Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник научных трудов Выпуск 9 издательство саратовского университета




страница1/20
Дата15.05.2017
Размер4.67 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского

ТУРИЗМ


И

КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Межвузовский сборник научных трудов

Выпуск 9


ИЗДАТЕЛЬСТВО САРАТОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2013

УДК [796:008](470)(082)

ББК 75.81(2Рос)я43

Т87

Т87


Туризм и культурное наследие: Межвуз. сб. науч. тр. – Саратов:
Изд-во Сарат. ун-та, 2013. – Вып. 9. – 312 с.: ил.
В 9-ый выпуск предлагаемого читателю межвузовского сборника научных трудов вошли исследования, статьи и материалы, посвященные вопросам модернизации форм и видов туризма в современном глобальном мире, истории туристских путешествий, культурному наследию, роли информационных технологий в сохранении и популяризации культурного наследия. Спектр представленных работ достаточно широк: от путешествий римских императоров до актуальных проблем современного этнографического туризма, от восприятия Франции и Англии XVII–XIX вв. до нынешних проблем культурного сотрудничества в Западной Польше. Особое внимание уделяется практике туризма, вопросам образования в данной отрасли.

Для преподавателей, научных работников и студентов, обучающихся по специальности «социально-культурный сервис и туризм», направлениям «туризм» и «сервис».


Редакционная коллегия:


А. А. Герман, д-р ист. наук, В. И. Кащеев, д-р ист. наук,

Д. Е. Луконин, канд. ист. наук (отв. секретарь), С. А. Мезин, д-р ист. наук,

Н. В. Попкова, канд. филос. наук, Т. В. Черевичко, д-р экон. наук (отв. редактор)

Л. Н. Чернова, д-р ист. наук

Рецензент


Доктор экономических наук М. В. Попов

УДК [796:008](470)(082)

ББК 75.81(2Рос)я43

ISSN 1814-6074 © Саратовский государственный

университет, 2013





Т. В. Черевичко
ВЛИЯНИЕ НОВЫХ УГРОЗ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
НА СОВРЕМЕННУЮ ИНДУСТРИЮ ТУРИЗМА

Характерными чертами развития современного мира стало возникновение особого рода проблем мирового значения, получивших название «глобальных». В классификации глобальных проблем выделяют отношения между основными социальными общностями человечества: Востоком и Западом, обществом и природой, индивидом и обществом, – особенно важным становится вопрос о способности общества предоставить реальные возможности для развития личности. Поворот к личности выражает новое понимание проблем глобалистики.

Несмотря на то, что дискуссии по проблемам глобализации продолжаются уже несколько десятилетий, единого, общепринятого определения термина «глобализация» до сих пор не существует1. Как отмечают некоторые исследователи, понятие «глобализация» остается весьма расплывчатым, а его истинное значение до сих пор никому не удалось объяснить. По существу, каждый автор вкладывает в него собственный смысл2.

Причину этого ученые объясняют по-разному. Одни видят ее в «новизне» проблематики3, другие – в сложности и многогранности самого феномена глобализации.

Экономисты, например, видят суть глобализации в формировании мировой экономики особого типа, и в соответствии с этим сосредоточивают свои усилия на исследовании таких проблем, как формирование новой глобальной финансовой системы, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой торговли и т.д.

Географы изучают проблемы крупных городов-мегаполисов, так называемых «экономических архипелагов», образующихся в результате глобализации мирохозяйственного пространства, и рассматривают феномен глобализации именно сквозь эту призму.

Представители технических наук заняты исследованием так называемого техноглобализма, т.е. слияния появляющихся в отдельных странах нововведений и новых технологий в единый комплекс технических знаний и образования «технологических макросистем» в сферах связи, транспорта, производства. Они пытаются выявить возможные последствия революционных изменений в сфере телекоммуникаций, создания интернета и превращения всех людей в жителей единой «планетарной деревни».

Наука о международных отношениях обращает главное внимание на завершение периода холодной войны, когда мир воспринимался как биполярная структура Восток – Запад или Север – Юг; на ускорение транснационализации и усиление взаимозависимости стран; на становление международного порядка с помощью ООН и других международных организаций.

Социологи и культурологи занимаются исследованием проблем, связанных с влиянием универсализации культуры, ее гибридизации (метисизации, креолизации) на образ жизни людей в разных странах и регионах.

