Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник документов




страница12/38
Дата03.07.2017
Размер7.53 Mb.
ТипСборник
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   38
Выдержка из протокола общего собрания рабочих Обуховского завода и моряков Минной дивизии, представленная в Исполнительный комитет Петроградской коммуны 22 июня 1918 г. [Слушали:] Доклад делегации относительно освобождения тов. Г.Еремеева. [Постановили:] 1) Обратиться в Собрание Уполномоченных фабрик и заводов гор. Петрограда с требованием об объявлении политической стачки 25 июня сг. по всем заводам и фабрикам гор. Петрограда как про­тест против политики насилия над рабочим классом. 2) Объявлен­ную 21 июня на общем собрании итальянскую забастовку не пре­кращать, впредь до освобождения тов. Г.Еремеева. 3) Войти в со­глашение с делегацией Минного дивизиона, чтобы наша рабочая делегация, совместно с матросами поставила перед Комиссарами Петроградской коммуны вопрос об освобождении тов. Еремеева, ультимативно требуя освободить его к 10 час. вечера 22-го июня сг. 4) К этому времени на заводе собрать общезаводское собрание, для чего дать свисток на заводе. Председатель: А.Еремеев Секретарь: Гребенщиков Делопроизводитель заводского комитета ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 31, л. 235. Заверенная копия. Машино­пись, печать заводского рабочего комитета Обуховского завода. № 39 Ответ председателя Петроградского Совета Г.Е.Зиновьева совместной делегации рабочих Обуховского завода и моряков Минной дивизии 22 июня 1918 г. Я был сегодня допрошен тов. Урицким1 по вопросу о речи Г.Ере­меева. После моего показания тов. Урицкий заявил мне, что он счи­тает возможным освободить Г.Еремеева и сделает это сегодня же. Я предлагаю Вам отправиться к тов. Урицкому с этим письмом и я уверен, что уже сегодня освобождение немедленно последует.2 Председатель Петроградского Совдепа Секретарь ЦГА СПб. Ф. 143, on. 1, д. 31, л. 236. Копия на бланке Исполни­тельного комитета Петроградского Совета. Машинопись. 1 Урицкий Моисей Соломонович (Шлемович) (1873-1918), меньшевик (псевдоним «Борецкий»), в 1917 г. член ОК меньшевиков, с апреля межрай-онец, с августа член ЦК большевиков, с 16 октября член Военно-революци­онного партийного центра по руководству восстанием, с 23 ноября комиссар по выборам в Учредительное собрание. Противник Брестского мира, в марте 1918 г. вышел из ЦК РКП(б). С марта 1918 г. председатель Петроградской ЧК и с апреля также нарком внутренних дел Северной области и кандидат в члены ЦК РКП(б). Фракция коммунистов конференции ЧК, недовольная выступлениями Урицкого против незаконных методов допросов, обратилась 12 июня в ЦК РКП(б) с просьбой заменить его «более спокойным и реши­тельным товарищем» (Неизвестная Россия. XX век. М., 1992. Т. 1. С. 30). 30 августа Урицкий застрелен (см. док. 58, коммент. 1). Г.Е.Зиновьев вспо­минал: «Не было тюрьмы, в которой не сидел бы он при царе, не было ссылки, в которой он не побывал бы. Сравнительно молодой человек, он был уже в последнее время седым от испытаний. Не было человека более мягкого, гуманного и чистого, чем он» (Зиновьев Г. На пороге новой эпохи. С. 72-73). Создатель и глава Института истории искусств граф В.П.Зубов, не раз попадавший в ГубЧК, отмечал, что Урицкий, при отталкивающей «жабьей» внешности, был «человек глубоко честный, до фанатизма предан­ный своим идеалам и обладавший где-то в глубине души долей доброты. Но фанатизм так выковал его волю, что он умел быть жестоким. Во всяком случае он был далек от того типа садистов, что управляли чекой после него» (гр. Зубов В. П. Страдные годы России. Воспоминания о революции (1917-1925). Мюнхен, 1968. С. 51-52). 2 Г.Еремеев был освобожден 22 июня, однако рабочие Обуховского за­вода и матросы Минной дивизии в связи с этим арестом призвали рабочих города к политической стачке «в знак протеста против существующих ре­прессий Советской власти по отношению к пролетариату». Забастовку на­мечали на 25 июня, однако 23 июня Минная дивизия была разоружена, а 25 июня Обуховский завод закрыт, все 4,5 тыс. рабочих уволены (приня­ли назад только 2,5 тыс.), запрещены собрания и выход на улицу с 11 час. вечера до 6 час. утра. № 40 Письмо Бюро Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда жене арестованного уполномоченного П.