Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник документов




страница32/38
Дата03.07.2017
Размер7.53 Mb.
ТипСборник
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   38
23 Заказ № 247 ского губкома ВКП(б), ответственный парторганизатор «Красного путилов-ца». Делегат XIV съезда ВКП(б), участник «новой оппозиции», на посту парторга в 1926 г. заменен И.И.Газа и отослан на хозяйственную работу в Калугу. В 1927 г. исключен из ВКП(б), в 1929 г. восстановлен, был управ­ляющим завода «Каучук», заместителем директора «Красного Треугольни­ка» , управляющим Треста подсобных предприятий, заместителем заведую­щего Облснаба. В 1933 г. послан на учебу в Москву. Арестован в декабре 1934 г. по делу «Ленинградской контрреволюционной зиновьевской груп­пы». В 1938 г. исключен из ВКП(б). Реабилитирован посмертно в 1989 г. Копия этой записки одновременно была направлена в Организацион­ный отдел Московско-Нарвского Райкома РКП(б). 2 Сначала большевики не скрывали, что советская власть на деле явля­ется диктатурой РКП(б). В.И.Ленин разъяснял, что из-за низкого куль­турного уровня трудящихся Советы стали органами управления не через трудящихся, а для трудящихся через РКП(б), взявшую на себя осуществ­ление диктатуры пролетариата. В марте 1921 г. на X съезде РКП(б) В.И.Ле­нин категорично заявил, что диктатура пролетариата возможна только через диктатуру партии, а Л.Д.Троцкий утверждал, что диктатура партии отстаивает интересы пролетариата даже при временных колебаниях на­строения рабочих. Когда парализованный Ленин утратил власть, претен­дент на роль главного идеолога Г.Е.Зиновьев на XII съезде РКП(б) в апреле 1923 г. развил ленинскую идею диктатуры партии, как диктатуру ее ЦК, который руководит Советами, профсоюзами, кооперативами и т.д. Резо­люция съезда гласила: «Диктатура рабочего класса не может быть обеспе­чена иначе, как в форме диктатуры его передового авангарда, т.е. компар­тии». Уже после смерти Ленина генсек РКП(б) И.В.Сталин в июне 1924 г. первым выступил с критикой термина «диктатура партии», повернув ее против своих соратников по правящему триумвирату, Г.Е.Зиновьева и Л.Б.Каменева. С тех пор Сталин и его соратники вместо выражения «диктатура партии» демонстративно употребляли другое - «диктатура пролетариата», также имея в виду собственную власть, не связанную за­коном (см.: Шишкин В. А. Власть. Политика. Экономика. Послереволю­ционная Россия (1917-1928 гг.). СПб., 1997. С. 11-19). Народный комиссариат путей сообщения СССР. 4 Подпись неразборчива. Председателем завкома тогда был старый боль­шевик Михаил Матюхин. V. 1926 - 1929 № 134 Из сводки Информационно-статистического подотдела Ленинградского губкома ВКП(б) об оппозиционных настроениях рабочих Балтийского завода 27 марта 1926 г. Василеостровский район. Механический цех Балтзавода Нездоровые взгляды у отдельных товарищей на ряд практиче­ских вопросов заводской жизни, которые связываются с общепо­литическими вопросами. Пример: в обеденный перерыв в поме­щении цехячейки, где присутствовало до 10 товарищей, один из них, обращаясь ко мне прямо заявил: «Я до сего времени не согла­сен с тем, что наша промышленность последовательно социалисти­ческая, у нас происходит эксплуатация рабочего класса, раньше было спецеедство, а теперь спецелюбство. Наши организации ниче­го не стоят, только одни разговоры, ибо на их постановления никто не обращает внимания, например, у нас Коршунов,1 что захочет, то и сделает (ОТНБ), а если спец скажет слово, для него закон. У нас не диктатура пролетариата, а диктатура над пролетариатом». Это говорил член ВКП(б), т. Белов, который недавно был агит-пропагандистом. (Обследование инструктора. К протоколу бюро РК от 13 марта) Заведующий информационно-статистическим подотделом СПономарев ЦГАИПД СПб. Ф. 9, on. 1, д. 1487, л. 18-19. Подлинник. Маши­нопись. ^Коршунов Константин Николаевич (1887-1938), рабочий завода в Ку­лебяках (Нижегородская губ.), с 1904 г. эсер, с 1908 г. большевик. В 1914 г. руководил Первомайской забастовкой в Кулебяках, арестован, затем уе­хал в Петроград, где стал токарем Балтийского завода, руководил стачкой 1916 г. В 1917-1918 гг. депутат Петроградского Совета, член Петербург­ского и Василеостровского комитетов большевиков. В 1918 г. возглавил продотряд в Саратовскую губ., участник Гражданской войны. В 1921-1930 гг. первый «красный директор» Балтийского завода, член правле­ния Судотреста и Ленгубисполкома, с декабря 1925 г. член инициативной группы по борьбе со сторонниками Г.Е.Зиновьева. Изучал судостроение на заводах Германии, Франции, Италии. В 1930-1931 гг. заместитель управ­ляющего трестом «Союзверфь». Затем директор Тульского оружейного за­вода, с февраля 1933 г. завода «Красный Октябрь» в Ленинграде. 