Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник документов




страница15/38
Дата03.07.2017
Размер7.53 Mb.
ТипСборник
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   38
Протокол заседания Бюро Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда о ликвидации дел 19 июля 1918 г. Слушали: о ликвидации дел Собрания уполномоченных.1 Постановили: 1) с первого августа отказаться от квартиры и пору­чили секретарю войти в переговоры о передаче ее какой-то рабочей организации. 2) Сторожу выдать при расчете за две недели вперед, остальным служащим уплатить до первого августа, если состояние кассы позволит это. В противном случае нехватка распределяется между всеми служащими. Расчет со Смирновым и Борисенко, по­лучившим по 500 руб. на поездку в Москву первого июня, произве­сти в Москве по выяснении возможности произвести расчет из средств Организационного Комитета. Остатки, которые получатся при ликвидации дел, передаются группе независимых депутатов Петроградского Совета. Члены бюро [три подписи] Секретарь А.Краснянская ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 12, л. 33-33 об. Подлинник. Рукопись. 1 27 июня Петроградский Совет постановил распустить ЧСУФЗП как контрреволюционную организацию, пытавшуюся организовать в Петро­граде стачки и «голодные погромы» (Северная коммуна. 1918, 28 июня; Петроградская правда. 1918, 29 июня. № 55 Резолюция общезаводского собрания протеста рабочих-путиловцев против политики Совнаркома 6 августа 1918 г. Резолюция, принятая на общезаводском собрании Путиловского завода и верфи 6 августа 1918 г., при 9 против и 20 воздержавшихся, при общем числе присутствующих около 16 ООО человек. 1) Мы требуем немедленного открытия всех социалистических газет; 2) Немедленного освобождения всех арестованных социали­стов, в том числе - тов. Глебова1; 3) Свободную закупку всех про­дуктов, как кооперативам, так и рабочим организациям, и свобод­ного провоза в Петроград; 4) Мы требуем немедленной отмены смерт­ной казни и расстрелов; 5) Мы требуем немедленного разоружения всех вооруженных банд, поселившихся на железных дорогах, при­крывающихся флагом Красной армии, производя разгромы и рас­стрелы рабочих и крестьян2; 6) Мы, рабочие, заявляем, что Красная армия создана из пролетариата и трудового крестьянства не для того, чтобы расстреливать рабочих и крестьян, а вести борьбу с импе­риалистами и мировыми акулами, которые хотят подавить и про­глотить русскую революцию; 7) Мы протестуем против ареста поло­вины V Всероссийского съезда делегатов от рабочих и трудового крестьянства3; 8) Мы протестуем против неправильного представи­тельства на V Всероссийский съезд Советов; 9) Мы требуем не де­лать разделений между трудовым крестьянством и пролетариатом и не делить их на черную и белую кость; 10) Мы протестуем против разгона крестьянских советов, как то: Новгородского, Псковского, Вятского и др.; 11) Мы протестуем против присутствия на V Все­российском съезде представителей австро-германского и англо-фран­цузского капитала во главе с палачом Мирбахом4; 12) Мы протесту­ем против проведения Брестского мира и той передышки, которая создает все новые и новые требования австро-германской буржуа­зии, и тем самым отдаются на разграбление рабочие и крестьяне, что и грозит гибелью русской и международной революции. Да здравствуют Советы рабочих, красноармейских и крестьян­ских депутатов. Да здравствует диктатура трудового народа. Долой диктатуру отдельных лиц. Долой грабительский Брестский договор. На помощь восставшей Украине. Да здравствует Красная армия. ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 18, л. 41. Копия. Машинопись. 1 Н.Н.Глебов-Путиловский (см. документ 13, коммент. 4). 2 Имеются в виду заградительные отряды - вооруженные группы, вы­ставленные на железнодорожных станциях и вокзалах, на пристанях и шос­се весной 1918 г. при введении продовольственной диктатуры. Заградотря-ды боролись с мешочничеством (ввозом продуктов в города с целью прода­жи) и попытками провезти для личных нужд продовольствие сверх нормы (разрешалось провозить не более 20 фунтов продуктов на человека, в том числе не свыше 10 фунтов печеного хлеба, 5 фунтов мяса, 2 фунтов мас­ла). Для красноармейцев, едущих с фронта в отпуск, Совнарком 29 июня 1920 г. увеличил норму до 2 пудов. Досмотру подлежали все пассажиры с багажом и все грузы. Продукты сверх нормы изымались, право ставить заградотряды имели Наркомат продовольствия, губернские продотделы и до декабря 1918 г. местные органы власти, до июня 1920 г. - разные государственные органы. Заградотряды в Петроградской губернии сняты с 1 марта 1921 г., а повсеместно уже после введения НЭПа, во второй поло­вине 1921 г. 3 На V Всероссийском съезде Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов в Москве 4-10 июля 1918 г. присутствовали 1164 делегата с решающим голосом (733 большевика, 353 левых эсера, 17 эсе­ров-максималистов, 1 правый эсер, 4 анархиста, 4 меньшевика-интернацио­налиста, 1 от «Поалей Цион», 1 от «Дашнакцутюн», 10 беспартийных). В связи с восстанием левых эсеров 6 июля заседания были прерваны, а левые эсеры арестованы. Около 200 из них были признаны непричастны­ми к восстанию, освобождены и вернулись на съезд. 4 См. док. 50, коммент. 