Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


в качестве пассионарного сообщества “имперского типа”




Скачать 440.25 Kb.
страница2/2
Дата04.07.2017
Размер440.25 Kb.
1   2
в качестве пассионарного сообщества “имперского типа” уступала здесь место “малым пассионарным сообществам” (отдельным военно-профессиональным коллективам и племенным ополчениям), нередко входившим прежде в ее состав. Конечно, и кочевую империю - даже находящуюся в стадии своего подъема - не следует представлять как некий монолитный военно-политический механизм, где решения принимаемые “центральным руководством” выполняются безусловно и обязательно. Речь идет, скорее, о совокупном движении различных политических сил, которое в результате совпадения целого ряда конъюнктурных обстоятельств, оказывается на какое-то время направлено в общее русло.

с самого начала представлял собой не столько единое государство, сколько зону активности сельджукских военных контингентов и их вождей. Хотя Малик-шах и вознес в 1086 г. на берегу Средиземного моря хвалу Аллаху за то, что тот "простер его власть от моря восточного до моря западного"liv, эти слова скорее отражали некую политическую претензию, чем реальное положение вещей. Уже сам процесс покорения Сирии был отмечен расколом сельджукидской правящей элиты. Брат Малик-шаха Тутуш, направленный на завоевание Сирии, с самого начала стремился к независимости. Он даже предпочел ретироваться из недавно захваченного Халеба в Дамаск, только для того, чтобы не столкнуться с направившимся сюда же Малик-шахом. Неудивительно, что после смерти Малик-шаха Тутуш немедленно взял курс на свержение его наследника Баркйарука. В междоусобице приняли самое активное участие другие сельджукские и местные эмиры - процесс, что называется, “пошел”. Военная победа Баркйарука и последовавшее за ней убийство Тутуша бывшим слугой одного из его поверженных политических враговlv привели к новому расколу. Захваченные Тутушем Мосул и другие владения в Джазире попали под власть креатур иракской ветви Сельджукидов. В Сирии даже та часть эмиров, которая была ранее сплочена личной преданостью Тутушу, принялась теперь заключать и расторгать друг с другом политические союзы, воевать и делить владения. В Халебеlvi утвердился один сын Тутуша - Ридван, Дамаск же был сдан наместником города другому сыну - Дукаку, который тайно бежал сюда от Ридвана. Правители ряда городов и крепостей Сирии оказался (или остался) фактически самостоятельным от сельджукидских маликов (“принцев”, “царей” - в араб.) - в частности, туркменский предводитель Сукман ибн Артук в Иерусалиме, тюркские мамлюки - Джанах ад-Даула в Химсе, Ягысъян в Антиохии; арабские эмиры - Ибн Мункыз в Шейзаре, Салам ибн Малик - в Джабаре, Халаф ибн Мулаиб в Афамии.lvii Во многих случаях, когда в источниках речь идет о назначении сельджукидским султаном той или иной кандидатуры на должность наместника какого-либо джазирского или сирийского владения, это не свидетельствует об успешном функционировании здесь механизма централизованной администрации, поскольку исход дела при этом часто решался не столько бюрократическими, сколько военно-политическими средствами. Когда, например, султан Мугис ад-Дин Махмуд (1118-1131) в обстановке обострения фамильных междоусобиц решил передать Мосул и ряд других земель в Джазире правителю Рахбы эмиру Ак-Сункуру ал-Бурсуки, тому пришлось брать эти владения силой.
В конце XI - н. XII... Гибель Низам ал-Мулька и внез. смерть Малик-шаха (1092) Таркан-хатун подкупила многих военачальников и добилась Махмуда (4 года). Но Беркйарук (др. брак), в Рей, где султаном. 1094 - победил и прризнан ал-Мустазхиром. Тутуш. 1099 - брат Мухаммад (Аз и Арран) - взял Рей и халиф... мирное соглашение. Титул перейдет Мухаммаду. 1092 - дядя Арслан (убит своим рабом Санджар Ибн Маликшах) - Хорасан. В 70-х 11в. румский султанат. (1097 крестоносцы - Никею.)

