Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник статей Москва 2008 ббк 81. 2 И 14




страница20/20
Дата25.03.2018
Размер1.72 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Н. М. Фирсова О влиянии этнического фактора на различия в функционировании обращений-антропонимов в эквадорском и пиренейском национальных вариантах испанского языка В последние десятилетия в связи с развитием межкультурных связей, как в лингвистической, так и в методической литературе, резко выросло количество работ, посвященных проблеме национальной специфики речевого общения. При этом, естественно, теоретические и практические проблемы речевого этикета (РЭ) выдвигаются на передний план. Как известно, в полинациональном испанском языке система РЭ характеризуется особой сложностью. Хотя в отечественной испанистике имеются некоторые работы, в которых рассматривается данная тема, она, безусловно, требует дальнейших исследований78. В частности, это касается функционирования форм обращения, а также сопоставительного описания их употребления и выявления причин расхождений в реализации в отдельных национальных вариантах испанского языка. В данной статье будет рассмотрен вопрос о влиянии этнического фактора на основные различия в употреблении обращений-антропонимов в Эквадоре и Испании79. В испанском языке, как и в других языках, в системе форм обращения антропонимы – имена личные, в первую очередь, фамилии, а также прозвища-обращения – занимают центральное место. В своей подавляющей массе имена собственные, фамилии, многие прозвища-обращения в Эквадоре и Испании едины, в то же время в их реализации имеют место существенные различия, основной причиной которых служит этнический фактор. Приведем данные по этническому составу населения этих стран. В Эквадоре 65 проживающих составляют метисы (смешение белых с индейцами), 25 – индейцы (главным образом кечуа), более 3 – африканцы, потомки же испанцев и других европейцев – 73. В Испании выделяются такие этнические группы, как кастильцы – 31, каталонцы – 19, андалусийцы – 15, валенсийцы – 10, баски – 6, а также лица иных национальностей: цыгане – 200 тыс. человек, португальцы – 35 тыс. человек, евреи – 15 тыс. человек и др.4. Столь яркие различия в этническом составе населения повлияли на национально-культурную специфику функционирования обращений в рассматриваемых странах. Этническая ситуация в Эквадоре (одно из самых индейских государств Латинской Америки), где, в отличие от Испании, проживает столь высокий процент темнокожего населения, нашла четкое отражение в употреблении апеллятивов-этнонимов, лексическое значение которых базируется на этническом признаке: Indio(a), Negro(a), Zambo(a) (потомки от браков индейцев с неграми или мулатами), Longo(a) (молодой индеец (индианка)), Juyungo (номинация негра), Catiro(a) (номинация негра  негритянки, район Косты), Runa и Rosca (редко) (номинация индейца). Обратимся к примерам: – Usted perdone, señor ingeniero, pero tengo decirle una cosa. – Di lo que gustes, negro. (A. Ortiz) – ¡Oí, vos, indio! ¿Qué quieres – ¿Dónde está compadrito (Запись информантов) Важно подчеркнуть, что по нашим наблюдениям и по данным наших информантов, для Эквадора, кроме классового антагонизма характерен антагонизм между различными этническими группами населения: белыми и небелыми; индейцами и метисами; неграми, мулатами, самбо, гуюнго и индейцами. В разговорной речи весьма часто употребляются обращения-этнонимы с уничижительно-презрительной, инвективной окраской, адресуемые лицам (как мужского, так и женского пола, знакомым и незнакомым), дискриминируемых этнических групп. Подтверждением вышесказанному служит, например, такая цитата из широкоизвестного романа эквадорского писателя А. Ортиса «Гуюнго»: «Al negro le dicen juyungo, que creo que quiere decir mono, diablo, hediondo». (A. Ortiz) Очень часто это расширенные обращения; они состоят из перечисленных выше этнических апеллятивов, сочетающихся с различными лексемами, имеющими ивективную коннотацию: indio vago, indio estúpido, indio miserable, indio sin