Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник статей Москва 2008 ббк 81. 2 И 14




страница2/20
Дата25.03.2018
Размер1.72 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Д. Л. Гуревич Особенности употребления некоторых дейктических наречий в бразильском варианте португальского языка Одной из особенностей бразильской разговорной речи является более широкое, по сравнению с лузитанским вариантом португальского языка, употребление наречий не характеризующего, а дейктического типа. К этому классу традиционно относят наречия места и времени, такие как «здесь», «сейчас», и их корреляты – «там», «тогда» – в португальском: aqui – aí – ali; agora – então, соответственно. Кроме того, к наречиям-дейксисам примыкают наречия широкой семантики, например, assim и bem, которые в силу размытости их денотативного значения также можно рассматривать в этом ряду. Имеются в виду контексты типа 1. «Assim era no meu tempo de menino»; 2. «Tudo ficou muito bem», где выделенные наречия не имеют уточняющего значения, поскольку никак не проявляют свойств объекта или ситуации, к которой относятся, что в принципе нетипично для большинства наречий. Таким образом, в круг нашего внимания попали следующие лексемы: aqui, aí, ali, lá, agora, assim, bem. Сразу оговоримся, что мы не рассматриваем здесь такие слова как então и mal, как соответствующие корреляты наречий agora и bem. Наречие então фактически не употребляется в значении маркера времени «тогда», «в то время», а служит логической и речевой связкой с набором различных прагматических функций5. В значении «тогда», «в то время» в разговорной бразильской речи как правило употребляется словосочетание naquela altura, naquele momento, то есть именная синтагма с классическим указательным местоимением. Наречие mal в зафиксированных бразильскими словарями употреблениях не выходит за рамки стандартных значений, лежащих на оценочной шкале «Хорошо – Плохо». И, хотя и остается базовым коррелятом оценочной пары «bem – mal», не может выступать как наречие широкой семантики, тяготеющее к классу наречий-дейксисов. О широкозначности наречия bem и относительной узости значений наречия mal косвенно свидетельствует еще и тот факт, что в одном из наиболее полных бразильских словарей современного словоупотребления «Dicionário de usos do português do Brasil» (составитель F. Borba) выделяется около 30 значений наречия bem и лишь 7 значений существительного bem («благо», «добро» в утилитарном и философском смыслах; «имущество»; «любимый, дорогой» – в сочетаниях типа Meu bem и некоторые другие). При толковании лексемы mal словарь поступает по-другому: выделяя более 20 значений существительного mal, которые, кстати, располагаются в начале словарной статьи, рассматривается менее 10 значений наречия mal, которые, в принципе, можно свести к общему инвариантному значению «негодный», «неуместный», «неадекватный». Отправной точкой в нашем анализе стали достаточно регулярные в бразильской разговорной речи употребления дейктических наречий в нестандартной, с точки зрения нормативной грамматики, синтаксической позиции. Это примеры 3. «[As crianças] são muito acomodadas... ainda não começaram assim... aquela fase chamada de mais difícil, de crítica»; 4. «Eu tenho muita tarefa também fora de casa, não é... manter contacto com entidades aqui do bairro... com os pais de alunos e tudo mais»; 5. «Eles [os filhos] têm noção de horário porque lá em casa tudo é função do horário»; 6. «Vê se me traz um café assim bem quente» Как известно, синтаксическая позиция есть реализация смысловых валентностей или, если брать шире, категориальных значений. Так, например, типичным категориальным значением существительного является его субъектность  объектность и, как следствие, типичная для него синтаксическая позиция – это позиция подлежащего или дополнения, а также способность образовывать именную синтагму, внутри которой существительное занимает все ту же субъектнуо-объектную либо атрибутивную позицию («uma cidade de infância»). Категориальным значением глагола является его предикативность, что проявляется в его способности присоединять, в принципе, любые части речи без синтаксических ограничений, но с определенными семантическими ограничениями. Результатом такой синтаксической «всеядности» глагола является его центральное положение в любой синтаксической структуре, содержащей глагол. Категориальным значением наречия является его способность к модификации (то есть к уточнению, детализации) значения тех частей речи, к которым оно синтаксически относится. Правила семантического согласования категориальных значений в португальском языке (да и в русском тоже) таковы, что наречие не может модифицировать существительное и, как следствие, синтаксически не должно к нему относиться. Стандартными