1. № 56 Резолюция собрания рабочих Невской фабрики механической обуви с требованием снять ограничения на привоз продуктов питания в Петроград 9 августа 1918 г. Мы, рабочие, требуем Советскую власть обратить самое серьез­ное внимание на товарищей рабочих. Мы всеми силами и жизнью поддерживаем Советскую власть, и не дайте погибнуть голодной смертью тем товарищам, на чьих плечах находится все, разберите Вы нас, не смешивайте со спекулянтами. Мы, все рабочие в Петро­граде, в настоящее время погибаем голодной смертью и в такой критический момент мы не желаем свергнуть Советскую власть, поэтому требуем немедленно сделать распоряжение, дабы рабочие могли беспрепятственно привозить в Петроград себе все продукты первой необходимости в неограниченном количестве. В противном случае ждать больше нет сил. Настоящую резолюцию поместить в газетах и просить всех товари­щей рабочих присоединиться к нам и поддержать нашу резолюцию. ЦГИА СПб. Ф. 1182, on. 1, д. 105, л. 15 об. Подлинник. Рукопись. № 57 Из стенограммы заседания Петроградского Совета о забастовке на Путиловском заводе 15 августа 1918 г. Зиновьев: Президиум предлагает поставить вопрос о Путилов­ском заводе. Есть ли какие-нибудь возражения Возражений нет. Слово имеет товарищ Молотов как докладчик. Молотов:1 Товарищи, мы теперь должны затронуть один из са­мых больных вопросов для рабочего класса Питера. Недавно нам пришлось разобрать больной вопрос с Обуховским заводом, а те­перь на очереди тоже очень крупный завод Путиловский, положе­ние которого очень напоминает то положение, которое было на Обу­ховском заводе перед закрытием этого завода в 20-х числах июня. Нужно иметь в виду следующее. За это время, за этот революцион­ный период, когда петербургский пролетариат выносил на себе ог­ромную тяжесть революционной борьбы, не только в одном Пите­ре, но и по всей России, давал из своей среды борцов не только против контрреволюции в самом городе Питере, но и во многие места России и на Урал, и на Волгу, мы знаем, что это время не могло не отразиться сильно на составе и качестве рабочих. И мы видим, что на наиболее крупных заводах, до сих пор стоявших очень крепко и морально высоко на революционной почве, мы ви­дим, что на этих заводах за последние месяцы начинается процесс (и он даже довольно глубоко зашел на многих из заводов) - процесс деморализации и разложения отдельных частей завода. Мы знаем, что это трудное время антипролетарские элементы, агенты и холо­пы буржуазии использовали для того, чтобы направить свои силы на места на заводы и там переработать общую революционную ра­боту пролетариата. Там они пытались закрепить свои гнезда. И вот с одной стороны, отнятие революционных сил для активной боевой борьбы, а с другой стороны, отсылка этих сил на тысячи фронтов, которые создала нам буржуазия иностранная и русская, - все это дало возможность, я уверен, временно и ненадолго закрепить кое-где почву для этих холопов оборончества. И вот мы видим, что под самыми разнообразными предлогами они использовали самые труд­ные моменты жизни рабочего класса. И эти социал-холопские эле­менты и прислужники буржуазии теперь пользуются, возбуждая рабочих, менее сознательную часть, менее организованную, так или иначе отставшую от передовых рядов рабочего класса, возбуждают и против Советской власти, и против всего рабочего класса в целом, против пролетариата. И этому, товарищи, должен быть положен конец. Предлоги здесь понятны и ясны. Самый трудный вопрос -вопрос продовольственный. Обойти этот вопрос ни одна контррево­люционная шайка не могла, она должна была использовать этот трудный момент для всех, для всякой власти и в том числе особен­но трудный для рабочей власти, как борющейся против империали­стов всех стран, против буржуазии всех оттенков внутри своей стра­ны. И в этот трудный момент агенты буржуазии, прямые вольные или невольные пособники буржуазии и контрреволюции, должны были, во имя своих интересов поднять голову. Мы видим, что под предлогом всяких продовольственных кризисов, голодухи, несомнен­но, очень сильной, отражающейся прежде всего на рабочем классе, они стараются вести подлую, злостную, контрреволюционную аги­тацию не для того, чтобы ослабить голодуху, а они действуют, они работают для своих целей - для целей, которые стоят перед бур­ жуазией как класса. Мы видим, что продовольственному делу ме­шают те восстания буржуазии и отрядов контрреволюции, которые задерживают хлеб и при выводе его от кулаков и при проходе его из Сибири по Сибирской магистрали в столицы. Это еще более усу­губляет продовольственный кризис. Так действуют те элементы, которые хотят использовать этот продовольственный кризис про­тив рабочей власти. Ясно, что эта борьба, это использование продо­вольственного кризиса есть только предлог. Задача же у них более определенная и явно враждебная пролетариату. Мы можем заме­тить следующее: на определенных заводах систематически ведется усиленная травля рабочей власти, на определенных заводах систе­матически, без остановки устраиваются митинги против Советской власти, выносится тьма, целая куча пустых, дутых резолюций, ни на шаг не понижающих борьбу ни с голодом, ни с хозяйственной раз­рухой, а усугубляющих то положение, которое остается до сих пор, как вынужденное положение для Советской власти. Мы знаем, что здесь пользуются случаем и каждый такой момент направляют ост­рием против Советской власти. Мы уже имеем примеры, хотя бы Обуховского завода, когда идут постоянные митинги, приходят бес­конечные делегации, выносятся резолюции рабочих, агитация про­должает работать и работа на заводах идет скрепя сердце. Я приве­ду те цифры, которые ясно и определенно свидетельствуют о том, что дело не столько в объективных условиях голода и пр., которым возбуждают рабочих того или иного завода на отдельные выступле­ния, на постоянные митинги, на резолюции, а дело в систематиче­ской внутренней работе против Советской власти внутри отдель­ных отрядов пролетариата. И более того. Надо иметь в виду, что мы имеем, в частности, на том же Путиловском заводе, как утвержда­ют товарищи, знающие положение на Путиловском заводе очень близко, мы видим не простую работу обычных контрреволюционе­ров, а я думаю можно согласиться с этими товарищами, что работа­ет прямо купленная шайка, работающая на поводу, на железной, медной или даже золотой цепочке, на привязи у банкиров, мароде­ров, хлебных спекулянтов. Это они