18 июля 1937 г. арестован по ложному обвинению во вредительстве, 21 сентября 1938 г. расстрелян. Реабилитирован в 1957 г. № 135 Из отчета информационно-статистического подотдела Ленинградского губкома ВКП(б) за январь — март 1926 г. о настроениях и требованиях рабочих 19 апреля 1926 г. Настроения рабочих за последние месяцы характеризуются сле­дующими моментами: дальнейшим ростом политической и общест­венной активности широких рабочих масс, с одной стороны, и час­тичной волной недовольства в некоторых отраслях промышленности на почве заработной платы, с другой. Рост активности рабочих Показателем роста активности и интереса к общеполитическим вопросам беспартийных рабочих может служить разъяснитель­ная кампания по решениям XIV съезда партии.1 Так, например, в Володарском районе по рабочим коллективам на партийных соб­раниях, обсуждавших «Организационный вопрос на XIV съезде», беспартийные составляли 18,3 к членам партии. На партийных собраниях, обсуждавших вопрос о профсоюзах, в девяти коллек­тивах того же района беспартийные составляли 28 по отноше­нию к присутствовавшим партийцам. Рабочие проявляют сильный интерес к вопросам партийной жизни, выступая активно на собра­ниях. Так, например, на собрании рабочих завода «Красный су­достроитель» по докладу «О значении и решениях XIV партсъез-да» выступило 15 человек. Василеостровский райком отмечает, что во время дискуссии массы беспартийных рабочих пытались пройти на закрытые партийные собрания; такое же явление отме­чено и Московско-Нарвским райкомом. За последнее время, в особен­ности после дискуссии, чувствуется со стороны беспартийных ра­бочих особенный интерес к газетам. Все же на почве неурегулированности фабрично-заводского нор­мирования, недочетов производства проявляется недовольство рабо­чих, иногда довольно ярко на целом ряде фабрик и заводов. Это наблюдалось главным образом в текстильной промышленности, дос­тигнув особой напряженности в феврале месяце и вылившись на нескольких предприятиях в форму кратковременных забастовок. Боль­ше всего волнуют рабочих вопросы: неравномерность оплаты одина­ковых категорий работы, невыполнение надежд на повышение зар­ платы при перезаключении колдоговоров, снижение зарплаты, не­своевременность ее выдачи, переход на 4 сторонки по текстилю и т.п. Для иллюстрации приведем несколько фактов. На заводе имени Ленина в связи с недовольством расценками в бессемеровской мастерской часть рабочих не работала пять с поло­виной часов; недовольство расценками наблюдается и в остальных мастерских завода. На фабрике имени Халтурина наблюдались мас­совые подачи заявлений о низкой зарплате. На общем собрании рабо­чих фабрики имени Веры Слуцкой 10 марта большинство выступав­ших указывали на ненормальности с зарплатой. Собранием вынесено решение о том, что Союз не выполнил обещаний о повышении зар­платы отсталым группам. На текстильной фабрике «Рабочий» из-за плохого качества сырья и подсобных материалов наблюдалось сни­жение зарплаты. В связи с этим в ткацком отделении корпуса № 2 440 ткачих оставили работу на 25 минут раньше срока, а в прядиль­ном отделении 20 работниц прекратили работу на 20 минут. На фаб­рике «Красная нить» также из-за низких расценок 200 рабочих оста­вили работу за час до срока окончания. Особенно серьезная волынка была на прядильно-ткацкой фабри­ке имени П.Анисимова, работающей всего около 7 месяцев, в со­став рабочих которой вошло порядочное количество непролетар­ского элемента (торговцы, жены торговцев и т.д.). На фабрике все время была нездоровая атмосфера, вылившаяся в феврале месяце на почве низких расценок в забастовку. Целый ряд недовольств среди рабочих наблюдался в связи с пе­резаключением колдоговоров. На заводе имени Макса Гельца часть рабочих, не получивших ожидаемой прибавки зарплаты по новому колдоговору, оставила работу под руководством беспартийного проф-уполномоченного и составила заявление, в котором выразила доверие Союзу по защите рабочих интересов и недовольство колдоговором. Возмущает рабочих затяжка утверждения нового колдоговора. Так, на «Ленинской искре», фабрике «Знамя труда» рабочие указывают, что колдоговор не подписан уже пять месяцев. Нервирует рабочих сокращение, а еще больше слухи о новых сокращениях. «Предполагаемая временная приостановка работы фабрик и заводов дает повод к распространению всевозможных угрожающих слухов о катастрофическом положении промышлен­ности», - отмечает Московско-Нарвский райком. На нескольких предприятиях даже увольнения прогульщиков вызывают резкий отпор рабочих. На «Севкабеле» было подано заявление за подписью 24 рабочих об обратном приеме уволенных трех пьяниц и прогульщиков. В слу­чае невыполнения требования в заявлении говорится, что «будут приняты другие меры»... На Пробочной фабрике имени Семашко было 25-30 просто­ев из-за лишней рабочей силы. Администрация сократила по два рабочих из смены. В ответ на это рабочие три дня «итальянили», умышленно сокращая темп производства. Отдельные случаи недовольства вызывает у рабочих также: а) повы­шение квартирной платы, б) большой процент служащих и техни­ческого персонала, в) грубое обращение административно-техниче­ского персонала и т.