1118 - Мухаммад, и Санджар у его сына Махмуда оспаривать титул. т.н. Восточносельджукский султанат.

1153 - восстание огузов в Балхе.

Важнейшая точка опоры, на которую мог бы опереться процесс становления устойчивого государства - выработка четких правил наследственного легитимизма - сама оказывалась в ближневосточных странах в своего рода “ подвешенном состоянии”. Роль легитимности в этом плане не стоит недооценивать. Специфика мусульманского Ближнего Востока к.XI-п.п.XIII вв., состояла, однако, как раз в том, что в условиях постоянного пополнения правящих элит “пассионарным” и рабскимlviii элементом под вопросом здесь каждый раз оказывалось даже не столько сохранение в моменты передачи власти неких прежних ценностей, сколько само наличие этих ценностей как таковых. Конечно, нельзя утверждать, что в политической практике господствующих групп-“вчерашних пассионариев” напрочь отсутствовали какие бы то ни было освященные традицией и определенным образом формализованные правила наследования власти, на которые ориентировались бы правители и их приближенные. Но их реальный авторитет был достаточно слаб, и устойчивая тенденция преодоления данного положения не прослеживается. Характерным, например, при разделе державы между наследниками являлось стремление завещателя назначить старшего в роде, что в сочетании с достаточно выраженным представлением о справедливости передачи “царства” (мулк) по наследству сыновьям и братьямlix в идеале должно было, по-видимому, давать некое подобие иерархического вассалитета.lx Но фактически, начинавшиеся междоусобицы вместе с внешними вмешательствами, перекраивая всю систему политических связей, каждый раз блокировали эту возможность.

Именно это произошло с сельджукидской империей, в которой предоставление титула верховного султана (ас-султан ал-а‘зам)lxi со временем превратилось лишь в разменную карту багдадского халифа, игравшего на противоречиях царственных претендентов.lxii Следует признать, что принцип султаната, несмотря на весь его блеск в эпоху “Великих Сельджуков” не сыграл здесь роли, сравнимой со значением идеи королевства в Западной Европе, где оформившаяся мистика королевской власти на протяжении веков олицетворяла устойчивое символическое единство и иерархию обширных территорий (даже тогда, когда они не могли быть реализованы на практике). На территориях султаната общая ситуация ситуация была такова, что даже правление собственно сельджукидского дома в результате переворотов и междоусобиц почти повсеместно быстро “сошло на нет”.lxiii С правлением Сельджукидов в Хорасане было покончено уже к середине 1160 г.lxiv В Кирмане сельджукидская династия просуществовала до 1186 г., пока эту провинцию не захватили огузы из Хорасана.lxv Любопытно, что в западных частях сельджукидской империи немалую роль в реализации подобного исхода сыграли атабеки - т.е. именно те доверенные лица султанов, которым они поручали ведение дел своих наследников.lxvi Атабеки имелись у обоих наследников Тутуша - маликов Ридвана (Халеба) и Дукака (Дамаск). Причем, если атабек Дукака, Тугтегин, фактически сосредоточил в своих руках реальную власть, то Джанах ад-Даула, атабек Ридвана, с которым тот враждовал, вынужден был отделиться от своего подопечного и стал, по сути, самостоятельным правителем Химса. После смерти в 1104 г. бездетного Дукака Тугтегин, женившийся на его матери, основал династию Буридов.lxvii (В Халебе “слабые” наследники Ридвана не смогли обеспечить сохранение единства правящей верхушки, и это владение стало ареной соперничества различных местных и приходящих группировок.)lxviii