vergüenza, indio cochino, indio perro, indio pendejo, indio carajo, indio puerco, indio de mierda, indio mentiroso, indio hijo de mula, indio ocioso, indio bruto, indio carcoso и т. д. С подобными же определениями сочетаются и другие вышеперечисленные обращения-этнонимы. Приведем примеры записей информантов: Около входа в дорогой ресторан белокожий эквадорец видит бедного индейца: – ¿Qué haces aquí, indio pendejo Eso no es tu sociedad. На автобусной остановке в г. Гуаякиль светлокожая женщина обращается к африканцу: – ¿Zambo cochino, por qué no lavas tu ropa negro sinvergüenza. Литературные произведения ряда эквадорских авторов изобилуют примерами употребления подобных этнических апеллятивов: Su voz enronquecida e insultante increpó: – ¡Baja, sucio juyungo, si eres hombre! (A. Ortiz) – Ave María. Vengu a rugar, patroncitu! Por vida de su merced. – Indio condenado, borracho, perro, después de que debes un dineral de plata… (J. Icaza) – ¿Se despertó ya, niña – ¡Calláraste la trompa, longo atrevido! (J. Cuadra) В Испании этнические обращения не узуальны; лексические единицы, номинирующие этнические группы населения (castellano, catalán, gallego, vasco, etc.) реализуются в тех случаях, когда речь идет о третьем лице. Вообще в Испании наречение прозвищами по этническому признаку тех народов, которые проживают в стране, весьма редко. К примеру, кастильцы именуют каталонцев polaco (поляк) (кастильцы считают поляков жадными); каталонцы – кастильцев – chernego. Эти прозвища маркированы яркой пейоративной окраской. В апеллятивной функции они не используются. Резкие этнические расхождения нашли отражение в реализации личных имен и фамилий в качестве форм обращения. В то же время следует отметить, что в первую очередь это касается фамилий. Дело в том, что очень большое число испаноговорящих индейцев и африканцев до сих пор сохраняют фамилии индейского и африканского происхождения, такие как: Quishpe (Quispe), Mamani, Condori, Cachapamba, Canchingre, Maiguashca, Chiliquinga, Curonina, Ayayo, Atunca, Vilcarima, Guacra, Aucapiña, Matamba, Cusumbo, Gauyamabe, Cangá, Cacamba. Важно отметить, что именно к индейцам и африканцам очень часто обращаются по фамилии, а не по имени. Приведем примеры. Ña Macaria aproximó al durmiente. ¡Quishpe! ¡Quishpe! (J. Cuadra) Medio disgustado, Lastre repitió: – Vos eres exagerao, Cangá. Pa mi en todas partes hay gentes talentosos. (A. Ortiz) – ¿De qué ríes, Matamba – ¿Quién ¿yo Ah, sí. (D. Aguilera Malta) Как отмечает известный эквадорский лингвист У. Тоскано Матеус, главным источником личных имен индейцев являются испанские имена, причем наиболее частотны José Manuel и María5. Африканские имена весьма разнообразны. Среди них широко распространены библейские – Salomón, Eliás, Matusalén; встречаются греческие – Afrodita, Demóstenes. Ни вышеуказанные индейские и африканские фамилии, а также африканские имена, не типичны для пиренейского национального варианта испанского языка. В Испании, в свою очередь, в силу ее полинациональности, национально-специфическими элементами являются каталанские имена (Germa, Jaume, Luxor, etc.) и фамилии (Ralafox, Tron, Torrella, etc.); галисийские имена (Xela, Uxío, Fiz, Ledaína, etc.) и фамилии (Breixo, Aguior, Seara, etc.); баскские имена (Iñaki, Íñigo, Urraca, Aránzazu, etc.) и фамилии (Ezquerra, Bassoco, Azcárraga, Saurrico, etc.), используемые в качестве обращений. В Эквадоре они практически не функционируют. Наблюдаются яркие различия в употреблении прозвищ-обращений в Эквадоре и Испании. В Эквадоре прослеживается значительно более частотное использование прозвищ в функции обращения, чем в Испании. У. Тоскано Матеус подчеркивает фактор очень широкого употребления прозвищ в его стране (особенно в районе Сьерры) и объясняет этот феномен спецификой этнического состава эквадорского общества, а именно – наличием в нем значительной индейской прослойки6. Особенно часто прозвищами наделяют индейцев и негров; в большинстве случаев эти обращения маркированы унизительно-презрительной, грубой, иронической тональностью. Многие