д. Организация цеховых технико-нормировочных бюро вызвала опа­сение у части рабочих, что они очень строго будут учитывать зара­боток, чему способствует технический персонал, недоверчиво, а ино­гда и критически относящийся к созданию этих бюро. Почти на всех отмеченных предприятиях в волынках принимал участие главным образом новый слой рабочих, недавно прибывший из деревни, а рост предприятий за счет прибывающих из деревни идет усиленным темпом. Так, на «Скороходе» за последнее время увеличился состав рабочих за счет прибывших из деревни на 1257 человек, на «Красном треугольнике» - на 2000 человек и т.д. Благодаря принятым мерам со стороны партийных и профессио­нальных организаций все отмеченные волынки удавалось быстро ли­квидировать. Губернским комитетом специально обсуждался вопрос о положении на ленинградских фабриках и заводах.2 Была дана ди­ректива райкомам, Промбюро и Губпрофсовету усилить работу по изживанию недостатков на фабриках. Предложено Текстильному тресту совместно с Союзом текстильщиков проработать вопрос об ус­ловиях труда и зарплате с тем, чтобы немедленно устранить ярко выраженное недовольство.3 Предложено Экосо рассмотреть вопрос о задолженности Военпрома (см. резолюции пленума и бюро ЛК).4 Губкомом была выделена комиссия по урегулированию приема и уволь­нения рабочих; также давались отдельные директивы о размещении сокращаемых рабочих. В отношении приема рабочих дана жесткая директива всем хозорганам (см. резолюции). В печати проводится ши­рокая разъяснительная кампания в связи с хозяйственными затруд­нениями. Райкомами проведен целый ряд мероприятий по усилению партийной и воспитательной работы на тех предприятиях, где на­блюдались случаи недовольства (усиление работниками, регулирова­ние взаимоотношений заводских организаций и т.д.). Благоприятно отражаются на настроениях рабочих следующие ме­роприятия: 1) отмена обысков (Василеостровский район), 2) кампа­ния по сокращению накладных расходов, 3) повышение на целом ряде предприятий ставок для низших разрядов в связи с новыми колдоговорами и т.д. В общем, наблюдавшаяся волна наиболее напряженного состоя­ния в настроениях рабочих в феврале месяце сейчас уже спала. За секретаря ЛК [подпись] Заведующий информационно-статистическим подотделом СПономарев ЦГАИПД СПб. Ф. 9, on. 1, д. 1482, л. 1-4. Подлинник. Машино­пись. 1 На XIV съезде ВКП(б) 18-31 декабря 1925 г. члены ленинградской делегации Г.Е.Зиновьев, Г.Е.Евдокимов, П.А.Залуцкий, Д.А.Саркис, Г.И.Сафаров и др., считая себя «большевиками-ленинцами», выступили против политического курса И.В.Сталина и Н.И.Бухарина, заявляя, что крестьянство начало заслонять пролетариат, а в самом крестьянстве ку­лак оттесняет середняка, а середняк - бедняка. Зиновьевцы вместе с Л.Б.Ка­меневым, Н.К.Крупской, Г.Я.Сокольниковым, М.М.Лашевичем и др. со­ставили «новую оппозицию». Она хотела сместить И.В.Сталина с поста генсека ВКП(б). Однако съезд большинством голосов принял обращение «Ко всем членам ленинградской организации ВКП(б)», осудив поведение ее делегации как попытку раскола «ленинской партии». На «завоевание» Ленинграда Сталиным были посланы А.А.Андреев, К.Е.Ворошилов, М.И.Калинин, С.М.Киров, А.И.Микоян, В.М.Молотов, Г.К.Орджоникид­зе, Г.И.Петровский, Н.И.Подвойский, М.П.Томский и др., дважды с «уче­никами» приезжал Н.И.Бухарин. Вместо Г.Е.Евдокимова, назначенного секретарем ЦК ВКП(б), главою Северо-Западного бюро ЦК и Ленинград­ского губкома ВКП(б) 7 января 1926 г. стал С.М.Киров. «Мы с Бухариным приехали на конференцию и посадили Кирова секретарем - демократично было сделано», - вспоминал В.М.Молотов (Сто сорок бесед с Молотовым. С. 220). Затем ЦК ВКП(б) отозвал из Ленинграда в Москву 40 сторонников Г.Е.Зиновьева. 17 января И.В.Сталин с удовлетворением писал в Ленин­град Г.К.Орджоникидзе, А.И.Микояну, Н.К.Антипову, В.Я.Чубарю: «Все сколько-нибудь крупные предприятия уже высказались против оппози­ции. Остается Путилов, который на днях отмежуется от оппозиции... Вы­шло лучше, чем можно было предположить» (Очерки истории Ленинград­ской организации КПСС. Л., 1968. Ч. 2. С. 280-281). Новым председателем Ленсовета вместо Г.Е.Зиновьева в марте был назначен его противник Н.П.Комаров, но фактическим правителем Ленинграда стал С.М.Киров. Все бюро райкомов ВКП(б) и комсомола также были переизбраны. В 1927 г. начались аресты оппозиционеров. Один из них, С.