация складывается таким образом, что крупные структуры имперского типа (например, Российская Федерация) исчезают. Надо понимать эти требования исторического периода и действовать в соответствии с ними. Большие громоздкие структуры типа РФ не оправдывают свое существование ни политически, ни экономически – они требуют слишком больших средств и сил – ресурсов для своего существования, поэтому исторически обречены».

Однако, несмотря на ухищрения, вроде: «мы, настаивая на самоопределении Сибири, вовсе не считаем, что это должна быть полная государственная независимость, полный разрыв с Россией», – люди поняли суть проекта:


«Даже если представить, что в результате тотального ослабления России крупные зарубежные игроки посредством “пятой колонны” сумеют развалить нашу страну на части – стратегия новых хозяев НЕ подразумевает действия в интересах народа. К счастью, русский народ пока не настолько разложился, чтобы массы людей пошли за кучкой предателей».
«Весь “сибирский сепаратизм” придуман в московских кабинетах и в фээсбэшных ресурсах. В реальности идет вот эта расчленка – “Заповедный Алтай отторгают от России под убежища элит”:
http://gorojanin-iz-b.livejournal.com/7489.html
Под “силовым прикрытием” вот этих расчленителей – “Кремлевские упыри и алтайские людоеды. Правда об ‘алтайгейте’. Свидетельства ритуальной казни”:
http://gorojanin-iz-b.livejournal.com/8443.html
“Сибирское соглашение” и томские-красноярские “инициативы” – идеологическая подготовка отторжения юга Сибири».

«…Всем “отделителям”, раз уж вы начнёте отделяться, запустите процесс: каковы у вас всех будут моральные и юридические права запретить это деление и отделение дальше? Что может помешать Бурятии отделиться от “Свободной Сибири” и присоединиться к Монголии? Что запретит это же сделать Сахалину с Японией, Чукотке с Америкой? Да и якутам как вы запретите отделяться? Как сможете запретить отделяться Туве? Она ведь вообще в состав СССР самой последней вошла, аж в 1943-м. Ну а если свободно смогут отделиться Тува, Алтай, Урал; и всё, что от него влево и вправо: Томски и Омски… Кузбасс, возможно, тоже захочет стать самостоятельным свободным угольным краем. Тюмень и ханты-манси вообще всех могут с лёгким прибором послать. Эвенки и тунгусы тоже могут потребовать государственного самоопределния и независимости и отвалят с норильским никелем, нашим БАМом, нашими золотом, газом и нефтью, ну и т.д. Как вы им всем запретите это сделать? Ну, а кому вы все будете нужны без Норильска, без нефти, газа, алмазов, основных лесных ресурсов и всего прочего? На саянской курятине и усольской свинине пенсии для всех свободных сибиряков зарабатывать будете?»



Никакого ответа на это не последовало, что и понятно: цель проекта сепаратистов в другом – в разрушении России. О бенефициарах всего этого процесса можно судить хотя бы по устойчивому тандему: оасовец М.Е. Кулехов и журналист радио «Свобода» В.И. Камышев (о котором мы уже писали в прошлом нашем посте).


Между прочим, Виталий Иннокентьевич – еще и автор хлесткой статьи, датированной июлем 2007 г.: «Доживет ли Российская Федерация до 2014 года?» Название с намеренной отсылкой к известной работе советского диссидента Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?», опубликованной в 1969 г. Фондом имени Герцена в Амстердаме.
«Прогноз» Камышева, как видим, не оправдался. А ведь близко к тому было…
Тут самое время вспомнить совсем недавно набиравшее в Москве силу движение, разворачивавшееся под лозунгом «Хватит кормить Кавказ!» Развалить Россию руками РУССКИХ националистов это не хуже, чем разрушить СССР руками его РУКОВОДИТЕЛЕЙ (при участии обезумевшего народа, конечно).
Если сравнить не желает «кормить Кавказ», с сибирскими, например, сепаратистами, то хрен, как говорится, редьки не слаще. По существу это одно и то же! Аргументы тех и других, на поверхностный взгляд, выглядят, пусть и с налетом определенного эгоизма, вроде бы даже справедливыми.
И действительно, попробуйте-ка объяснить «разумность» заведенного порядка людям, живущим в непростых климатических условиях, у которых – через управляющуюся из Центра инфраструктуру – из-под носа выгребают газ, нефть, разнообразные полезные ископаемые, лес. Взамен же этого они получают жалкие крохи.
После грабительски проведенной приватизации и образования олигархата, большинство которого составляют люди «неясных кровей», противоречия эти еще более обострились. И это притом, что мотивация для терпения у сибиряков стремительно приближается к нулю. Их, как бы, не слышат, не принимают в расчет…

Для разрыва западной и восточной части единой страны используют и еще один «аргумент», придуманный в далеком XIX в. классиками областничества: существование якобы особого сибирского народа и даже языка. Н.М. Ядринцев писал о новой «сибирско-русской народности», а Г.Н. Потанин и А.П. Щапов – об «общности «великорусско-инородческого типа».