добиваются неуклонно каждый день свободы хлебной торговли, будто бы это выход из того кризи­са, в котором находится теперь петроградский пролетариат. Можно сделать утверждение, что здесь есть шайка, купленная хлебными спекулянтами, которые действуют вместе с той шайкой, которая работает на пользу контрреволюции и буржуазии. Таково объек­тивное впечатление у ряда товарищей, знающих близко положение на Путиловском заводе. И надо иметь в виду, когда мы говорим, что систематически завод не останавливается в своей нормальной жизни, этой остановке мешает очень тонкая, хитро подготовленная работа заинтересованных врагов, прямых врагов и ненавистников рабочего класса. Уже вокруг этой работы являются вольные и не­вольные подсобники, те или иные представители социал-холопских партий, меньшевиков и правых эсеров, которые, кстати сказать, теперь довольно тесно объединились с левыми эсерами и анархи­стами на Путиловском заводе и очень дружно поддерживают эту тайную злостную работу хлебных спекулянтов и контрреволюцио­неров. На Путиловском заводе эта дружная компания из вольных и невольных превращает всю массу в неопределенное состояние -состояние, не дающее возможность знать, что будет завтра, чем кон­чится сегодня рабочий день[...]2 Я думаю, что общее мнение наше будет заключаться в том, что­бы заставить отдельные кучки и группы рабочих, а тем более злост­ную работу отдельных элементов, подавлять интересам рабочего класса в целом и заставлять действовать так, как этого требуют интересы всего пролетариата в целом. Поэтому, будучи уверен, что воля отдельных элементов в заводе будет сломлена, мы вместе с вами скажем, что рабочий класс победит, и заставить свою волю провести в жизнь. (Аплодисменты). Председатель: Товарищи, вы понимаете, какой больной вопрос, вопрос о Путиловском заводе. Путиловский завод имеет громадней­шие заслуги перед русской революцией и петроградским пролета­риатом. Вот почему, я думаю, каждый поймет, что к этому вопросу необходимо относиться со вниманием и с особой осторожностью, раньше, чем приступить к каким бы то ни было мерам и репрессиям. Петроградский Совет должен испытать все средства взаимоубежде­ния. Вот почему мы не согласились с теми товарищами, которые предложили закрыть завод во вторник. Мы пригласили представи­телей цеховых комитетов Путиловского завода и представителей заводского комитета, чтобы в их присутствии перед рабочими всего Петрограда обсудить этот вопрос. Мы предлагаем следующий поря­док обсуждения. Вы выслушали доклад тов. Молотова, доклад, рав­няющийся обвинительному акту. На Путиловском заводе есть заво­дской комитет, выбранный всеми рабочими, относительно которо­го часть рабочих утверждает, что сейчас он не выражает мнения всего завода, но он в большинстве своем, насколько мы знаем, вполне солидарен с тем, что говорил представитель Совета народного хо­зяйства. Поэтому я думаю, что надо предоставить два слова для контрдоклада с неограниченным временем, как это было предос­тавлено и т. Молотову. Представители оппозиции, часть рабочих Путиловского завода не согласны с мнением Совета народного хо­зяйства и думают, что вина лежит на рабочих. Затем цеховые ко­митеты, приглашенные сюда, я думаю, наметили своего представи­теля, который их мнение изложит. Я прошу назвать мне этого то­варища, который хочет говорить от рабочих Путиловского завода, не согласный с тем, что говорил здесь т. Молотов. Я ему предостав­лю неограниченно время для того, чтобы Петроградскому Совету из­ложил их точку зрения. Есть ли возражения против такого порядка ведения собрания (Голоса: просим). Цеховые комитеты я прошу вы­ 11 Заказ № 247 ставить своего представителя, докладчика, который изложит ваше мнение, пользуясь неограниченным временем. У меня записаны от­дельные товарищи путиловцы, я не знаю, насколько они уполномо­чены говорить. [Голос:] Мы неожиданно были вызваны, потому мы не намеча­ли контрдоклада. Председатель: Если вам требуется время на совещание, мы с удо­вольствием его вам предоставим. Если вам неугодно сейчас, то можно сначала предоставить слово заводским комитетам, потом вам, мы не хотим формально ничем стеснять вас. [Голос:] Цеховые комитеты не были оповещены, что сегодня будут они созваны, и мы не могли собрание сделать. [Голос:] Цеховым комитетам не было оповещения. Мы, цехови­ки, не можем собраться и сделать совещание. (Шум). Зиновьев: Я прошу спокойствия. Товарищи, к вашему сведению надо сообщить следующее. За последние дни в театре Путиловском8 заседали цеховые комитеты, несколько дней вырабатывали резо­люции, присылали делегации, одним словом, выдвинулось отдель­ное ядро людей. Сегодня утром они были оповещены через газеты, что собрание будет, я не думаю, чтобы они могли быть в другом положении, чтобы не могли выставить докладчика. У них было собрание в течение целой недели. Они знают, что мы не будем придираться. Если не хотят - это их законное право, и мы за язык не тянем, но пусть не пеняют и не говорят, что Петроградский Совет не дал слова. Петроградский Совет дает слово. Почему мы собрались Потому что вопрос становится остро. Часть рабочих заявляла, что в пятницу будет устраиваться стачка. Я думаю, что мы были обязаны созвать Петроградский Совет и выяснить поло­жение. Путиловский завод принадлежит не путиловцам, а всей рабочей России. (Аплодисменты). Я могу повторить приглаше­ние тем путиловцам, которые хотят говорить против точки зре­ния товарища Молотова, взять слово. Если не могут сейчас на­звать имя докладчика, то я дам слово в порядке свободной запи­си тем, которые хотят высказаться, но тогда время будет дано ограниченное, потому что, если будем давать слово каждому же­лающему говорить с неограниченным временем, то потребуется очень много времени, а докладчику мы можем предоставлять неограниченное время. Голос: Ввиду того, что здесь много