Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сборник документов




страница11/38
Дата03.07.2017
Размер7.53 Mb.
ТипСборник
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   38
Заявление Бюро Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда в Комиссариат по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда и Северной области1 о разрешении на выпуск печатных изданий 17 июня 1918 г. Ввиду того, что разрешен выход всех газет в Петрограде, мы возобновляем свое заявление относительно разрешения на выпуск газеты «Гудок» и непериодического издания под названием «Чрез­вычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрогра­да», выходившего уже до издания последних правил о печати. Ре­дактор-издатель Бюро Собрания уполномоченных в лице Н.К.Бо­рисенко. Местожительство его2 Председатель Секретарь ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 10, л. 23. Копия. Машинопись, пе­чать Чрезвычайного собрания уполномоченных. комиссаром являлся В.Володарский (см. док. 37, коммент. 1). 2 Адрес отсутствует. Вероятно в подлиннике он вписан от руки. № 35 Резолюция Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда о перевыборах Петроградского Совета1 19 июня 1918 г. Петроградский Совет превращен большевиками из независимой организации, стоящей на страже интересов пролетариата и завое­ваний революции, в орган враждебной рабочему классу власти. Совет поддерживает предающую своей преступной политикой Рос­сию германскому империализму и удушающую революцию. Избирательная инструкция составлена так, что заранее обеспе­чено подавляющее большинство правительственной партии и под­линный голос рабочего класса не будет услышан. Общее собрание уполномоченных фабрик и заводов, обсудив во­прос о перевыборах и считаясь со всем этим, постановляет: Призвать всех товарищей уполномоченных и их избирателей, в целях сплочения сил рабочего класса путем самого энергичного участия в перевыборах, поддержать те партии и рабочие группы, которые ведут борьбу с советской властью за народовластие. Ни одного голоса большевикам и левым с-р. - должно быть ло­зунгом уполномоченных и их избирателей на перевыборах в Совет. Вместе с тем, собрание Уполномоченных обращается с призы­вом ко всем рабочим Петрограда теснее сплотить свои силы вокруг собрания Уполномоченных, которое является единственным орга­ном классового представительства рабочих и именно в данный мо­мент встало на путь созыва Всероссийского Рабочего съезда. Только этот Съезд сможет от имени всего рабочего класса открыто заявить о его нуждах и требованиях. Пусть происходящие перевыборы в Совет послужат к сплоче­нию сил для борьбы петроградских рабочих за освобождение и ста­нут этапом на пути к созданию свободных независимых рабочих организаций и объединению пролетариата на Всероссийском Рабо­чем съезде. ЦГА СПб. Ф. 3390, on. 1, д. 17, л. 27. Копия. Машинопись. 1 Среди меньшевистских активистов движения уполномоченных были разногласия в отношении к Советам как форме власти. А.Э.Дюбуа, кото­рый с мая 1917 г. по поручению Петроградского Совета работал товари­щем (заместителем) министра труда во Временном правительстве, теперь считал Советы уродливой и недемократичной формой власти, а борьбу за перевыборы в них осуждал как задерживающую изживание рабочими «ком­мунистических» иллюзий: «Борясь за перевыборы в Советы, мы внушаем массам представление, что борьба с большевизмом идет на его же собст­венной платформе, благодаря чему она теряет свое принципиальное значе­ние, приобретает мелочный характер подсиживания советских заправил... Но и практически, даже в случае ее успеха, она ничего, кроме разочарова­ний дать не может... Завоевывая Советы, социал-демократия завоевывает именно такую власть и становится тем самым перед альтернативой: либо продолжать ту политику «коммунизма», которую делают большевики, либо передать власть другим органам - Учредительному собранию, местным самоуправлениям». Политической платформой для борьбы с большевиз­мом А.