Дело отцов-основателей подхватили необластники. Результаты их пропаганды сегодня налицо.
Если в 1986-1988 гг. сибиряками в качестве национальности назвали себя 15% опрошенных, в 1994 г. – 19% , в 2000 г. – 32%, в 2005 г. – 52%, то в 2010 г. – 75%.
Согласно данным социологических опросов, проведенных в Иркутске и Братске иркутским рейтинговым агентством «Кто есть кто», за автономию Сибири выступают около 60% опрошенных, за ее государственную независимость – около 25%. На вопрос: «Кем вы себя считаете – «россиянином», «русским» или «сибиряком?» – 80% ответили – «сибиряком», и лишь 12% – «русским».
Особо активизировались сторонники сепаратизма накануне Всероссийской переписи населения 2010 года. Готовиться к ней стали загодя. Так, при поддержке Администрации губернатора Красноярского края с 2008 г. начинает издаваться ежегодный альманах «Национальность – сибиряк». Правда, в 2011 г., по предложению общественной палаты национальностей Гражданской ассамблеи Красноярского края, было принято решение о смене явно провокационного названия этого альманаха на нейтральный «Этно-Мiр. О народах Красноярского края».
Губернатором в то время там был А.Г. Хлопонин, любивший о себе говорить: «Я человек красноярской национальности». Чем были эти слова: заявлением его симпатий к идеям сепаратизма или банальным прикрытием своего еврейского происхождения, – поди разбери.

Между тем, для пропаганды разрушительных идей широко использовались интернет-технологии. На специальном сайте была организована акция «Запишись сибиряком». Заглядывавших на страничку призывали: «Друзья! Сибиряки! Согласно Конституции России, национальность гражданина определяется не по паспорту, не по указанию правительства, а по самоидентификации человека. В переписи населения 2010 года предусмотрена национальность “Сибиряк”. В то же время московские чиновники и депутаты пытаются всячески воспрепятствовать нашей сибирской самоидентификации. Сибиряк – это не место жительства, не штамп в паспорте. Сибиряк – это состояние души. Скажи громко, что ты – СИБИРЯК! Впиши свою фамилию в списки сибиряков и скажи, что ты думаешь. Сибирь – не колония! Пока мы едины – мы непобедимы!»


Подобные настроения подогревались и из ближнего зарубежья. «В Сибири – новый этнос» – таков был, например, заголовок одной из публикаций интернет-издания «Час», выходившего в Латвии.
«…Если в нынешние времена, – утверждал журналист Василий Матеркин, – люди определили себя как отдельный этнос (национальность), то они таковым уже как бы и являются, независимо от того, что там включено в реестр. Сегодня не включили – завтра включат, а мы пока будем делать свое дело. И если в Кремле или ООН, или Страсбургском суде затребуют в доказательство справку о национальных особенностях, то можно не сомневаться, что вожди сибирского народа предъявят такой длинный список, что мало никому не покажется. […] Вопрос о том, что появилось раньше, сибирский народ (этнос) или лозунг “Свободу сибирскому народу”, можно даже не задавать. Вначале было слово, то есть лозунг».

Русский ответ на провокацию последовал незамедлительно прямо на сайте латышского издания:


«Придём толпой в ООН с полными правами и будем там всех гонять».
«Зачётно звучит. А интересно, на чьи гранты они будут оплачивать передвижение по просторам Русской Сибири?..»
«Я бы отделил принудительно жителей Автозавода в отдельный этнос и назвал бы их гоблины».
«В Латвии сейчас тоже проходит перепись населения, может тоже найдётся новый этнос?»
«Всем сибирякам желающим отделиться: сначала поживите с годок в Латвии».
«Вы только этим кликушам не верьте. Живу в Красноярске – я русский. Ни одного “сибиряка” по национальному признаку не знаю».
«Вопрос: кого больше “сибиряков” или “эльфов”? И вообще, надо не Сибирь отделять от России, а Москву присоединять обратно».
«Ах, как некоторым пид...сам хочется вбить клин между разными регионами России, да поглубже. Оно и понятно: политику “разделяй и властвуй” никто не отменял. Только не понимают эти упыри, что у нас на генетическом уровне единство, иначе не было бы России уже давно. Хороший пример – Великая Отечественная война, когда, первыми приняв удар, западные районы СССР истекали кровью. А кто помог тогда? НАШИ СИБИРЯКИ шею немчуре намылили под Москвой! Так уж сложилось, что СИБИРЬ надежный тыл ВСЕЙ РОССИИ! И сила наша в ЕДИНСТВЕ, иначе и Сибирь заграбастают. Слишком многие слюной на неё исходят».

