Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сами управляйте ходом собеседования




Скачать 464.99 Kb.
страница1/3
Дата01.07.2017
Размер464.99 Kb.
  1   2   3
Время вашего ученичества

14-02-05
Глава из книги Дональда Трампа "Как стать богатым"

САМИ УПРАВЛЯЙТЕ ХОДОМ СОБЕСЕДОВАНИЯ

За многие годы у меня накопилось немало любопытного опыта в том, что касается собеседований о приеме на работу. Хороший пример — Норма Фердерер. После первого разговора я совсем не был уверен, что она мне подходит. Никаких претензий к профессиональным навыкам, но она выглядела слишком чопорной — этакая Мисс Приличное Поведение из семейной комедии положений. Мне казалось, что она не сможет ужиться в коллективе и вряд ли подойдет для моего стиля работы. Но Норма настаивала, видимо, догадавшись об удачном исходе раньше меня. Я и не знал, насколько обманчивым может быть первое впечатление. Настоящая Норма была совсем другой, бесконечно отличалась от возникшего у меня образа комедийной пустышки. И наконец я решил: «Ну ладно, давайте попробуем».

Ее способности намного превосходили способности других кандидатов. Как выяснилось позднее, мой звонок раздался в тот самый день, когда умерла ее мать, но Норма сделала мне предложение, от которого я не смог отказаться: она была готова проработать месяц за самую низкую плату, просто чтобы выяснить, подходим ли мы друг другу. Причем не требуя никаких гарантий и обязательств.

Я подумал: «Ага! Ей все равно не удержаться на этом месте, но я тем временем смогу найти кого-нибудь другого. После месяца совместной работы она сама будет рада от меня избавиться. Салонным барышням не место в серьезном забеге, разве что наружу через входную дверь». Не стоит и говорить, что я полностью недооценил Норму. Я потерпел сокрушительное поражение и, признаюсь, был этому безмерно рад. Норма проявила настойчивость и упорство в желании получить место и добилась этого с присущим ей изяществом.



ВЫБИРАЙТЕ УДАЧНЫЙ МОМЕНТ ДЛЯ ПРОСЬБЫ О ПОВЫШЕНИИ

В том, что касается карьеры, определенные шаги должны предприниматься только с учетом старого и очень мудрого правила: «Главное — выбрать удачный момент».

В частности, решив просить о повышении, сначала оглядитесь вокруг. Нередко сотрудники, пользующиеся моим заслуженным расположением, делают глупейшие ошибки, собравшись поговорить со мной о повышении зарплаты.

Джейсон Гринблатт, замечательный молодой юрист, работающий на меня, с блеском справлялся с любым порученным делом, но однажды допустил такой немыслимый ляп, что впору было решить, будто на глазах у него шоры, а в ушах — затычки.

Был необыкновенно трудный, мерзкий, неудачный день. Для меня, да и для всех окружающих он как-то сразу не заладился; казалось, что этот день никогда не кончится. И ни один человек, находящийся в здравом уме, не мог рассуждать иначе.

Между тем поздно вечером, находясь уже в полном изнеможении, я услышал, как кто-то вежливо постучался в дверь. «Кто там?» — раздраженно прорычал я. Не обращая внимания на мой неприветливый тон, Джейсон невозмутимо проследовал в мой кабинет и попросил повысить ему зарплату.

Невозможно было поверить, что такой разумный юрист, как Джейсон Гринблатт, может совершить настолько дурацкий поступок. В этой книге я называю его настоящее имя только потому, что Джейсон знает: я люблю и уважаю его, невзирая на ту немыслимую глупость. Но, надо сказать, в тот момент я был готов его убить: он надо мной издевается что ли?! Забавно, но нет: он был абсолютно серьезен. Я просто не мог поверить своим ушам!

Получил ли он повышение? Уж точно не в тот день. На самом деле подобный идиотизм едва не привел его на грань увольнения: я, разве что, успел ему посоветовать убираться немедля, пока я совсем не вышел из себя. И в придачу добавил, что как юрист он, возможно, и хорош, а вот его умение выбирать удобное время явно оставляет желать лучшего. И может быть, пора уже начать обращать внимание на то, что происходит вокруг? Помню, что подумал тогда: «Ну как я мог нанять на работу такого человека?»

Я уже говорил вам: это был трудный день.

Джейсон по-прежнему работает у меня, и с тех пор уже не раз получал повышение, потому что прекрасно справляется со своей работой. Но теперь он старается дождаться ясного, солнечного дня и голубого неба с пушистыми облачками на горизонте, прежде чем подойти ко мне с очередной просьбой. Я же говорил, что он разумный человек, правда?

