Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник документов




страница9/38
Дата03.07.2017
Размер7.53 Mb.
ТипСборник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   38
Обращение Бюро Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда к председателю Петроградского Совета Г.Е.Зиновьеву1 с требованием освободить арестованных рабочих 11 мая 1918 г. Председателю Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов На соединенном заседании Бюро Чрезвычайного собрания упол­номоченных фабрик и заводов с представителями наиболее круп­ных фабрик и заводов Петрограда и представителями рабочих орга­низаций, по заслушании сообщения об аресте на Торжественном заседании Петроградского Совета рабочих и красноармейских де­путатов рабочего Колпинского завода2 тов. Белецкого и арестов ра­бочих, имевших место в Колпине, постановлено делегировать това­рищей: Устинова (Путиловский завод), Весеко (Обуховский завод), Николаева (Колпинский завод), Тарасова (Невский судостроитель­ный завод), Грабовского (Патронный завод), Борисенко (Бюро упол­номоченных) в Совет комиссаров Петроградской трудовой комму­ны с требованием оградить безопасность арестованных товарищей и освободить их из-под ареста. Председатель Секретарь ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 8, л. 22. Копия. Машинопись. 7 Заказ № 247 1 Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский Евсей-Гершон Аронович) (1883-1936), член РСДРП с 1901 г., большевик. С 13 декабря 1917 г. до 1926 г. председатель Петроградского (Ленинградского) Совета. Одновре­менно в январе-марте 1918 г. председатель ВЦСПС, с апреля 1918 г. пред­седатель Совнаркома Союза коммун Северной области и в 1919-1926 гг. председатель Исполкома Коминтерна. В 1921-1926 гг. член Политбюро ЦК РКП(б). В 1927-1928, 1932-1933 и с 1934 был исключен из партии. В 1932-1933 гг. в ссылке. В 1934 г. вновь арестован, в 1935 г. по делу «Московского центра» осужден к 10 годам тюрьмы. В 1936 г. по делу «антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра» рас­стрелян. Реабилитирован в 1988 г. 2 Ижорский адмиралтейский и механический завод в Кол пине. № 25 Постановление общего собрания рабочих Гильзового завода в связи с Колпинским расстрелом1 13 мая 1918 г. Всем собранием, против двух, принята резолюция протеста про­тив расстрелов колпинских рабочих на почве голода. Собрание постановило: сделать сбор добровольных пожертвова­ний в пользу пострадавших, делегировать для сдачи сумм, собран­ных пострадавшим колпинцам. Делегатами избраны: Зеленцов и Грабовский. Общим собранием постановлено принятую резолюцию опубли­ковать во всех газетах. Председатель Общего собрания: Зиновьев Секретарь: Грабовский ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 18, л. 35. Копия. Машинопись. Собрания протеста состоялись также на заводах «Сименс-Шуккерт», Обуховском, Русско-Балтийском, Арсенал, Речкина, Невском судострои­тельном, Карточной фабрике и др. На заседании ЧСУФЗП 23 мая с сожале­нием отмечалось, что «колпинские и сестрорецкие события вызвали массу резолюций, которые, однако, не дали существенных результатов, не за­ставили говорить о себе всех и каждого. Все попытки протеста и волне­ния умерли. Комиссары имеют полное право говорить, что не выявилась воля петроградского пролетариата» (Там же, д. 13, л. 143). № 26 Резолюция протеста Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда против массовых арестов рабочих 15 мая 1918 г. Опять аресты и насилия За последние дни арестовано много товарищей рабочих заводов Сестрорецкого, Колпинского и Обуховского.1 Советская власть, во всеоружии своей полицейской силы, опи­раясь на штыки и пулеметы еще верной ей опричнины, хватает отдельных товарищей из рабочей среды, арестовывает избранных представителей рабочих, заключает их в тюрьму и застенки, аре­стовывает товарищей, выдвинутых рабочими для руководства на­растающим движением, организующих ряды рабочего класса, про­тиводействующих успехам темной агитации и погромщины. На требования хлеба она отвечает насилиями и арестами. Власть, именующая себя властью рабочих, ополчается против рабочего класса, стремится путем ареста и насилия заглушить сво­бодный голос его недовольства и протеста. Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Пет­рограда с негодованием клеймит насильников, усвоивших все сред­ства полицейской расправы с народом, с рабочим классом. Долой аресты и насилия. Арестованные товарищи должны быть немедленно освобождены. Да здравствует неприкосновенность личности. ЦГА СПб. Ф. 3390t on. 1, д. 17, л. 15. Копия, машинопись. 1 В ходе стихийно начавшейся 11 мая из-за голода забастовки рабочие Сестрорецкого завода избили члена местного Совета и служащих продо­вольственного отдела. Тогда Отдел по охране внутреннего порядка аресто­вал нескольких рабочих, а на требование выпустить их ответил новыми арестами. Всех арестованных отослали в Петроград (Дело народа. 1918, 14 мая). На Обуховском заводе 8 мая собрание трех тысяч рабочих приня­ло резолюцию с требованиями: «1. Увеличить хлебный паек и другие про­дукты до полной потребности человека. 2. Немедленно созвать Учреди­тельное собрание и прекратить гражданскую войну». На митинге 12 мая обуховцы угрожали в случае отказа в выдаче хлеба «до полной потребности» начать восстание и послали своих представителей к путиловцам. В ночь на 14 мая были арестованы председатель митинга рабочий-эсер А.Еремеев и докладчики Фиги ль и Ларионов. Узнав об этом, обуховцы прекратили работу и направили в Смольный делегацию с требованием освобождения арестованных (Новый день. 1918, 14 мая). Заседание ЧСУФЗП 15 мая поручило уполномоченным Грабовскому и Иванову войти в переговоры с большевиками об освобождении арестованных на поруки. № 27 Резолюция Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда о продовольственном кризисе1 15 мая 1918 г. Продовольственный кризис, выросший на почве мировой вой­ны, благодаря преступной политике советской власти, превратился в народное бедствие.2 Затопив страну кровью гражданской войны, эта власть разру­шила производство, денежную систему и вконец расстроила народ­ное хозяйство. Широкие массы народа обречены на голод.. Среди доведенного до крайности населения стихийно растет не­довольство, анархическое движение, способное в крови и разгро­мах потопить все завоевания февральской революции. Это движение, распыляющее и разрушающее народные силы, голода не предотвратит, хлеба не даст. Настроением безумия и отчаяния, охватившего широкие круги голодного народа, умело пользуются темные силы старого режима. На всех углах и перекрестках они ведут погромную агитацию. На­правляя недовольство масс против рабочих, социалистов, демокра­тии и особенно евреев, они надеятся на крови и погромах построить черное дело реакции. Опасность увеличивается тем, что у ворот Петрограда стоят полки немецких завоевателей, готовые под лицемерным предлогом вос­становления порядка ворваться в столицу и окончательно разда­вить демократию. В эти тревожные дни Чрезвычайное собрание уполномоченных фаб­рик и заводов Петрограда обращается к рабочему классу с призывом: организуйтесь для предотвращения погромов, расправ и самосудов. Выдержка и дисциплина должны быть лозунгами рабочих масс. Борясь с анархическими вспышками, рабочий класс должен твер­до знать, что действительное улучшение продовольственного дела в будущем возможно только при условии полной ликвидации ны­нешнего режима. Немедленно должны быть призваны к работе по возрождению хозяйственной жизни органы местного самоуправления, избранные на основе всеобщего и равного голосования. Вся полнота власти должна принадлежать всенародному Учре­дительному собранию. Для смягчения тяжелого продовольственного кризиса и предот­вращения голода в ближайшее время мы требуем: 1) Восстановления всех органов местного самоуправления и пе­редачи в их руки продовольственного дела. 2) Уничтожения раздробленности продовольственного дела меж­ду множеством действующих независимо друг от друга продоволь­ственных органов, усложняющих, замедляющих и удорожающих все продовольственное дело, и ликвидации - по мере образования новых продовольственных органов - всех установленных советской властью продовольственных учреждений. 3) Привлечения к организации закупок, снабжения и распреде­ления продовольственных продуктов кооперативов, частного торго­вого аппарата (с предпочтением торговых организаций), которые должны действовать совместно и под контролем соответствующих органов местного самоуправления, а также привлечения опытных людей, являющихся специалистами каждый в своей области. 4) Отмены стеснений и запрещений ввоза продуктов, доставляе­мых в Петроград из прилегающего и тяготеющего к нему района (масло, молоко, овощи, яйца и отчасти мясо). 