Кузьминой 25 июня 1918 г. П. Кузьминой 25VI Здесь Уважаемый товарищ, Ввиду того, что муж Ваш, член петроградской делегации, аресто­ван в Москве,1 считаем своим долгом запросить Вас, не нуждаетесь ли вы в материальной помощи. Просим Вас созвониться с нами по теле­фону (№ 32-57) или написать письмо по вышеуказанному адресу. Председатель Секретарь ЦГА СПб. Ф. 339, on. 1, д. 10, л. 29. Отпуск. Машинопись, пе­чать Чрезвычайного собрания уполномоченных. 1 Рабочий Обуховского завода Кузьмин, член делегации ЧСУФЗП, по­сланной в Москву, был арестован 9 июня 1918 г. после участия в митинге на Савеловском вокзале (см. док. 31). № 41 Протокол XIX заседания Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда1 26 июня 1918 г. Председатель А. Н. Смирнов. Секретарь А. П. Краснянская. Порядок дня: 1) Расстрел Васильева2. 2) Казнь Щастного3. 3) Ра­бочий съезд. 4) События из Московской области и на Обуховском заводе и всеобщая стачка. Слово для сообщения о расстреле Васильева предоставляется Ро­машкину. Ромашкин. Васильев - старый партийный работник, около 20 лет принимал участие в политических и других рабочих органи­зациях. В последнее время работал в кооперации. В ночь с 21-го на 22-ое он был арестован после общего собрания Удельненского коопе­ратива; под предлогом необходимости допросить его в Невском рай­оне по делу Володарского, он был уведен из штаба Красной армии и по дороге расстрелян, якобы за попытку бежать. Никакого побега, конечно, он не задумал. Чем кончится следствие - увидим. Предла­гаю почтить память вставанием и принять участие в похоронах. Смирнов предлагает выбрать делегацию от Собрания для воз­ложения венка, открыть по заводам сбор на обеспечение семьи и призвать рабочих к участию в похоронном шествии. Все предложения Смирнова приняты. Делегация избирается в соста­ве 10 человек: Зеленцов, Панькин, Алексеев, Александров, Ходь-ко, Долгий, Викторов, Кондаков, Филиппов и Ягунов. По вопросу о расстреле Щастного председатель Смирнов, от имени Бюро, предлагает резолюцию, которая принимается единогласно. Шпаковский сообщает, что Комиссия по срыву Рабочего съез­да на своем последнем заседании решила организовать объезд круп­ных пунктов Северной области и двоих своих членов отправить в Москву для намечения ближайших практических шагов по созы­ву съезда. По сообщению из Москвы, 27-го там состоится Совеща­ние работников крупных центров Московской области. Необходи­мо, чтобы на это Совещание поспели и наши представители. Смирнов предлагает собранию выбрать уже делегацию на съезд двух областей, ввиду тревожного времени и неуверенности в зав­трашнем дне. Митрофанов (Пригородная дорога). На одном из предыдущих заседаний представители социалистических партий выразили дове­рие нашей работе. Мы имеем, стало быть, моральное право выби­рать делегатов на съезд и всюду. Савицкий. Дело не в том, конечно, что нас признали социали­стические партии. Надо выбрать, но только тайным голосованием. Левтов. Если бы оказался какой-нибудь уже готовый список кандидатов, было бы удобнее выбирать. Смирнов. Если тайную баллотировку предлагают для собст­венного удобства, я не возражаю, но если имеются в виду конспи­ративные соображения, я решительно против этого. Мы все-таки живем во время революции. Уходить добровольно в подполье, сда­вать кровью завоеванные позиции - недостойно революционера. Мо­жет быть, через месяц и придется уйти в подполье, но сейчас это преждевременно. Если нас и изымут, это будет иметь огромное влия­ние в смысле мобилизации общественного мнения. А мы к этому и стремимся. Савицкий. Зачем же тогда было подымать вопрос об арестах и возможном разгоне. Голосованием тайная баллотировка отвергается единогласно. Собрание приступает к выборам делегации, из расчета 1 на 5000 человек. Решено выбрать 12 делегатов и несколько кандидатов к ним, в порядке полученных голосов. Выбранными оказались: Берг - 42 го­лоса, Смирнов - 39, Еремеев - 38, Матцас - 35, Глебов - 35, Рогозин -35, Борисенко - 34, Юнкеров - 33, Подборонов - 30, Кефали - 30, Кононов - 29, Шпаковский - 28, Александров - 26, Зимницкий4 -25, Кузнецов - 24, Савицкий - 22, Леонтьев - 22, Яковлев - 17, Ходько - 14, Зеленцов - 10. Собрание переходит к 4-му вопросу порядка дня - вопросу о собы­тиях Московской области. Смирнов.