эквадорские прозвища-обращения созданы под влиянием языка кечуа: Chuspi (Маленькие глазки), Suco (Белобрысый), Chancho (Толстяк), Curco (Горбатый), Guaco (Заячья губа), Güisto (Кривой), Chullo ojo (Одноглазый), Chubico (Глазной гной), etc. Они характерны главным образом для Сьерры (горный район Эквадора, где проживает наибольшее число индейцев-кечуа). Обращает на себя внимание, что сферой реализации эквадорских прозвищ может быть не только просторечие и речь деклассированных элементов; обращения-прозвища широко используются и в обиходно-разговорной речи, причем весьма часто вместо личных имен. Приведем примеры (запись информантов): – ¿Quiénes estarán en tu fiesta – Estará el Conejo, el Flaco, pero no vendrá el Pavo azulito. … Oye, Piña, ¿vas a bajar a jugar fútbol No, no puedo. Tengo que acompañar a mi mamá al mercado. Для Косты (район побережья) типичны такие прозвища-обращения, как Colorado (индеец), Zambo (негр), Juyungo (негр), Fruta caída (голь). Например: ¿Pero qué pasa, Zambo Las ánimas tal vez ¡No don Guayamabe, no! (D. Aguilera Malta) – ¡Juyungo, vamos contigo! Pero Juyungo no tembló. (A. Ortiz) Итак, изложенный выше материал показывает, что несходство в этническом составе населения в Эквадоре и Испании является существенной причиной различий в употреблении ряда лексических обращений в рассматриваемых национальных вариантах испанского языка. Представляется важным проведение специальных исследований функционирования форм обращения в отдельных испаноязычных странах с последующим их сопоставительным анализом. ОГЛАВЛЕНИЕ А. В. Баканова МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 1 А. В. Баканова 3 Испанские исследователи об особенностях языка и стиля испанской народной сказки 3 Д. Л. Гуревич 7 Особенности употребления некоторых дейктических наречий в бразильском варианте португальского языка 7 Ю. А. Карпова 15 Процесс нормализации и унификации каталонского литературного языка в XIII–XV вв. 15 М. С. Кругова 21 К вопросу о наименовании женщин по профессии в пиренейском варианте испанского языка 21 Н. Г. Мед 27 Семантическая сфера «растительный мир» в оценочной лексике и фразеологии (на материале испанской разговорной речи) 27 Н. Ф. Михеева 34 Прямое выражение агрессии в речевом поведении 34 О. М. Мунгалова 38 Функциональная транспозиция местоимений в испанском языке в аспекте национально- культурной специфики 38 Ю. Л. Оболенская 45 Испанские антропонимы в контексте национальной культуры 45 М. П. Осипова 53 Средневековые представления о человеке, руководствующемся разумом (entendimiento) 53 А. Ю. Папченко 62 Некоторые проблемы государственной языковой политики в отношении астурийского диалекта 62 Е. Б. Передерий 66 Синтаксическая конверсия в структурно- семантическом и когнитивном аспекте 66 М. М. Раевская 72 Категория среднего рода в испанском языковом сознании XVI–XVII вв. 72 Г. С. Романова 79 Испанская языковая личность среди своих 79 Ю. А. Рылов 86 К проблеме семантики антропонимов 86 О. А. Сапрыкина 98 Saudade как константа португальской культуры 98 М. С. Снеткова 107 Художественный фильм как объект перевода 107 Л. Н. Степанова 112 Некоторые лингвостилистические размышления над текстом романа Сервантеса «Дон Кихот» 112 Н. Г. Сулимова 119 Работа Хуана Мануэля Кальехи «Основы кастильской грамматики» (1818 г.) как этап в развитии идей универсальной грамматики в Испании. 119 А. О. Уржумцева 127 О классификации жанров речевого взаимодействия в Конгрессе депутатов Генеральных кортесов Испании1 127 Н. М. Фирсова 134 О влиянии этнического фактора на различия в функционировании обращений-антропонимов в эквадорском и пиренейском национальных вариантах испанского языка 134 1 Caro Baroja J. Ensayos sobre la cultura popular española. Madrid, 1979. Р. 46. 2 Pisanty V. Cómo se lee un cuento popular. Barcelona, 1995. 3 См., например: La narrativa oral literaria. Estudio pragmático. Oviedo, 2003. Camarena J. El cuento popular  ANTHROPOS 166167. Revista de documentación científica de la cultura. Literatura popular. Conceptos, argumentos y temas. Barcelona, mayo-agosto 1995. 