представителей от цеховых комитетов, членов Совета, от Путиловского завода, я предложил бы в данном случае принять следующее предложение: дать слово одному товарищу от Путиловского завода совершенно противопо­ложного мнения докладчику, независимо от того - будет ли это член цехового комитета или заводского комитета, не ограничивая время, все равно от какого бы комитета ни выступал, лишь бы дер­жался точки зрения - противоположной точки зрения докладчика. Зиновьев: Мы предлагаем прямо полномочного докладчика, если нет, то, конечно, в порядке свободной записи предоставить слово. Слово предоставляется товарищу Баскакову. Баскаков (От Путиловского завода): Здесь много ораторы говори­ли, как будто свободную торговлю путиловцы требовали. Нет, они не требовали, этого никто не хотел, а хотели свободный ввоз и затем сохранить те резолюции, которые выносились на собрании Путилов­ского завода. Свободный ввоз кооперативам и организациям, вот что было. Дальше, выплата когда-то была очень большая, и Путиловский завод очень много денег истратил. Путиловский завод не истратил много денег, так как работал и стоял на высоте производительно­сти, а если мы уплачивали деньги, то 40000 рабочих работали во время войны, а теперь работает 12000, ясно, сколько уплачивалось денег этим людям, которые не существуют на заводе. Это понятно для всех. Я не говорил ни с кем, я как охрана завода сторожевого комитета, я сторож, я не знаю хозяйственной части. Дальше я должен сказать, как работают и как производят. Про­изводительность ведь нужна, и каждый знает, что нужна, а во вре­мя производительности нужно и покупать, а по карточке с 1 фунта постного масла далеко не уедешь. Когда были в отпуске, товарищ Зиновьев разрешил привезти с собой, кто мог закупить и привезти с собою, каждый знает, что покушать нужно, и каждый знает, что молотом можно лучше бить, если поешь, так вот закупить и при­везти, а на дороге стали отбирать. От у, фунта масла невозможно молотом бить. При таких условиях работать невозможно. Отбирали на дороге, и наши комиссары говорили, что заместят убытки день­гами, но и на деньги ничего нельзя достать. Какая может быть производительность. Все путиловцы скажут, что теперь молотом бить надо крепче, чем при царизме. Ведь и нашей рабочей власти нужны и вагоны, и паровозы. Но для этого нужен хлеб. И мы в этих вагонах везли для себя что-то на неделю, на две, и это отнимали. Это тоже, кажется, непозволительно было. Дальше - говорят, что все люди одинаковые, а как раз и не одина­ковые. На Путиловском заводе и на других заводах совсем неодина­ково. Когда тарифы проходили, я говорил и все говорили, что будет ли профессиональный союз идти навстречу. Товарищ Анцелиович4 говорил, что будет идти, а теперь делается обратное. Тусуют на мес­тах. Кто Да, товарищи наши, и обратное противодействие делают. Невозможно это делать самому беднейшему пролетариату. Мы гово­рили, что нельзя так делать. Если будете делать, то ясно, что подры­ваете под собой яму и подкладываете мины и приводите к разрухе. Нужно быть одного всем мнения. Давайте будем единодушны, давай­те будем единомыслящими, встанем на одну ногу и под одним кры­лом будем давить контрреволюционеров и буржуев. А так могут создаться из нашей среды контрреволюционеры. Товарищ Зиновьев подписал, а другие говорят - не хочу повиноваться. Это выходит, извините, бумажка, которой подтереться. Выходит, что мы никогда не добьемся цели, если не будет положен конец. Надо делать все сооб­ща, если же один будет тянуть влево, другой в лес, а третий по дрова, то мы ничего не добьемся. (Аплодисменты). Зиновьев: В порядке записи слово имеет товарищ Иванов. Иванов: Товарищи, предыдущий оратор ничего не сказал по су­ществу о Путиловском заводе, он говорил об отобрании продуктов. Прежде чем говорить о Путиловском заводе, нужно взять историю и взять Путиловский завод, и нужно спросить - что такое для исто­рии и революции Путиловский завод И каждый, кто знает, что такое Путиловский завод, скажет - Кронштадт называли цитаде­лью русской революции, а Путиловский завод имеет преимущества перед Кронштадтом, чтобы его назвали цитаделью революции. Во время Керенского Путиловский завод в то время, когда царило то настроение, о котором говорят, что оно опять царит, когда Пути­ловский завод являлся самым честным революционным заводом, когда была совершена по вине Керенского благородная история генерала Корнилова,5 эта зловещая авантюра, которая нанесла удар революции, Путиловский завод первый выступил как авангард и выставил свои лучшие силы для сопротивления. Путиловский завод издавна с царского времени имеет свое хорошее здоровое ре­волюционное прошлое и теперь говорит, что Путиловский завод идет на поводу у контрреволюционеров - правых эсеров, меньшевиков. И левые эсеры тоже повинны, что Путиловский завод стал контрре­волюционен. Прежде чем бросать обвинение Путиловскому заводу, что он тянется на поводу, нужно посмотреть обратно - какой успех имеют правые эсеры и меньшевики. Если требуют освободить мень­шевика арестованного, то это не значит, что Путиловский завод за меньшевиков, это значит, что рабочий - не интеллигент и знает, что тот меньшевик рабочий, который арестован большевистским правительством, такой же друг и товарищ, хотя и сидит в тюрьме. (Аплодисменты). В силу такого внутреннего убеждения путиловские рабочие, не­смотря на то, что он меньшевик, но зная, что он их рабочий, това­рищ по станку, по молоту, они требуют освободить его и Марию Спиридонову.8 (Шум, выкрики). Товарищи, я думаю, что в этом зале найдется мало таких, кото­рые по адресу Марии Спиридоновой имеют право кричать. Товари­щи, умейте слушать оппозицию посерьезней той, какая была здесь. Вы похлопали предыдущему оратору, разрешите и мне сказать и по­слушайте. Если рабочие требуют освободить Марию Спиридонову, я не вижу