Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Секция XII. Словообразование русского языка Словообразовательная система как дискурсивное взаимодействие гнезд и типов




страница8/8
Дата21.06.2017
Размер1.18 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

О лексико-грамматическом феномене субстантивной синтаксической деривации
в современном русском языке


Д. Р. Шарафутдинов

Уральский государственный университет им. А. М. Горького, Екатеринбург

Ludmila.Mironova@usu.ru

субстантивная синтаксическая деривация

Summary. Substantive syntactical derivation is an important and efficient tool of communicative activity enabling the speaker: 1) to express the thought related to disengaging the feature from its carrier (creator) in the most accurate way, 2) to put the communicative intention into practice in the most correct and adequate way, 3) to simplify the formal structure of the sentence without damaging its meaning, 4) to carry out various syntactical transformations of the text.


Под синтаксической деривацией (СД) вслед за Е. Ку­риловичем принято понимать специфическое явление в синхронном словообразовании, связанное с преобразованием не лексического значения, а лишь синтаксиче­ской функции производящего вследствие изменения его частеречной принадлежности. Субстантивная СД – это об­разование отвлеченных существительных от глаголов (читать чтение) и от имен прилагательных (белый белизна).

В случае субстантивной СД члены словообразовательной пары, представляя разные лексемы, а не словоформы одной и той же лексемы, тем не менее, репрезентируют одну лексико-семантическую единицу (лексический компонент значения производного тождествен лексическому компоненту значения производящего). Синтаксический дериват в системе языка противопоставлен не только грамматической форме, но и ЛСВ исходного слова. Отношения СД в определенном смысле «обратны» отношениям полисемии. Многозначная лексема содержит парадигматический ряд частных, элементарных лексических значений и характеризуется единством категориально-грамматической семантики, тогда как СД, наоборот, представляет парадигматический ряд категориальных значений и характеризуется единством лексической семантики.

Между актами отадъективной и отглагольной СД существуют принципиальные содержательные расхождения, связанные с характером семантических отношений внутри словообразовательной пары. Различие между производящим и производным в отадъективной СД, в отличие от многих случаев СД отглагольной, носит характер не номинативный (экстралингвистический), а су­гу­бо синтаксический (интралингвистический). Среди мно­гочисленных грамматических характеристик глагола име­ются как синтаксические, так и номинативные, тогда как все грамматические характеристики прилагательного (род, число, падеж) являются синтаксическими. В случае СД от глаголов обычно утрачиваются специфически глагольные номинативные компоненты значения производящего, в том числе аспектуальные. Лишенное подобных номинативных грамматических характеристик, имя прилагательное и его синтаксический дериват не имеют аналогичных семантических различий. Однако в современном русском языке некоторые грамматические формы прилагательного в тексте способны выполнять номинативные функции существительного. Речь идет, в част­ности, о словосочетаниях, в которых словоформа прилагательного относится к неизменяемому (аналити­чес­ко­му) существительному. В этом случае форма прилагательного по категории числа номинативно значима, но при трансформации прилагательного в существительное это указание на количество предметов снимается, нейтрализуется: элегантное пальто, элегантные пальто – элегантность пальто. Словоформа прилагательного вы­полняет номинативную функцию существительного и в случае неполного согласования с ним (отсутствия уподобления зависимого компонента словосочетания главному в роде). Форма рода зависимого прилагательного при этом является номинативно содержательной – указывает на реальный пол лица, охарактеризованного существительным по профессии или должности (справедли­вая судья). В отадъективном синтаксическом деривате данная номинативная характеристика нейтрализуется: справедливая судья – справедливость судьи. Подобным же образом при СД от степеней сравнения (компаратива и суперлатива) утрачиваются номинативные характеристи­ки производящего, отражающие градуальность признака: популярная телепередача – популярность телепередачи; Эта телепередача популярнее других – популярность телепередачи.

Важнейшим семантическим свойством существительных – синтаксических дериватов является отвлеченность. В результате рассматриваемой СД образуются именно отвлеченные, но при этом не обязательно абстрактные, имена существительные. Существительное – отглагольный или отадъективный синтаксический дериват всегда обозначает опредмеченный процессуальный или непроцессуальный (соответственно) признак, отвлеченный от его производителя или носителя, т. е. признак как таковой, взятый в отвлечении от характеризуемого им предмета (субстанции). Абстрактное существительное – это слово с обобщенным значением; оно называет абстрактное (максимально обобщенное, формируемое на основе абстракции) понятие. Отвлеченное существительное в ши­роком понимании называет принципиально то же самое, а в узком – является синтаксическим дериватом и называет только признак, рассматриваемый вне его связей с предметом. Этот признак может быть как абстрактным, так и вполне конкретным. Абстрактность / конкретность лексического значения синтаксического деривата предопределяется соответствующей семантической приметой его мотиватора. (ср.: влажность влажный, гениальность гениальный).

СД обусловливает радикальную перестройку формальных (строевых) и семантических отношений в синтаксическом конструкте, включающем производящее слово. Отвлечение признака от субстанции, т. е. его актуализация, перемещение на первый план в семантике конструкта, предопределяет изменение направленности отношений детерминации в рамках производящего словосочетания, что получает четкое внешнее, формальное выражение. Особенно ярко это проявляется при отадъективной СД. Исходная синтаксическая единица трансформируется в конструкт, также реализующий синтаксическую модель «слово  словоформа», но как бы «на­о­борот». Компонент, обозначающий признак, становится главным (словом), а компонент, обозначающий субстанцию, – зависимым (словоформой): белый снег – белизна снега. Изменение направленности детерминации вызывает преобразование синтаксических связей и синтаксических отношений между компонентами: исходный конструкт «перестраивается» в словосочетание с так наз. родительным присубстантивным падежом (т. е. в соединение двух существительных на основе связи управления по указанной модели построения) и, соответственно, син­таксическим отношением предмета к предмету, с субъектным значением родительного присубстантивного.

Субстантивная СД – весьма эффективное средство экономии речевых усилий говорящим. Так, образование синтаксического деривата от прилагательного, выступающего в предикативной функции, является одним из основных способов свертывания пропозиции. Трансфор­мируя, «превращая» прилагательное в роли присвязочного предиката (именной части составного именного ска­зуемого) в существительное, субъект речи тем самым как бы «изымает» из предикативного центра предложения синтаксические категории модальности и времени, но сохраняет все пропозитивное содержание. Формальная организация синтаксической конструкции упрощается – полипредикативная структура, например, сложноподчиненное предложение с придаточной изъяснительной, преоб­разуется в монопредикативную – но объем выражаемой вещественной информации (состав пропозиций) остается прежним. Отадъективный синтаксический дериват высту­пает в новой конструкции в качестве предикатного актанта. Ср.: Мне нравится то, что снег белый (бел). Мне нравится белизна снега. Перестройка же заданного предложения в конструкцию Мне нравится белый снег не дает желаемого результата в плане содержания, посколь­ку связана с принципиальным изменением семантики (сме­ще­нием «фокуса») исходной синтаксической единицы. В этом случае производное высказывание не отражает необходимого отвлечения свойства от его субстанционального носителя, поэтому вне контекста неясно, что именно нравится говорящему – сам предмет (снег) или его цветовой при­знак (белый), или и то и другое одновременно (белый снег).




1   2   3   4   5   6   7   8