Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитациях жертв политических репрессий. Ч. П. Курск, 1 999. С. 263-264




Скачать 74.19 Kb.
Дата08.07.2017
Размер74.19 Kb.
ТипСборник
Межрегиональная научно-практическая конференция

Примечание

1 Земсков В.Н. Спецпоселенцы в СССР 1 930- 1 960 гг. М, 2003. С. 228.

2 Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитациях жертв политических репрессий.
Ч. П. Курск, 1 999. С. 263-264.

3ГАРФФ.7523.0п.72. Д. 174. Л. 176.

4 ГАРФ Ф. 9479. Оп. 1 . Д. 900. Л. 172.

5 Павлова Т.Ф. Репрессии против народов: документы Государственного Архива Российской Федерации свиде­
тельствуют. // Народы России: проблемы депортации т реабилитации. Под ред Д.Х. Микулова. Майкоп, 1 997. С. 53.

6 Реабилитация: как это было. Март 1953 -февраль 1956 гг. Т. 1. М., 2000. С. 206

7 Реабилитация: как это было. Март 1953-февраль 1956 гг. Т. l.M.,2000. C.21
"РГАНИФ.З.Оп. 10.Д. 151.Л.66;Д. 152. Л. 109-114.
"РГАНИФ.З.Оп. 10. Д. 199. Л.21.

|0РГАНИФ.ЗОп. 14.Д.4.Л. 18,55.

11 ГАРФ Ф. 7523. Оп. 72. Д. 606.

12 Реабилитация: как это было февраль 1 956 - начало 80-х гг. Т.2. Сост. Артизов А.Н., Смачев Ю.В. М., 2003 . С. 1 24- 125.

Д. В. Амаева, соискатель Калмыцкого госуниверситета (г. Элиста)

ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКО-МОНГОЛЬСКОГО ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

В годы Великой Отечественной войны получило свое дальнейшее развитие всестороннее сотрудничество СССР и МНР. Значительная материальная и моральная помощь, оказанная трудящимися МНР советскому народу в его борьбе с гитлеровскими захватчиками, явилась крупным вкладом в общее дело борьбы народов против фашизма.

Советско-монгольское военное сотрудничество, особенно ярко проявившееся в годы Великой Отечественной войны, зародилось в годы Монгольской народной революции.

В 1 92 1 г. революционные силы в Монголии, боровшиеся за свою свободу, переживали трудные времена. Остатки белогвардейских сил под общим командованием барона Унгерна создавали здесь новый плацдарм для наступления на СССР1.

В 1 920 г. в Монголии появляется первый революционный кружок, которым руководил Сухэ-Батор. 1 5 июня 1 920 г. прошло первое его собрание. 1 -3 марта 1 92 1 г, в пограничном городе Троицкосавске состоялось совещание пред­ставителей Народной партии. Было решено создать штаб Народной армии в составе пяти человек, назначив Сухэ-Батора главнокомандующим партизанской армией2 .

Вскоре делегация во главе с Сухэ-Батором прибыла в Иркутск. Здесь велись переговоры делегации с представите­лями Советской власти России. 28 августа 1920 г. представители монгольского народа отправили письмо в Москву правительству России.С. Просьба представителей монгольского народа о помощи встретила горячий отклик в Мос­кве. С середины сентября до середины ноября 1 920 г. велись переговоры между двумя государствами. Здесь же был установлен контакт с постоянным представителем калмыцкого народа при Всероссийском Центральном Исполни­тельном комитете А.М.Амур-Сананом3.

Монгольская народная армия была плохо подготовлена к ведению крупномасштабных операций. Не было доста­точно командных кадров, имеющих боевой опыт. 10 апреля 1921 г. Временное народное правительство Монголии обращается к правительству РСФСР с просьбой оказать вооруженную помощь в борьбе против белогвардейских сил Унгерна, оккупировавших монгольскую территорию. Идя навстречу этой просьбе, правительство Советской России решило направить в Монголию экспедиционный корпус, перед которым стояла задача совместно с монгольскими революционными частями разгромить белогвардейские отряды и освободить от них территорию Монголии.