С.Зорин (Гомберг), пи­сал Н.И.Бухарину: «О каком социализме может идти речь, когда сажают в тюрьмы лучших рабочих-коммунистов» (Кун М. Бухарин: его друзья и враги. М., 1992. С. 201). 2 Вопрос о состоянии ленинградской промышленности обсуждался 18 февра­ля 1926 г. на бюро губкома, а 22 марта 1926 г. - на пленуме губкома пар­тии. В резолюции пленума по докладу Севзапоблэкосо о положении ленинградской промышленности, госторговли и кооперации, в частности, отмечалась необходимость приведения промфинпланов предприятий в со­ответствие с кредитными и сырьевыми ресурсами. В связи с этим Облэко-со (Областному экономическому совещанию) было поручено «разработать необходимые меры к тому, чтобы ослабить резкое сжатие кредитов по размерам и темпу, которое уже приводит и может в дальнейшем привести к еще большим затруднениям для промышленных предприятий в области финансов». Специальный пункт резолюции касался вопроса своевремен­ной выплаты зарплаты. В нем указывалось: «Так как во всех финансовых затруднениях промышленности наиболее серьезными являются затрудне­ния по выплате заработной платы, считать необходимым, чтобы все хо­зяйственные организации, под строгой ответственностью их руководите­ лей, строили свои финансовые планы и использовали свои финансовые ресурсы в таком направлении, которое обеспечивало бы в первую очередь своевременную и полную выплату заработной платы» (ЦГАИПД СПб. Ф. 16, on. 1, д. 167, л. 87, 94-96; д. 178, л. 74, 84-85). 3Бюро Ленинградского губкома, рассмотрев 4 марта 1926 г. вопрос о работе Текстильного треста, констатировало значительный разброс сред­него заработка по «Ленинградтекстилю» и поручило: «Правлению треста и губотделу союза провести нивелировку зарплаты, повысив расценки от­сталых групп сдельщиков до 35 приработка; в отношении подсоб­ных и вспомогательных рабочих, не повышая тарифных ставок, в зара­ботке подтянуть в зависимости от их влияния на производительность сдель­щиков». Для этого рекомендовалось использовать трехпроцентный фонд, начисляемый от средней месячной зарплаты по тресту, не допуская при этом его перерасхода. Учитывая наличие отдельных групп рабочих с при­работком выше среднего по тресту, бюро губкома поручило Правлению треста, а также губотделу союза изучить и проработать вопрос о возмож­ности сближения приработка этих групп рабочих со средним приработком по тресту (ЦГАИПД СПб. Ф. 16, on. 1, д. 178, л. 81-82). 4См.: ЦГАИПД СПб. Ф. 16, on. 1, д. 167, л. 87, 91-93; д. 178, л. 74, 81-82, 84-85. Экосо - Экономическое совещание. ь Далее опущены разделы о состоянии организационно-партийной и мас­совой работы. № 136 Справка Ленинградского губернского Совета профсоюзов о забастовках в Ленинградском уезде в мае 1926 г. [Первая половина июня 1926 г.] Совершенно секретно. Отсылается в НКТ СССР1 не позднее 15 числа месяца Сведения о забастовках и приостановках работ по Ленинградской губернии Ленинградского уезда за май 1926 года № пп Подробное название предприятия В какой профсоюз входит Государственное, кооперативное или частное Общее число рабочих и служащих Число участников забастовки или приостановивших работу Сколько времени продолжалась (днейчасов) 1 2 | со 1 4 5 6 7 1 Торфяная разработка Синявино Горнорабочих Государственное 1925 640 2 дня полных 2 Торфяная разработка Самарка 283 108 Vг дня со Участок Лахта Горнорабочих Государственное 79 54 2 дня 4 Торфяная разработка Борисово « « 1961 827 2 дня 5 Торфяная разработка Гладкое и 1650 88 2 дня Что послужило причиной забастовки или приостановки работ: 1) В сезоне 1926 г. было навербовано всего для торфяной про­мышленности на 500 с лишком артелей больше чем в 1925 г., что повлекло понижение на значительный квалифицированных тор­фяников, артели торфяников состояли на 60-70 из молодежи, впервые попавшие на торфоразработки. 2) Во время забастовок в сезоне 1925 г. сразу были подняты расценки на 20 и понижены нормы выработки, что, конечно, повлияло и в данном сезоне, что если забастовать, то добьемся опять того же, что было и в прошлом году. 3) В артелях было много рабочих, как например: текстильщи­ков, каменьщиков, бетонщиков, плотников и т.п., имевших рань­ше большие заработки и бывшие в более лучших условиях работы, чем на торфоразработках и 4) торфяниками были выставлены тре­бования: 1) повысить расценки от 50 до 75, 2) понизить нормы выработки, 3) сократить срок окончания сезона до 19-20VII, вме­сто 1VIII. Забастовки ликвидированы были, пересмотрены нормы выработки на новых карьерах в сторону снижения, введена преми­альная система за выполнение сезонного задания (получают 10 выше расценки за всю выработку).2 Заведывающий ТЭО [подпись]3 ЦГА СПб. ф. 7511, on. 4, д. 3, л. 2. Подлинник. Машинопись с рукописной вставкой. 