В 1127 г. Имад ад-Дину Зенги султаном Ирака и Западного Ирана Махмудом (1118-1131) была вручена грамота на владение Северной Сирией и Джазирой. При этом он становился атабеком сыновей султана Фархан-шаха и Алп Арслана. Вручение грамоты не следует рассматривать как ординарный акт назначения наместника. В тех условиях это означало фактически лишь согласие султана на покорение его “слугой” (а по сути - союзником) определенных территорий. Как уже упоминалось, Зенги с честью справился с этой задачей и даже преуспел в “собирании земель”, но это не означало триумфа его опекуемых: рельная власть оставалась у атабека. Когда же, в 1145 году, Фархан-шах поднял в Мосуле против него мятеж, то поплатился за это головой.lxix Алп-Арслан, правда, пережил Зенги: Ибн Халликан сообщает, что после гибели атабека под Джабаром был даже момент, когда соратники Зенги (или часть их) собрались у шатра Алп-Арслана и объявили себя его “гулямами”. Затем, как уже упоминалось, войско распалось, и Алп-Арслан отправился с Сайф ад-дином Гази в Мосул. “Когда подошли к Синджару, то Алп-Арслан хотел бежать, так как заподозрил недоброе, но его вернули.”lxx

Наиболее сильная ветвь дома, т.н. “Сельджукиды Ирака”lxxi, попала под контроль династии атабеков Иль-Дегизидов. Иль-Дегиз, бывший тюркский раб, назначенный правителем Аррана, после своей женитьбы на вдове султана Тогрыла ибн Мухаммада добился провозглашения султаном в 1161 г. ее сына Арслана. Между домами атабеков и Сельджукидов возникло отношение в чем-то схожее с имевшимися ранее отношениями по линии “сельджукидские султаны/аббасидские халифы”. Впрочем, как и в том случае, к оформлению сколько-нибудь четкой и устойчивой струкутуры это не привело. Уже после смерти Иль-Дегиза султан Арслан-шах попытался выступить против его сына Мухаммада Пахлавана. На его сторону встали многие владетели Ирака и Хамадана: “эмиры приложили все усилия и собрали к нему такое количество войск, подобного которому в Ираке не видели”.lxxii Эмиры стали подстрекать султана к захвату Азербайджана (главного владения атабеков) и к походу на Багдад. “Если ты освободишь Азербайджан и посадишь в нем кого-либо из своих людей, кому ты доверяешь, то после этого ты вернешься в Азербайджан, [а оттуда] направишься на Багдад и возьешь его... Если ты захватишь Багдад и с минбаров халифата прочтут хутбу с твоим именем, тогда небо страны будет для тебя чисто от любых соперников и врагов!”lxxiii Однако тяжелая болезнь Арслан-шаха сорвала реализацию этих величественных планов: войска разошлись, а султан вскоре скончался. Спустя некторое время, атабек Кызыл-Арслан (которому брат Мухаммад Пахлаван завещал быть главным в семье и опекать его старшего сына Абу Бакра - будущего наследника), сам заявил притязания на султанат. Разгромив и взяв в плен выступившего против него султана Тогрула III, он хотел было сделать султаном другого сельджукидского малика, но халиф, союзник Кызыл-Арслана в этом противостоянии, предложил ему самому принять султанский титул. Позже, уже после гибели Кызыл-Арсланаlxxiv, Тогрулу удалось бежать и, собрав силы, поставить под свой контроль часть владений. Однако, развязав войну с хорезмшахом Текишем, он в 1194 г. был убит в сражении. После этого “страны стали переходить из рук в руки между сыновьями Пахлавана. Так продолжалось до времени султана Джалал ад-Дина Манкбуры”. lxxv

Таким образом, правление Сельджукидов повсеместно уже к концу XII в. стало лишь фактом истории, а их владения распылены между самостоятельными властителями. Все былое могущество этой династии оказалось неспособно заложить фундамент становления устойчивого государства (государств).

Конечно, можно вспомнить, что, например, во Франции, успешно прошедшей путь от т.н. “Западно-франкского королевства” через эпоху феодальной раздробленности к абсолютной монархии, тоже имела место смена правящей династии, причем происходившие из бывших майордомов Капетинги (подобно атабекам, которые охотно женились на сельджукидских “принцессах”lxxvi), стремились подкрепить легитимность своей власти брачными союзами с каролингским домом. Однако подобного рода аналогии вряд ли стоит придавать большое значение, хотя бы уже потому, что, в отличие от Капетингов, атабекам (как и их бывшим хозяевам) не удалось основать прочных династий и занять устойчивое центральное положение в системе отношений, подобной западноевропейской вассально-ленной иерархии.