5) Постепенного ослабления государственной регулировки в отно­шении других продовольственных продуктов путем более широкого предоставления права свободных закупок кооперативам и частным торговым организациям, действующим под контролем продоволь­ственных органов. 6) Немедленного принятия мер к восстановлению петроградской промышленности: отмены национализации банков, промышленных предприятий, торговли и транспорта. Время не ждет. Народ голодает и волнуется. Враги его не дрем­лют и куют цепи грядущего рабства. Надо сплотить все силы наро­да для решения стоящих перед гибнущей страной задач. Нельзя их решить в одном Петрограде, силами петроградских рабочих. Обра­тимся ко всей России, к рабочему классу всей страны. Объединим свои силы в совместной борьбе. Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов счита­ет необходимым предложить всем рабочим Петрограда немедленно избрать из своей среды делегацию к рабочим Москвы и поставить перед ними и всем рабочим классом страны во весь рост вопрос о власти, к которому подошли наученные тяжелым опытом петро­градские рабочие. Вместе с рабочими Москвы пусть предъявят они Совету Народ­ных комиссаров свои требования, заявят о своей рабочей воле. Созывайте по фабрикам и заводам Общие собрания, спешно вы­бирайте своих делегатов. ЦГА СПб. Ф. 3390f on. 1, д. 17, л. 16-17. Копия. Машинопись. 1 На заседании ЧСУФЗП 15 мая после общего доклада о продовольст­венном кризисе С.О.Загорского выступил А.Н.Смирнов о практических мерах борьбы с кризисом и от лица Бюро ЧСУФЗП предложил данную резолюцию. 2 28 апреля 1918 г. председатель Центральной управы Петроградского продовольственного комитета К.К.Стриевский известил питерцев, что, «в виду исчерпания хлебных запасов и задержки в пути грузов, идущих в Петроград», хлебный паек с 29 апреля уменьшен до 1 фунта (ок. 57 г.) в день как по основной, так и по дополнительной карточкам. С 1 мая паек увеличился до d фунта, но с оговоркой, «что при существующих затрудне­ниях подвоза нужно быть готовым к частым колебаниям в размере пайка как в смысле его увеличения, так и в смысле его уменьшения» (Петро­градская правда. 1918, 28 и 30 апреля). В.И.Ленин и нарком продовольст­вия А.Д.Цюрупа 9 мая в предписании губернским Советам, продовольст­венным и железнодорожным организациям и учреждениям об экстренном продвижении грузов с продовольствием к Петрограду отмечали: «Петро­град в небывало катастрофическом положении. Хлеба нет. Выдаются на­селению остатки картофельной муки и сухарей. Красная столица на краю гибели от голода» (Декреты Советской власти. М., 1959. Т. 2. С. 249). В обра­щении Петроградского Совета «Всем рабочим, работницам, матросам, крас­ноармейцам, всем честным гражданам» наряду с призывом к стойкости содержалась угроза: «Кто осмелится нарушать революционный порядок в нынешние трудные дни, с теми будет поступлено как с врагами народа» (Петроградская правда. 1918, 12 мая). 13 мая ВЦИК и Совнарком декре­тировали продовольственную диктатуру (см. док. 28, коммент. 3). Секре­тарь Выборгского райсовета большевик В.Н.Каюров вспоминал, что к маю питерцы съели лошадей, кошек, собак. «Прошло со времени Октябрьского переворота полгода; питерцы голодают, не получая ниоткуда хлеба. Меж­ду тем приезжавшие из провинции передавали, что там о голоде и не знают, всего вдоволь, все есть». По словам Каюрова, «очень часто рабочие, выхо­дя на работу, изможденные, голодные, работали до тех пор, пока не пада­ли у своих станков от голода, ... десятками их уносили в приемный по­кой» (Каюров Василий. Старый партийный товарищ !Родина. 1989. № 4. С. 10). На заседании Петроградского Совета 29 мая Г.Е.Зиновьев всю вину за голод возложил на буржуазию: «Эта маленькая кучка путем хитрости, путем саботажа, принимающего каждый день новую форму, ухитряется создавать такое положение, что мы, имея хлеб в стране, должны голодать. И нет сомнения в том, что это - определенный план, разработанный в тиши буржуазных кабинетов давным давно [...] Они использовали свое знание, свой опыт, свои связи, свое умение для того, чтобы привлечь это послед­нее средство, чтобы в последнюю минуту стрелять в нас из пушек голода. Они сделали все возможное, чтобы разрушить железнодорожный транспорт, они сделали все возможное, чтобы использовать для этих целей буржуаз­ную печать. Они будили среди темных людей надежду на то, что, если будет предоставлена свобода торговли, т.