1 Народный комиссариат труда СССР. 2 Абзац вписан от руки. 3 Подпись неразборчива. № 137 Из справки Президиума Ленинградского губернского совета профсоюзов о забастовках и их причинах в Ленинграде и Ленинградской губернии 27 сентября 1926 г. За последний год было 17 забастовок с количеством предпри­ятий - 21. Характерные из них: на Путиловском заводе (причина -недовольство расценками) и на Металлическом заводе (причина - тре­бование дополнительных отпусков). И в том, и в другом случае было недовольство рабочих администрацией. Завкомы в обоих случаях не смогли своевременно учесть настроения масс и предупредить стач­ку. Проф- и партактив участвовали в этих стачках. Забастовка на Металлическом заводе явилась следствием недостаточно обоснован­ного упорства администрации, причем в результате администрация пошла фактически на большее, чем выдвигал [проф]союз. Серьезная забастовка была еще на трех крупных торфоразработках, охватившая 2 200 торфяников. Основной мотив забастовки - не­обоснованное повышение норм выработки, не только не сохранившее старых расценок, но и давшее понижение их; при этом стоимость продовольствия повысилась на 20. Лишь введенное по предложе­нию Областного Бюро ВЦСПС премирование несколько смягчило положение, но все-таки весь сезон был сорван. (Подробный матери­ал по поводу этих забастовок был в свое время послан ВЦСПС.)1 ЦГАИПД СПб. Ф. 457, on. 1, д. 93, л. 52. Отпуск. Машинопись. 1 Этот документ в деле отсутствует. В октябре возникали конфликты на четырех фабриках. № 138 Сводка Выборгского райкома ВКП(б) о волынке на фабрике «Красный маяк», направленная в информационно-статистиче­ский отдел Ленинградского губкома ВКП(б) 16 марта 1927 г. 10 марта сего года, в связи с фактом общего снижения фабуправ-лением тарифных разрядов ткачей с 7-го до 6-го и 5-го до 4-го разря­да, в 10 час. 20 мин. в ткацком отделе 200 ткачей, из общего числа 500, прекратили работу, возобновив таковую в 12 часов дня. Здесь заслуживает особого внимания то бюрократическое отноше­ние и невнимательность аппарата фабуправления к своим распоряже­ниям, которые даются без согласованности и вызывают «волынки». Например, 23 февраля по предложению Т[ехнико] Нормировочно­го] Б[юро] фабуправление дает распоряжение столу личного состава о произведении изменений тарифных разрядов тем рабочим, которые были перемещены с одной работы на другую внутри предприятия, но соответствующих изменений тарифных разрядов в расчетных книжках произведено не было. Стол же личного состава за подпи­сью помощника директора дает от себя распоряжение табельщикам цехов, которым предлагается отобрать расчетные книжки и доста­вить их в ТНБ для проставления тарифных разрядов. Однако рас­четные книжки в ТНБ не были доставлены, потому что помощник заведующего ТНБ, видимо, отменил в этой части распоряжение стола личного состава, считая его неправильным и предложил эту работу произвести самим табельщикам, дав указания, что при проведении этой работы следует руководствоваться тарифным справочником. В результате этих несогласованных и неясных распоряжений стар­ший табельщик решил, что надо пересмотреть и изменить разряды всех рабочих ткацкого отдела соответственно тарифному справочни­ку и отнес ткачей к 4-му разряду, произведя в расчетных книжках изменения разрядов, якобы с санкции помощника заведующего ТНБ. 9 марта ткачи, узнав о снижении разрядов, заволновались, но ра­боты не оставляли, а когда им было разъяснено пришедшими в цех заведующим ТНБ и председателем фабкома, что разряды снижены по ошибке и что эта ошибка будет немедленно исправлена, успо­коились. После этого в бюро коллектива немедленно был вызван заведующий ТНБ тов. Тарасов, который объяснил, что разряды сни­жены по ошибке и что отдано распоряжение об исправлении этой ошибки и что он как заведующий ТНБ распоряжения о снижении разрядов не давал. Председатель фабкома по приходе из цеха по­ставил в известность о происшедшем снижении разрядов бюро кол­лектива о том, что рабочим была разъяснена ошибочность этого снижения. Вслед за этим секретарь цехпартячейки также поставил в известность бюро коллектива, причем заявил, что настроение рабо­чих, видимо, спокойное. После этого по телефону был запрошен по­мощник директора тов. Зуев, который заявил, что ему лично ничего не известно - по чьему распоряжению снижены тарифные разряды. Здесь же было предложено тов. Зуеву срочно выяснить, по чьему распоряжению это произошло, и поставить в известность бюро кол­лектива. Вечером в этот же день на состоявшемся собрании партакти­ва фабрики вопрос о снижении разрядов никем не выдвигался. Груп­па рабочих после работы была у помдиректора тов. Зуева и требовала выяснения виновников