Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник статей Москва 2008 ббк 81. 2 И 14




страница6/20
Дата25.03.2018
Размер1.72 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Н. Ф. Михеева Прямое выражение агрессии в речевом поведении Любое научное исследование носит сегодня междисциплинарный характер. Наше изыскание имеет выход прежде всего в социальную психологию, социолингвистику, национально-культурную специфику речевого общения. В последнее время отмечается усиление агрессивности во взаимоотношениях и взаимодействиях людей. Свойство быть агрессивным определяется в толковых словарях как склонность к нападению, враждебность, наступательность [Современный толковый словарь русского языка 2001: 5]. Агрессия (от латинского agressio – нападение) предполагает воинственную неприязнь, враждебные чувства к кому-либо. Социальные психологи часто делают различия между непрямой и прямой агрессией. Непрямая агрессия включает в себя попытку причинить вред другому человеку без явного конфликта лицом к лицу. Примером такой косвенной агрессии служат злобные сплетни. Прямая агрессия представляет собой поведение, которое ставит своей целью причинить кому-нибудь вред «в лицо». Она может быть либо физической – использование оружия, удары руками или ногами, либо вербальной – оскорбление, ругань или угрозы в адрес другого человека. В результате повышенный тон, или, наоборот, пренебрежительно пониженный, экспрессивные обороты, прямые и скрытые оскорбления, недвусмысленные жесты, неуместное молчание и излишняя напористость в разговоре – далеко не полный перечень того, что условно можно назвать агрессивным речевым поведением. Все чаще и чаще звучат голоса в поддержку гендерных различий в агрессии. К примеру, исследования, проведенные в Голландии и США, показывают, что женщины более, чем мужчины, склонны испытывать ревность (последняя традиционно рассматривается как проявление агрессии. А когда речь заходит о применении насилия при взаимо­отношениях мужчин и женщин, результаты ряда исследований показывают, что женщины, действительно, чаще мужчин прибегают к физической агрессии против своих партнеров. И, наконец, девочки, по сравнению с мальчиками, более склонны прибегать к непрямой агрессии, нанося окружающим вред, распространяя сплетни, порочные слухи и отвергая их социально [Чалдини, Кенрик, Нейберг 2002: 54–55]. Ответ на вопрос о присутствии или отсутствии гендерных различий в агрессии, на наш взгляд, связан с определением термина «агрессия» теми или иными авторами. Если игнорировать существование различ­ных видов агрессии и смешивать в кучу физические насильственные акты, такие как убийство, вместе с распространением сплетен, словесными оскорблениями и ревностью, то очень трудно разобраться с половыми различиями. Женщины, действительно, сердятся, они, действительно, становятся ревнивыми и они даже прибегают к физическому насилию. А если предположить, что насилие со стороны женщин обычно наносит меньший ущерб, к тому же часто мотивируется самозащитой, бо́льшая женская агрессивность представляется сразу же кажущейся, а не реальной. Отдельно хотелось бы остановиться на воздействии СМИ на поведение (речевое, в том числе) человека, развитие его агрессивности. По данным американских психологов, к тому времени, когда американский ребенок достигает восемнадцати лет, он, по всей вероятности, становится свидетелем 200000 актов насилия на телевидении. Даже среди «нормальных» персонажей, показанных на телевидении, 40 проявляют агрессивность, а 10 совершают убийства [Чалдини, Кенрик, Нейберг 2002: 71–72]. У нас в стране, как мне представляется, ситуация еще более удрученная. Безусловно, чем чаще демонстрируются сцены насилия на телевидении, тем агрессивнее ведут себя люди, особенно дети. Обратимся к языковым средствам выражения агрессии. К примеру, ругательства, которые в широком смысле понимаются как бранные выражения, могут иметь разные формы: от так называемых «дразнилок» до оскорблений и формул проклятия. Но все они обычно выражают неприятие, отторжение и желание задеть, унизить, в их основе лежит отрицательная оценка партнера по общению. Эмоциональную отрицательную оценку могут вызывать разные аспекты поведения, внешнего вида, характера человека. Но обычно это – осуждаемые в обществе типовые характеристики: глупость, грубость, неряшливость, лень, распущенность, хамство, подлость. Интересно, что ругательства не всегда прямо называют качественную характеристику (неряха, лентяй, нахал, глупец), а чаще используют образы-заместители в переносном значении. Данные образы усиливают экспрессию. Они берутся из определенных сфер лексики: это могут быть названия животных, растений (дуб, лопух), образы болезней и больных (зараза, чума, идиот, дебил), нечистой силы (бес, ведьма, сатана, леший, кикимора) и