В ряде городов Московской области [.. ,]5 Рабочие Вла­димирской, Нижегородской, Костромской губерний уже протесто­вали против этого забастовками. На Обуховском заводе заявлен ло­каут. Рабочие выбрасываются на улицу за протест против советско­го произвола. Не только широкие общественные слои так называе­мой буржуазии третируются как скот, но и с рабочим классом они обращаются не лучше. Редко при самодержавии врывались жандар­мы и городовые в мастерские; при советской власти были уже случаи расстрела при верстаке. В Туле ворвались красноармейцы в мастер­скую и произвели избиение. В Сормове, Кинешме, Вязниках, Ниж­нем произошла грандиозная забастовка, проникнутая духом боль­шой солидарности. У нас же нет массового ответа на все ужасы, и на этой почве появляется то, что случилось с Володарским. Никто не чувствует, что есть какой-нибудь выход из положения, никто не видит никакого протеста, являются одиночки, которые на себя бе­рут то, что должна делать масса. Сами осуществляют протесты. 9 Заказ № 247 Как бы мы ни осуждали террор, террористические действия неиз­бежны при отсутствии массового движения. Если мы хотим, чтобы рабочее движение не усыпи лось такими фактами, как в Фарфоро­вом селе, поставим вопрос о том, что делать, чтобы массовое движе­ние стало фактом. Надо обсудить весь доступный нам материал и сказать свое веское слово по поводу всего, что нас окружает. Представитель служащих Обуховского завода сообщает, что все рабочие и служащие Обуховского завода рассчитаны, вновь на­бираться будут через биржу, стало быть, обуховцы вновь на завод не попадут. Мы хотим получить ответ от заводского комитета, про­фессионального союза и Собрания уполномоченных, как нам быть. Комиссар Антонов призывает служащих для работы по составле­нию списков рассчитываемых рабочих. Без согласия указанных ор­ганизаций служащие на эту работу не пойдут. Платовский излагает историю ареста Еремеева и указывает на то, что ничем иначе, как забастовкой, на все окружающее отве­тить невозможно. Тем более, что необходимо поддержать обухов-цев, которые выброшены на улицу за протест. Во всяком случае необходимо объявить их места под бойкотом. Кто может поручить­ся, что он сам не окажется в таком положении Берг по вопросу, затронутому представителем служащих Обу­ховского завода, высказывался за то, что они должны связываться с рабочими завода и ни в каком случае самостоятельно этот вопрос не решать. Еремеев указывает на то, что служащие должны действовать в согласии с рабочими, а для этого нужно требовать общего собра­ния, которое и разрешит этот вопрос. Представитель оптической мастерской Обуховского завода заявляет, что эта мастерская считает себя отделившейся от завода и отдельно будет решать все вопросы. Еремеев заявляет, что он сам работал в оптической мастер­ской, что она есть часть всего завода и никаких операций самостоя­тельно начинать не может. Собрание считает само собой разумеющимся, что служащие Обу­ховского завода не могут разрешать никаких вопросов, связанных с локаутом, без рабочих. Л е в т о в (Типография «Копейка»). Наша типография будет басто­вать по первому призыву Собрания уполномоченных. У нас настрое­ние небольшевистское. Из 200 голосов на перевыборах большевики получили 45. М а т ц а с (Московско-Виндаво-Рыбинская железная дорога). На­строение в Рыбинске ярко антисоветское. Там даже постановили отозвать своих представителей из Совета. Железнодорожники орга­низовали там свое Бюро; там ждут каждую минуту. В Ярославле такое же настроение. В Петрограде настроение не столь дружное. Но и здесь общее собрание 21-го июня приняло резолюцию Собра­ ния уполномоченных о перевыборах и наказ с.