е. свобода наживы спекулянтов, то у нас будет хлеб. И они, опираясь на своих агентов, подвели нас вплотную к тому, что рука голода приближается к нашей шее» (Две речи т. Г.Зиновь­ева... С. 22-23). 29 мая Петроградский Совет 1500 голосами против 27 ввел новую систему распределения продовольствия - «классовый паек». С 1 июля декретом Петроградской трудовой коммуны питерцы были поде­лены на 4 категории: 1-я (рабочие заводов, фабрик, транспорта, чернора­бочие, пожарные, почтальоны, дворники) - 657 517 человек; 2-я (мастера, ремесленники, учителя, санитары, прислуга, пенсионеры) - 659 437 чело­век; 3-я (»лица интеллигентных и свободных профессий»: инженеры, врачи, юристы, работники искусств, литераторы, церковнослужители) - 194 462 человека; 4-я (»буржуазия») - 17 732 человека. 1-й категории полагался паек вдвое больше, чем 2-й, в 4 раза больше, чем 3-й, в 8 раз больше, чем 4-й. При этом 1-й категории установили паек - а фунта хлеба в день. (По-техин М. Н. Петроградская трудовая коммуна. С. 66-67; Чистиков АН. «Классовый паек» в революции 1917 г. Рабочие и российское общество. Вторая половина XIX - начало XX века. Сб. статей и материалов, по­священный памяти О.Н.Знаменского. СПб., 1994. С. 187-195). На заседа­нии ЧСУФЗП 30 мая сообщалось, что фабрика «Скороход», Городская электрическая станция и не менее половины рабочих завода « Сименс-Шук-керт» осудили прибавку пайка рабочих за счет остального населения, в ча­стности работников интеллектуального труда тех же предприятий (техни­ ков, инженеров, конторщиков и конторщиц). Тем не менее, в обращении к населению Петроградский Совет объявил: «Прежде всего накормим рабо­чих, а потом уж дадим остальным» (Петроградская правда. 1918. 30 мая). Такой подход вызывал протест меньшевиков специалистов по продоволь­ственному делу. Их «инициативная группа» в Центральной продовольст­венной управе Петрограда 1 июня предложила принять воззвание к населе­нию о сложении с себя ответственности за последствия такой продовольст­венной политики. В ответ большевики уволили 11 своих противников из управы (Шелавин К. Из истории Петербургского комитета большевиков в 1918 г. Красная летопись. 1929. № 1. С. 87-88). Наркомат по продо­вольствию РСФСР разработал единое для страны положение о «классовом пайке»: население делилось на 3 категории: в 1-ю добавили ответственных работников и детей, в 3-й объединили 3-ю и 4-ю питерские категории. Паек 1-й категории полагался на b больше, чем 2-й, и в 4 раза больше, чем 3-й. «Классовый паек» не распространялся на высшее руководство, которое уже негласно ввело для себя собственную иерархическую систему улуч­шенного питания с «кремлевскими», «смольнинскими» и прочими столо­выми и пайками. № 28 Резолюции Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда 23 мая 1918 г. Резолюция (телеграмма) о Г.В.Плеханове Заслушав сообщение о тяжкой болезни Г.В.Плеханова,1 Чрезвы­чайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда шлет свой горячий привет и пожелание скорейшего выздоровления. Рос­сия, рабочий класс как никогда нуждаются в Вашей помощи в сво­ей борьбе за выход из того тяжелого положения, в каком находится страна.2 Резолюция Собрание уполномоченных фабрик и заводов на заседании своем от 23 мая 1918 года, обсудив вопрос о способе добычи хлеба, предло­женном Советом народных комиссаров, действующим именем рабо­чих, находит такой способ разрешения продовольственного кризиса безусловно достойным осуждения и не заслуживающим никакой под­держки со стороны рабочих Петрограда.3 Собрание Уполномоченных вновь подтверждает свою резолюцию о продовольственном кризисе и те меры борьбы с продовольствен­ной разрухой, которые там указываются, считая их единственно правильными и приемлемыми. Собрание поручает Бюро выработать обращение по этому вопро­су к крестьянам и рабочим. Резолюция Советская власть готовит поход на Чрезвычайное собрание упол­номоченных фабрик и заводов Петрограда. Наше собрание - это независимая классовая организация петро­градского пролетариата, отстаивающая интересы рабочих против всех их врагов, вольных и невольных, каким бы именем они ни назывались. Советская власть, как всякая власть меньшинства, опирается на штыки и в каждой независимой демократической организации ви­дит своего врага. Мы, представители петроградских рабочих, считаем свободу сою­зов неотъемлемым правом народа и одним из драгоценнейших за­воеваний революции. Мы заявляем, что это свое право будем отстаивать всеми доступ­ными нам средствами вплоть до организации всеобщей политиче­ской забастовки. ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 17, л. 23. Копия. Машинопись. 1В 1917 г. Г.В.Плеханов вернулся из эмиграции тяжело больным ту­беркулезом. 31 октября большевики устроили у него в Царском Селе обыск, и состояние его здоровья резко ухудшилось. Его поместили в Клиниче­скую больницу Герзони в Петрограде. После зверского убийства в Мари-инской больнице министров Временного правительства А.И.Шингарева и Ф.Ф.Кокошкина оставаться в больнице, где были другие министры, ста­ло опасно. Поэтому 10 (23) января 1918 г. Г.В.Плеханов уехал в санато­рий Питкеярви, близ Териоки (Зеленогорска), в уже независимую Фин­ляндию, и там 30 мая скончался (см. док. 30). 2В «Открытом письме к петроградским рабочим» Г.В.Плеханов напом­нил замечание Ф.Энгельса «о том, что для рабочего класса не может быть большего исторического несчастья, как захват политической власти в та­кое время, когда он к этому еще не готов» и подчеркнул: «Навязать ему такую власть значит толкать его на путь величайшего исторического не­счастья, которое было бы в то же время величайшим несчастьем для всей России». Г.В.Плеханов разъяснял рабочим: «Власть должна опираться на коалицию всех живых сил страны, то есть на все те классы и слои, кото­рые не заинтересованы в восстановлении старого порядка» (т.е. царизма), и предрекал в противном случае рабочему классу «жесточайшее пораже­ние» (Октябрьский переворот. Революция 1917 года глазами ее руководи­телей. М., 1991. С. 303-305). 3 Декрет ВЦИК и Совнаркома от 13 мая 1918 г. обязал крестьян бес­платно сдать государству весь хлеб, кроме «необходимого для обсемене­ния полей и личного потребления по установленным нормам до нового урожая». Уклоняющиеся от исполнения декрета объявлялись «врагами народа», подлежали «революционному суду», тюремному заключению на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества и изгнанием из общины. Противодействие сборщикам продуктов предписывалось подавлять силой оружия (Декреты Советской власти. Т. 2. С. 265-266). 18 мая Петроград­ский Совет одобрил этот декрет. 22 мая В.И.Ленин и А.Д.Цюрупа в «Пет­роградской правде» призвали рабочих записываться в продотряды: «Если нельзя взять хлеб у деревенской буржуазии обычными средствами, то на­до взять его силой... Оружие и необходимые средства будут даны вам». 23 мая Петроградская трудовая коммуна также призвала к созданию прод­отрядов. Уже к концу мая в них записались 400 рабочих, которые были посланы с оружием в руках добывать продовольствие. На заседании ЧСУФЗП 22 мая уполномоченный завода Арсенал сообщил, что подав­ляющее большинство арсенальцев осуждают отправку вооруженных отря­дов в деревню, а уполномоченный Обуховского завода Корюхов предло­жил объявить бойкот участникам этих отрядов. После дискуссии была принята данная резолюция. 29 мая на заседании Петроградского Совета Г.Е.Зиновьев заявил: «Сколько бы черносотенная печать и ее подголоски ни боролись против посылки рабочих отрядов в деревни - эти отряды собираются у нас в Петрограде [...] И только они могут привезти нам хлеб [...] А тем, что господа правые эсеры и меньшевики воспротивились против посылки отрядов, они окончательно сняли маску, они в 1001 раз показали, что не случайно в Сибири они соединяются с теми, которые последний ку­сок хлеба вырывают у нас, не случайно зовут вчера японцев, а сегодня чехо-словаков [...] Они окончательно сняли маску и показали всем рабочим нашей страны, что, крича о хлебе, они делают это из своекорыстных це­лей - для поддержки буржуазии, а не потому что хотят дать хлеб» (Две речи т. Г.