Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Секция XII. Словообразование русского языка Словообразовательная система как дискурсивное взаимодействие гнезд и типов




страница6/8
Дата21.06.2017
Размер1.18 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Закон Менцерата как проявление базовых тенденций в словообразовании
(на материале «Хронологического морфемно-словообразовательного словаря русского языка»)


А. А. Поликарпов

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

polikarp@philol.msu.ru

закон Менцерата, модель жизненного цикла знака, закономерности словообразования,
Хронологический морфемно-словообразовательный словарь русского языка


Summary. Menzerath’s Law relates to the reverse proportional relation between the increasing number of more elementary units (morphemes and syllables) which words contain and the decreasing average length of these units. There is proposed a system model explaining linguistic mechanizm responsible for the Menzerathian phenomenon. First component of the model is the statement on the inescapable semantic abstractivization of words during their use in speech acts. Second component is syntactic derivation acts which are considered as one of the main system responses for the basic abstractivizing semantic drift of words in time. Each acts of syntactic derivation is a means of realisation of the principle of necessity for the correspondence between lexical and categorial semantics of words. Producing of more and more categorially abstract derivatives is followed not only by lengthening of wordforms, but also by shortening of suffixal morphemes step by step added – because of their more functional (grammatic) nature and, correspondingly, more frequent use (leading to shortening).

1. Тенденции к абстрактивизации и субъективизации яв­ляются двумя основными направлениями качественно­го развития семантики любого знака в целом (слова, в т. ч.) в ходе его существования-развития [1]; [2]. Эти тенденции определяют качественное и количественное развитие и многих других системных характеристик слов, морфем и фразеологизмов.

2. Согласно принципу необходимости соответствия лек­­сической и категориальной семантики слов [2], становящийся со временем все более семантически абстрактным лексический знак ищет соответствующую ему более абстрактную, все более грамматичную форму. Изменение грам­матической формы слова происходит в результате словообразовательного акта, а именно, в результате акта т. н. «синтаксической деривации», создания нового, бо­лее признакового, более грамматичного производного, чем было производящее (прилагательного на основе су­ществительного, наречия на основе прилагательного и т. п.), но с практически полным сохранением предметного (де­но­тативного) лексического содержания значений у производного в сравнении с производящим.

Создание нового слова осуществляется обычно за счет суффиксации, добавления относительно более абстрактного, более грамматического суффикса к соответствующей производящей основе. Однако с течением времени ра­нее об­разованное слово (являющееся результатом дости­же­ния в определенный момент соответствия между степенью его общей семантической абстрактности и степенью грамматичности) становится лексически более абстрактным, чем оно было в момент его создания и поэтому, потеряв лексико-грамматическое соответствие, сно­ва стре­мится к его восстановлению путем образования но­вого, еще более грамматичного синтаксического деривата.

Повторяющиеся по своей направленности (и доминирующие по своей частоте в сравнении с другими типами деривации – модификацией и мутацией) акты синтаксической деривации определяют возможность формирования тенденции к образованию на каждом следующем шаге словообразовательного процесса в любом гнезде все более признаковых, все более грамматичных, более категориально абстрактных слов, вплоть до таких чисто служебных слов, как союзы и предлоги. В целом, это приводит к тому, что наиболее вероятный порядок синхронного расположения слов различных частей речи в пределах каждой из ветвей древесной структуры словообразовательного гнезда будет следующий: от существительных к прилагательным, глаголам, наречиям, местоимениям и т. п., завершая последовательность такими чисто служебными словами, как союзы и предлоги.

Следствием того, что более грамматичные суффиксы яв­ляются более употребляемыми, а увеличивающаяся степень употребительности ведет к укорочению суффиксов, можно ожидать, что будет наблюдаться корреляция меж­ду номерами позиций суффиксов, последовательно наклады­ваемых в словоформе друг на друга, и их длиной, а также количеством суффиксов в слове и их средней длиной.

Роль префиксов в словообразовательном процессе иная, они не устанавливают новые категории слов, а аспектуаль­но варьируют категории, уже установленные суффиксальными единицами. Причем, степень специфичности аспектуального варьирования, специфичности значений префиксов растет при каждом последующем шаге префик­сального словообразования. Это приводит к тому, что последовательно добавляемые слева к производящим основам префиксы являются все менее частотными и, соответственно, более длинными.