Так, в 1225 г. в результате захватов Джалал ад-Дина рухнуло господство династии Ильдегизидов. Узбек, сын Мухаммада Пахлавана, в скором времени скончался в одной из своих крепостей. Его жена - дочь султана Тогрула, вышла замуж за Джалал ад-Дина, получив от него в держание несколько второстепенных владений; однако происки главного везира хорезмшаха заставили ее позднее прибегнуть к покровительству айюбидского наместника в Хилате. Единственный сын Узбека, Малик Хамуш (Молчаливый) вынужден был прибыть на службу Джалал ад-Дину, но, поскольку тот держал его “в черном теле”, вскоре бежал к исмаилитам в Аламут.lxxvii



lxxviii


i Босворт К.Э Нашествия варваров... С.22-27.

ii Там же. С.27.

iii “Из их дома вышел целый ряд везиров и раисов” (Ибн Халликан, с.133.)

iv.

См.: Ибн Халликан, т.___ с. 131-133; Камал ад-дин, с.105; Агаджанов С.Г. Указ. соч. С. 114.



v Камал ад-дин, с.119.

vi См. например: Абу Шама, т.I, с.187; Камал ад-дин, с.191.

vii Ибн Халликан, кстати, отмечает как нечто забавное, что у Ибн Марвана было два везира: причем один из них, Ибн ал-Магриби, бывший везир египетского халифа, сбежал к нему, а другой, Ибн Джахир, сбежал от него в к багдадскому халифу (Ибн Халликан, т.I, с. 178).

См. также, например: Абу Шама, т.I, с.185, 251; Ибн Халликан, т.II, с. 264; Камал ад-Дин, с.177.

Служба владетелей отдельных земель могла носить и временный характер: так, в 1143/44 г. после поражения, нанесенного Зенги Артукиду Кара Арслану, “был заключен мир между атабеком и Артукидами, и прибыли их дети на службу к Зенги, затем вернулись [в Джазиру] (Камал ад-Дин, с. 191)”.


viii Главным формальным критерием признания нового “сюзерена” в мусульманских странах служило поминание в хутбе - пятничной проповеди в соборной мечети - и чеканка монеты с его именем.

ixНичем иным, собственно говоря, было уже подчинение Сельджукидами аббасидских халифов.

x Семенова И. Л. Указ. соч. С. 7, 85.

xi Камал ад-дин, с.105-106.

xii Усама ибн Мункыз, с.155-157.

xiii


xiv Абу-Шама, т.2, с. 32.

xv См., напр.: ан-Насави, с. (Артукиды).

xvi А именно: правителя Мосула Бадр ад-Дина Лулу (1223-1259) - захватившего власть после смерти последнего представителя династии Зенгидов, правителя Ирбила Музаффар ад-Дина Гёк-Бори, малика туркмен Йива’и, правителя ал-Джибала Имад ад-дина Пахлавана.

xviiАн-Насави, с.227-228.

xviiiТам. же. С.216. \\\Подробности Рашид ад-дин, Минорский, Буниатов. Атабеки.\\

xix Ибн Зафир ал-Азди (ум. в 1226 г.). Китаб ад-дувал ал-мункаты‘а.

xx Взяв в плен разгромленных Укайлидов, Тутуш убил Ибрахима и его дядю Мукбила, но зато пощадил сына Шараф ад-Даула - Махмуда вместе с его воинами и даже дал ему в икта Нисибин. Выступление против Тутуша другого сына Шараф ад-Даула Али вместе с отрядом из бану укайл на стороне султана Баркйарука и поддерживавших его тюркских эмиров в Сирии не увенчалось успехом. И когда умер малик-шах возжаждал Т ад-д стать султаном и отправился в Х .и сни Каси ад-даула, и облагодетльствовал его, и переписывался с Буз - сахибом Харрана и Баха ... - сахтбом Антиох =- и отправился и свита взял Рахбу и Нисибин и взял их и назначил сахибом Мосула Ибрагима ибн Курайши ибн Бадрана приказывая ему читать хутбу с упоминанием своего имении чтобы.26- ???

xxi Камал ад-дин, с. 110, 112, 115-117; Абу Шама, т.1, с.25-26.