основания сказать, что Путиловский завод левоэсеров-ский. Я - левый эсер и этого не скажу, но скажу, что рабочие знают, кто такая Мария Спиридонова. Они требуют ее освободить. Вот подобные факты и дают возможность и некоторым людям гово­ рить и клеветать на Путиловский завод, что он стал контрреволю­ционным. Обратимся назад ко времени Николая Романова, когда на заводе бывали волнения, политические протесты, стачки - говорили, что эти рабочие не есть настоящие рабочие, надо закрыть завод и рассчи­тать рабочих и набрать новых более честных и лучших, тогда и про­изводительность поднимется. А что Вы слышали от товарища Молотова Доклад о Путилов­ском заводе Нет. Он читал лекцию о том, как полезно закрывать заводы и как хорошо, и что нужно набирать вновь рабочих, чтобы поднять производительность. Тут ничего не было о Путиловском заводе, а говорилось про то же, что говорилось и в старое царское время. Никогда на Путиловском заводе не раздавался возглас: «До­лой Советы», и потому никто не может говорить, что Путиловский завод находится в тесной связи с левыми эсерами и меньшевиками. Сейчас, когда начинаются протесты, рабочие начинают митинго­вать, хотят спокойно столковаться между собою, чтобы найти выход из трудного положения и тяжелой голодухи и хотели бы власти ска­зать, чисто по-дружески, не делать, ибо Путиловский завод ничего не делал, напрасно говорят, что он собирается бастовать, нет, он ничего не собирался делать и не сделает, если власть будет обращать внима­ние, когда они соберутся по-дружески потолковать. Теперь товари­щи, когда рабочие начинают по-дружески советоваться и хотят власти по-дружески все сказать, тогда говорят, что Вы - контррево­люционеры, надо рассчитать и набрать новых. Если говорят, что вы­зывается недовольство заводским комитетом. Если кто, товарищи, знает, что такое доменные печи, если кто из вас знает, что такое литейные мастерские, если кто знает, что значит таскать железные болванки, тот не скажет, что на 1 хлеба Путиловский завод может великолепно работать. Вследствие того, что рабочие начинают под этими болванками валиться, то вот на почве этого рабочие Путиловского завода собрались на митинг для того, чтобы обсудить - как поправить дело продовольствия, как найти выход, чтобы избавиться от голода. Рабочие сочли нужным сказать власти, по-дружески написать на бумажке свои требования и чаяния. И что же - приняли свободную закупку Нет, приняли, чтобы кооперативы совместно с государством могли поехать на места закупать хлеб для голодного Петрограда. Путиловские рабочие сра­зу с первого решения по продовольственному вопросу сказали, что никакая власть, никакая партия, никакая сила, продовольствен­ные отряды, будь они с винтовками и орудиями, не сможет отнять хлеб у крестьян. Путиловские рабочие заявили, что теми вещами, которые мы вырабатываем на заводе, мы никогда не сможем до­быть хлеб. Мы вырабатываем пушки не для того, чтобы их везли против крестьян, а для того, чтобы сопротивляться международно­му социализму.7 (Аплодисменты одной части собрания и крики «до­ вольно» другой части собрания). Это было с первого раза на первом митинге постановлено путиловскими рабочими, что тут контррево­люционного Было только требование, чтобы власть наладила с кре­стьянами товарообмен и не пулями менялась с крестьянами, а пред­метами первой необходимости, предметами городской выработки, которые нужны для деревни [...] Путиловские рабочие это знают и они сказали, что существующая власть, если она хочет, чтобы Путиловский завод работал и приносил прибыль, то она должна повысить существующие твердые цены на хлеб и наладить пра­вильно товарообмен с деревней. Вот подлинные слова контрреволю­ционного Путиловского завода. Много ли контрреволюционности в этом Но сколько делегаций ни посылалось Совету народного хо­зяйства Северной области, сколько ни выносилось резолюций, на все получали отрицательный ответ. Когда комиссар печати Лисовский8 приехал на Путиловский завод, то на его глазах 16-ты­сячная масса вынесла эту резолюцию и предложила ему, Лисовско­му, напечатать ее в «Красной газете», чтобы Петроградские рабо­чие знали, что делает Путиловский завод, пусть они знают, что не контрреволюционные требования выставляют путиловцы, а опре­деленные жизненные требования. Лисовский сказал, что он не хо­чет позорить Путиловский завод и резолюцию 16-ти тысяч ни в коем случае не позволят напечатать в рабочей газете. (Аплодисменты). В чем же, повторяю, контрреволюционность путиловских рабочих После того как путиловские рабочие бесплодно писали десятки ре­золюций и посылали десятки делегаций, после того как власть ка­тегорически заявила, что от своей продовольственной политики не отклонится, теперь, после того как завод митинговал две недели и выносил резолюции, а уголь жегся, власть сочла нужным дать возможность кооперативам и рабочим организациям закупать хлеб. То, что требовал Путиловский завод, и власть говорила, что это контрреволюционно, через две недели согласилась дать. Теперь мы имеем этот декрет, но это после того, как завод митинговал две недели. Если здесь хотят Путиловский завод обвинять в том, что его производительность пала, скажем, на 100, то я скажу, что из этих 100 по крайней мере 80 надо возложить на голову народ­ных комиссаров. (Аплодисменты). Рабочих называют контррево­люционерами, а кто виноват в том, что Путиловский завод должен был десятки делегаций посылать к власти, которая отказывалась категорически, а через две недели она сделала это Кто виноват, как не колебания власти, которая две недели не решалась, а на третью сделала. Каждый скажет, что в этом вина не Путиловского завода, а вина существующей власти. Далее, Путиловский завод тре­бовал освободить одного рабочего. По этому поводу был созван ми­тинг 16 тысяч рабочих, на который убили 3-4 часа. Рабочие требо­вали, в