Эта принципиальная разница в функциях префиксов и суффиксов, а также разница в направлении относительного изменения качества этих единиц, последовательно поме­ща­емых в цепи аффиксов слева и справа от корня, определяет их противопоставленность по динамике развития их грамматических и частотных характеристик, а также по динамике относительного изменения их длин, а именно:

1) суффиксальные единицы, которые находятся на бо­лее удаленных от корня позициях, должны быть более ста­рыми, более грамматичными, более частотными, более короткими, чем те, которые занимают относительно более близкие к корню позиции;

2) префиксальные единицы, наоборот, чем далее они рас­­положены от корня, тем менее они должны быть грам­ма­тичными, более молодыми, менее частыми и более длинными.

В целом, получается, что с ростом общего числа суффиксов в слове средняя степень их грамматичности и степень их употребительности должны расти, а средняя длина каждого из них – падать. Средние же характеристи­ки приставок должны развиваться в обратном порядке.



Зависимость исторической динамики корня можно предсказать следующим образом: чем дольше корень существует в языке, тем он становится более абстрактным, частотным и коротким. Эти характеристики должны существенно коррелировать с тем, что чем дольше корень существует в языке, тем более длинными последовательностями аффиксов он обрастает. Соответственно, должна существовать зависимость средней длины корней в словах от числа суффиксов (и, в целом, от числа аффиксов) в них.

3. Позиционный закон Менцерата. Как видно, зависимость средних характеристик длин всех морфем вместе от общего числа их в слове (т. наз. «закон Менцерата» – ЗМ) не может быть однородной, т. к. при росте исходной ве­личины в классическом варианте ЗМ средняя длина суф­фиксов и префиксов изменяется в разных направлениях. Можно полагать, что относительно однородной может быть зависимость средней длины всех аффиксов только от их порядкового номера на некоторой единой позиционной шкале – от крайнего префикса слева от корня ( 3-ая позиция) до крайнего суффикса справа от корня ( 7-ая позиция) с промежуточной «нулевой» позицией для корня (см. рис. 1). Это и есть предложенная нами более фундаментальная зависимость. Она выглядит следующим образом:
y ln(x c) + b , (1)
где

y – средняя длина аффиксов в позиции определенного номера в производной словоформе;

x – номер позиции аффикса;

a – коэффициент пропорциональности;

b – средняя длина аффикса в начальной по порядку ( 3ей) позиции (в данном словаре);

c – коэффициент, превращающий отрицательно-поло­жи­тельную шкалу в чисто положительную (c здесь номер максимально удаленной позиции префиксов плюс едини­ца в данном словаре).






4. Использование данных «Хронологического морфемно-словообразовательного словаря русского языка» [Poli­karpov, 2000] (данные по средним длинам префиксов, суф­фиксов и корней 50787 корневых и аффиксальных производных слов см. в Таблице 1 ниже и Рис. 1 выше) позволило подтвердить справедливость приведенных выше рассуждений, а также определить значения тех парамет­ров, которые содержатся в приведенной выше формуле. Формула позиционной зависимости длин морфем с этими значениями выглядит следующим образом:
y 0,3953ln(x  4) 2,5473. (2).
Кроме того, мы определили факт знаменательной осцил­ляции найденной зависимости для средних длин суффиксов. В докладе будут обсуждены возможные словообразовательные причины этого явления.


Таблица 1. Средняя длина морфем различного рода в определенной позиции корневых
и аффиксальных производных слов (отдельно для слов имеющих разное число суффиксов