По сведениям Якута последнего укайлидского правителя крепости Джабар - Малика ибн Али ибн Малика ибн Салама - во время охоты захватили в плен килабиты и доставили к Нур ад-Дину. Тот обязал его сдать крепость, а взамен предоставил компенсацию: Сарудж с землями, соляные копи (маллаха) в области Халеба, Бузаа и 20 тысяч динаров. Когда же Малика спросили, что он ценит больше - крепость или эту компенсацию, он ответил, что компенсация “дороже деньгами, но что касается мощи, то это мы потеряли с утратой крепости.”“Затем, - подводит итог Якут, - крепость перешла Айюбидам и сейчас она у Малика Хафиза сына ал-Адиля Абу Бакра ибн Айюба (Якут, т.2, с.141-142)”.



xxii Абу Шама. Там же.

xxiii Не очень значительная династия Мункызидов - в этом ряду исключение, ее крушение связано с природными, а не политическими причинами: в ____ г. землетрясение разрушило Шейзар, уничтожив при этом его господ. Нур ад-дин восстановил __________.

xxiv Камал ад-дин, с. 120.

Ибн Халликан, т.5, С 71-74.Баркйарук, Санджар и мухаммад поделили царство папы М-ш.У М и С - сыновей одной матери при Б не было надежд.Мух и Барк разошлись и М и Санджар в Багдад, где халиф Мустазхир одарил их одеждой со своего плеча. Мух домогался, чтобы халиф принял их наедине. В коронном куполе в присутствии больших людей и близких. Он сидел на своей подушке. Стоял Садака (Хилла), с плащем пророка на плечах, с чалмой на голове. А перед ним жезл (меч?). На Мухаммада были излиты 7 одежд, ... И такими же одеждами - Санджара.И стали хутбу за Мух и перестали за Баркйарука. (496 == 1101\2)Б был болен и отступил у Васиту, затем выздор и произошли стояния у Рея, и был разбит Мухаммад.Прибыл в Ирбил 8 нояб 1104 г. и уехал оттуда в Мосул 12 н . Затем М стал единоличным владыкой после смерти Б., не осталось соперника. Затем долго болел и умер 18 авг 1118 г. (*1082) =- 37 лет4 мес 6 дней. Похоронен в Исфагане в медресе ханифитов. Завещал сыну Мух (?) престол. Сел в короне и браслетах на тахту. имам муктафи женился на его доч Фатиме. (531) Брат ее Масуд присутствовал на брачной церемонии.

xxv Род Мазйадидов в качестве правящей династии закрепился в Центральном Ираке еще в середине X в.

xxvi Ибн Халликан (1211-1282), т. 2, с. 263.

xxvii Султан Махмуд после подавления восстания в Мосуле своего брата Масуда и его атабека санкционировал передачу Мосула, Синджара и других джазирских владений эмиру Ак-Сункуру ал-Бурсуки.

xxviii Камал ад-дин, с. 157.

xxix Там же. С.167.

xxx Мустаршид даже вылатил Масуду 100 000 динаров, чтобы тот поддержал кандидатуру Зенги.(Ибн Халликан, т.2, с.327-329).

xxxi См.:Хусайни, с. 102, 110; Ибн Халликан, т. 2, с. 263-265; Абу Шама, т.1, с.29. Версия Камал ад-дина о причинах гибели Дубайса отличается от сообщений других авторов. По его сведениям, султан Масуд уже было позволил Дубайсу возвратиться в его родовое владение - Хиллу, но узнав, что тот предупредил Зенги о готовящемся на него султаном покушении, лично зарубил его в своем шатре. (Камал ад-дин, с. )

xxxii Босворт. Мусульманские династии. С.86.

xxxiii В Джазире, таким исключением отчасти являлись Артукиды, точнее лишь их мардинская ветвь, сумевшая, постоянно идя на компромиссы с новыми завоевателями, продержаться в течение двух веков, пока в начале XIV в. их владения не были захвачены союзом туркменских племен Кара-Коюнлу. (Там же. С.166-168.)

xxxiv Семенова. Из истории... С.101-102.

xxxv Ибн Халликан, т.III, 49-50, т.IV, с.68-70.

xxxvi Абу Шама, т.I, с.192.

xxxvii


xxxviii


xxxixТам же, т.I, с.267.