силу своего внутреннего убеждения, чтобы был освобожден этот рабочий. Существующая власть вместо того, чтобы сказать, если вы желаете — мы освободим, только не собирайтесь, а работай­те, она, несмотря на то, что вся масса рабочих не работала, а убила 3-4 часа на митинг, отказала. Ясно, что власть такими ответами еще раз заставит Путиловский завод собираться на 3-4 часа для того, чтобы требовать освобождения своего рабочего. Когда я го­ворю, что в этом повинна в большинстве случаев власть, то к этому есть серьезное основание. Мы от представителя власти слышали, что единственный способ и возможность поправить дело на Пути­ловском заводе, это прогнать путиловцев через решето коммуни­стов, чтобы оттуда все вышли коммунистами. Придите с таким за­явлением на Путиловский завод и каждый рабочий вам скажет: через 7 бирж труда пройду, 7 раз рассчитаете, но убеждения мои в вашем коммунистическом решете не останутся. Какими они были, такими и останутся. Если в старое царское время хотели у рабочих задушить убеждения репрессиями, то теперь наша революционная власть на это идти не должна. (Аплодисменты). Этим вы себя не укрепите. Будет лучше, если вы выслушаете нас, сейчас власть хо­чет переменить политическое настроение завода, а настроение, будьте спокойны, не правоэсеровское и меньшевистское, то, когда она хо­чет переменить таким способом настроение, то каждый честный рабочий скажет, что этим вы ничего не сделаете. Надо что-то дру­гое. Надо стянуть вместе власть и рабочих. Надо канат, который связал бы рабочих с властью. Власть же не старается найти его, а, видимо, хочет наоборот разобщить с собой. Я думаю, что в инте­ресах международной революции власть этого делать не должна, очевидно она перестает думать о международной революции, она думает только о том, чтобы ей удержаться, но я говорю, что таким путем она не удержится. Она не должна так игнорировать рабочих, как до сих пор, она не должна так скептически относиться к требо­ваниям рабочих, как до сих пор. Этой цепью, связующей рабочих и власть, должно быть то, что власть должна неуклонно исполнять волю рабочих, должна прислушиваться к их голосу, тогда она бу­дет объединена с ними. И только тогда может быть восстановлена высокая производительность. Когда говорят, что Путиловский за­вод проторговался, то надо посмотреть прежде на государственное положение, вообще-то взглянуть на другие заводы. Нужно, товарищи, посмотреть, какая вообще разруха и взгля­нуть на другие заводы. Здесь были приведены три других завода, завод Речкина, но они все-таки ничего не говорят. Можно привести не три, а тридцать три завода, где производительность ниже, чем на Путиловском заводе. Если так рассуждать, то нужно учесть, что творится в России и теперь, и что будет в будущем. Вместо того, чтобы нашу разруху как-нибудь загладить, вместо того, чтобы как-нибудь дело наладить, наша власть абсолютно ничего не дела­ет. Экономическая политика, международная экономическая поли­тика ничего хорошего для России не даст. И путиловцы об этом знают. Было требование на Путиловском заводе о расторжении Бре­стского мира, опять таки не потому, что Брестский мир не хорош... (Шум. Голоса: довольно. Голоса: иди на Урал воевать). Не беспо­койтесь, наши товарищи ходили воевать. Товарищи, я думаю, что и Брестский мир, сколько бы ни кричали... (Голоса: долой, к черту). Зиновьев: Прошу спокойствия. Я только хочу сказать товарищу оратору, что он не должен злоупотреблять неограниченным време­нем. Можно говорить о докладе Молотова что угодно, но он давал деловой материал, а если говорить обо всех вопросах нашей жизни и о Брестском мире, то можно говорить до завтра. (Голоса: правиль­но. Аплодисменты). Иванов: Товарищи, я говорю, что путиловские рабочие, и это не моя личная точка зрения, а всех путиловских рабочих, они знают, что экономическая сторона Брестского мира и разруха в стране име­ют одно общее и целое. Не беспокойтесь, рабочие Путиловского завода знают, что при существующей международной политике раз­руха в стране скоро не наладится. Если говорить о том, чтобы под­нять производительность, не только на Путиловском заводе, но и вез­де, для этого нужно уничтожить существующую разруху. А для того, чтобы уничтожить существующую разруху, необходимо эко­номическую международную политику изменить. Вот в этом видят контрреволюционность путиловских рабочих. Но я, товарищи, смею уверить вас за все 16 тысяч путиловских рабочих... (Шум)... Я хо­чу сказать, что если вы хотите, чтобы 16 тысяч были на стороне власти... (Шум)... 4 Зиновьев: Прошу спокойствия. Призываю к порядку. А вас я про­шу перед Петроградским Советом не употреблять в 101 раз совер­шенно невозможные цифры. На Путиловском заводе всего 5-6 ты­сяч, из них громадное большинство против саботажников, и неза­чем вам угрожать. А сейчас я прошу внимания и спокойствия на три минуты. В течение трех минут оратор закончит. Иванов: О том, сколько имеется на Путиловском заводе рабочих, я бы посоветовал тов. Зиновьеву спросить хотя бы тов. Луначарского, который был и знает, сколько там работает рабочих.9 И тов. Моло­тов указывал, что их 14 тыс., это докладчик от власти. Так зачем же вы сечете сами себя Если вы хотите, чтобы эти 16 тысяч под­держивали власть, так власть не должна не принимать подобных решений, которые здесь, предлагались. Если говорилось о том, что заводской комитет вызывает неудовольствие среди масс, то причина очень простая, не только потому, что он коммунистический, а по­тому, что всякие резолюции, которые выносились на Путиловском заводе, которые приносили в заводской комитет для того, чтобы он их санкционировал, для того, чтобы он, в знак уверенности, поста­вил печать, потому что путиловцы просят, заводской комитет, бу­дучи коммунистическим, отказывался подтвердить волю рабочих. Вот почему он вызывает неудовольствие