Позиции

Длина слов в числе суффиксов

морфем

0

1

2

3

4

5

6

7

1…7

Преф3

2,00

1,83

2,93

2,55

2,38

2,75







2,60

Преф2

1,89

2,18

2,33

2,20

2,28

2,25

1,73

1,50

2,25

Преф1

2,22

2,11

2,10

2,05

1,97

1,94

1,98

1,60

2,08

Преф-все

2,19

2,12

2,12

2,06

2,00

1,98

1,94

1,57

2,09

Корни

4,15

3,70

3,63

3,45

3,37

3,17

2,91

2,70

3,59

Суфф1




1,95

1,71

1,66

1,48

1,42

1,23

1,00

1,70

Суфф2







1,93

1,87

2,03

2,14

2,27

2,80

1,92

Суфф3










1,84

1,80

1,72

2,27

2,50

1,83

Суфф4













1,85

1,90

1,54

2,50

1,85

Суфф5
















1,70

1,77

1,10

1,70

Суфф6



















1,76

1,90

1,78

Суфф7






















1,40

1,40

Суфф-все




1,95

1,82

1,79

1,79

1,78

1,8

1,89

1,80

Афф-все

2,19

2,00

1,90

1,84

1,82

1,80

1,82

1,83

1,87

Морф-все

3,47

2,69

2,37

2,18

2,09

2,00

1,96

1,93

2,31




Литература

1. Polikarpov A. A. A Model of Word Life Cycle // Koehler R. and B. Rieger (eds). Contributions to Quantitative Linguistics. Dordrecht, 1993.

2. Поликарпов А. А. Когнитивное моделирование циклических процессов в становлении лексической системы языка // Труды Казанской школы компьютерной и когнитивной лингвистики. ТЕЛ-2001. Казань, 2001.

(http://www.philol.msu.ru/articles/cogn_ev.htm).

3. Polikarpov A. A. Explaining Basic Menzerathian Regularity // Grzybek, Peter (ed.) Word Length Studies and Related Issues. Graz, 2004 (in print).


Вариативность аспектуальной префиксации в современной русской речи:
закономерность и право выбора


Е. Н. Ремчукова

Российский университет дружбы народов, Москва



nachhause@mtu-net.ru

вариативность, префиксация, аспектуальный, типы русской речи

Summary. The article is devoted to the problems of the aspect prefix’es variety in different types of spoken Russian: the author or context non-standard variety; the spoken language variety. These non-standard ways of expression of the aspect meanings are categorised by the author of the article as caused by the expression semantics, stylistics and pragmatics.

В области перфективации как способа формирования видовой пары взаимодействие глагольного словообразования и лексического значения глагола проявляется особенно ярко, так как аспектуальный «узор» префиксации затейлив и прихотлив: количество русских приставок, участвующих в образовании видовой пары, превосходит другие грамматические форманты, а сами префиксы характеризуются развитой полисемией, синонимией и омонимией значений. Кроме того, в рамках аспектуальности традиционно выделяют способы глагольного действия (СГД), тесно примыкающие к категории вида как в плане грамматической семантики, так и в плане средств образования (прежде всего префиксов, в том числе и омонимичных чистовидовым). Подобное разнообразие средств выражения является важнейшим фактором, провоцирующим вариативность в этой зоне языка. Обусловленный самой языковой системой резерв аспектуальных аффиксов предоставляет говорящему возможность выбора иного по сравнению с кодификацией префикса для «создания» глагола СВ как при образовании перфективной видовой пары, так и при образовании глагола того или иного СГД.