Э.Дюбуа предлагал «непосредственную и прямую борьбу за демо­кратию, противопоставляющую пролетариат Советам» (Дюбуа А. О пере­выборах в Советы Дело. 1918, 28 апреля. № 5. С. 10). № 36 Протокол общего собрания рабочих Резво-Островской мануфактуры 20 июня 1918 г. 1) Доклад тов. Смирнова о конференции. Тов. Смирнов доложил общему собранию, что рабочие требовали Учредительного собрания и что он как выборный, голосующий толь­ко за тот наказ, который вынесен всеми рабочими. Затем доложил, что вся конференция требовала Учредительного собрания, потом со­брать конференцию в Смольный от меньшевиков и социалистов-рево­ люционеров 14 человек и от большевиков 18 человек. Меньшевики и соц[иалисты]-революционеры вынесли протест. Затем тов. Смирнов спрашивает рабочих, нравятся им все декреты, да вставать в 4 часа; если пройдет больше большевиков, то заставят вставать в 2 часа. Затем, чтобы выборы в Совет были произведены самостоятельно, от Ауха1 отдельно, так.как у нас работает больше 300 человек, и предлагал выбрать беспартийного. Затем коснулся переворота и что, спрашивая большевиков, как они относятся к власти, и отвечали, что совсем не знают, кто их выбирал. 2) Доклад тов. Скородумова. Тов. Скородумов доложил, что все обвинят большевиков, что они продавали Россию, но кто помог им в борьбе с вампирами. 2) Доклад тов. Вешева о выборах. Постановили делать выборы отдельно от Ауха. 50 человек за то, чтобы был выбор вместе с Аухом, большинство постановили выбо­ры произвести отдельно. Председатель общего собрания В.Вешев Секретарь А.Федченкова ЦГИА СПб. Ф. 1297, on. 1, д. 567, л. 17 об -18. Подлинник. Руко­пись, печать фабричного комитета. 1 Имеется в виду Гутуевская мануфактура Т.Л.Ауха (позднее Суконная фабрика «Ленсукно»). № 37 Отрывок из рукописи Козлова «Обуховский завод в годы Гражданской войны» о событиях в Обуховском районе после убийства В.Володарского [1920-е гг. - начало 1930-х гг.] [...] Володарский был убит около семи часов вечера,1 примерно в то время, как на Обуховском заводе его враги предлагали собра­нию резолюцию за Учредительное собрание. Труп Володарского был еще теплый, когда Зиновьев, возвраща­ясь с митинга, остановился на месте убийства.2 В ночь на 21 [июня 1918 г.] в связи с убийством Володарского в Невском [районе] арестовали большинство активных эсеров и в том числе в первую очередь г. Еремеева.3 Когда об его аресте стало известно - его единомышленники страш­но расшумелись и завод в этот день совершенно не приступал к рабо­те. Требовали освобождения Еремеева. Наутро, по дороге к заводу Илью Петровича4 остановили знако­мые, уговаривая вернуться. - На заводе буза, тов. Иванов - никто не работает, большевиков грозят утопить в Неве, как бы чего не случилось. Добравшись до завода, Иванов от Потемкина5 и Антонова6 узнал, что, протестуя против ареста Еремеева, рабочие за работу не прини­маются и грозят всячески всем большевикам и в первую очередь комиссару и председателю заводоуправления. Иванов и Антонов, решив поехать в Смольный с докладом, потребовали из гаража ма­шину. Оттуда сообщили следующее: - По распоряжению общего собрания машину подавать не разре­шено. Пришлось лично пойти в гараж, где после нескольких внуши­тельных слов зав. гаражом настаивать на своем не решился и ма­шину выдал. В Смольном комиссар завода и председатель заводоуправления зая­вили, что ход событий вынуждает закрыть завод и объявить район на военном положении. Зиновьев на это не решался. Договорились на том, что Иванов поедет на Путиловский завод и выяснит настрое­ние рабочих, поскольку возможна забастовка путиловцев в случае закрытия Обуховского завода. Секретарь