рабочих. Если власть хо­ чет, чтобы Путиловский завод был за ней, чтобы он в этой авантюре подражал власти, она должна постараться найти исход, она долж­на прислушаться к голосу рабочих, а не предлагать подобное про­сеивание через коммунистическое решето. Зиновьев: Среди нас присутствует много путиловских рабочих и в том числе такие, которые держатся иных взглядов, чем только что говоривший оратор. Один из них просит меня предоставить ему слово. Я надеюсь, что вы не будете спорить, так как двум доклад­чикам я уже дал слово. (Голоса: просим). Зимницкий: Только что в зале вы услышали, что над Путилов­ский заводом висит железная стена и сегодня говорят, что это по­следнее предостережение, если не будут исполнены приказания, отданные советской властью, то завод окажется перед закрытием. Мы неоднократно это слышали в 1912-13 гг., когда на рабочие требования политической жизни и улучшения экономические гро­зили локаутом и закрывали заводы. Тогда мы знали, что перед на­ми находится враг, теперь же в настоящий момент на эту трибуну выходит представитель рабочих, который вышел из среды рабочих и подписывает смертный приговор над рабочими же. Перед ваши­ми глазами был локаут объявлен Обуховскому заводу. Там была произведена чистка. Докладчик, выставленный от Совета народно­го хозяйства, доказал, что производство там пало, мы произвели чистку и теперь все обстоит благополучно. Дальше докладчик гово­рит, что есть и другой завод, который тоже самое подлежит чистке, это Вагоностроительный завод, и когда сделали чистку, то все по­шло благополучно. Теперь вместо четырех вагонов они выпустили за последнее время семь. Я могу вам сказать, что там дело обстоит совсем не так благополучно. Если Совет народного хозяйства не в курсе всего, что там есть, то это другое дело. Мы же в такую ловуш­ку попали, как обуховцы. Созданы были комиссии, подкомиссии. Первоначально была комиссия для поднятия производства, для кон­троля. Через семь дней она меняется. Теперь комиссия новая органи­зовалась. В конце концов, дело не идет. Затем здесь выходят ораторы и объявляют, что мы путиловцам объявим локаут, как объявили обу-ховцам и другим рабочим. Нам неважно, что это [речь] идет про Пу­тиловский завод, но больно слышать, когда это говорят рабочие. Мы знаем, вы вынесли приговор не рабочим, а представителям вла­сти от мертвых душ большевиков.(Шум. Аплодисменты). Председатель: Гражданина Зимницкого за то, что он, заимство­вав у буржуазных писак, называет Петроградский Совет мертвыми душами, я лишаю слова. (Аплодисменты). Бойцев: Товарищи, то, что происходит на Путиловском заводе, это есть последствие той авантюры, которая была в Москве. Здесь указывалось на историю Путиловского завода, что он был револю­ционным, что в его среде была масса революционеров, энергичных работников, я скажу, это было до того момента, пока революция не очутилась в опасности, пока чехословацкие банды и русские бело­гвардейцы вместе с иностранными империалистами не вооружились против советской республики. Как только те социалисты, которые были на Путиловском заводе, поняли, что революция в опасности, когда они поняли, что им придется жертвовать своим куском хлеба для спасения революции, а может быть, даже и жизнью, то они отошли от революции и стали на пассивную точку зрения. Здесь т. Иванов от левых эсеров говорил, что экономическая разруха Рос­сии - это есть последствие Брестского мира, что это он виноват. Нет, товарищи, я скажу, что виноват не Брестский мир, а винова­ты те, которые не хотят работать по созданию революции и по ук­реплению ее, а защищая личные интересы, говорят, что мы полу­чаем 1, d хлеба и при таком пайке не можем работать. Я понимаю, что вопрос должен так стоять: когда русская революция стоит на самой последней грани своего существования, когда ей трозит са­мая серьезная опасность, каждый социалист должен сплотить ря­ды, не считаясь с желудочным мировоззрением, должны поднять производительность на заводе и послать лучших борцов на фронт. Только тогда мы сумеем спасти революцию. Я глубочайше уверен, что истинные эсеры на Путиловском заводе останутся и поставят производительность на должную высоту. ЦГА СПб. Ф. 1000, on. 53, д. 1, л. 1-35. Копия. Машинопись. 1 Молотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович (1890-1986), большевик с 1906 г., был в тюрьмах, ссылках, на нелегальном положении. С осени 1916 до апреля 1917 г. член Русского бюро ЦК РСДРП(б). В 1917 г. член Исполкома Петроградского Совета, ВЦИК, Исполнительной комиссии ПК РСДРП(б), Петроградского ВРК, с ноября председатель Совета народного хозяйства Петроградской коммуны и с 19 января 1918 г. - Северного рай­она. Он вспоминал: «В 1919 г. Зиновьев всячески старался меня выши­бить из Питера... Весной я больше месяца, наверное, был в больнице, захворал возвратным тифом. Когда выздоровел, Зиновьев не пустил меня обратно в Питер» (Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.Чуева. М., 1991. С. 166). Затем комиссар волжского парохода «Красная звезда», председатель губисполкома Совета Нижнего Новгорода, секретарь ЦК Ук­раинской КП, в 1921-1922 гг. ответственный секретарь ЦК РКП(б), в 1922-1930 гг. 2-й секретарь ЦК ВКП(б) (заместитель генсека И.В.Сталина), в 1926-1957 гг. член Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума ЦК КПСС. В 1930-1941 гг. председатель, затем до 1957 г. 1-й заместитель председателя Сов­наркома (Совета министров) СССР, в 1939-1949 и 1953-1956 гг. нарком, (министр) иностранных дел СССР. В 1957-1960 гг. посол в Монголии. В 1962 г. отправлен на пенсию и исключен из КПСС (восстановлен в 1984 г.). 13 августа 1918 г. «Петроградская правда» опубликовала письмо пред­седателя Совета народного хозяйства Северного района В.