Но что этим господам-расчленителям народ, они всё уже давно решили. И для себя и за людей, которых они якобы представляют, за чьи интересы будто бы радеют…


Один из них, А.К. Омельчук, журналист, писатель, краевед, член редколлегии «Большой Тюменской энциклопедии», для обоснования этих идей пытался даже привлечь авторитет Л.Н. Гумилева.
В течение долгого времени он добивался встречи с ученым. Однако, вопреки недостоверным сообщениям некоторых нечистоплотных журналистов, там его ждало полное разочарование.
«Здесь я вас не могу поддержать», – прямо заявил Лев Николаевич. По его мнению, в этническом смысле сибиряки – люди русские.
Согласно научной классификации Л.Н. Гумилева, детально разработанной в его трудах, сибиряки относятся к разряду консорций – объединению людей С ОБЩЕЙ СУДЬБОЙ.
«Консорции, – читаем в биографии ученого, – это когда землепроходцы идут через всю Сибирь до Аляски. Шли казаки, шли устюжане из Великого Устюга. Там не смотрели – из Вологды ты или из Вятки, или из Москвы. Если хочешь в ватагу – берем! В Сибири без женщин жить нельзя – это все знают. Поэтому они женились на местных аборигенках – бурятках, якутках – и хорошо уживались. И вот создался новый субэтнос. Сибиряки, по Гумилеву, – не этнос, это – субэтнос. Это то, что ниже этноса. По старинке их называли челдонами […] Но они не считают своими “самоходов” – тех, которые пришли в Сибирь в ХХ веке, чтобы колонизовать ее. Это уже не свои. Не то что они не русские. Нет, русские, но уже другой субэтнос. Так же поморы отличаются от подмосковных крестьян или донских казаков. Однако как только наступает такая гроза, как 1812 год, Наполеон надвигается, они все объединяются и осознают, что они русские. Но вместе с тем они видят свою взаимную непохожесть».

Отвечая на вопросы А.К. Омельчука, Лев Николаевич заявил, что, по его мнению, «нет никакого – ни этнического, ни географического шанса в том, что Сибирь, оторвавшись от матери своей России, сразу и катастрофически разбогатеет [Вот о чем все мысли сепаратистов! – С.Ф.]. Мы переживаем один [и тот же] этнический возраст, не очень соответствующий процветанию». И прибавил: «Неразумный юноша не может стать мудрым стариком, нельзя перепрыгнуть черед этапы развития. […] Когда Сибирь дойдет, если, дай Бог, мы доживем, и Россия, и Сибирь […] до возраста этнической зрелость, будут процветать».


В книге «Конец и вновь начало» Лев Николаевич, в полном соответствии со своей теорией, четко обозначил перспективы сибирского субэтноса-консорции: «В ходе истории эти субэтнические группы растворялись в основной массе этноса, но, в то же время, выделялись новые. Назначение этих субэтнических образований – ПОДДЕРЖАТЬ ЭТНИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО ПУТЕМ ВНУТРЕННЕГО НЕАНТАГОНИЧЕСКОГО СОПЕРНИЧЕСТВА. Очевидно, эта сложность – органическая деталь механизма этнической системы и как таковая возникает в самом процессе этнического становления, или этногенеза».

Однако самая большая опасность сепаратизма исходит вовсе не от пропагандистов этих идей и даже не определяется популярностью их в народе. Она – в смычке всех этих устремлений с интересами администрации, прикрывающей при помощи этой дымовой завесы свои материальных интересы (часто преступные) белыми одеждами «борцов за нужды народа», «за чистоту природы» и т.д.


Проблема эта не нова. Достаточно вспомнить в связи с этим то, как в свое время Император Петр Великий поступил с сибирским губернатором князем Матвеем Петровичем Гагариным.
Официально обвиненный в «лихоимстве» («взяточник и разоритель народа», – говоилось в приговоре), в действительности он был осужден в 1721 г. за «злоумышление отделиться от России».
«Мы сами государство!» – не раз во всеуслышание заявлял князь.
Поэт Леонид Мартынов, родом из Сибири, в своей поэме «Пленный швед», так передает его мысли:
Что Санкт-Петербург нам? Там дождь и туманы!
А в нашем владенье восточные страны!