Вариативные чистовидовые префиксы, как известно, «разрешены» и кодификацией: чистовидовые приставки образуют параллельные корреляции, которые в большинстве случаев (но тем не менее далеко не всегда) зафиксированы словарем. Возникают своеобразные аспектуальные «дублеты»: комментировать прокомментировать откомментировать. Однако специфика пристав­ки как словообразовательного аффикса накладывает свой отпечаток на эти перфективы: они, как правило, не только стилистически (своровать и уворовать), но и семантически тонко дифференцированы (позвонить и отзвонить). Область функционирования подобных параллельных перфективов – различные типы живой речи, тяготеющие к стилистически более ярким и семантически более «выпуклым» аспектуальным префиксам: Он меня разбесил (ср. взбесил); (заголовок) Как на саммите замирились (ср. помирились). Своеобразие анализируемой нами вариативности состоит именно в том, что с точки зрения словаря она является избыточной, а с точки зрения узуса необходимой. Подобное «манипулирование» приставками может носить ярко выраженный индивидуальный, авторский характер. Так, в научно-популярной прозе философа-лингвиста Г. Гачева регулярно употребляется глагол СВ взвидеть вместо стандартного перфектива увидеть: Человек вдруг опамятуется и взвидит, чего не видывал. Таким образом, предоставленная русской аспектуальной системой возможность выбора иного способа образования перфектива может быть «исполь­зо­ва­на» говорящим с целью актуализации именно тех оттенков значения, которые привносит в глагол каждый префикс. В этом случае те способы выражения аспектуальных значений, которые считаются периферийными по отношению к основным, кодифицированным, могут выходить на первый план, если это обусловлено семантикой, стилистикой или прагматикой высказывания. Праг­матическая мотивация выбора нестандартного аффикса особенно ощутима в контекстах, окрашенных авторской иронией или языковой игрой, например в газетных или поэтических текстах. Так как для современных языковых процессов характерны стилистический динамизм и стилистическая противоречивость, аспектуальный потенциал перфективации формируют не только устаревшие, но и просторечные приставки, которые могут оказаться бо­лее «привлекательными» для говорящего, чем кодифицированный аффикс. Процесс «модернизации языковой архаики» часто обусловлен ироническим снижением стилистической окраски высказывания: глагол женить (-ся), как известно, относится к классическим двувидовым глаголам, однако в речи он проявляет тенденцию к образованию видовой пары не только с префиксом по-, но и с префиксами о- и об-: Первый брак был неудачным: меня просто оженили. Ср.: Мпс хотел жениться, но боялся простудиться, чуть успеет пожениться, начинает разводиться (А. Левин). В контексте иронической поэзии А. Левина стилистическая окрашенность префиксального коррелята с по- оказывается вписанной в прагматику языковой игры. Употребление глагола женить с префиксом об- кроме того создает эффект семантического сближения с глаголом обмануть (Не успел он оглянуться, как его обженили). Таким образом, прагматическая и стилистическая мотивация выбора некодифицирован-
ного глагола СВ, как правило, оказываются взаимосвязанными.

В рамках перфективации вариативный приставочный глагол получает семантические и прагматические «на­слоения», обусловленные самим «шагом» в сторону непривычного аффикса. Каждый аспектуальный префикс, присоединяясь к основе, привносит свое, неповторимое – тонкий семантический нюанс – в выражение характера протекания действия. Этот механизм «запланирован» самой природой категории вида, которая имеет не только морфологический, но и словообразовательный характер. Кроме того, в основе перфективации лежит согласование семантики префикса и основы – длительный и «мучительный» процесс подбора к глаголу НСВ нужной приставки, в результате чего язык может «отказаться» от одного из аффиксов: коситьсяпокоситься и скоситься (устар). Тем не менее вариативность в этой зоне языка представляет собой достаточно устойчивое явление имен­но потому, что нюансы, которые вносит в процесс перфективации каждый префикс, оказываются важны для говорящего. Именно поэтому в современную разговорную речь «внедрился» глагол отзвонить как стилистически маркированный вариант перфектива позвонить, сначала, возможно, имевший оттенок просторечия, однако сегодня распространенный повсеместно в речи «вполне интеллигентной» (при всей условности этого понятия). Вариативные видовые пары типичны и для «новых» двувидовых глаголов, образованных от иноязычных основ на -овать, -ировать, -изировать, так как их видовая оппозиция еще находится в стадии формирования. Именно здесь в полной мере проявляется антиномия узуса и возможностей языка: норма ориентирует эти глаголы на употребление в значении СВ без префикса, а система предоставляет широкую возможность выбора «гото­во­го» перфективирующего префикса, согласующегося с семантикой основы.

Современная речь тяготеет к «вербальной свободе»: в зоне аспектуальности она проявляется как тенденция к нестандартной аффиксации и при образовании видовой пары, и при образовании СГД. Анализ вариативности аспектуальных префиксов демонстрирует высокий потенциал грамматической системы русского языка – ее готовность и способность «откликаться» на потребности живой речи. Семантически и структурно «изощренная» дифференцированность русских аспектуальных префиксов позволяет в ситуации предпочтения говорящим какого-либо из них выявить тончайшие оттенки смыслов при выражении тех или иных особенностей характера протекания действия.

1   2   3   4   5   6   7   8

  • Тенденции к абстрактивизации и субъективизации
  • 3. Позиционный закон Менцерата
  • 4. Использование данных «Хронологического морфемно-словообразовательного словаря русского языка»
  • Позиции Длина слов в числе суффиксов морфем
  • Вариативность аспектуальной префиксации в современной русской речи: закономерность и право выбора Е. Н. Ремчукова