-р. Но уверенности, что забастовка пройдет на дороге, нет, допускаю, что будет. Опре­деленно можно надеяться на ст. Дно, Рыбинск и Ярославль. Эстрин . На ст. Малая Вишера вчера было собрание, присутст­вовало около 1000 человек. Настроение ярко антисоветское. Был избран Комитет для руководства движением. Устинов (Путиловский завод). Настроение у нас не такое анти­большевистское, как в других местах. Был арестован Клюев у нас. Вчера состоялся митинг, на котором обсуждался вопрос об этом аресте. Собрание вынесло протест и выбрало делегацию в Смоль­ный, но толку там не добилось. Ильин (Путиловский завод). Вчера около 4 мастерских созва­ли митинг. В связи с арестом Клюева решили на сегодня опять созвать общий митинг. Сегодня в 7 ч. утра находим вывешенное объявление. Вчера решено было созвать митинг по постановлению только нескольких мастерских, поэтому его пришлось отменить. Таким образом была навязана большинству воля меньшинства. Ме­ханическая мастерская постояла один час и принялась за работу. Клюев освобожден. Во время перевыборов большинство депутатов прошло от оппозиции. На поддержку при забастовке можно несо­мненно надеяться. Зимницкий6(завод Речкина). Настроение по отношению к стач­ке сочувственное, но грозят закрытием завода, и мы никаких не можем добиться получения денег. Иванов (Карточная фабрика). Когда в первый раз обсуждался вопрос о забастовке, было постановлено, что если будут бастовать все, будем бастовать и мы. Феофанов (Рождественский трамвайный парк). На предвыбор­ных собраниях у нас не подымался вопрос о политической стачке. Я настаивал на постановке этого вопроса, но председатель перевел этот вопрос в текущие дела. Оппозиция решила этот вопрос возбу­дить на следующем собрании, которое еще не состоялось. Настрое­ние очень меняется. На поддержку можно рассчитывать. Уполномоченный завода Мельцер. На предвыборном собра­нии у нас большевикам не дали говорить. Настроение у нас такое, что забастовку наверное поддержат. Юнкеров (Государственная типография). В государственных типографиях настроение антибольшевистское, но рабочие связаны там с Советом народного хозяйства, от которого получают деньги. Перспектива голодовки и безденежья, угроза комиссаров террори­зируют рабочих. Сказать, что выйдем завтра - этого нельзя. В не­которых типографиях настроение такое, что большевики даже от­казываются баллотироваться. Но это не означает, что рабочие гото­вы выступить. Шпаковский (Русско-Балтийский завод). Наш завод давно ан­тибольшевистский. У нас рабочие говорят: «Что же мы молчим Обуховцам уже объявлен локаут, а мы все не выступаем». И это говорят рабочие, от которых этого ожидать нельзя было. На осно­вании этого я думаю, что выступить нужно и можно. Лихтенштейн (Типография Маркуса). Нам не удалось выявить отношение к забастовке. На перевыборах прошли меньшевики. Но если Собрание уполномоченных постановит забастовать, наша фабрика поддержит. Кузнецов (Фабрика Варгунина). В Совете на перевыборах про­шла оппозиция, но участие в перевыборах из 600 человек принима­ло только 217. К стачке отношение отрицательное. Уполномоченный типографии «Слово». Если стачка будет объявлена, мы поддержим. У нас смотрят на путиловцев, как они, так и мы. Еремеев (Обуховский завод). Сообщения выяснили картину. Все это и так было известно. Два года назад нас били, в нас стре­ляли и заводы закрывали. И теперь то же самое. Мы лишены эле­ментарных прав, даже права выбирать, за которое мы долгие годы боролись и которое признано во всех буржуазных странах. Над на­ми издеваются. Расстрелы, смертная казнь, локауты и проч. Неу­жели в нас пропало всякое чувство солидарности. Сегодня выбро­шены обуховцы, завтра другие. Все должны [быть] за одного. Как реагировать на это Такие средства, как убийство