этой ошибки. После того, как тов. Зуевым было разъяснено рабочим, что со стороны фабуправления уже приня­ты меры к выяснению лиц, допустивших эту ошибку, рабочие проси­ли сообщить им после выяснения фамилии этих лиц. 10 марта утром ткачами был вновь поднят вопрос о снижении разрядов и, кроме того, выдвигалось обвинение фабуправлению в том, что якобы фабуправление, приписав ошибку табельщику ткацкого отдела Устрову, решило отстранить Устрова от работы, тогда как, по мнению рабочих, виновен не Устров, а помощник заведующего ТНБ тов. Перфильев. При появлении в ткацком отделе директора тов. Пьян-кова группа ткачей, оставив работу и обступив директора, стала выдвигать разнообразные требования, жалуясь на грубость и само­управство отдельных работников ТНБ, на неправильные расценки, на низкую зарплату и другие непорядки, имеющиеся, по их мне­нию, в отделе. Разъяснения директора тов. Пьянкова рабочих не успокоили, и отдельные работники пошли по этажам, предлагая работающим прекратить работу, причем рабочими, работающими на 2-м эта­же, был подан в машинное отделение сигнал об остановке паро­вой машины. После того, как паровая машина была остановлена, рабочие истолковали эту остановку как прекращение работы в связи с конфликтом, и прекратили работу, однако паровая машина через минуту была пущена вновь и многие рабочие вновь сразу же взя­лись за работу. После этого отдельные работницы вновь пошли по этажам и снимали с работы работающих, причем работниц, не по­ кидающих работы. Были случаи, когда бросали челноки, при этом были срезаны два погонялочных ремня, и от работающих комсо­мольцев отбирались и прятались челноки. Ткачихе, члену партии Петровой, был нанесен слабый удар челноком по голове. Была сде­лана небольшой группой, не более десяти человек, попытка ворвать­ся в машинное отделение и остановить паровую. Из всех работавших в отделе ткачих примерно половина вовсе не покидала работы, из другой половины многие бросали работу, затем вновь принимались за нее. Также многие ткачихи, видимо, боясь насилия, не работали, но от станков не отходили. Все, за редким исключением, партийцы и комсомольцы работы не покидали, а если покидали, то вынужденно, но все же вскоре вновь принимались за работу, а вслед за партийцами и комсомоль­цами за работу принимались и многие беспартийные. Только на 2-м этаже никто из рабочих не работал - этот этаж очень слабо насыщен коммунистами и комсомольцами (4-5 человек), и кроме того, большую роль играет среди рабочих ткач Иванов, бывший меньшевик. Надо заметить, что волынка началась именно на этом этаже. Рабочие, прекратившие работу, требовали приезда на фаб­рику представителей Губотдела Союза текстильщиков, по приезде которых было созвано собрание, на котором присутствовало около 200 человек, причем на собрании присутствовали многие рабочие, в конфликте не участвовавшие. Собрание прошло спокойно и дли­лось около 20 минут. После того, как было проголосовано предло­жение о том, чтобы приступить к работе и в этажах избрать делега­тов для разрешения конфликта, рабочие немедленно же приступи­ли к работе. Вслед за этим в этажах были выделены делегаты от рабочих. Надо заметить, что некоторые из намечаемых делегатов, назначенные рабочими, отказывались настойчиво от этого делегатст-ва, ссылаясь на неграмотность, неосведомленность и т.п. В вопросе разрешения этого конфликта завком допустил некоторую неподвиж­ность в том смысле, что своевременно не информировал Союз тексти-лей и не вызвал представителей союза, думав ликвидировать этот конфликт своими собственными силами. Непосредственные наблюдения за настроениями рабочих сразу же после того, как они приступили к работе, позволяют сделать вывод, что большинство из рабочих, прекративших работу, рабо­ту прекратили против своего желания. В разговорах с рабочими в тот момент, когда работа была прекращена, выдвигались не только вопросы, касающиеся непосредственно ткацкого отдела, но и вопросы общеполитические: равенство, ревность к крестья­нам.1 Говорили, что, мол, «соввласть за середняков, а не за рабо­чих», «с нас дерут, а крестьян милуют». Вопрос о конфликте раз­бирался на фракции Губернского отдела Союза текстильщиков, где было вынесено решение, что 1) фабуправление снижение тарифа ткачам провело самовольно; 2) виновных в снижении тарифа при­ влечь к ответственности; 3) признано, что фабком не принял свое­временных мер к предотвращению волынки и не информировал со­юз в срок; 4) признано необходимым досрочное переизбрание фаб­кома; 5) провести разъяснение среди рабочих о недопустимости ме­тодов порчи орудий производства в моменты волынки и насилия над рабочими, не желавшими участвовать в таковой и 6) провести про­верку расценок на фабрике не позднее 11 марта. Помимо этого вопрос о конфликте разбирался на заседании бюро райкома, на котором подтверждено решение фракции Союза и пору­чено орготделу РК провести пересмотр работников ТНБ и руководя­щего состава фабуправления.2 Зав. Орг. Распред. РК Низовцев3 ЦГАИПД. СПб. Ф. 16, on. 1, д. 8571, л. 1-4. Копия. Машино­пись, печать райкома. 