Это, конечно, не значит, что для мусульманской военной правящей касты в целом была характерна безграмотность. Напротив, ее представители выгодно отличались в данном отношении от большей части сражавшихся против них крестоносцев. Фарух-шах, брат Салах ад-Дина, был, например, поэтом и вообще образованным человеком, про другого его брата, Тадж ад-Даула, историк Ибн Шаддад говорил, что у него были неплохие стихи (Абу Шама, т.II, с.32). Ибн Халликан сообщает, что хорошие стихи писал правитель Хиллы Дубайс ибн Садака, причем Дубайс переписывался стихами со своим братом Бадраном, который находился вдалеке от него (Ибн Халликан, т.II, с. 263-264).



xl Мец А. Мусульманский ренессанс. М., 1996. С.88.

“Жизненный путь чиновников, - пишет А.Мец, - коренным образом отличался от положения юристов или ученых. Чиновники являлись главными носителями светской образованности (адаб) и брали от богословия ровно столько, скольк этого требовало их образование. Различие это проявлалось также и внешне: чиновники никогда не носили спускающейся на затылок головной повязки ученых (тайласан), а только светское платье (дурра‘а) (Там же.).”



xli Ибн Халликан, т.IV, с.68.

xlii Семнова. Л.И. Из истории фатимидского Египта... С.117; Мец А. Указ. соч. С. 61-63.

xliii Семенова. Салах ад-дин... С.79-80, 109.

xliv См., например: Абу Шама, т.I, с. 35; т.II, с. 32, 215; Ибн Халликан, т.II, с.327-329; ан-Насави, с. 234,238; Камал ад-дин, с.183, 216.

xlv Американский исследователь Айра Лапидус подчеркивает, что улемы были не столько отдельным классом, сколько категорией лиц, входящих во все классы и социальные группы. “Их связь с режимом демонстрирует взаимопроникновение общества и государства в сфере экономики, социальной организации, экономической жизни. (Lapidus I Op. cit. P. 134.)




xlvi Абу Шама I, с.189-190.

xlvii “Он был сведущ в кораническом законоучении и хадисах пророка, и улемы, факихи, цари (мулук) и эмиры посещали его в его обители и искали его благословения в его помыслах. И каждый год он устраивал прием (да‘ва) в день рождества посланца божьего... и приходили к нему правитель Мосула и поэты, слагавшие восславления.(Там же.)”

xlviii Там же.

xlix Абу Шама, т.I, с. 188-189, 214, 228, 263. См. также: Тримингэм Дж. С. Суфийские ордены в исламе. М., 1989. С.27-30; Семнова Л.И. Указ. соч. С.___

l Ибн Халликан. Т.1. С.191.

О Мардинской крепости Якут говорил, что, по его мнению, “на всей земле нет крепости прекраснее, прочнее и лучше устроенной”. Якут. Т.5. Вып. 17. С. 39.



li Сукман обосновался в Хисн Кайфе и Амиде, став здесь основателем другой ветви династии.

lii Камал ад-дин, С. 142,146-160.

liii Агаджанов С.Г. Государство Сельджукидов и Средняя Азия в XI-XII вв. М., 1991. С. 62-91.

liv Камал ад-Дин

lv Тюркского мамлюка, эмира Ак-Сункура - отца знаменитого Имад ад-Дина Зенги.

lvi Тутуш в свое время (1094 г.) вернул себе Халеб, отобрав его у Ак-Сункура - ставленника Малик-шаха.

lvii Абу Шама, т.I, с.25-26 ;Камал ад-дин, с.119-124; Якут ,т.2, с.141-142.