Володарского, для нас неприемлемы. На место одного найдутся другие. Для воо­руженного восстания нужно оружие. Резолюции... мы их уже мно­го выносили. Единственное средство - стачка. Обуховцы пробова­ли, но одному бороться невозможно. Единственный исход - всеоб­щая политическая забастовка. Юнкеров. Еремеев уже отчасти сказал то, что я имел в виду. Убийство Володарского - это действие отдельного революционера. Оно возможно на почве апатии и общей инертности. Масса пассив­на, хотя и выбирает оппозицию. Масса уходит в сторону реакции. Смирнов полагает, что мы можем справиться с советской властью, но кто же придет на смену большевикам Колчак, Путилов и проч.! Рабочие должны, конечно, поддержать обуховцев, но они сейчас очень индифферентны, терроризированы; их надо раскачать, убе­дить, что дальше некуда, и призвать к активным действиям - все­общей политической стачке. Б е р г . Я очень рад речи Юнкерова. События на Обуховском заво­де - мелкий факт. Если мы будем призывать к забастовке, то не только для поддержки обуховцев, а для общего политического протеста всех рабочих. Мы дали клич всей России, а сами молчим. Теперь вы долж­ны не только звать, но и делать. Чем бы это нам ни грозило. Мы долж­ны идти. Мы должны быть брошены в жертву революции. Сегодня должен быть решен день забастовки. Во мне нет теперь того песси­мизма, который был до сих пор. Будет ли она всеобщей - я не знаю, но если мы скажем, что стачка должна быть, она будет. Шпаковский. События на Обуховском заводе - это последняя ставка в борьбе с рабочим движением. Может быть, это будет при­менено и к другим заводам. Когда была демонстрация в защиту Учредительного собрания, можно было предположить еще, что в ней участвуют непролетарские элементы. По отношению к нашему дви­жению этого допущения нельзя будет сделать. Теперь станет ясно, что власть нерабочая. Мы обязаны призвать рабочих спасти себя, отделиться, отмежеваться от этой власти - другого выхода нет. Зимницкий. Теперь преступно было бы не призывать, за боль­шевиками никого нет. Леонтьев. Сегодняшнее заседание историческое. Если забастов­ка пройдет, сорвется с них маска, будет всем ясно, что социалисты, которые расстреливают рабочих, ничего общего с рабочим классом не имеют. Эта забастовка реабилитирует и социализм. Смирнов оглашает проект резолюции, предлагаемой Бюро. Еремеев предлагает внести пункт о прекращении гражданской войны и созыве учредительного собрания, а также о предании суду Совета народных комиссаров. Берг предлагает не обозначать, что забастовка будет однодневной. Железнодорожники возражают против поправки Берга. Берг снимает поправку. Поправки Еремеева принимаются, кроме пунк­та о предании суду. Резолюция принимается всеми при 4 воздержавшихся. Резолюция: Преступления Советской власти продолжаются. Люди расстреливаются по суду и без суда. Рабочие собрания разгоняются и арестовываются. Тюрьмы переполнены. Печать задушена. Свобода стачек убита. На стачку отвечают ло­каутом. Рабочие ряда городов уже выступили против политики насилия. Молчать дольше невозможно. Собрание уполномоченных, обсудив вопрос о невыносимом по­ложении пролетариата и всей страны, постановило призвать петро­градских рабочих к однодневной политической забастовке протеста под лозунгами: Долой смертную казнь! Долой расстрелы и гражданскую войну! Да здравствует Учредительное собрание! Да здравствует свобода слова и собраний! Да здравствует свобода стачек! По предложению Еремеева Собрание принимает следующую ре­золюцию, в связи с локаутом на Обуховском заводе. Резолюция: Собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда призы­вает всех рабочих и служащих считать под бойкотом места на Обу­ховском заводе, объявленном под локаутом комиссарами. Тех лиц, которые пойдут на подкуп и будут занимать места на данном заво­де, Собрание объявляет штрейкбрехерами и предлагает рабочим об­ращаться с ними, как со штрейкбрехерами. На обсуждение ставится вопрос о дне забастовки. Большинством голосов забастовка назначается