завкома Путиловского завода Огородников7 сообщил Ива­нову, что у них на электростанции выступали обуховцы с призывом присоединиться, если Обуховский завод решится на выступление. В электростанции, как передавал Огородников, часть высказалась за выступление, но в общем завод на стороне Советской власти. - Значит, если мы закроем завод, вы рабочих от выступления удержите - спросил Иванов. - Да, удержим, на это можете рассчитывать, - ответил Огород­ников. После того, как вернувшись в свой район, Иванов среди большеви­ков, занимавших руководящие посты, рассказал о переговорах на Пути-ловском заводе, решили закрыть завод, не согласуй со Смольным, если в течение суток положение на заводе не изменится к лучшему. К лучшему положение не изменилось. Утром 22 июня завод снова собрался на митинг, куда по телефо­ну вызвали Иванова для объяснения. Все выступление Иванова све­лось к заявлению - или приступайте немедленно к работе, или за­вод будет закрыт. После того, как комиссар сошел с трибуны, выступил матрос и кри­чал - вот каким языком разговаривают с нами комиссары... В этот же день большевики решили нечистоту поговорить с Мин­ной дивизией.8 Антонов и Иванов для переговоров пригласили представителей от судовых комитетов. На приглашение явилось шесть человек. Разговор продолжался недолго. Изложив всю серьезность поло­жения, морякам заявили так: - Обсудите, обдумайте положение как следует. Если решитесь на восстание, будем поступать, как поступают с мятежниками, бу­дем воевать... Моряки сидели и слушали молча. Так же молча они поднялись и ушли, когда им заявили, что разговор окончен. Вскоре после ухо­да матросов стало известно, что дивизия разводит пары. Что это означало - знали только на судах. В это же время к Антонову явил­ся матрос с крейсера «Изяслав»9и заявил от лица матросов о верно­сти Советской власти. Матрос заявил, что их судно никаких враж­дебных действий проявлять не станет. На заводском митинге между тем в тот день раздавались смелые голоса о восстании. Иванову передали, что решено по заводскому гудку созвать об­щерайонный митинг, где уже собирались раздавать оружие. - Гудка быть не должно - погасите котлы, - распорядился ко­миссар завода. Скоро готово было и объявление: «22 июня 1918 года. ТОВАРИЩИ РАБОЧИЕ !!! Мы неоднократно указывали вам на недопустимость митингов в рабочее время и на халатное отношение к работе, что безусловно губительно отражается на нашем с трудом налаженном производст­ве. В настоящее время мы принуждены заявить вам самым реши­тельным образом, что дальше такое отношение к работе не будет допущено, а за простой 21-го июня, а также за следующие простой­ные дни уплачено не будет. Если сегодня 22 июня не будет приступлено к работам, с 25 июня завод будет закрыт. Председатель Заводоуправления Антонов. Комиссар завода Иванов.» К работе не приступили ни 22, ни на следующий день. Антонов с Ивановым поехали в Смольный с докладом о случившемся. Там они нашли Лашевича.10 - Как дела - спросил тот. - Дела такие, - ответили обуховцы, что в районе готовится вос­стание и Минная дивизия собирается стрелять по заводу, а может и по Смольному. - Что нужно сделать - спросил Лашевич. - Необходима помощь, тов. Лашевич. В ту же минуту Лашевич взялся за телефон и потребовал немед­ленно выслать из Кронштадта отряд в 300 надежных матросов. Едва Лашевич отдал Кронштадту приказ, вошел Залуцкий.11 - Ну, Залуцкий, - обратился к нему Лашевич, - пиши декрет, Обуховский завод закрыли. Тут же подошел и Зиновьев. - Как дела - спросил он, увидя делегатов с беспокойного завода. - Завод закрыт, требуем вашей санкции, иного выхода нет... - Ну и ладно, - махнул Зиновьев рукой, и, похлопав себя по шее ладонью, добавил: - Вот где сидит у меня ваш завод... Через три часа отряд Кронштадтских моряков уже высаживался из