И вот этот-то князь Гагарин стал своего рода иконой для современных сепаратистов. «…Звезда Сибири взошла во время губернаторства князя Рюриковича», – утверждают они.
Император приказал не снимать тело государственного преступника с виселицы перед окнами юстиц-коллегии в Петербурге, пока не сгниет веревка. Тогдашняя пенька выдержала 31 день…
За это современные сепаратисты называют Императора «государственным варваром», а злоумышленника-князя – «мучеником» (А.К. Омельчук). (Вообще цареборческая и революционная риторика крайне характерна для них во все времена.)

Одновременно мы должны обратить внимание и на другую важную деталь.


Объявить вслух о подлинной вине князя Император посчитал нецелесообразным, списав всё на взятки. С тех пор всё, что касалось сибирского сепаратизма – чтобы не подавать пагубный пример и не возбуждать недовольства – всегда тщательно упрятывалось. Собственно, также поступают и в наши дни. Из-за этой маскировки часто бывает нелегко понять подлинные причины тех или иных событий. Однако некоторые примеры привести мы всё-таки можем…
Одной из ярких фигур в Сибири, еще в советские времена, был Иван Иванович Наймушин (1905–1973), с 1954 г. возглавлявший Братскгэсстрой. Именно под его руководством были построены Братская и Усть-Илимская ГЭС, алюминиевый завод, а также города Братск и Усть-Илимск.
«Строительный трест Братскгэсстрой, – читаем в одной из недавних интернет-публикаций, – имел статус главного управления (главка) на правах союзного министерства. То есть начальник Братскэсстроя Иван Иванович Наймушин заседал в Совмине СССР вместе с остальными министрами на равных правах. […]
В конце 60-х годов Наймушин выдвинул идею – создать в Восточной Сибири Байкальскую ССР – союзную республику в составе СССР. В состав Байкальской ССР должны были войти Иркутская и Читинская области, Бурятская АССР, Эвенкийский АО, часть Якутии. В дальнейшем Байкальская ССР могла бы составить единое целое с Дальневосточной ССР, проект восстановления которой также обсуждался.
Но в начале 70-х этим проектам был положен конец. Наймушин странным образом погиб, разбившись на вертолете 1 сентября 1973 года. А в конце 70-х было организовано масштабное “дело Братскгэсстроя”, в результате чего значительная часть кадров треста была разогнана, кое-кто расстрелян, многие осуждены на длительные сроки» (Скальский А. Сибирское областничество сегодня: вести с Байкальского фронта).


Борис Лебединский. Летняя ночь на Байкале. Офорт.

Дело И.И Наймушина, похороненного у плотины Братской ГЭС, не было забыто. Вновь оно напомнило о себе в годы перестройки.


О наймушинской идее создания «Байкальской республики» вспомнил возглавлявший в 1991-1997 гг. Иркутскую область губернатор Ю.А. Ножиков (1934–2010).
План этот ему достался как бы по наследству. Сын репрессированного в 1937 г. китайского коммуниста-эмигранта, в 1984-1988 гг. Юрий Абрамович был начальником управления, а затем генеральным директором объединения «Братскгэсстрой».
В 1994 г. Ю.А. Ножиков стал всенародно избранным губернатором Иркутской области. К власти он пришел, выбросив лозунг: «Мы должны быть хозяевами, а не просителями, хозяевами Приангарья».
Уже тогда некоторых иркутян это насторожило. Выходили на митинги с плакатами: «Ножиков! Не дури народ!» В ходивших по рукам листовках люди задавались вопросом: «Не продаст ли Ножиков Россию?»


Борис Лебединский. Пришел Култук. 1949 г.

Создавший себе высокую репутацию первого в России всенародно избранного губернатора, Ю.А. Ножиков вскоре решил потягаться с Кремлем. «В 1993 году, во время ельцинского переворота, руководители республик, краев и областей Сибири заявили о непризнании легитимности президента Ельцина и о намерении создать Сибирскую республику. Однако скоротечный вооруженный путч, проведенный Ельциным в Москве, на время остановил развитие этого процесса». (Скальский А. Сибирское областничество сегодня: вести с Байкальского фронта).


20 марта 1993 г. Б.Н. Ельцин, объявив о введении «особого порядка управления страной», одновременно издал указ об отрешении от должностей губернаторов Новосибирской и Иркутской областей – В.П. Мухи и Ю.А. Ножикова – «за систематическое невыполнение распоряжений Президента и злоупотребление служебным положением».
Так, наши грехи и даже преступления (памятуя деяния Ельцина) Господь обращает иногда во благо, что, конечно, не отменяет ответственности людей за свои поступки. Как сказано в Евангелии: «надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7).