на 2-е июля. Собрание выбирает Стачечный комитет в составе: Устинов (Путиловский завод), Алек­сандров (Обуховский завод), Зимницкий (Речкин), Савицкий (Ору­дийный), Зеленцов (Гильзовый), Подбаронов (Васильевский остров). Кроме того, в Стачечный комитет входит Бюро Собрания уполно­моченных, представители социалистических партий и представи­тели железнодорожных организаций. Собрание поручает Бюро вы­пустить к рабочим воззвание с призывом к забастовке. Текст резолюции о расстреле Щастного: Капитан Щастный расстрелян по суду революционного трибу­нала. Россия не знает, какие преступления совершил капитан Ща­стный. Но великая Февральская революция отменила смертную казнь за всякие преступления, смыла с лица России позор судебных убийств.7 Мы, уполномоченные петроградских рабочих, выражаем свое глубочайшее возмущение и горячий протест по поводу убийст­ва Щастного. Мы призываем пролетариат и всех честных граждан России присоединиться к нашему возмущению и заявляем: все за­воевания революции мы, вместе с демократией всей России, от­стаивать будем со всею силою и решительностью. Председатель Секретарь ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 13, л. 218-226. Заверенная копия. Машинопись, печать ЧСУФЗП. 1 Это заседание ЧСУФЗП состоялось днем 26 июня в Басковом переул­ке, дом 31, квартира 1, и стало последним пленарным заседанием. 27 июня Петроградский Совет нового состава на первом же заседании, после докла­да С.С.Зорина (Гомберга), постановил распустить ЧСУФЗП как «контрре­волюционную организацию» (Петроградская правда. 1918, 29 июня). Бю­ро ЧСУФЗП издало воззвание «Ко всем петроградским рабочим»: «Совет постановил распустить Собрание уполномоченных. Бюро Собрания уполномоченных выражает твердую уверенность, что петроградский пролетариат не признает за Советом права распускать рабо­чие организации. Бюро Собрания уполномоченных призывает всех рабочих на митингах и собраниях заклеймить борьбу Совета с рабочим классом и энергично готовиться к забастовке 2-го июля. Собрание Уполномоченных продолжает свою работу по организации борьбы рабочего класса за освобождение» (ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 17, л. 30 об.). 2 Васильев Иван Васильевич (1881-1918), рабочий-лекальщик завода «Айваз» в Петрограде, меньшевик, участник революционного движения с 1899 г. В январе 1917 г. как член Рабочей группы Петроградского обла­стного военно-промышленного комитета арестован, в ходе Февральской революции освобожден, избран депутатом Петроградского Совета, предсе­дателем Лесновского подрайонного комитета Выборгской районной орга­низации меньшевиков Петрограда, затем - членом Всероссийского Учре­дительного собрания. 21 июня 1918 г. убит на улице красноармейцем. 3 Щастный Алексей Михайлович (1881-1918), капитан 1-го ранга. Уча­стник Русско-японской и Первой мировой войн. По предложению члена морской коллегии Ф.Ф.Раскольникова и с согласия Совета флагманов 24 марта 1918 г. избран начальником Морских сил Балтийского моря (утвержден в должности Совнаркомом 5 апреля). Руководил Ледовым по­ходом 236 кораблей флота из Гельсингфорса в Кронштадт, не допустив их захвата Германией. Отказался готовить к уничтожению Кронштадтскую крепость и Балтийский флот, вызван в Москву и 28 мая арестован по указанию Л.Д.Троцкого как контрреволюционер и посажен в Бутырскую тюрьму. Следствие вел В.Э.Кингисепп. Отрицая свое участие в заговоре, A.M.Щастный требовал вызвать комиссаров большевиков и других свиде­телей, но в этом ему было отказано. 21 июня Революционный трибунал при ВЦИК из большевиков и левых эсеров, заслушав обвинителя Н.В.Кры­ленко и свидетеля обвинения Л.Д.Троцкого, счел А.М.Щастного виновным в разглашении секретных документов о срочной подготовке на случай необ­ходимости взрыва Кронштадта и флота, в агитации против существующей власти и подготовке условий для контрреволюционного переворота и при­говорил к расстрелу. Председатель ВЦИК Я.М.Свердлов отклонил касса­ционную жалобу адвоката и ходатайство левых эсеров о помиловании; под утро 22 июня A.M.