баржи на берег Невы около Фарфоровского завода.12 Согласившись вместе с Зиновьевым на закрытие Обуховского за­вода, Залуцкий, тогдашний комиссар труда Северной области, пи­сал в «Правде»: «... Начиная с Пасхи 2-3, а то и 4 дня в неделю устраивались митинги и собрания в рабочее время, начиная с утра и до часа окончания работ. Казалось бы, за это время можно успеть выяснить всесторонне волнующие вопросы, мало этого, с 16-го по 22-ое вся неделя была посвящена собраниям в рабочее время. Пора и честь знать... Я подтверждаю решение части правления о приос­тановке работ на заводе. С 25 июня завод должен быть закрыт. П. Залуцкий.» Скоро был готов и приказ: «Ввиду резкого падения за последнее время производительности Обуховского завода, вызванного явным, неуклонным нарушением работающими необходимой трудовой дис­циплины, устройства в рабочее время собраний и непроизводитель­но расходованных ассигнованных заводу народных денег и топли­ва, Обуховский завод от 25 июня сего года закрывается. 1. Все рабочие и служащие и технический персонал увольняются. 2. Заводский и Цеховые комитеты совместно с закрытием заво­да ликвидируются. Члены комитета увольняются на общем основа­нии с остальными рабочими. 3. Расчет производится по день приостановки работ...» Начались переговоры с мятежными судами. К тому времени, как завод закрыли и район объявили на военном положении, дело сложилось так, что 5 судов, готовых на решительные действия про­тив Советской власти, отошли на средину Невы, а остальные 5, заявившие нейтралитет, остались у стенки набережной.13 Суда, стоящие на средине Невы, долго не решались допустить делегацию завода, но потом согласились с условием, чтобы делега­ты явились без оружия. Переговоры эти не привели ни к чему. Вскоре на всех судах замахали флажками. Береговые матросы перевели всем непонимающим морскую сиг­нализацию, что командующий флотилией приказывает всем судам идти вверх по Неве. Когда суда, исполняя приказ, двинулись в ука­занном направлении один за другим, три крейсера из 5 державших нейтралитет нарушили этот нейтралитет и также отошли от берега. Что предполагало делать командование, отдав такой приказ, с какой именно целью дивизия тронулась против течения Невы - никто на берегу не знал. Предположения же сводились к следующему: допус­калось, во-первых, что команда посадит суда на мель и сама попыта­ется ночью уйти в Финляндию, ждали затем и того, что дивизия откроет огонь. Меры, какие были приняты для разоружения дивизии, своди­лись к следующему. На северную дорогу послали крупный бронепоезд «Петропав­ловск», на обоих берегах реки поставили батарею и по обоим же берегам послали пешие и кавалерийские отряды. Все, что делалось на правом берегу, от дивизии скрывалось, ба­тарею замаскировали, и кавалерийский отряд, выслеживая суда, двигался лесом. Задача отряда состояла в том, чтобы обезоружить и арестовать матросов на случай их побега в Финляндию. Для решительных мер по разоружению дивизии нужно было иметь два-три судна. С этой целью Ревтройка отправила делегатов на «Хивинец», стоящий около бывшего Семянниковского завода. Команда «Хивинца» была настроена советски и никто не возра­жал против разоружения враждебной Советам дивизии. Кроме «Хи­винца» в распоряжение Ревтройки поступили суда «Зрячий» и «Гро­зящий»...14 Все три судна подошли на близкое расстояние к мятежной диви­зии, и начались переговоры. После того, как вызванный с берега на палубу «Хивинца» оркестр сыграл Интернационал - всей дивизии по морской сигнализации передали ультиматум: - Немедленно изъявить покорность Советской власти и выдать зачинщиков. Дивизия потребовала время для обсуждения такого предложе­ния. «Хивинец» повторил ультиматум и пригрозил минной атакой. Через несколько минут дивизия запросила принять шлюпку. Когда «Хивинец» спросил - с какой целью - оттуда ответили, что в шлюпке находятся арестованные зачинщики. Арестованных оказалось 35 человек. Суда развернулись и стали у стенки. Матросов заперли до суда в трюм, а руководителей мяте­жа немедленно передали в ЧК.15 Так закончилась попытка поднять восстание против Советской власти. Вместе с закрытием завода прекратил свое существование и «Со­вет 12 апостолов» - он был распущен так же, как завком и цеховой комитет. На основании резолюции Троцкого новое заводоуправле­ние было составлено из 4 человек. В число их вошли Антонов, Кус­тов,16 Трахтенберг и Рыбарь. ЦГА СПб. Ф. 9672, on. 1, д. 246, л. 33-40. Копия. Машинопись. 1 В. Володарский (Голъдштейн Моисей Маркович [Мордкович7^ (1891— 1918), бундовец, член Спилки (Украинской социал-демократической пар­тии); в 1913 г. эмигрировал, член Социалистической партии США. 10 мая 1917 г. вернулся в Петроград, межрайонец и член ПК большевиков, с сен­тября член Президиума Петроградского Совета, с октября член ВЦИК и комиссар по делам печати, пропаганды и агитации Петроградской тру­довой коммуны (затем - Петрограда и Северной области), известен был как оратор. «Голосом его говорили слезы наших работниц. Его страстно любили рабочие и работницы, потому что он, как арфа, отражал их чув­ства, чувства рабочего класса» (Зиновьев Г. На пороге новой эпохи. Коммунисты и беспартийные. Пг., 1921. С. 73). 20 июня 1918 г. Воло­дарский ехал на митинг о перевыборах в Советы в VII отдел Пушечной мастерской Обуховского завода. На Шлиссельбургском тракте у села Фар-форовского у автомобиля заглох мотор. Когда Володарский вышел вместе с женой, Н.А.Богословской, и Е.Я.Зориной, сотрудницами Смольного, не­известный тремя выстрелами убил его и скрылся. Большевики арестовали ведущих эсеров Обуховского завода и Невского района. Обуховский завод забастовал, требуя их освобождения. Петроградское бюро ЦК эсеров отрица­ло причастность эсеров к убийству. Совет комиссаров Союза коммун Север­ной области и Петроградское бюро ЦК РКП(б) запретили эсерам и мень­шевикам участие в похоронах. После двух дней торжественного прощания в Таврическом дворце Володарского похоронили на Марсовом поле и про­извели многочисленные переименования: Литейный проспект в проспект Володарского, село Фарфоровское в Володарское, часть Шлиссельбургско-го тракта в проспект села Володарского, юго-восточную часть города в Воло­дарский район. Сохранился памятник Володарскому 1925 г. недалеко от места его гибели у позднее построенного Володарского моста через Неву. В.И.Ленин в письме Г.Е.Зиновьеву 26 июня 1918 г. сделал выговор за то, что питерские коммунисты удержали рабочих, не дав им «ответить на убийство Володарского массовым террором», и потребовал: «Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 50. С. 106). Расследование убийства возглавил Ф.Э.Дзержинский. Богословской пока­залось, что на убийцу похож брат шофера Володарского Петр Юргенсон (Юнгерс), и его без суда расстреляли. В 1922 г. большевик-чекист Г.И.Се­менов (Васильев), бывший глава Центрального боевого отряда эсеров, со­общил, что убийца - член его отряда Сергеев, который по заданию члена ЦК эсеров А.Р.Гоца выслеживал маршрут поездок Володарского. В.М.Чер­нов из эмиграции подтвердил, что «рабочий, эсер по убеждению», встре­тив Володарского, «не стерпел и выстрелил в него», и это убийство «было несвоевременным, ибо оно нанесло ущерб избирательной кампании эсеров в Петроградский Совет» (Семенов Г. Военная и боевая работа партии социа­листов-революционеров за 1917-1918 гг. М., 1922. С. 28-29; Чернов В. Иу-дин поцелуй Голос России. (Берлин). 1922, 25 февраля. Литвин А. Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922. Казань, 1995. С. 174-177). 2 В июне недовольство рабочих Обуховского завода достигло преде­ла, и они почти не работали, на стенах завода появлялись записки типа: «Предлагаю утопить всех большевиков в Неве». 