1 Так в документе. 215 марта 1927 г. бюро Выборгского РК ВКП(б), заслушав вопрос «О поло­жении на фабрике «Красный маяк» в связи со снижением разрядов рабо­чим», постановило: «Согласиться с постановлением Губотдела текстильщи­ков по вопросу о конфликте на «Красном маяке», имея в виду, что причина­ми происшедшего конфликта, наряду с механическим снижением разрядов в ткацком цехе, служили также и вопросы низкой заработной платы среди отдельных групп рабочих». В связи с этим Губотделу текстильщиков и Тек­стильному тресту предлагалось: 1) совместно с фабричными организациями обратить больше внимания на вопросы, волнующие рабочих; 2) созвать в ближайшее время совещание руководящих работников текстильных пред­приятий для более полного освещения состояния на фабриках и установле­ния между ними более тесной связи. Одновременно орготделу райкома было поручено «совместно с хозяйственными организациями приступить, в пер­вую очередь, на текстильных предприятиях к проведению в жизнь ди­рективы Губкома об усилении работниками технико-нормировочных бю­ро». (ЦГАИПД СПб. Ф. 2, on. 1. д. 247, л. 66-69, 80). 3Низовцев Петр Леонтьевич, затем, в начале 1930-х гг. секретарь Псков­ского окружного комитета ВКП(б). № 139 Из отчета Организационного отдела Ленсовета в Президиум Совета о кампании выборов 1927 г.1 [Май 1927 г.] Критика работы Совета и настроения избирателей В подавляющем большинстве выступлений работа Совета при­ветствовалась и одобрялась, и добавления имели целью уточнение и углубление его деятельности. Однако, критика работы в отдель­ных отраслях зачастую носила резкий характер. Значительное большинство резких выпадов (почти исключительно в форме записок, подававшихся докладчикам) обусловлено неудов­летворенностью материальными условиями жизни, ухудшившими­ся сравнительно с предыдущим годом: вздорожание цен, тяжесть новой квартплаты, развитие спекуляции жилплощадью, угроза со­кращения, повышение тарифа за электричество и т.п. Вторая группа резких выступлений имеет в основе своей возмуще­ние бюрократическими и другими извращениями советского аппара­та (кумовство, протекционизм, грубое обращение, непроизводитель­ная трата государственных средств, отрыв администрации от рабочих масс, растраты и т.п.). В целом здесь нельзя усмотреть принципиаль­но враждебного отношения к власти и партии, не говоря уже о фор­мировании какой-либо антисоветской идеологии, но, несомненно, на этой части выступлений сказывается влияние пессимистических вы­водов последней оппозиции. Однако в ряде выступлений и записок нельзя не отметить некото­рого оживления контрреволюционных и антисоветских элементов, питающих наиболее косные обывательские слои рабочих злостными слухами и подпольной агитацией. Результаты этой «работы» находят свое отражение в выступле­ниях следующего характера: 1) уверенность в том, что огромные средства идут на субсидирование революционных организаций на востоке и западе (в частности, отчисления в фонд бастовавших анг­лийских горняков рассматривались как «грабеж рабочих»); 2) убе­ждение, что недостаток в продуктах первой необходимости, так же как и вздорожание цен, вызваны главным образом вывозом больших партий товаров за границу (между прочим, находит отклик и леген­дарная история об «отправке гранат в Германию»); 3) заявления, свидетельствующие о росте антисемитизма, от заражения которым не застрахованы и некоторые члены партии (например, выступле­ние члена партии на заводе «Красный Выборжец»: «Жиды всюду пролезают вверх, в Парголовской больнице спускают жир только жиды и с ними надо бороться»)2; 4) требования «подлинного» демо­кратизма - равного и тайного голосования («как было обещано»); 5) единичные выпады явно контрреволюционного и даже погром­ного характера, несколько угрожающих записок, содержащих на­бор злобных ругательств, вплоть до «бандитов» и «убийц», застращи­вания, что «вражда и ненависть рабочих растет» и т.п. (Пролетар­ский завод, Красный Треугольник). В несомненной связи с попытками посеять среди рабочих недо­верие к властям и партии стоят и такие вопросы и возгласы пани­ческого свойства: «Правда ли, что закроют Путиловский завод», «почему ликвидируют общество любителей радио»3, «правда ли, что скоро наступит голод» и т.