Ударной силой мобилизованных стала группа военных инструкторов-калмыков, набранная по приказу Реввоен­совета РСФСР во главе с Х.Б.Кануковым4 . Он тщательно подобрал группу, в основном ее составили знакомые Канукову участники гражданской войны, воевавшие в рядах калмыцких кавалерийских частей Красной Армии. В группу вошли командиры эскадронов А.Д.Дрючков и Ц.-М.Очиров, помощник командира эскадрона А.А. Ханхал-жинов, адъютант полка Т.Б. Шивидов, его помощник Ц.-Д.Номинханов, командиры взводов К.И. Лиджиев, М.Т. Манджиев, Д-М. Мартышкин, Д. Дарминов, Б.Ш. Шургучинов, Д.И. Манджиков, Г. А. Шапшуков; начальник боепи­тания П.Б.Иванов, помощник начальника снабжения и знаменосец полка К. А. Сафонов. По дороге на железнодорож­ной станции Сальск к группе присоединилось еще 4 человек. В Москве группу встретил Х.Б. Кануков. В этот же день он ознакомил ее членов с обстановкой, разъяснил им цели и задачи вызова. «Х.Б. Кануков сообщил группе, что приказом Реввоенсовета республики ему поручено подобрать добровольцев из проверенных на деле командиров для борьбы с белогвардейцами на Дальнем Востоке». Также Х.Б. Кануков рассказал, что представители Монгольско­го народного правительства обратились к России с просьбой о помощи в своей борьбе. Советское правительство в свою очередь приняло решение оказать всемерную моральную и материальную помощь. Одним из таких шагов по оказанию помощи монгольскому народу является посылка группы командиров-калмыков для военно-инструктор­ской работы в Монголии. «Харти Бадиевич говорил очень просто, и каждое его слово доходило до глубины души;

198

Элиста, 27-28 апреля 2005 i



каждый из нас чувствовал личную ответственность не только перед самим собой, но и перед всем своим наро­дом», - вспоминал Ц.-М.Очиров, участник экспедиции в Монголию5.

Группа прошла месячные курсы конспиративной работы в Омске и оставив старые документы, через Дальнево­сточный Секретариат Коминтерна в Иркутске, направляется в Монголию. Члены этой группы особого назначения были распределены по частям и подразделениям Монгольской народно-революционной армии на должности ко­мандиров полка, эскадронов, взводов и инструкторов. Этот шаг был продиктован не только военно-политическими качествами членов этой группы, но и их этноконфессиональной близостью с монголами. А это позволило работаь инструкторам-калмыкам во всех полках и эскадронах МНРА, в штабах, а также в пограничных частях - Гурбун-Баине, Тымсык-Булаке, Заман-Удэ, Солонкере, Кобдо и других местах без помощи переводчиков6.

Кануков прибыл в Монголию под другой фамилией - Итрах Вакунаев. Он был назначен начальником разведыва­тельного управления Монгольской народно-революционной армии, являлся первым комендантом Урги, организа­тором не только армейских, но и пограничных подразделений, организовывал агентурную разведку против Китая.

За свою безупречную работу он был удостоен в 1922 году высшего воинского звания Монголии «гушегана» (генерала), и одним из первых награжден орденом Красного Знамени МНР7.

Начиная с осени 1921 г., со времени установления относительного спокойствия в Монголии, стало больше внима­ния уделяться вопросам укрепления дисциплины, повышения уровня профессиональной боевой подготовки. Зани­мались в это время также вопросами повышения общего образования. Занятия эти проводились в здании Государ­ственной внутренней охраны более квалифицированными и образованными командирами, в числе которых был и Итрах Вакунаев.

Несмотря на постоянную занятость на службе, Х.Б. Кануков принимал самое активное участие в ряде преобразо­ваний, проводимых Монгольской армией и Монгольским народным правительством. Уже в августе 1921 г. он при­сутствовал на первом съезде Монгольского революционного союза молодежи. С этого момента и до самого выезда на родину он всячески старался оказать помощь монгольской молодежи, входил в состав бюро созданного союза. В декабре 1921 г. он поддержал организацию первого народного кооператива Монголии, стал одним из его членов. В этом же году, находясь в Урге, Кануков участвовал в оживлении культурной жизни столицы. По воспоминаниям Ц.-Д.Номинханова, в здании комендатуры проводились первые вечера передовой монгольской общественности. «Ко­мендантское управление г. Урги было одним из главных культурных очагов города... В освобожденной Урге калмыки-инструкторы летом 1921 г. дважды выступали с самодеятельными концертами в здании китайского театра. Мы пели свои национальные песни, исполняли калмыцкое и русские танцы и даже рискнули станцевать лезгинку... Собранные с концертов средства передавались в помощь семьям погибших в боях товарищей»8.