16 июня на общезавод­ском митинге в связи с перевыборами Петроградского Совета было зая­влено: «Мы, рабочие, пойдем на перевыборы с лозунгом очищения и воз­рождения Советов и возвращения их на правильный путь политической организации пролетариата. Советы не должны быть орудием для проведе­ния противодемократической диктатуры, чиновничьими канцеляриями, по­лицейскими участками и исполнителями велений победившей в Бресте гер­манской реакции. Переизбранные Советы должны поднять голос за восста­новление всеобщего избирательного права, демократических учреждений и за созыв Всероссийского Учредительного собрания». Митинг направил обращение к Минной дивизии: «Доводим до сведения товарищей матросов, что мы, рабочие, уже истощены до крайности и дольше ждать не можем. Товарищи, пусть Собрание уполномоченных фабрик и заводов примет меры воздействия на власть, пусть объявит борьбу власти. Поддержим их в этой борьбе общими усилиями». Корабли дивизии приняли боевую готовность. Делегаты митинга вручили в Смольном Г.Е.Зиновьеву требование создать до созыва Учредительного собрания временную социалистическую власть с участием всех социалистических партий. Зиновьев ответил, что перевыборы Совета покажут, доверяет ли большевистской власти пролета­риат и обещал выступить 20 июня на общезаводском митинге. На него собрались все обуховцы и многие моряки Минной дивизии. Г.Е.Зиновьев и А.В.Луначарский ехали на митинг на машинах впереди В. Володарско­го и не остановились, когда у того сломался автомобиль. Речь Зиновьева неоднократно прерывалась, а Луначарскому говорить не дали, и он уехал. Обуховцы и моряки поддержали речи эсеров и меньшевиков. На обратном пути Зиновьев остановился возле убитого Володарского. 3Еремеев Григорий, вожак эсеров Обуховского завода. В 1917 г. предсе­датель райкома эсеров, депутат Петроградского Совета. 4Иванов Илья Петрович, большевик, в 1918 г. комиссар Обуховского завода. 5 Потемкин Николай Никитич (1886-1961), рабочий-слесарь, боль­шевик, был сослан в Олонецкую губернию. С 1914 г. работал в Пушечной мастерской Обуховского завода. В 1917 г. член Обуховского подрайонного комитета большевиков и ревкома Невского района, с октября начальник Красной гвардии и военный комиссар Обуховского завода. С 1919 г. на­чальник политотдела Особой армии РВС Республики. С 1921 г. партработ­ник в Петрограде. 6 Антонов Александр Александрович (1891-1966), потомственный ра­бочий, с 1914 г. рабочий-электромонтер Обуховского завода, большевик, с 1915 г. член Петербургского комитета и парторганизатор Невского рай­она. В 1917 г. председатель президиума Невского райкома и Обуховского подрайонного комитета, член Невской районной думы, депутат Петроград­ского Совета, с сентября председатель Совета Обуховского подрайона, с 21 октября комиссар завода. В 1918 г. председатель Контрольного совета (заводоуправления) и Обуховского комитета большевиков. Позднее пер­вый «красный директор» Обуховского завода. I Огородников Иван Войцехович (1881-1923), большевик, служил мат­росом на флоте, участвовал в Кронштадтском восстании 1905 г., сидел в Свеаборгской крепости, с 1914 г. рабочий Путиловского завода. С 1918 г. член президиума и заведующий Военным отделом Нарвско-Петергофского райкома РКП(б), в 1919 г. председатель районного ревтрибунала. С 1920 г. председатель Исполкома Нарвско-Петергофского районного Совета, секре­тарь райкома РКП(б), затем заведующий Общим отделом Московско-Нарв-ского района. 8 См. док. 33, коммент. 1. 9 «Изяслав», эскадренный миноносец, с 1913 г. на Балтийском флоте, после Ледового похода 1918 г. включен в Морские силы Невы и Ладож­ского озера. 10Лашевич Михаил Михайлович (1884-1928), большевик с 1906 г., в 1918 г. член Петроградского бюро ЦК РКП(б). Позднее на военной рабо­те. Сторонник Г.