4 См.: Ed. de J. M. Guelbenzu Cuentos populares españoles. Madrid, 2000. 5 Ilari R. et alii. Considerações sobre a posição dos advérbios  Gramática do portugúes falado. Vol. I. (A. Teixeira de Castilho, org.). Campinas, 1990. P. 70 e seg. 6 См. в этой связи как традиционные грамматики, составленные по морфо-синтаксическим критериям: Bechara E. Moderna gramática portuguesa. 22 ed. São Paulo, 1966; Cunha C., Cintra L. Nova gramática do portugúes contmporâneo. 2 ed. Rio de Janeiro, 1985; Moura Neves M. H. Gramática de usos de português. UNESP. São Paulo, 1999 – так и «нетрадиционные», составленные по семантико-функциональному принципу: Mira Mateus M. H., et alii. Gramática da língua portuguesa. 4. ed. Lisboa, 1989; Vilela M. Gramática de valências: teoria e aplicação. Coimbra, 1992. 7 Баткин Л. М. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления. М., 1978. C. 5. 8 Веселовский А. Н. Вилла Альберти. Новые материалы для характеристики литературного и общественного перелома в итальянской жизни XIV–XV столетия. М., 1870. C. 380. 9 Nicolau d’Olwer Ll. Del classicisme a Catalunya. 1909. P. 10. 10 Nicolau d’Olwer Ll. Resum de la literatura catalana. Barcelona, 1927. P. 62. 11 Об этой особенности каталонского языка пишет Г. В. Степанов. Он отмечает отсутствие диалектальной раздробленности на протяжении развития каталонского литературного языка вплоть до периода упадка (XVI в.). Степанов объясняет это тем, что каталонский язык восходит не к народной латыни, изначально бытовавшей на территории каталонских земель, а к тому языку, который принесли с собой каталонцы во время Реконкисты, отвоевывая земли, которые находились под арабским влиянием в языковом и культурном отношении. Таким образом, стирались границы исконных романских диалектов. (Степанов Г. В. Формирование романских литературных языков. М., 1984. C. 72–97). 12 Цит. по: Степанов Г. В. Указ. соч. C. 74. 1 Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф. М., 1982. С. 455. 2 Супрун А. В. Идиомы с местоимениями la и las в испанском языке  Известия ОЛЯ АН СССР, 1965. Т. 24. Вып. 5. С. 405–412. 3 Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. М., 2000. С. 175. 4 Арутюнова Н. Д. Трудности перевода с испанского языка на русский. М., 2004. С. 62. 5 Beinhauer W. El español coloquial. Madrid, 1963. Курчаткина Н. Н., Супрун А. В. Фразеология испанского языка. М., 1981. 6 Зеликов М. В. Компрессия как фактор структуры и функционирования иберо-романских языков. Спб., 2005. С. 143. 7 Раевская М. М. Испанское языковое сознание Золотого века (XVI–XVII). М., 2006. С. 82. 8 Примеры заимствованы из кн.: Porto Dapena A. Los pronombres. Madrid, 1986. Р. 113. 9 Балли Ш. Общая грамматика и вопросы французского языка. М., 1955. С. 143. 13 Флоренский П. А. Имена. М., 1990. С. 511. 14 Кстати, это имя до недавних пор считалось вышедшим из моды, т. к. им называли мальчиков, родившихся в Леоне и Старой Кастилии во времена франкизма, а сейчас это имя не всегда указывает на малую родину его обладателя, оно просто снова вошло в моду. 15 Leinor de Aragón – reina de Navarra e condesa de Foix (1420–1479). Leonor de Austria (1498–1558) – reina de Portugal e de Francia, hija de Felipe I el Hermoso y Juana la Loca. Leonor de Castilla – reina de Aragón (m. 1276). Leonor de Trastámara – reina de Navarra (1387–1415). Leonor Plantagenet – reina de Castilla (1156–1214). Leonor Telles de Meneses – reina de Portugal (m. 1405), casada con Fernando – Leonor Urraca de Castilla, llamada la Rica hembra – reina de Aragón (m. 1455). 16 Diccionario Manual Sopena. Encilcopédico e ilustrado. T. 11. Barcelona, 1978. P. 1293. Конечно, это издание – перепечатка более раннего издания, в 1978 г. многие статьи словаря выглядят анахронизмами, однако они в полной мере характеризуют эпоху, их породившую. 17 Цит. по: De la Torre A. Visión delectable  Antología de la literatura espiritual española. Edad Media. Madrid, 1984. P. 609. 