lviii См. об этом ниже.

lix Когда Нур ад-Дин у знал о смерти своего брата Кутб ад-Дина и захвате реальной власти в Мосуле мамлюком Абд ал-Масихом, то согласно источнику следующим образом сформулировал свое возмущение: “Я более подхожу, чтобы управлять делами моих племянников. (Абу Шама, т.I, с. 187.)

lx Сам по себе раздел державы среди родственников (т.н.удельная система) не следует рассматривать как недальновидную и ошибочную политику. Для политических систем, единство которых базируется прежде всего на принципах автократии, подобный вариант скорее выгляит как наименьшее зло - как попытка задержать наращивание процесса их дезинтеграции или, по меньшей мере, как стремление при понимании явной неизбежности этого процесса сохранить “за своими” максимально привилегированное положение. Эти мотивы в значительной степени играли свою роль и в ходе феодальной дезинтеграции правящих элит ранних политических образований в средневековой Западной Европе.

lxi Титул “величайший султан” (ас-султан ал-а‘зам) вошел в обиход на рубеже XI-XII вв., когда с распадом империи возникла необходимость детерминации верховной султанской власти. (Агаджанов С.Г. Указ. соч., С.170.)

lxii Этими соображениями, например, рукводствовался уже халиф Мустазхир, предоставивший титул верховного султана Тутушу, когда тот после смерти Малик-шаха попытался в 1094-1095 гг. присоедить к своим владениям Иран и Хорасан и свергнуть с престола своего племянника Баркйарука. (См.: Там же. С.115-118.)

lxiii Дольше всех продержалась боковая ветвь династии - Сельджукиды Рума, имена которых, несмотря на то, что реальной власти из-за контроля монголов они уже не имели, появлялись на монетах вплоть до 1302 г. (Босворт. Мусульманские династии. С.179-80.)

lxiv Так называемое Восточно-сельджукское государство, ядром (дар ал-мулк) которого являлся Хорасан, рухнуло вследствие успешного восстания кочевых огузов в Балхе (1153 г.) Огузам удалось разгромить и взять в плен великого султана Санджара, чей верховный суверенитет признавали многие правители Центральной и Западной Азии. После этого былое единство правящих кругов державы стремительно пошло на убыль. Попытки племянника Санджара, Махмуд-хана, получившего после его смерти инвеституру на правление Хорасаном от иракского Сельджукида, поправить дело не увенчались успехом. Он и его сын были ослеплены бывшим мамлюком и военачальником Санджара, эмиром Муаййид ад-Дином Ай Аба. Позднее эти территории попали под власть хорезмшахов. (См.: Там же. С.170-219.)

lxv Босворт. Указ. соч. С. 164.

lxviАтабеки (атабег - “отец-военачальник”) - военачальники из тюркских рабов, которых на первых порах приставляли к сельджукидским “принцам”, назначенным наместниками провинций (Там же).

lxvii Буриды - от Бури, имени сына атабека.

lxviii Прежде всего Артукидов и султанских наместников Мосула_________. Камал ад-дин, с.145-175.

lxix Семенова. Указ. соч. С.12-15.

lxx Ибн Халликан, т.IV, с.3.

lxxi Т.е. правители областей Ирака и Западного Ирана, включая Арран и Азербайджан.

lxxii Хусайни, с. 145

lxxiii, Там же.С.145-146.

lxxiv Его убийство было организовано вдовой его брата (Мухаммада Пахлавана), на которой Кызыл-Арслан по традиции женился. Последняя была недовольна тем, что ее собственные сыновья (правители уделов) оказались в подчиненном положении при ее новом муже и своем сводном брате Абу Бакре (наследнике).

lxxv Там же. С.148-167, 241.

lxxvi


lxxvii См.:Насави, с.149-150, 157-158, 169-170, 193-195.

lxxviii Абу Шама, т.I, с.29; Ибн Халликан т.I, с.242-243.
1   2

  • Ибн Халликан, т.5, С 71-74.
  • Стоял Садака (Хилла), с плащем пророка на плечах, с чалмой на голове.