соседями наречия в синтаксической структуре являются глагол, прилагательное и другое наречие. Таковы общеизвестные синтаксические правила, зафиксированные в нормативных португальских и бразильских грамматиках6. Однако в разговорной бразильской речи нередко встречаются случаи транспозиции наречий, когда в силу нетипичной для себя синтаксической позиции наречие оказывается по соседству, например, с существительным и начинает приобретать атрибутивные черты, то есть выступает как прилагательное. Почти нормативными считаются примеры, когда речь идет о наречии характеризующего типа: 7. «Uma casa (da) à direita é minha»; 8. «A loja (de) em frente não abriu» – либо о наречных словосочетаниях с модальным значением, могущих относиться ко всему высказыванию и служащих модальной рамкой: 9. «Eu pelo menos nunca vi isso». Вместе с тем, транспозиция дейктических наречий нормативной грамматикой поддерживается только в случаях с наречием assim: 10. «Não me enche com os problemas assim, que já estou embananada, viu». Атрибутивное употребление других дейктических наречий зафиксировано только в разговорной речи. Таков сдедующий пример: 11. «Mas a cadeia de supermercados aqui é do Recife», где aqui выступает не как обстоятельство места, а как определение к mercados, то есть является его детерминантом, что легко проверить, поменяв порядок слов: 11(а). «Mas aqui a cadeia de supermercados é do Recife». Фраза, сохранив грамматическую правильность, на самом деле, утрачивает смысл: ‘Но здесь сеть супермаркетов – это сеть Ресифе’. Aqui в исходной фразе можно перевести как «наши», «здешние»: ‘Сеть здешних магазинов – это сеть [магазинов] Ресифе’. Еще один пример: 12. «Você não desconhece, uma pesquisa agora da ONU determinou o seguinte…». Здесь наречие agora также является не обстоятельством, а определением к существительному pesquisa. В данном случае это синоним слова atual, отсюда и перевод: ‘современное исследование’, ‘последнее исследование’. Любопытно, что в примерах 10; 11; 12 наречие адъективируется без помощи специальных морфологических маркеров, среди которых наиболее универсальным является предлог «de», а чисто синтаксическими средствами, тогда как в примерах 7 и 8 наличие предлога необходимо, с точки зрения нормы, хотя в узусе может и опускаться. Способность наречий assim, agora и aqui выступать в качестве атрибутов без предлога, по-видимому, вытекает из их дейктической природы, поскольку дейксис, обладая максимальным объемом понятия при минимальном содержании имеет минимум ограничений на семантическую сочетаемость и, как следствие, синтаксически может относиться почти к любому члену предложения. (Возможные ограничения накладываются здесь не столько семантикой и формальными синтаксическими правилами, сколько «податливостью» нормы, то есть насколько нормативными считаются конструкции типа «uma pesquisa agora» или «a cadeia de supermercados aqui».) Адъективация дектических наречий – не единственный вариант транспозиции. Есть пример субстантивации дейктического наречия: 13. «(X): – ...já fiz muitas vezes... ir ao Alto da Boa Vista e subir... ir lá pra cima... (Y): – é... mas esse lá para cima é... trezentos metros acima...». Субстантивирующим элементом здесь выступает указательное местоимение в форме мужского рода единственного числа, и это классический пример субстантивации. Теперь мы переходим к еще одной особенности рассматриваемых нами дейктических наречий. Начнем с примеров. Наречие assim. 14. «Então [o menino] foi posto naquela escola, quer dizer não foi... uma escolha assim... sem base»; 15. «é supervisora nata, é, assim... toma conta precocemente, não das atividades dos irmãos»; 16. «(X): – e [a filha] gosta de piano (Y): – gosta assim para acompanhar o bailado»; 17. «eu acho bonito aquilo tudo assim como paisagem»; 18. «normalmente a gente não vai para camping... a gente escolhe um lugar no meio do mato... ou uma escalada qualquer um troço assim diferente né»; 19. «se é beira de praia... leva um material diferente daquele que vai levar pro campo... se espera assim um frio... já leva uma roupa diferente»; 20. «então vocês podiam bater um papo assim... trocar idéias». Во всех этих примерах обращает на себя внимание смысловая избыточность наречия assim. Оно оказывается как бы лишним во фразе, ничего не добавляя к плану содержания высказывания. Его, в принципе, без ущерба для смысла можно легко изъять: 14(a) «Então [o menino] foi posto naquela escola, quer dizer não foi... uma escolha sem base»; 15(a). «é supervisora nata, é... toma conta precocemente, não das atividades dos irmãos»; 16(a). «(X): – e [a filha] gosta de piano – (Y): – gosta para acompanhar o bailado»; 17(a). «eu acho bonito aquilo tudo como paisagem». Подобный эксперимент показывает, что изъятый