проч. Набор семантических классов метафор в разных языковых культурах примерно одинаков, зато различается сила оскорбления, традиционно приписываемая каждому классу. Так, по наблюдениям В. И. Жельвиса, для итальянской культуры с ее религиозной доминантой самыми сильными оказываются богохульства, а для японской, достаточно отстраненной от религиозности, более значимы ругательства, связанные с нечистоплотностью. Внутри класса также присутствует градация: для арабов самое сильное ругательство – собака; для русских возможны более сильные выражения в названном классе. Итак, система отрицательных оценок, заключенная в ругательствах, может быть рассмотрена по своему содержанию как коммуникативная, семантически наполненная, но по своей силе воздействия, по степени выражения агрессии – как система ценностная: иногда даже не понятно, за что же, собственно, ругают, зато всегда чувствуется сила удара. Выбор инвективного выражения, как правило, производится в рамках традиционных классов, но под влиянием моды. Так, уходят из активного употребления неслух, шкода, пень, дубина стоеросовая, чокнутый, шалопай, но возникают тормоз, баклан, ботаник, урод, чмо, мутант, маньяк, больной, раздолбай. Процесс обновления системы осуществляется, в основном, в молодежном жаргоне. Совсем устаревают и теряют бранную силу традиционные оценочные номинации типа ротозей, вертопрах, дармоед. Оценочные номинации в роли ругательств социально распределены. Так, отдельный класс составляют «воспитательные» ругательства типа бездельник, болван, лодырь, поганец, лоботряс, молокосос, употребляемые взрослыми по отношению к детям и подросткам, и есть класс «обзывалок», используемых между сверстниками-подростками. Существует класс обидных и оскорбительных характеристик, используемых детьми по отношению к взрослым, обычно учителям (типа мымра, выдра), но в силу известных причин их употребляют «за глаза», а не в открытую. Известен класс оскорбительных оценок, используемых между представителями разного пола: нахал, хам, стерва. Оценки среди «равных» мужчин и подростков используют больший диапазон агрессии, включая как максимально сильную нецензурную брань. При этом небезынтересно рассмотреть семантику прилагательного агрессивный. В большом толковом словаре русского языка дается следующее толкование данного прилагательного: агрессивный – такой, который часто без серьезных причин испытывает эмоцию, близкую к злости, вследствие чего для него характерен определенный тип поведения по отношению к другим людям: быстро и неожиданно приблизившись к кому-л., он входит с ним в контакт и прикладывает усилия с целью причинить ему физический ущерб (напасть 1), или же неожиданно начинает в резкой и энергичной форме критиковать, упрекать или обвинять кого-л., не имея для этого достаточных оснований (напасть 2) (Большой толковый словарь русского языка 1998: 27). Относительно испанского языка, к примеру, в «Испанско-русском словаре современного употребления» (более 100 000 слов и словосочетаний, авторы – А. В. Садиков и Б. П. Нарумов) приводятся следующие значения прилагательного агрессивный – «агрессивный; нетерпимый; вызывающий; estar вести себя агрессивно, вызывающе; лезть в драку разг.» [Садиков, Нарумов 2001: 66]. Отдельно отметим, что в последние десятилетия прилагательное агрессивный, наряду с основными значениями, приобретает дополнительные значения относительно самого человека, его тона или действий. Все эти лексемы предполагают, что субъект ведет себя напористо и способен добиваться своих целей, как правило, за счет интенсивного воздействия на других людей. При этом далеко необязательно, чтобы субъект испытывал негативные эмоции и выражал отрицательные оценки. В современном испанском языке также присутствуют последние значения прилагательного агрессивный. К примеру, в энциклопедическом словаре СОПЕНА на 3-ей позиции находим: 3. Dícese de la persona combativа, perseverante, con iniciativa y muy eficaz en el logro de sus objetivos – ‘говорят о личности боевой, настойчивой, инициативной и очень результативной в достижении своих целей’ [Diccionario enciclopédico ilustrado SOPENA 1977: 110]. Данная тема только начинает развиваться в отечественном и зарубежном языкознании и, безусловно, требует дальнейших специальных исследований. Литература Большой толковый словарь русского языка. СПб., 1998. Садиков А. В., Нарумов Б. П. Испанско-русский словарь современного употребления (более 100 000 слов и словосочетаний). 4-е изд., стереотип. М., 2001. Современный толковый словарь русского языка. М., 2001. Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С. Социальная психология. Пойми других, чтобы понять себя! СПб., 2002. Diccionario enciclopédico ilustrado SOPENA. Т. 1. Barcelona, 1977.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20