Итак, в настоящее время существует большое количество определений глобализации, авторы которых видят, главным образом, объединяющее начало. В качестве примера можно привести определение, которое использует Международный банк реконструкции и развития: «Глобализация – увеличивающаяся экономическая взаимозависимость стран мира как следствие возрастающего объема и возрастающего многообразия международных перемещений товаров, услуг и интернациональных потоков капитала, а также все более быстрого и широкого распространения технологий»4. В «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» записано, что «развитие мира идет по пути глобализации всех сфер международной жизни, которая отличается высоким динамизмом и взаимосвязанностью событий»5.

Выделяются четыре основных параметра глобализации:

1. Глобализация как линейный процесс, то есть экстенсивное и однонаправленное расширение всемирных («глобальных») интеграционных процессов, прежде всего в области геополитики, мировой экономики, культуры (СМИ), экологии и др. Это, так сказать, глобалистика из школьных учебников, постоянно толкующая о том, что мир стал единым.

2. «Мир-системный» параметр (основывается на теории И. Валлер­стайна) показывает эволюционную сдвижку ядра западной цивилизации в сторону периферии и возникновение новых центров цивилизационного процесса. Согласно этому параметру, на каком-то этапе может произойти разделение глобализации и американизации, и США уже не будут выступать в качестве центра и главного фактора социальных изменений.

3. Мировая культура как главное измерение глобализации. Этот параметр указывает на возникновение таких явлений как международный туризм, культура постмодерна, новые интегральные формы религиозных культов, особая роль культуры интернета и популярной культуры. Происходит «перемешивание культур» при слабом сохранении их локально-национальной идентичности.

4. Параметр глобального сообщества подчеркивает возникновение новых социальных форм сознания, подразумевающих снижение и даже уничтожение национального фактора и национальных государств.

Все эти параметры в определённой степени подтверждают, что именно глобализация выступает средством формирования новых мировых пространств. В этом смысле она заставляет по-иному взглянуть на туристские отношения как особым образом организованное глобальное пространство.

Как отмечают О. Кострюкова и А. Егорова, глобализация туризма влияет на все аспекты спроса, предложения и посредничества, с одной стороны, способствуя размыванию географических и экономических границ и усилению туристских миграций, с другой, возникновению искусственных ограничений в доступе фирмам к различным рынкам, созданию дополнительных барьеров на пути свободного передвижения людей. Это принципиальное противоречие приводит к тому, что местное управление развитием туризма все более смещается к управлению глобальному.

Туристские отношения, будучи составной частью международных, развиваются под воздействием процессов глобализации, параллельно формируя пространство глобальной безопасности, что крайне важно для индустрии туризма. В последнее десятилетие происходит расширение объектной сферы международной безопасности. Наряду с сохранением традиционных угроз мирового соперничества, на первый план выдвигаются так называемые невоенные (гражданские) угрозы.

Э. Ротшильд рассматривает расширение пространства безопасности в четырех измерениях. Первое касается расширения безопасности «вниз от государства к индивидам». Второе воплощает «экспансию вверх от государства к биосфере». Третье представляет собой горизонтальное расширение безопасности – «от военной к политической, экономической, социальной, экологической безопасности, или безопасности человека». Под четвертым измерением понимается политическая ответственность за обеспечение безопасности, которая «распыляется» во всех направлениях.

С точки зрения становления глобальной цивилизации М. Малиновский выделяет четыре социокультурные мегатенденции, определяющие безопасность туристского пространства:

«Культурная поляризация». Именно под знаком этой мегатенденции прошла большая часть ХХ века, сопровождавшегося масштабными мировыми войнами в «горячем» и «холодном» исполнении, противоборством двух лагерей — капиталистического и социалистического, геноцидом. Взаимозависимость, порождаемая страхом взаимного гарантированного уничтожения, — такова основная скрепа глобального мира на протяжении нескольких десятилетий ушедшего века. Поляризация и сегментация политической и геоэкономической карты мира, сопровождаемые формированием устойчивых военно-политических и экономических региональных союзов, являются основным механизмом реализации этой мегатенденции. Очаги возможной поляризации в наступившем столетии – это растущее экономическое и экологической неравенство (между народами и регионами, внутри отдельных стран), религиозный и рыночный фундаментализм, претензии на расовую и этническую исключительность, стремление отдельных государств или военно-политических блоков расширить зону своего контроля во фрагментированном мире, распространение оружия массового поражения, борьба за доступ к скудеющим природным ресурсам.