18 Подробнее об этом см.: McGinn B. The Presence of God (A History of Western Christian Mysticism). V. 1. The Growth of Mysticism. New York, 1994; V. 2. The Flowering of Mystisism). New York, 1998; в особенности главы, посвященные средневековой мистике, сен-викторской школе, картезианцам и Бонавентуре. Достаточно информативны также обзорные главы серьезного и авторитетного труда: Christian Spirituality (Origins to the Twelfth Century). Еd. by B. McGinn and J. Meyendorff. New York, 1987; продолжает серию тома: Christian Spirituality (High Middle Ages and Reformation). Еd. by J. Raitt. New York, 1987. Непосредственным источником подобных сведений могут быть и произведения средневековых авторов. В их ряду в особенности примечательны (и любопытны тем, что были невероятно популярны в Испании): «Путеводитель души к Богу» Бонавентуры (М., 1993), «Сумма теологии» Фомы Аквинского (это громадный трехтомный гимн познавательной способности человека), «Жизнь Иисуса» Ландольфа Саксонского, а также Gómez García. Carro de dos vidas. Madrid, 1988 (впервые изд.: Севилья, 1500), обильно цитирующий сен-викторцев, как Виктора, так и Ришара (сен-викторская антропология – одна из самых оптимистичных в отношении разума и его способности дисциплинировать страсти и тем способствовать совершенствованию человеческой природы). 19 De la Torre A. Op. cit. P. 599. 20 См. подробнее: Ле Гофф Ж. Ремесло и профессия в руководствах для исповедников  Другое Средневековье. Екатеринбург, 2000. 21 McGinn B. The Presence of God (A History of Western Christian Mysticism). V. 2 (The Flowering of Mystisism). New York, 1998. P. 77. 22 См. подобнее: Ле Гофф Ж. Как осознавал себя средневековый университет  Другое Средневековье. Екатеринбург, 2000; Де Либера А. Средневековое мышление. М., 2004. 23 То есть в терминологии того времени, в магии. 24 Термин схоластической философии, противопоставляемый scientia infusa, то есть «знанию вложенному», данному непосредственно Богом посредством экстраординарной благодати. 25 Речь идет об алхимии. Невероятно также и то, что Авраам здесь предстает учителем египтян, которые в античных преданиях выступают носителями и хранителями тайного знания и учителями евреев. Альфонсо де ла Торре занимает позицию, явно противоположную авторам «Изумрудной скрижали». 26 О загадочной эфиопке в Ветхом завете, конечно, не сказано ни слова. 27 Подробнее о влиянии «Книги причин» на парадигму средневекового философского и даже теологического мышления, самой «Книге причин» и оказывших на нее радикальное влияние трудов Аль-Кинди, а также о магических представлениях средневековья (в том числе и представленных в упомянутой ниже Picatrix), см.: Де Либера А. Средневековое мышление. М., 2004; в особенности гл. V. «Философ и звезды». 28 Подробнее о «Пикатрикс» и в целом о герметической традиции Возрождения см. классическую монографию: Йейтс Ф. Джордано Бруно и герметическая традиция». М., 2000. 29 Имеется в виду уже упомянутая выше кн.: Средневековое мышление. М., 2004. 30 Цит. по: Ле Гофф Ж. Как осознавал себя средневековый университет  Другое Средневековье. Екатеринбург, 2000. C. 116. 31 Де Либера А. Op. cit. С. 153. 32 Цит. по: Де Либера А. C. 226. 33 См. подробнее: Йейтс Ф. C. 85. 34 Цит. по: Де Либера А. C. 234, 249. 35 См.: Делюмо Ж. Грех и страх. Формирование чувства вины в цивилизации Запада (XIII–XVIII века). Екатеринбург, 2003. C. 189. 36 Для краткости здесь опускается вопрос терминологии. Астурийским диалектом, или бабле, мы называем языковую разновидность, распространенную на территории автономной области Астурия. 37 Социологические данные приводятся по: Llera Ramo F. Los asturianos y la lengua asturiana: estudio sociolingüístico para Asturias, 1991. Oviedo, 1994; Llera Ramo F., San Martín Antuña, P. II estudio sociolingüístico de Asturias, 2002. Oviedo, 2003. 38 К этому показателю следует отнести также дифференцирующие ответы типа «центральный  западный  восточный бабле» (‘bable central  occidental  oriental’) и «местное наречие» (‘fala local’) – 3,7 и 5,9 соответственно. 39 Формулировка вопросов и ответов приведена по [Llera 2003]. 