Скрябина (Мо-лотова). В нем, в частности, говорилось: «Сосчитайте, сколько фронтов создали империалисты разных мастей для наступления против революци­онного пролетариата и крестьянской бедноты! Посмотрите вокруг себя и вспомните, сколько устроили и подготовляют еще теперь предательских подкопов и восстаний против наших рабочих советов агенты буржуазии! Подумайте над тем, до какой неслыханной разрухи довели экономиче­скую жизнь хищническое хозяйничанье буржуазии и помещиков во вре­мя войны и царизма и их подлый саботаж во время революции! Поймите, что не Советская власть, а преступная воля мародеров и корыстные инте­ресы спекулянтов и купцов кулаков оставляют рабочих в городах без кус­ка насущного хлеба! Поставьте себе прямо, открыто и честно вопрос, кто ваши друзья и где ваши враги: рабочие ли и крестьянская беднота, уми­рающие за свои Советы, или буржуазия и ее агенты и лакеи из опозорив­ших себя союзом с иностранными империалистами, генералами и кулака­ми партий с.-р. и меньшевиков». Переложив всю ответственность за голод с большевистского руководства на политических противников, Молотов ста­вил путиловцев перед альтернативой: выпускать нужную продукцию либо закрыть завод» (Красный архив. 1939. № 5(96). С. 80, 81). 2 Опущена часть речи о хозяйственных вопросах завода. 3 Театр Путиловского завода открыт в 1901 г. в парке при заводе, в разборном дощатом бараке, с залом на 840 мест. В театре ставила пьесы любительская труппа рабочих-путиловцев, играл духовой оркестр пу­тиловцев, приглашались оперные, драматические и цирковые артисты. В 1918 г. в театре пел Ф.И.Шаляпин, выступала Л.Д.Менделеева-Блок. В любительской труппе начинал артистическую карьеру К.В.Скоробога-тов. Катастрофическое наводнение 23 сентября 1924 г. разрушило театр, вместо него путиловцы устроили «Клуб Ильича» в закрытой для этого в январе 1925 г. заводской церкви, уничтожив склеп и прах основателя Путиловского завода выдающегося инженера Н.И.Путилова и его жены. 4Анцелиович (Анцелович) Наум Маркович (1888-1952), большевик с 1905 г., член ЦК Организации учащейся и рабочей молодежи при Петер­бургском комитете РСДРП, в 1907 г. исключен из гимназии, стал рабо­чим-электриком, участник создания союзов кожевников, водопроводчи­ков, печатников, в 1908 г. выслан с запрещением жить в столицах и еще 54 городах, был на нелегальном положении на юге России, в Варшаве, в 1913-1915 гг. в Петербурге, затем в ссылке. В 1917 г. председатель Союза рабочих-электромонтеров, участник создания других профсоюзов, член Петроградского Совета Р. и С.Д. и Исполкома Петроградского Совета профсоюзов, в октябре представитель профсоюзов в Петроградском ВРК. В 1918-1919 гг. председатель Петроградского совета профсоюзов, член Исполкома Петроградского Совета, бюро ПК РКП(б), председатель горпот-ребкооперации, в 1919 г. начальник внутренней обороны Петрограда, за­тем в сентябре-декабре заместитель начальника Политотдела РВС Юж­ного фронта, с 1920 г. председатель Петроградского губернского совета профсоюзов, с 1923 г. на другой профсоюзной работе, в 1931-1938 гг. заместитель наркома рабоче-крестьянской инспекции и председателя Ко­миссии советского контроля, в 1938-1940 гг. нарком лесной промышлен­ности, с 1941 г. комиссар Московской коммунистической дивизии, с 1945 г. заместитель министра торговли. 5 Имеется в виду попытка военно-республиканского переворота верхов­ного главнокомандующего генерала Л.Г.Корнилова 25-31 августа 1917 г. с целью покончить с неопределенно-переходным состоянием власти и ус­тановить диктатуру для успешного завершения войны над Германией и ее союзниками. Неудача переворота привела к массовой большевизации Со­ветов и способствовала свержению в октябре Временного правительства. 6 Вождь левых эсеров Мария Александровна Спиридонова (1884-1941) после восстания левых эсеров в Москве была арестована в ночь на 8 июля 1918 г.; взяла на себя главную ответственность за убийство германского посла графа В.Мирбаха, 27 ноября приговорена с учетом ее революцион­ных заслуг к 1 году заключения, 29 ноября амнистирована и освобожде­на. С февраля 1919 г. непрерывно подвергалась новым преследованиям. Расстреляна. 7 Так в документе. Очевидно оговорка оратора или описка стенографи­стки. Имелся в виду капитализм. 8Лисовский Моисей Ионович (1887-1938), большевик с 1904 г., в 1906-1910 гг. в тюрьмах и ссылке, бежал в США, где работал на заводах Форда в Детройте. В 1917 г. сотрудник Военной организации большевиков в Пет­рограде. В 1918 г. редактор «Красной газеты», с августа комиссар печати и пропаганды Союза коммун Северной области, с апреля 1919 г. политиче­ский комиссар Кронштадта и редактор «Кронштадтских известий». С 1922 г. секретарь Челябинского губкома РКП(б), с 1923 г. член РВС и начальник политуправления Туркестанского фронта. С февраля 1924 г. заведую­щий губполитпросвета в Ленинграде и ответственный редактор «Красной газеты». В 1925-1926 гг. уполномоченный ТАСС в Чехословакии, затем на партработе в Днепропетровске, Закавказье, в 1933-1935 гг. директор Всесоюзной промышленной академии в Москве, затем до апреля 1937 г. начальник строительства завода под Иркутском. Репрессирован. Реабили­тирован в 1957 г. 9 Нарком просвещения А.В.Луначарский 5 июня 1918 г. выступал с ре­чью о продовольственном и политическом положении в стране на общеза­водском митинге рабочих Путиловского завода. После его выступления путиловцы приняли резолюцию, предложенную большевиками, в которой говорилось: «В настоящее время, когда рабочий класс обязан в интересах революции напрячь всю свою энергию и силу для поднятия производи­тельности труда, рабочие того или иного цеха не могут пользоваться таки­ми средствами борьбы, как объявление забастовки...» (Правда. 1918, 8 ию­ня; Костюченко С, Хренов И., Федоров Ю. История Кировского завода. 1917-1945. М., 1966. С. 62). П. Сентябрь 1918 - 1920 № 58
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   38

  • 11 Заказ № 247