«Культурная ассимиляция». Общепризнанно, что последние два десятилетия прошедшего века ознаменовались торжеством идей западного либерализма, и тезис Ф. Фукуямы о «конце истории» гласил, что «вестернизации» как последовательному подчинению западным ценностям и западному образу жизни всех экономически активных слоев населения Земли через постоянно расширяющуюся систему мировых рынков альтернативы нет. Продолжается экономическая интеграция при сохранении (с помощью глобальных финансовых и экономических институтов) доминирования нескольких западных стран, которое подкрепляется концентрацией ключевых интеллектуальных и информационных ресурсов. Расширяется процесс установления универсальных («общечеловеческих») норм и правил в международных отношениях.

«Культурная гибридизация». Эта мегатенденция в начале XXI в. приобрела совершенно новые качества: процессы «креолизации» культуры, которые традиционно вели к образованию новых этнических общностей, дополняются процессами транскультурной конвергенции и формирования транслокальных культур – культур диаспоры, а не традиционно локализованных и стремящихся обрести национально-государственную идентичность культур6. Интенсификация коммуникаций и межкультурных взаимодействий, развитие информационных технологий способствуют дальнейшей диверсификации многообразного мира человеческих культур, а не их поглощению некоей универсальной «глобальной культурой». Мир постепенно превращается в сложную мозаику взаимопроникающих друг в друга транслокальных культур, которые образуют новые культурные регионы, имеющие сетевую структуру.

«Культурная изоляция». ХХ в. дал многочисленные примеры изоляции и самоизоляции отдельных стран, регионов, политических блоков, причем к средствам политической и культурной изоляции («санитарные кордоны») или культурной самоизоляции («железный занавес») прибегали в целях консолидации социальных систем против внешних и внутренних врагов. Источниками изоляционистских тенденций и в наступившем столетии станут: культурный и религиозный фундаментализм, экологические, националистические и расистские движения, приход к власти авторитарных и тоталитарных режимов, которые будут прибегать к таким мерам, как ограничения информационных и гуманитарных контактов, свободы передвижения, ужесточение цензуры, превентивные аресты и т.п.

На развитие индустрии туризма в настоящее время, по мнению О. Кострюковой и А. Егоровой, оказывают значительное влияние тенденции, сосредоточенные в трех основных областях: изменения в поведении потребителей в сфере туризма, влияние технической революции на процессы производства и потребления и забота о долгосрочных последствиях чрезмерного объема туризма, особенно давление на природный капитал дестинации. В последние годы также наблюдается растущее беспокойство по поводу совместимости между развитием туризма и качеством жизни населения. Эти тенденции в долгосрочной перспективе во многом определяются влиянием экономических, экологических, демографических, политических и технологических факторов, содержание и характер влияния которых в условиях посткризисного этапа развития мировой экономической системы существенно меняется и требует более подробного исследования.

«До наших дней, – пишет антрополог П. Уорсли, – человеческого общества как целого не существовало»7. Имеется ввиду, что лишь недавно стало возможным реально говорить о формировании социальных связей, охвативших всю планету. Мир стал единой социальной системой в результате усиления отношений взаимозависимости, затронувших сегодня практически каждого человека. Глобальная система – это не просто среда, в условиях которой различные общества растут и изменяются. Социальные, политические и экономические связи пересекают границы государств и властно вмешиваются в судьбы живущих в них людей8.

Сегодня мировому историческому процессу присущи две противоположные, но равноправные тенденции: всеобщий контакт культур, с одной стороны, и этнокультурное сохранение, с другой. Сложность культуры в том, что культура – это такая сфера бытия, в которой функционирует система материальных объектов, идей и образов, технологий их изготовления и оперирования ими, устойчивых связей между людьми, но с точки зрения оценочных критериев (в способах их регулирования, имеющихся в обществе) и очеловечивания человека (очеловечиваемости ее элементов в самой себе). Культура выступает в качестве индикатора одновременно устойчивости и новизны общественных явлений, проверяет степень их вживаемости и приемлемости для общества. Именно поэтому она претерпевает серьезные перемены9.