40 По названию рек Навиа (Navia) и Эо (Eo), которые отделяют небольшую, граничащую с Галисией, область на западе Астурии. Эта область считается территорией переходных галисийско-астурийских говоров (gallego-asturiano). 41 Имеется ввиду разработанный лингвистами и сотрудниками организаций по защите бабле (Conseyu Bable, Academia de la Llingua Asturiana) языковой стандарт на базе центрального поддиалекта (bable central). 42 Daneš Fr. A Three-Level Approach to Syntax. TLP, 1964. 43 См., например: Гак В. Г. Языковые преобразования. М., 1998. С. 257–258. 44 Ильинская О. Г. Языковая природа конверсии и типы конверсивов в современном русском и английском языках: Автореферат дисс. ... канд. филол. наук. М., 2006. C. 8. 45 Рахилина Е. В. Когнитивная семантика: история, персоналии, идеи, результаты  Семиотика и информатика. 1998. Вып. 36. C. 274–324. 46 Гак В. Г. Языковые преобразования. М., 1998. C. 257–258. 47 Там же. 48 Добричев С. А. Когнитивные аспекты категории конверсности в современном английском языке. http:bspu.secna.ruJournalvestbspu2001gumanitPDFdobrichev.pdf. 49 Chafe W. Discourse, consciousness, and time. The flow and displacement of conscious experience in speaking and writing. Chicago, 1994. P. 59–97. 50 Минский М. Фреймы для представления знаний. М., 1979. C. 7. 51 Филлмор Ч. Основные проблемы лексической семантики  Новое в зарубежной лингвистике. М., 1983. C. 115–116. 52 См. например, работы С. А. Добричева. 53 Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 1993. 54 Степанов Г. В. Типология языковых состояний и ситуаций в странах романской речи. М., 1976. C. 184. 55 Вежбицка А. Понимание культур через посредство ключевых слов. М., 2001. C. 55–59. 56 Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл. М., 1976. C. 109–110. 57 Cervantes M. Coloquio perros. 2004. Fol. 241v. 58 Tirso de Molina. Cigarrales... 1996. P. 26. 59 Berceo G. Los Milagros. 2005. V. 18. 60 Iriarte T. La música. 2005. P. 166. 61 Райс К. Классификация текстов и методы перевода  Вопросы перевода в зарубежной лингвистике. М., 1978. С. 225. 62 Райс К. Указ. cоч. С. 211. 63 Райс К. Указ. соч. С. 225. 64 Оболенская Ю. Л. Диалог культур и диалектика перевода. Судьбы произведений русских писателей XIX века в Испании и Латинской Америке. М., 1998. С. 108. 65 Гайдук В. П. «Тихий» перевод в кино.  Тетради переводчика. Bып. 15. М., 1978. С. 96. 66 Menéndez y Pelayo M. Historia de las ideas estéticas en España (1883–89). V. I. M., 1994. Р. 1115. 67 Mourelle-Lema M. La teoría lingüística en la España del siglo XIX. Madrid, 1968. P. 32. 68Бокадорова Н. Ю. Французская лингвистическая традиция XVIII–начала XIX века. Структура знания о языке. М., 1987. С. 7. 69 Цит. по: Бокадорова Н. Ю. Указ. соч. С. 60. 70 Там же. 71 Бокадорова Н. Ю. Указ. соч. С. 93. 72 Там же. С. 95. 73 Calleja J. M. Elementos de gramática castellana. Bilbao, 1818. V. 74 Gómez Asencio, J. J. Gramática y categorías verbales en la tradición española (1771–1847). Salamanca, 1981. P. 32. 75 Calleja, J. M. Op. cit. P. 97. 76 Ibid. P. 101. 77 Ibid. P. 107–108. 78 См.: Фирсова Н. М., Чеснокова О. С. Обращение в современном испанском языке. М., 1987; Фирсова Н. М. Испанский речевой этикет. Изд. 3-е испр. и доп. М., 2006, (1-е изд. 1991); Рылов Ю. А. Очерки испанской антропонимии. Воронеж, 1997; Чеснокова О. С. Русские и испанские формы обращения – наименования родства. Автореферат дисс. ... канд. филол. наук. М., 1985; Гладкова О. Г. Экспрессивные формы обращения в русском и испанском языках. М., 1992. 79 Материалами для анализа послужили материалы различных лексикографических источников, специальной и художественной литературы, Интернета, а также опрос носителей языка и личные наблюдения автора во время ее командировок в Эквадор и Испанию. 3 См.: Страны и регионы мира. Экономико-политический справочник. М., 2006. C. 307. 4 См.: Энциклопедия стран мира. М., 2004. C. 218. 5 См.: Toscano Mateus H. El español en el Ecuador  Revista de Filología. Madrid, 1953. Anejo LXI. P. 219. 6 См.: Toscano Mateus H. Op. cit. P. 224.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20