элемент не принадлежит пропозициональной структуре высказывания, а принадлежит к сфере так называемых элементов пропозиционального отношения или, иными словами, к сфере прагматики. Синтаксическую роль наречия assim в этих примерах вообще трудно установить, оно не имеет никакой синтаксической функции, если синтаксис понимать традиционно, как некую конструкцию, изоморфную по своей структуре представлению о том или ином положении вещей. Assim оказывается как бы вклеенным в высказывание и в этом смысле синтаксически ничем не отличается, например, от междометия. Однако «вклееность» его, произвольная, на первый взгляд, подчиняется определенным правилам. Assim не разрывает синтагму, а стоит на границе синтагм, предваряя именную синтагму с атрибутивным значением в примере (14) (uma escolha – какая – sem base); глагольную синтагму, являющуюся однородным сказуемым в (15) (ela é supervisora nata e toma conta das atividades dos irmãos); инфинитивную конструкцию со значением прямого дополнения либо обстоятельства времени в (16) (поскольку возможна интерпретация gosta de tocar o piano quando acompanha o bailado); именную синтагму с обстоятельственным значением в (17), которую можно развернуть в условно-сравнительное придаточное (como se fosse uma paisagem); стандартное адъективное определение в (18); стандартное субстантивное дополнение в (19) и глагольную синтагму в функции примого дополнения в (20) (vocês podiam bater um papo e trocar idéias). Причем assim не просто стоит на границе синтагм, линейно предваряя следующий за ним член предложения, как было бы в случае с классическим речевым маркером, имеющим исключительно прагматические функции, типа então, né или quer dizer. Assim в приведенных примерах является как бы универсальным членом предложения, контейнером-пустышкой, потенциально содержащим в себе то синтаксическое и лексическое значение, которое содержится в словах, линейно следующих за ним. Видимо, есть определенные синтаксические и смысловые ограничения на подобное употребление наречия assim, и вряд ли оно настолько уж универсально. Однако обработанный на данном этапе материал пока не дает возможности ответить на этот вопрос. Что касается прагматических функций assim, то они, безусловно, есть. Как бы то ни было, в письменной речи и в устной заранее подготовленной речи полного стиля такое употребление assim нами не было отмечено на достаточно большом массиве текстов, тогда как в материалах, содержащих записи разговорной спонтанной речи оно встречается достаточно часто. С прагматической точки зрения, в assim можно увидеть метатекстовый элемент, нужный говорящему как для заполнения паузы, необходимой для лексического формулирования мысли (то есть чтó сказать) (примеры 14, 15, 20 – наличие многоточия говорит о краткой паузе в звучащей речи, примерно равной по длительности паузам между двумя высказываниями), так и для синтаксически правильной организации высказывания (то есть кáк сказать). Assim, тем самым, оказывается как бы на стыке дескриптивных и прагматических языковых единиц, принадлежащих одновременно как плану выражения, так и плану содержания. Наречие aqui. 21. «eu acho que qualquer lugar é diferente daqui do Rio... do ponto de vista de clima»; 22. «e aqui no Rio... durante a semana... como é a vida de vocês em termos de...»; 23. «eu trabalho aqui em Vicente de Carvalho e estudo na Gávea»; 24. «Você tem visto muito bem que o dinheiro aqui em casa anda bastante curto...». Приведенные примеры однотипны. В них наречие aqui выступает не как самостоятельный член предложения, а как член синтагмы, не утрачивающий при этом своего значения обстоятельства места. Как и в случае с assim, aqui выступает как обобщающее обстоятельство места, предваряя более точное, с лексической точки зрения, указание. Такое употребление наречия aqui весьма типично для бразильского варианта, хотя и самостоятельное употребление aqui, без «расшифровщика», встречается приблизительно с такой же частотой. Что касается смысловых различий между самостоятельным употреблением aqui и aqui с «расшифровщиком», то, по нашим наблюдениям, дистрибуция зависит от того, насколько малó пространство, субъективно понимаемое под термином aqui, и насколько оно находится под исключительным контролем говорящего. Сопоставим примеры (21)–(24) с нижеследующими. 