Современная культура переживает самую мощную за всю свою историю глобальную трансформацию. Сам термин «трансформация», образованный от латинского «transformare», означает в исконном смысле «изменение, преобразование, превращение». Общественные науки, нуждающиеся в новых выражениях для характеристики процессов, происходящих в обществе, используют это понятие с 50-60 гг. XX в. для описания радикальных структурных перемен. Таким образом выражается переход к качественно новому состоянию общественной организации. Обычно трансформационный процесс проходит следующие стадии:

– переоценка существующего состояния общества и оценка содержания и масштабов кризиса, носящего системный характер;

– социальная диагностика, т. е. непредвзятая объективная характеристика настоящего, его корней в прошлом, возможностей и путей выхода из кризисной ситуации;

– демонтаж отжившей системы, ликвидация ее очевидных несоответствий в сравнении с достигнутым уровнем общественного развития;

– новое самоопределение общества, выдвижение и обоснование путей дальнейшего развития.

Неизбежным компонентом трансформации структуры общественного сознания выступает рационально-ценностный конфликт.

Содержательные тенденции можно определить в соответствии со многими показателями – политическими, экономическими, социально-куль­тур­ными. Опираясь на социально-философский подход, нам представляется необходимым выделить в сфере культуры следующие тенденции:

– форумность современной культуры или мультикультурализм, что предполагает наличие множества различных культур (национальных, традиционных);

– тенденция расширения культурного пространства, которая характеризуется интеграцией различных культур планеты, то есть каждый член общества испытывает на себе влияние иных традиций, иных национальных и религиозных особенностей (например, увлечение французской модой, голливудскими фильмами);

– конструирование реальности, предполагающее возможность каждому желающему погрузиться в виртуальную реальность, в которой человек может выстраивать свою собственную реальность;

– формирование экранной культуры, включающее в себя телевидение, кино и видеопродукцию, мир компьютерных достижений. Экранная культура приводит к смещению пространственно-временных рамок, позволяя свободно перемещаться в направлениях «будущее – настоящее – прошлое»;

– вовлечение природы в культурный процесс современности. Уходит в прошлое антитеза культуры природе. Природа становится сферой приложения культурного творчества людей и источником деятельности.

Все перечисленные тенденции обусловлены процессом глобализации. Если считать глобализацию своеобразной ступенью интеграционных процессов, то рациональное постижение мира приобретает решающее значение в поисках наиболее оптимальных путей современного цивилизационного развития.

При этом рациональность понимается как характеристика культуры, отражающая ее и рефлексирующая над ней, участвующая в ее конструировании одновременно. Рациональность выступает в качестве существенной характеристики человеческой деятельности, сознания и научного познания. Поэтому можно сказать, что рациональность является важнейшим проявлением человеческого духовно-практического бытия. Рациональность пронизывает все сферы общественной жизни.

Многие ученые видят опасность глобализации, преимущественно для России в том, что она проходит в виде американизации и вестернизации, а это ведет к потере национальной идентичности. Важной при этом становится проблема признания другой культуры. Свою же культуру человек может понимать и принимать через освоение традиций.

Необходимо, чтобы процесс глобализации в культуре вообще и индустрии туризма в частности направлялся человеческой рациональностью. Она является условием выживания человечества и одновременно ценностью в культуре будущего.




К. Гембура
Путешествия римских императоров

в святые места эллинской культуры
С момента утверждения римского господства над эллинской частью мира берут начало путешествия римлян в известные центры эллинской культуры. Причиной этого было восхищение римлян греческими достижениями, Афинами, Александрией и другими городами, искусством и литературой, а также культом божеств и героев Эллады10. Восхищение вызывали свершения Александра Великого. Формировался также миф о троянском происхождении римлян, особенно вера в происхождение императорского gens Iulia от Энея, беглеца из горящей Трои, присутствующая в эпосах Ливия Андроника и Вергилия или же в историческом труде Ливия11.