Хотите получить повышение — выберите правильный момент. Кроме всего прочего, вы продемонстрируете начальнику свою способность понять и оценить те трудности, с которыми ему приходится справляться. Мои сотрудники должны быть в курсе того, что я испытываю и переживаю в настоящий момент.

В сотрудниках для меня особенно ценно развитое понимание рабочей этики. Немного прихвастнуть совсем не вредно, это лишь очередной способ выразить свой энтузиазм, хотя в конечном итоге я смотрю на реальные результаты. Когда я известил одну из агентов, что мне придется понизить ей зарплату, потому что за девять месяцев она не совершила ни единой продажи, та чуть из кожи не выпрыгнула. Но ведь это в порядке вещей. А как бы поступила она сама, если бы у нее в штате был такой непродуктивный сотрудник?

Итак, пойдете ли вы к своему начальнику в 14:45 с просьбой о повышении, если вам известно, что в 15:00 ваша компания проводит крупную презентацию?

Инициатива, как и шутка, хороша в удачный момент.



БУДЬТЕ УПОРНЫ

В книге «Искусство заключать сделки» есть глава под названием «Вестсайдская история»: о том, как мне удалось получить участок в Вест-Сайде — владение площадью в сотню акров (около 40 га. — Прим. пер. ), граничащее с рекой Гудзон от 59-й до 72-й улицы. Названию главы я умышленно придал двойной смысл, так как знал, что для написания и постановки популярного мюзикла «Вестсайдская история» понадобилось десять лет. Творческий коллектив создателей мюзикла включал ни много ни мало Леонарда Бернстайна [g1] , Джерома Роббинса [g2] , Стивена Сондхайма [g3] и Артура Лоуренса [g4] , так что, когда мне приходилось сталкиваться с трудностями или задержками в моем вестсайдском проекте, я напоминал себе, что нахожусь в хорошей компании.

Прошло еще 17 лет, и работы по-прежнему продолжаются. Но члены творческого коллектива «Вестсайдской истории» служат мне хорошим примером: для того чтобы создать классическое произведение, требуется время. Я назвал замысел Trump Place — «Резиденция Трампа». Этот 5-миллиардный проект— самое крупное строительство, когда-либо одобренное Комиссией по планированию Нью-Йорка. В законченном виде Trump Place будет представлять собой 5700 жилых помещений и более 5 млн квадратных футов (более 465 тыс. кв. м. — Прим. пер. ) торговой площади. На сегодняшний день построены и заселены четыре небоскреба, а два здания находятся в процессе строительства, по завершении которого на участке будут находиться 16 зданий.

Trump Place — хороший пример того, почему в любом бизнесе важнее всего упорство. Я приобрел этот участок в 1974 году. Пришлось столкнуться со множеством препятствий, со временем проект претерпел изменения, и все же больше 30 лет мы упорно стремимся к цели. Практически каждому руководителю в тот или иной момент приходилось проявлять нетерпение, но чтобы строить на века, нужно смотреть в будущее. Недавно одна из сотрудниц сказала мне, что пастор в ее церкви, проповедуя, упомянул Trump Place в качестве примера того, каким должно быть «прочное основание», будь то в вере, семье или, в моем случае, у строящегося дома. Пастор, церковь которого расположена неподалеку от стройплощадки, видел, как воздвигалось каждое строение, и поражался объему вложенного труда. «Учитывая то, как тщательно закладывался фундамент, — сказал он, — каждое здание могло бы насчитывать по сотне этажей».

А мой издатель прислал мне чудесную книгу Билла Шо, озаглавленную The Cathedral Within («Собор внутри тебя». — Прим. пер. ) и прославляющую преданность своему делу и несгибаемую надежду, необходимые для того, чтобы выстроить что-то, способное простоять века: собор ли, подобный Миланскому, чье строительство потребовало 500 лет, общественную организацию или бизнес.

Пол Дэвис — человек, занимающийся застройкой Trump Place для меня и моих партнеров, — подобен истинному строителю соборов. Мне нечасто доводилось видеть кого-то, кто работал бы так же настойчиво и упорно: по субботам и воскресеньям, днем и ночью Пол постоянно на месте и внимательно следит за каждой деталью проекта, будь то размеры помещения или качество отделки. Его труд — одна из основных составляющих нашего успеха.