25. «(X): – Vocé não vai perguntar o endereço, não (Y): – Vai falando aí, que já estou com a caneta na mão aqui»; 26. «Clarinha, vem me ajudar aqui!»; 27. «Põe esse garfo nessa mão de cá, coloca a faca assim, firme, e esse dedo aqui, por cima, para fazer pressão e cortar a carne, está». Пример (25) наиболее характерен, во второй реплике противопоставляются aí и aqui, то есть сфера собеседника (aí) и сфера говорящего (aqui), между ними устанавливается тем самым определенная дистанция и подчеркивается, что говорящий контролирует зону aqui, а собеседник – зону aí. Это – хрестоматийное употребление соответствующих наречий места. Пример (26) сходен с предыдущим. Поскольку фраза побудительная, то говорящий предлагает собеседнику оказать помощь в той сфере пространства, которая контролируется говорящим, попросту вторгнуться в его личную зону. Пример (27) имеет несколько другую трактовку. Говорящий дает совет собеседнику, и aqui – это ограниченная часть пространства, которую они как бы делят между собой, в равной степени являясь контролерами этой зоны. Во всех трех примерах (25)–(27) пространство, называемое aqui, мало и безраздельно принадлежит либо только говорящему, либо говорящему и его собеседнику. В примерах (21)–(24) пространство, о котором высказывается говорящий, субъективно больше, и оно контролируется большим количеством человек, а не только говорящим и собеседником. Кроме того, пространство, называемое по формуле «aqui no Rio» или «aqui em casa», невозможно охватить одним взглядом с той точки, где находится говорящий. Именно для этого говорящий и прибегает к «расшифровщику», поскольку без расшифровщика aqui указывает на его личную пространственную сферу. Наречие agora. 28. «eu tive que levantar acampamento agora em novembro»; 29. «eu de vez em quando... vou para a casa de uns colegas meus lá em Mimoso do Sul... então dessa vez... agora nesse feriado eu fui para a fazenda deles»; 30. «Desculpa. Eu estive ocupadíssima. Mas você está livre agora à noite». В приведенных примерах наречие agora, разумеется сохраняет значение обстоятельства времени. Вместе с тем, уточняющая синтагма («em novembro»; «nesse feriado»; «à noite») несколько видоизменяет границы временного круга, называемого словом agora, причем не столько уточняет их, сколько расширяет. Для португалоязычного сознания agora – это «сейчас», куда, разумеется включается и настоящее момента речи и более широкое настоящее, то есть «в наше время», «в наши дни». Это – стандартные значения наречия agora, зафиксированные в словарях. В наших примерах «расшифровщик», следующий за наречием agora, на самом деле переносит сферу его действия либо в прошлое (примеры 28, 29), либо в будущее (пример 30), расширяя его дейктические возможности, при том, разумеется, условии, что временной интервал между моментом речи и описываемыми событиями говорящий считает незначимым и потому стремится «втянуть» эти события в сферу настоящего, поскольку эта сфера коммуникативно более выигрышная, чем сфера прошлого или настоящего. Еще одно значение наречия agora можно обнаружить в следующих примерах: 31. «bom... sentir é uma coisa... agora ver é outra»; 32. «professionalmente é a mesma coisa... agora... financieramente pode ser um pouco diferente»; 33. «mas eu sinto frio (...) sábado eu senti frio... mas frio mesmo... não é umidade... umidade é um troço que permanece... agora frio... entra num frigorífico». В этих примерах agora, в принципе, не имеет дескриптивного значения, это логический оператор с функциями, близкими к функциям противительного союза, типа no entanto или então. Однако дейктическая природа наречия, то есть его способность быть актуализатором в принципе, помноженная на его лексическое значение – быть именно временным актуализатором (в отличие от пространственного, например), – дает ему возможность служить средством субъективного противопоставления одних фактов другим, причем противопоставляемый факт, следующий за agora, расценивается говорящим как информативно более ценный. Отметим здесь же, что из всех адверсативных средств в разговорной речи бразильцев, как правило, используются mas, já, então и agora, где два последних имеют дейктическую природу. Итак, анализ рассмотренного материала позволяет нам сделать следующий вывод: в бразильской разговорной речи очень высок процент указательных наречий и других дейктических элементов, в среднем он выше, чем в пиренейском варианте. Дейксис вообще свойствен разговорной речи – такова ее особенность, поскольку обмен информацией происходит в основном относительно фактов, известных обоим говорящим. Тяготение бразильцев вначале к указанию на объект, а лишь затем к указанию его свойств (типа escolha assim sem base; agora em novembro; aqui em casa), видимо, отражает особенность их коммуникативного поведения, когда необходимо прежде всего задать общие контуры объекта, а позже уточнить детали. Это – дедуктивная логика, от общего к частному. Португальцы следуют индуктивной логике – от частного к общему, именно поэтому в разговорной речи португальцев реже встречаются дейктические элементы, а их синтаксическая и семантическая сочетаемость гораздо реже выходит за границы нормативных употреблений.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20