30 мая 1922 г. в Кобдоском округе состоялось первое заседание съезда правителей ойратских народностей. Актив­ное участие в съезде принимал и Итрах Вакунаев. О данном мероприятии им сделан был доклад в Политуправлении Монгольской народной армии'.

1. Х.Б.Кануков принимал активное участие в создании революционных организаций и проводил политическую работу среди населения. Это ему удавалось нелегко. Население с опаской смотрело на проводивших какую-либо агитацию людей, относилось к ним с недоверием. Из политсводки Канукова: «21 июня выехали с Нацевым для ведения агитации среди населения; по уртонам, которые мы проехали, жителей, можно сказать, нет, стоят по одной и две юрты, эти несчастные до того забиты, загнаны заезжающими чиновниками, солдатами и другими проезжаю­щими, где одни лишь выкрики, требования и даже зачастую побои по малейшему упущению или капризу проезжа­ющего, что они на мало-мальски человеческое обращение со стороны проезжающего относятся с недоверием, или даже считают за слабость или глупость последнего, всячески како бы ни был человеческий разговор с ним бесполе­зен. С изъявлением покорности они слушают, а на лице написано «помилуй меня от своей напасти, а там болтай о какой хочешь морали, хоть целую неделю, и мне от этого пользы нет»' °. Проводилась политработа и среди монголь­ских цириков. В частности, были организованы курсы, на которых монгольские воины заслушивали доклады инст­рукторов. Сам Кануков принял активное участие в их организации.

В 1924 г. он был занят формированием военной части. «Четвертый кавалерийский полк был деформирован из трехэскадронного состава в четырех, причем для удобства и ускорения деформирования первого взвода дополни­тельно вызвать в полк из ближайших двух Дербетских аймаков, а другой взвод должен быть выделен из полка для постановки в городе Улятсуе»".

Решал также Кануков Х.Б. и жилищные проблемы цириков и вопросы продовольствия и обмундирования, вопро­сы по охране границ округа. Им было выставлено три поста в данной местности, в задачи которых входило ведение разведки, а также защита границ.

Вплоть до августа 1924 года Х.Б.Кануков находился в Монголии, вел большую общественно-политическую рабо­ту, интересовался вопросами культурного и хозяйственного строительства страны. Им был собран ряд ценных гео­графических сведений, данных по этнической структуре населения.

Примечания

1 - Чойбалсан X. Краткий очерк истории МНР. М., 1952. С.28.

2 - Там же.

3 - А.М.Амур-Санан-певец революции (100 лет со дня рождения). Элиста, 1988. С.163.

4 - См.: Краткая биография члена ВКП (б) Канукова-Вакунаева Х.Б. от 1 декабря 1926 г.// Национальный
архив Республики Калмыкия. Ф.Р- 137. Оп.1.Д.4.Лл. 125-128.

5 - Очиров Ц.-М. Два года в Монголии//С интернациональной миссией.Элиста, 1970. С.31.

199


Межрегиональная научно-практическая конференция

6 - Мургаев С.М. Этноконфессиональные факторы участия калмыков во внешнеполитических акциях Советс­
кого правительства (20-е годы XX века).// Образование и развитие многонационального государства в России:
сущность, формы и значение. Материалы российской научной конференции. Элиста, 2002. С. 17.

7 - Там же.

8 - Номинханов Ц.-Д. В едином строю // С интернациональной миссией.
Элиста, 1970. С. 70-71.

9-НАРК.Ф.Р-137.Оп.1.Д.4.Л.36.

10-Тамже.Л.37.

11 - Там же. Л.38.

* * *


200

  • Д. В. Амаева