Святые места эллинов римляне посещали, чтобы обучаться в школах, или во время военных походов. Курганы с останками ахейских героев Ахилла, Протесилая, Патрокла и Антилоха сына Нестора были видны с воды проливов, отделяющих Европу от Азии12. Еще в эпоху Римской республики определись главные направления путешествий. Как один из первых полководец Эмилий Павел, в 167 г. до н. э. завоевавший Македонию, хотел увидеть Грецию. Осуществляя это намерение, он посетил Дельфы, Элиду, Афины, Пирей, Коринф, Сикион, Эпидавр. Профессиональные проводники показывали туристам могилу Елены на Родосе, Ахилла – в Трое, Нестора – на Пилосе, Париса – в Парионе, Фемистокла – в Магнезии и других личностей. Установился канон семи чудес света13.

Создатель системы империи Юлий Цезарь (102–44 гг. до н. э.) получил образование, состоящее из элементов греческой культуры. В 49 г. до н. э. Во время гражданской войны он отправился в Грецию и в 48–49 гг. до н. э. – в Александрию. Достопримечательности он посещал во время своих походов14. Его наследник Октавиан Август (63 до н. э. – 14 н. э., правитель с 44 г.) учился в Диррахии (ныне это территория Албании). Во время преследования Марка Антония Октавиан был в Греции и Египте. В 21 г. до н. э. он в очередной раз посетил Грецию. Годом позже Октавиан приводил в порядок дела в азиатских провинциях, а обратную дорогу он совершил в обществе поэта Вергилия. Образование Октавиан получил во время пребывания в Александрии. Он говорил по-гречески в гимназионе Александрии. Симпатии Октавиана к городу выразились, в частности, в упреках своим врагам в том, что они выступили против: 1) основателя этого города, то есть Александра Великого; 2) красоты этого города; 3) великого бога Сераписа. Тело Александра сохранялось в то время в Александрии, притягивая взоры, и по-прежнему выглядело прекрасно с золотым журавлем на груди. Октавиан хотел увидеть святых животных в Мемфисе. На Самосе он осмотрел статуи авторства Мирона – Афины, Геракла и Зевса. Последнюю Октавиан приказал перенести в специальную часовню на Капитолии в Риме15.

Усыновленный Октавианом пасынок Тиберий (42 г. до н. э. – 37 г. н. э., император с 14 г. н. э.) был изгнан отчимом на остров Родос и, несомненно, посетил этот остров и его памятники старины. Назначенный наследником Тиберия Германик (15 г. до н. э. – 19 г. н. э., соправитель с 4 г. н. э. Октавиана, затем Тиберия), сын Друза, внук Ливии направился в Грецию и Ливию, чтобы увидеть «древности». Он совершил жертвоприношения на могилах героев вместе с женой Агриппиной Старшей и сыном Калигулой16. Калигула как сын воина прошел по большим пространствам Европы и Азии. С отцом Германиком он в 17 г. н. э. был в Троаде, Перинфе, Византии17. Это напомнили ему благодарные жители Азоса в 37 г. н. э., после того как он получил власть18. Клавдий (10 г. до н. э.-54 г. н. э., император с 41 г.) был почитателем древностей. Он написал историю Этрурии, в которой описывал и эллинские древности. Насколько известно, Клавдий не путешествовал, вероятно, вследствие увечья19.

Нерон (37–68 гг., император с 54 г.) ввел игры по примеру греческих. В 67 и 68 гг. Нерон был в Греции, где завоевал 1500 венков во время традиционных праздников, в том числе страны Муз. Конечно, это была эллинская лесть императору. В 62 г. его провозгласили Митрой, иранским божеством, которое в это время признавали и эллины, и римляне, особенно легионеры. В 66 г. Нерон участвовал в гонке на колесницах в Олимпии, которые выиграл, несмотря на то, что упал с повозки и выбыл из гонки. Он дал всей Греции свободу. Во время пожара в Риме в 64 г. Нерон, видимо, цитировал стихи о горящей Трое. В его Domus Aurea (Золотом доме), дворцовом комплексе в Риме напротив Колизея, было много награбленных произведений искусства. Нерон готов был посетить Египет20.

Основатель династии Флавиев Веспасиан (9–79 гг., император с 69 г.) совершил поход на восток до Сирии, где познакомился со своей женой. Был в Антиохи, Александрии, в римской провинции Азия. Проходил на территорию нижнего Дуная Геллеспонтом. Свою военную карьеру Веспасиан начинал на Крите – в 66 г. он был участником операции против Ахеи. Его сыновья Тит (39–81 гг., император с 79 г.) и Домициан (51–96 гг., император с 81 г.) ездили вместе с ним. Домициан в молодости часто бывал на востоке с отцом. Со времени его правления начинается культ правителя21.