Борис Лебединский. Пришла Сарма. 1951 г.

Укротить губернаторскую вольницу удалось лишь после 2003 г., в начале второго президентского срока В.В. Путина, прекратившего сначала практику двусторонних договоров, а затем – заменившего выборы глав регионов их назначением.


Собравшись в 2006 г. на сессию Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» ряд губернаторов выступили с резкой критикой политики Москвы. Это были возглавлявшие Томскую область – В.М. Кресс, Новосибирскую – В.А. Толоконский, Читинскую – Р.Ф. Гениатулин, Хакасию – А.И. Лебедь, Бурятию – Л.В. Потапов.
Томский губернатор В.М. Кресс призвал коллег осознать свои особые интересы, с целью защиты которых объединиться в особый субъект федерации. Глава Иркутской области А.Г. Тишанин подвел под это теоретическую базу. «Все мы, – заявил он, – одна сибирская нация».
Впоследствии, судя по биографиям, одни из этих губернаторов-протестантов (В.М. Кресс, В.А. Толконский, Р.Ф. Геннатулин) поладили с властью. Другие были даже взяты в администрацию, занявшись наукой (Л.В. Потапов).
Третьи находились какое-то время под следствием по уголовному делу, а затем, ссылаясь на ухудшение здоровья, ушли из политики (А.И. Лебедь) или, находясь под угрозой незакрытого еще дела, перешли на высокооплачиваемые должности вне сферы политики (А.Г Тишанин).
Сменивший последнего на посту Иркутского губернатор И.Э. Есиповский, при котором в очередной раз обострилась ситуация вокруг Байкальского ЦБК, погиб 10 мая 2009 г. при крушения вертолета во время охоты около поселка Листвянка на Байкале.
Тогда же закатилась звезда другого возмутителя спокойствия в российских регионах – Э.Э. Росселя, в 1991-2009 гг. стоявшего во главе Свердловской области. Новый срок работы в должности губернатора Президентом ему предложен не был и несостоявшийся глава «Уральской республики» вынужден был покинуть насиженное место.


Борис Лебединский. Осень в прибайкальских хребтах. 1947 г.

Говоря об изменениях, произошедших во властной вертикали, мы брали лишь один из аспектов: выдавливание с руководящих постов сепаратистов. Вряд ли, однако, этот процесс можно считать оконченным, пока существует питательная среда для такого рода настроений. Да и выбор – как считает власть – небогат: тасуют-то ведь одну и ту же колоду карт. И вот вопрос: можно ли, вырывая того или иного руководителя из прежней его среды и пересаживая в новую, быть уверенным, что прежние их мысли каким-то причудливым образом не прорастут и на новой почве?..


Взять, скажем, нынешнего московского мэра С.С. Собянина. В бытность свою еще Тюменским губернатором он напутствовал уже не раз цитировавшуюся нами книгу журналиста и краеведа А.К. Омельчука, прямо-таки набитую сепаратистской риторикой.
Так, по мнению этого автора, отсталость Сибири по отношению к Америке связана с тем, что «США обрели политическую независимость от своей метрополии, а в Сибири мы отмечаем отсутствие таковой».
Можно, конечно, сказать, что вряд ли Сергей Семенович читал саму эту книгу. Но можно рассудить и по-иному… Во всяком случае, подобная нестрогость может привести к весьма печальным последствиям…


Борис Лебединский. Скала Берхен. 1947 г.

В чем искать причины этих странных колебаний С.С. Собянина, судить не беремся. Тут могут быть задействовано несколько факторов. Сергей Семенович коренной сибиряк (среди его предков уральские казаки, манси и коми-зыряне). А, может быть, дает о себе знать староверческо-еврейский симбиоз: дед по отцовской линии у него старообрядец, супругу же его зовут Ирина Иосифовна Рубинчик.


С ней он, правда, развелся, объявив об этом 21 февраля 2014 г., вскоре после аналогичного заявления В.В. Путина 6 июня 2013 г.
Что ж, будем надеяться на то, что Сергей Семенович вместе с женой расстался и с прежними своими иллюзиями (если, конечно, они у него были и происхождение их таково, как нам кажется). Пост столичного мэра, близость к Президенту России, – всё это ко многому обязывает. Именно от таких людей, в конце концов, зависит и качество самой власти.
Как полагал Л.Н. Гумилев: «…Самое главное – не каков Царь, а каково окружение, бояре… При патриотическом окружении Царь может быть даже не очень умным…»
Пока, к сожалению, у нас всё наоборот. Бояре, положим, и умные, да по большей части себе на уме…
  1   2   3   4