Зиновьева... С. 27). № 29 Резолюции Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда 29 мая 1918 г. Резолюция Заслушав сообщение об аресте уполномоченного Леонтьева и ра­бочих фабрики Торнтон, Собрание уполномоченных выражает свой резкий протест и выбирает тов. Богомазова и Орлова для заявления этого протеста представителям власти и предъявления требования немедленного освобождения арестованных.1 Резолюция Безответственная власть комиссаров вновь закрывает неугодные ей газеты, в том числе рабочие.2 Свободное слово душится в то самое время, когда для всего наро­да более, чем когда либо необходимо знать всю истину о своем тяж­ком положении, когда перед всей страной стоит великая задача найти средства спасения от окончательной гибели, когда перед Пет­роградом, в частности перед его населением, встала неотложная задача пробудить все творческие силы для предотвращения надви­нувшейся опасности голодной смерти. Власть Смольного, вставшая на старый путь полицейского произ­вола и насилия, снова грубо попирает основное право демократии -свободу печатного слова. Решительным протестом отвечает рабочий класс на это вопиющее нарушение своих основных прав, добытых дорогой ценой упорной борьбы и огромных жертв. Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Пет­рограда поднимает свой голос в защиту свободы печати, голос про­теста против творимых вновь над ней насилий. Долой душителей демократических свобод. Да здравствует свободное печатное слово. Резолюция Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Пет­рограда предлагает рабочим фабрик и заводов Невского района вре­менно приостановить забастовку и заняться совместно с Собранием уполномоченных мобилизацией общественного мнения петроград­ских рабочих и подготовкой организованной всеобщей политиче­ской стачки протеста под лозунгом: Долой советскую власть. Да здравствует Учредительное собрание и все органы всеобщего избирательного права. Да здравствует свобода печати, союзов и стачек. Долой гражданскую войну. ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1,д. 17, л. 20-21. Копия. Машинопись. 1 28 мая рабочие фабрики Торнтон забастовали по призыву рабочих фабрики Паля с требованиями созыва Учредительного собрания, немед­ленной отмены смертной казни и стеснений гражданских свобод и улуч­шения продовольственного пайка. Вечером «на собрании некоторые рабо­чие потребовали уничтожить советское знамя фабрики». Комиссар, член Петроградского Совета левый эсер Медовиков выхватил револьвер, но был обезоружен и удален. На фабрику выслали 60 красногвардейцев. «Рабо­чие бросились за помощью к стоящим на Неве судам минного отряда». Однако собрание было рассеяно. 29 мая красногвардейцы арестовали шки­пера фабричного пароходства Дыбова, предупредившего рабочих о вызове красногвардейцев, и рабочего, выбившего револьвер из рук Медовикова. Узнав об этом, моряки поставили миноносец напротив штаба красногвар­дейцев, расчехлили трехдюймовые орудия и ультимативно потребовали ос­вободить арестованных, что было сразу исполнено. На новом собрании Ме­довиков, встреченный враждебно, «выхватил из кармана гранату». 30 мая красногвардейцы арестовали другого рабочего, Н.Жукова, который отобрал у Медовикова револьвер, обыскали его квартиру, что вновь вызвало волне­ния на фабрике и требования отставки комиссара Медовикова (Новая жизнь. 1918, 30 и 31 мая). Член бюро ЧСУФЗП Леонтьев был арестован на заводе «Сименс и Гальске». 210-13 мая власти закрыли ряд газет в Петрограде и Москве, включая кадетские «Наш век» и «Современное слово», меныпевисткий «Новый луч», эсеровскую «Земля и воля». Дело каждой закрытой газеты рассматрива­лось в революционном трибунале. Кроме этого, в Петрограде были закры­ты все вечерние газеты, кроме большевистских, и около десятка газет -оштрафованы. «Мы терпим буржуазную печать только потому, что мы еще не победили, - заявил В.Володарский. - Но когда в Красной газете напечатаем: Мы победили, с этого момента ни одна буржуазная газета не будет допущена». В этой связи М.Горький писал в «Новой жизни» 14 мая: «Бесполезно говорить, что такой прием борьбы с врагами - нечестен, бес­полезно напоминать, что при монархии порядочные люди единодушно счи­тали закрытие газет делом подлым, бесполезно, ибо понятия о честности и нечестности, очевидно, вне компетенции и вне интересов власти, безум­но уверенной, что она может создать новую государственность на основе старой - произволе и насилии [...] Люди, опытные в делах подпольных, они не могут не знать, что запрещенное слово приобретает особую убедитель­ность» (Горький М. Несвоевременные мысли: Заметки о революции и куль­туре. М., 1990. С. 166, 336). На заседании ЧСУФЗП 23 мая отмечалось: «Со скрежетом зубовным воспринимали мы закрытие Луча, Дела наро­да, Дня, но широкая рабочая масса этого не замечала» (ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 13, л. 143). № 30
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   38

  • 7 Заказ № 247