Следующей династией римских императоров были Антонины. Ее первым представителем был Нерва (30–98 гг., император с 96 г.), который, став императором, не путешествовал, поскольку был уже стар. Усыновленный им Траян (53–117 гг., император с 97 г.) совершал деловые путешествия очень часто. В 113–114 гг. он ездил по восточной части империи. Им была завоевана часть Ассирии, он участвовал в битве с Парфией между Арабелой и Гавгамелами, так же как Александр Великий, видел в Вавилоне дом, в котором тот умер. Тем самым, это было сознательное обращение к примеру Александра. Говорил, что если бы был моложе, то дошел бы до Индии22. Следующий представитель этой династии Адриан (76–138 гг., император с 117 г.) в 123 г. был в Греции. В 128 г. в Элевсинских мистериях он был допущен к высшей степени таинства, получив титул epoptea23. Адриан посещал провинции империи Азия, Троада, Пропонтида, Фригия, создавая или возобновляя там деятельность местных культурных и религиозных общин. В Афинах Адриан был в 128 и 131/132 гг. В своем имении, расположенном в 30 км от Рима, Вилле Адриана им были построены для собственного удовольствия копии самых значительных афинских строений в масштабе один к одному: Академии Платона, Ликея и других. Вместе со своим фаворитом Антиноем император посетил Карию, Сицилию, Каппадокию, Сирию, Египет. Легенда гласит, что Антиной утопился в Ниле, отдав свою жизнь за господина. В Афинах Адриан хотел построить храм Зевса Панэллениоса, в Эфесе обновил храм Дианы (Артемиды)24.

Современный британский историк Л. Кэссон пишет: «Симпатичной чертой нравов зажиточных сфер, которая осталась под сильным влиянием греческой культуры, был распространённый во II веке обычай совершения путешествий в туристских целях. И эту моду ввёл Адриан, который во время инспекционных поездок по Империие посещал туристские достопримечательности в Греции, Египте и наблюдал восход солнца с вершины Этны. В то время как жители провинции тянулись в Рим, чтобы удивляться чудесам Города, италийцы совершали паломничества с путеводителем в руке по историческим местам Греции, посещали Трою и Египет»25.

Императоры династии Антонинов Антонин Пий (138–161 гг.), Марк Аврелий (121–180 гг., император с 161 г.) и Луций Вер (130–168 гг., император с 161 г.) были стоиками и сознательно обращались к эллинской культуре. В 172 г. Марк Аврелий был в дельте Нила во время восстания, однако же у него нашлось время, чтобы наблюдать давнее великолепие Александрии. Обращался он к культу Гелиоса.

Наследниками власти Антонинов стала династия Северов. Септимий Север (146–211 гг., император с 193 г.) сам приписал себя и семью роду Антонинов как Марк Аврелий Антоний Север, якобы сын Коммода. На востоке в 193/194 гг. Септимий Север провел блистательную военную кампанию, в которой около Кизкилоса и Нисеи победил своего конкурента Песциния Нигра, не допустил его к проливам, ведущим к Черному морю. В 199–200 гг. Септимий был в Египете, позднее был вынужден совершить визит в придунайские земли, посетил Троаду. Во время пребывания в Греции Септимий вписал своих сыновей Гету и Каракаллу в филу Адриана в Афинах. Однако из-за афинской iniurii (вероломства) разочаровался в афинской философии и обратился к восточной культуре. Еще будучи легатом в сирийской Эмесе, он женился на Юлии Домне. Она была принята в культ Афины Полиас, сам Север в благодарность богам принял прозвище Олимпиос. Он выражал восхищение Афинами за их институты и искусство. Во время пребывания в Антиохи он пользовался предсказаниями оракула Ваала. В 195 г. Септимий посетил Византий и территорию, связанную с Троянской войной. По этому случаю он получил прозвище Понтик26.