Е.Зиновьева; в 1927 г. исключен из партии, после покая­ния восстановлен. По некоторым данным покончил с собой. Похоронен на Марсовом поле. II Залуцкий Петр Антонович (1888-1937), в 1905-1907 гг. эсер-мак­сималист, с 1907 г. большевик. В 1917 г. член Русского бюро ЦК и ПК большевиков, депутат Петроградского Совета, член Петроградского ВРК. В 1920-1922 гг. секретарь и член Президиума ВЦИК, затем секретарь Уральского бюро ЦК, в 1921-1922 гг. член Оргбюро ЦК и в 1923-1925 гг. член ЦК. С апреля 1922 по октябрь 1925 г. секретарь Ленинградского губкома и Северо-Западного бюро ЦК РКП(б). Сторонник Г.Е.Зиновьева, в 1927 г. исключен из партии, в 1928 г. восстановлен, в 1928-1934 гг. председатель Нижегородского краевого совнархоза, затем начальник строи­тельства Шатурской ГЭС, управляющий трестом «Строймашина». С де­кабря 1934 г. в тюрьме. Расстрелян. Реабилитирован в 1962 г. 12 Из Кронштадта прибыл отряд моряков в 500 штыков. Вместе с отря­дом конных и несколькими сотнями пеших красноармейцев они оцепили Обуховский район и начали обыски и аресты рабочих. Среди арестован­ных был член ЧСУФЗП Корохов. По Ириновской ветке железной дороги к берегу Невы подошел бронепоезд «Петропавловск», на обоих берегах ус­тановили артиллерийские батареи. Эти действия возглавляла ревтройка. 13 Затем в тот же день около 22 часов кронштадтские моряки отправи­лись на разоружение Минной дивизии: 200 человек на буксирах «Богатырь» и «Вера» к эскадренному миноносцу «Капитан Изыльметьев», стоявшему у стенки Невского завода, и 120 человек к Обуховскому заводу, где стояли эскадренные миноносцы «Гавриил», «Изяслав» и «Свобода». Три последних корабля ушли вверх по Неве к селу Рыбацкому и встали посередине реки. «Капитан Изыльметьев» остался из-за сломанного винта. Команда подчини­лась аресту 3 офицеров и 5 матросов. Экипажи остальных эсминцев дивизии проявили пассивность. «При разоружении оказалось, что присланная ко­манда не может вынуть затвора из пушек, не умеет: они начали колотить казенную часть орудия кувалдами. Значит, это не были матросы-специали­сты; большевики не нашли их достаточно надежными для посылки» (Шклов­ский В. Сентиментальное путешествие. С. 149). 14 «Хивинец» и «Грозящий» - канонерские лодки, ранее дислоцирова­лись в Або (Турку). «Хивинец» участвовал в Моонзундском сражении 1 октября 1917 г. с германским флотом. В 1918 г. обе лодки включены в Морские силы Невы и Ладожского озера с поручением охранять восточ­ную и среднюю часть Невы. «Хивинец» в 1922 г. переименован в «Крас­ную звезду», участвовал в войне с Финляндией 1939-1940 гг. и Великой Отечественной войне, в 1944 г. сдан для разборки на металл. «Хивинец», «Грозящий» и «Зрячий» 23 июня 1918 г. предъявили вос­ставшим эсминцам ультиматум: «Немедленно изъявить покорность Со­ветской власти и выдать зачинщиков» либо будет предпринята минная атака. Через несколько минут ультиматум был принят к исполнению. 15 В действительности были арестованы 15 человек: 5 офицеров и 10 мат­росов. На суде Кронштадтского ревтрибунала под председательством Л.А.Бергмана обвинитель комиссар Балтфлота И.П.Флеровский требовал приговорить всех к смерти, 4 сентября 12 моряков дивизии приговорили к принудительным общественным работам сроком от 15 до 3 лет с лише­нием гражданских и политических прав, одного к полугоду тюрьмы с ис­ключением навсегда из флота и одного оправдали, троих скрывшихся мо­ряков объявили вне закона. Суд общественной совести г. Кронштадта на основании амнистии, объявленной 7 ноября 1918 г., изменил сроки нака­зания (от 10 до 2 лет), двое моряков были освобождены. 16Кустов, левый эсер, с 1918 г. большевик, заместитель председателя заводоуправления Обуховского завода. № 38
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   38