Щастный был казнен. Лишь в 1995 г. он был полностью реабилитирован. Вождь левого крыла партии меньшевиков Л.Мартов так оценил казнь А.М.Щастного: «Зверь лизнул горячей человеческой крови. Машина человекоубийства пущена в ход... дальше пойдет очередь за все­ми, открывающими народу глаза на преступность и гибельность установ­ленного большевиками порядка. Уже теперь сотни рабочих и крестьян, сотни полезных общественных работников, множество социал-демократов и социалистов-революционеров томятся в большевистских тюрьмах и за­стенках. За слово критики, за слово протеста, за открытое выражение своих убеждений, за защиту интересов рабочего класса и крестьян заклю­чены под стражу эти люди. Подчас, в порядке дикого самосуда, их уже убивали без всякого повода. Теперь каждый из них может через зал Вер­ховного трибунала последовать на тот свет... Во имя чести рабочего класса, во имя чести социализма и революции, во имя долга перед родной страной, во имя долга перед рабочим Интернационалом, во имя заветов человечно­сти, во имя ненависти к виселицам самодержавия, во имя любви к теням замученных борцов за свободу - пусть по всей России прокатится могучий клич рабочего класса: Долой смертную казнь! На суд народа палачей-людо­ едов» (Мартов Л. Долой смертную казнь У рилов И. X. Ю.О.Мартов. Политик и историк. М., 1997. С. 449, 454-455). А3имницкий Михаил Федорович (1885- ), рабочий-слесарь, с 1905 г. на заводах Петербурга, с 1914 г. член РСДРП, меньшевик-интернациона­лист, в 1916 г. был сослан в Иркутскую губернию. В 1917 г. член Комитета Петроградской организации меньшевиков и гласный Нарвской районной думы. В 1918 г. член ЧСУФЗП от завода Речкина, депутат Петроградского Совета. В апреле 1921 г. Г.Е.Зиновьев в речи на общегородской беспартий­ной рабочей конференции говорил о нем: «Я знаю его с начала революции, и целый ряд товарищей знает его, помнят споры, которые вел с ним покой­ный Володарский на заводе Речкина и других заводах. Он был и остался убежденнейшим меньшевиком [...] Стойкость его убеждений заслуживает признания со стороны всех. Когда слушаешь его, то испытываешь горькое чувство обиды, что после такого периода времени, богатого уроками, все еще остаются рабочие, которым хоть кол на голове теши, а они продолжа­ют твердить то, что впитали с юных лет, можно сказать с молоком мате­ри, из книжек и газет старого строя» (Зиновьев Г. На пороге новой эпохи. Коммунисты и беспартийные. Пг., 1921. С. 49). 5 Одна или несколько строк в документе отрезаны и отсутствуют. 6 Здесь и далее в документе ошибочно: Земницкий. 7Временное правительство отменило смертную казнь 12 марта 1917 г., но 12 июля сочло необходимым восстановить ее на фронте за воинские преступления; применялась очень редко. II Всероссийский съезд Советов 26 октября по предложению Л.Б.Каменева вновь ее полностью отменил, В.И.Ленин считал решение съезда ошибкой и утверждал, что революция невозможна без расстрелов. Декрет Совнаркома «Социалистическое отече­ство в опасности!» от 21 февраля 1918 г. (автор Л.Д.Троцкий) предоставил ВЧК право расстреливать без суда. 16 июня Наркомат юстиции, несмотря на протесты левых эсеров и анархистов, тогда еще союзников большеви­ков, разрешил ревтрибуналам выносить смертный приговор. Первым, ко­му его вынесли, стал А.М.Щастный. 18 августа в Петрограде Совет комис­саров Союза коммун Северной области декретом предписал расстреливать «за контрреволюционную агитацию, за призыв красноармейцев не подчи­няться Советской власти, за тайную или явную поддержку того или иного иностранного правительства, за вербовку сил для чехословацких и анг­ло-французских банд, за шпионство, за взяточничество, за спекуляцию, за грабежи и налеты, за погромы, за саботаж и т.п. преступления» (цит. по кн.: Яров С. В. Горожанин как политик. Революция и военный комму­низм глазами петроградцев, 1917-1921 гг. СПб., 1997. С. 29). № 42
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   38

  • 9 Заказ № 247