Родной сын Септимия Севера Каракалла (186–217 гг., император с 211 г.) стал продолжателем политики отца. Родственник жены Септимия Юлии Домны Гелиогабал (204–222 гг., император с 218 г.) родился в Эмесе в Сирии, был сыном Юлии Соэмии и Вария, внуком Юлии Месы. 219 г. он провел в Никомедии. Гелиогабал много путешествовал по провинциям. Был на востоке империи, но настоящее паломничество имело место в 231 г., когда произошла его встреча с Аполлонием из Тианы. Александр Север (208–235 гг., император с 221 г.) был сыном сестры Юлии Домны – Юлии Месы и Юлия Авита, усыновлен Гелиогабалом. Он отличался добродетельностью и умеренностью, в Риме на Палатине у него были две часовни: одна посвященная Орфею, Аврааму, Христу и Аполлонию из Тианы, другая – Вергилию, Цицерону, а также предкам его семьи.

Военные императоры, такие как Гордиан Марк Антоний (Гордиан I), публично выражали свою привязанность к эллинской культуре. Ему было 80 лет, когда он стал императором в 238 г., считая себя потомком Траяна из династии Антонинов. Деций (ок. 200–251 гг., император с 249 г.), получивший от сената имя Траян, и его преемники были филоэллинами. Аврелиан (214–275 гг., император с 270 г.) – военный император из Дакии почитал Гелиоса, ввел праздник божества по имени Sol Invictus (Непобедимое солнце), его считали Restitutor Orbis (Обновитель мира).

Диоклетиан (ок. 245–313 или 316 гг., император в 284–305 гг.) был в Египте в 292/293 гг., в 297 г. посетил Александрию, был также в Никомедии. В системе тетрархии, введенной им, сам считал себя Юпитером, а Максимин Даза был Геркулесом. После отречения Диоклетиан выращивал овощи в своем дворце как император-«пенсионер». Взгляды Диоклетиана на религию были очень традиционными. Он легализовал манихейство. При нем, вероятно, почти прекратились паломничества. Марк Аврелий Пробус (232–282 гг., император с 276 г.) совершил путешествие в Азию, по дороге посещая исторические достопримечательности. Приписал себя к роду Антонинов.

Константин Великий (ок. 280–337 гг., император с 306 г.) связывал себя с родом Флавиев. Благодаря ему был основан Константинополь. Император Константин Великий, несмотря на благоволение к христианству, из-за восхищения и уважения к великой эллинской истории собрал со всей Эллады скульптуры и другие произведения искусства в столице империи. В частности, памятник героям из-под Платеи, который на этом месте стоит до сих пор. Там же находятся христианские памятники, храмы с реликвиями двенадцати апостолов, которые привезла его мать Елена из Иерусалима27.

Юлиан Отступник (331/332–363 гг., император с 355 г.) был сыном Юлия Констанция. В 351 г. он пополнял свои знания в Эфесе у языческого философа Максима, позже учился в Афинах. Несколько месяцев Юлиан провел в Константинополе, недалеко от Троады, был также в Антиохи, во время его пребывания там сгорел храм в расположенной недалеко местности Дафне. Писал письма афинянам. Из-за ностальгии по античной культуре обращался к языческим культам, сам себя называл Гелиосом Цезарем. Его предшественники стали воплощениями греческих божеств Аполлона, Диониса, Ареса. В философии был киником. Совершал жертвы Зевсу и Крону28.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Эллинская культура, как в классическом варианте, так и эллинистическом, проникла в Римское государство. Римляне охотно учились в эллинских школах и познавали эллинские памятники древности. Чаще всего они бывали в Афинах, Троаде (или Неа Иллионе), Александрии.

2. Поэты (Вергилий) и историки (Ливий) распространяли мнение о троянском происхождении протопластов Рима. Императоры из династии Юлиев-Клавдиев верили, что происходят от Энея и Афродиты (Венеры).

3. Властители при осуществлении инспекций провинций или военных походов осматривали эллинские исторические древности.

4. Некоторые властители, такие как Адриан или младшие Северы, совершали паломничества в точном смысле этого слова в желании снискать себе популярность за свою набожность (pietas).

5. В Римской империи появились первые туристские путеводители по Греции, такие как Periegestis tes Hellados (Путешествия по Элладе) во II в. н. э. авторства Павсания.

А. Н. Галямичев

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

  • Туризм и культурное наследие
  • ISSN 1814-6074
  • ВЛИЯНИЕ НОВЫХ УГРОЗ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА СОВРЕМЕННУЮ ИНДУСТРИЮ ТУРИЗМА
  • Путешествия римских императоров в святые места эллинской культуры