п. Однако общее количество выступлений подобного характера край­не незначительно, проявлялись они почти исключительно в пись­менной форме [...] Примеры резкой критики и демагогии на отчетных собраниях: Общие вопросы внутренней и внешней политики Достижений нет, есть только на бумаге, а в действительности «оп­лата царских долгов». (2-й Хлебозавод, Петроградский район). Советское правительство, согласившись на уплату части царских долгов Франции4, тем самым, по-моему, отступило от своих прин­ципов, а это не годится. Не так ли (Ленинградский Государствен­ный Механико-Штамповочный завод «Промет»). Скажите - почему так делается - когда товарищ уходит от стан­ка на какую-нибудь ответственную работу, ему сразу повышается зарплата; может быть, за то, чтобы лучше пел соловьем. (Завком Пролетарского Завода Октябрьской железной дороги). Тов. докладчик! Вы говорите, что у нас все так хорошо, это лишь на словах, а если посмотреть на деле, то наоборот. Терпеть можно, если получаешь 300 р. и бесплатные автомобили, а на Бирже десятки без куска хлеба и ждать очень трудно и так по 2 года, а кто ближе к власти или какой-нибудь мастер и сам работает, и дочь, и сын - все пристроены, так ему тоже можно ждать, а вы скажете наверно -предан производству. Мастера власть имеют, как и в старое время, что хотят, то и делают, и Конфликтная Комиссия дует по их дудочке, что скажет мастер, то и будет, вот как у нас на деле, ввиду этого рабочему зачастую и все немило. (Завод им. Ленина). Тов. докладчик! Несмотря на огромную поддержку, по Вашему, действительного пролетариата, у нас и на 10-й годовщине Октябрь­ской революции не понижается рост нищенства, и огромные мил­лионы почти что не имеют средств к существованию. Из вашего доклада видно, что политика Совета и всего правитель­ства правильна, а я думаю, что она не так правильна и даже бессове­стна. Вы отправляете жизненные припасы за границу, а своим рабо­чим не хватает необходимых продуктов, как то: пшеничной муки, нет почти некоторой крупы, то нет сахара, то нет песку, яйца про­даете тумаки6, хлеб продаете неизвестно из какого материала. Не будьте так жадны, до вывоза дайте полакомиться и своим рабочим после трехлетней голодовки. (Завод им. Ленина). «Затыкают рты депутатам в Ленинградском Совете». (Завод им. Кулакова). «Рабфаковец-рабочий накинулся на то, что отчетная кампания - лис­товки, плакаты, освобождение от работы будет дорого стоить и станет в копеечку». (Костеобрабатывающий завод Московско-Нарвского района). т. Панков, наш Совет к десятилетию Октября сделал нам пода­рок - снизил цены на пиво; кабаки наоткрывали повсюду; спекуля­ция жилплощадью как было, так и есть. (Красный Парус). О невозможности выступлений на Пленумах Ленинградского Со­вета. Колоссальные средства, брошенные на Волховстрой, Свирьст-рой и т.д., и - ничтожные суммы на зарплату лечебников. (Больни­ца 5-летия Октябрьской Революции, Володарский район). Заявление, что в Ленинградском Совете работает один из членов -сын бывшего полковника. (Главная мастерская Северо-Западной же­лезной дороги, Московско-Нарвский район). Скоро ли Советская власть уничтожит классовую разницу, вы­ражающуюся в привилегии коммунистов над беспартийными (За­вод «Красный Путиловец»). Попытка в одном из выступлений свести на нет всю работу Совета (ТПО Северо-Западной железной дороги Московско-Нарвского района). Вношу предложение: все учреждения и местности имени Зиновь­ева и Троцкого упразднить6 и в дальнейшем ставить памятники толь­ко мертвым, а не живым, а то кто-нибудь сделает какой-нибудь подвиг и сразу - во имя его фабрика. (Завком Пролетарского завода Октябрьской железной дороги). т. Бадеров высказывает мнение, что вместо расходов на украше­ния к Октябрьским торжествам следовало бы отдать эти деньги на бесплатные обеды. (Государственная Прядильно-Ниточная фабри­ка «Степан Халтурин»). Чем объясняется большое количество памятников, вновь постро­енных Ленину.7 Не думаете ли, что мы без памятника позабудем нашего дорого учителя. (Кожзавод им. Радищева). Общее положение рабочих и условия труда Записка «диктатуры рабочих у нас нет, в случае войны воевать не пойдем». (Типография «Печатный Двор», Петроградский район). Подача трех записок, из коих две написаны одной рукой (одна на целом листе), о том, что политика Совета по отношению к рабо­чему классу неправильна. Записки составлены в духе оппозицион­ных шпаргалок. (Завод им. Ленина, Володарский район). Подоходный налог введен еще при царском правительстве. Рань­ше брали по 10 р. в год, а теперь 16 р. (Фабрика «Рабочий»).
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   38

  • Из справки Президиума Ленинградского губернского совета профсоюзов о забастовках и их причинах в Ленинграде и Ленинградской губернии
  • Сводка Выборгского райкома ВКП(б) о волынке на фабрике «Красный маяк», направленная в информационно-статистиче­ский отдел Ленинградского губкома ВКП(б)