Некоторые вещи стоят того, чтобы подождать. Для меня Trump Place — одна из таких вещей: 16 безукоризненно спроектированных зданий, вознесшихся над Гудзоном. Парк площадью в 25 акров (около 10 га. — Прим. пер. ). И прямо на задворках — весь Вест-Сайд. Это может оказаться моим лучшим подарком городу Нью-Йорку. Время покажет. Я не тороплюсь, но и не сдамся, пока проект не будет закончен.

ИГРАЙТЕ В ГОЛЬФ

Гольф — это тренировка ума, а тренировка — это путь к совершенству.

Я сделал немало денег на полях для гольфа еще до того, как занялся ими в качестве бизнеса. Именно там мне удалось найти решения для многих проблем, идеи новых предприятий и даже новую карьеру. Гольф обладает способностью приводить мысли в равновесие, что не всегда удается сделать в условиях офиса.

Делать то, что вам нравится, уже большая победа, поэтому, проведя немало счастливых часов на поле для гольфа, я решил и сам заняться созданием подобных площадок. Сегодня в Соединенных Штатах я являюсь одним из наиболее востребованных строителей в этой области; два моих поля для гольфа уже действуют и завоевали награды и международное признание, еще два — на подходе. Мое первое поле — Trump International Golf Club в Палм-Бич, Флорида — три года подряд принимало чемпионат LPGA (Женской профессиональной ассоциации гольфа. — Прим. пер. ). Когда я впервые решил заняться строительством самого красивого поля для гольфа, я провел определенные исследования и обратился к наиболее уважаемым в этом роде деятельности дизайнерам — семейству Фацио.

Микеланджело, например, предпочитал работать с мрамором, но существуют и люди, избравшие своим материалом природный ландшафт. В моем случае Джим и Томми Фацио сотворили поле, представляющее собой мечту любого игрока; оно не только красиво, но и удобно для игры. Клуб открылся в 1999 году. Водопады и уникальные особенности ландшафта Флориды уже превратили поле в местную достопримечательность и сделали его лучшим в штате.

Второй клуб — Trump National в Брайарклифф Мэнор, штат Нью-Йорк. Нам пришлось переместить 3 млн ярдов земли (самое крупное земельное строительство за всю историю округа Вестчестер), но дело того стоило. Мы работали также и с камнем, который использовался для строительства стен и потрясающего водопада на 13-й лунке: с 30-метровой скалы из черного гранита (к слову, добытого на этой же территории) ежеминутно обрушивается 5000 галлонов воды (около 19 куб. м. — Прим. пер. ). Стены были возведены необычайно талантливым каменщиком Фрэнком Санцо. Членство в клубе стоит 300 000 долларов, и, на мой взгляд, это еще дешево.

Третье поле — Trump National Golf Club — расположено в шикарном районе штата Нью-Джерси Бедминстере. Его дизайном занимается сам маэстро ландшафтов для гольфа — Том Фацио. Трижды Golf Digest называл Фацио «лучшим современным архитектором, работающим в области гольфа», и когда вы увидите поле в Бедминстере, то сами поймете почему.

Оно будет длинным, просторным и очень красивым, и я сам ежедневно принимаю участие в его дизайне и строительстве. Дополнительные планы застройки этих угодий, прежде принадлежавших автомобилестроителю Джону Делорану и расположенных в самом сердце коневодческих районов Нью-Джерси, включают строительство второго поля и здания гольф-клуба мирового класса в стиле колониального особняка.

Я не хотел ограничивать свои интересы Восточным побережьем, поэтому в 2002 году приобрел поле для гольфа, растянувшееся на две мили вдоль побережья Тихого океана. То, что прежде носило название Ocean Trails в Пало-Верде, будет теперь известно как Trump National Golf Club, Лос-Анджелес. Прежние владельцы позволили полю прийти в упадок (18-я лунка вообще сползла в океан), поэтому мы, вместе с легендарным архитектором Питом Даем, практически перекраиваем его заново. Мы также планируем возвести на территории поля роскошные усадебные дома. Когда этот клуб будет построен, он станет лучшим в Калифорнии.

Едва мы объявили о покупке земли, Los Angeles Times заявила: «Как и прежде, Трамп обнаружил рыночную тенденцию, из которой можно извлечь выгоду». Справедливо, но в данном случае я руководствовался в основном собственными инстинктами и интересами.

Строительство площадок для гольфа — лишь небольшая часть моего бизнеса, и маловероятно, что я когда-либо построю еще одно поле. Мне нужно только лучшее.

Иной раз мне доводилось принимать заявки на членство, прямо когда я отрабатывал удары в тренировочной зоне. Люди подходили и отдавали мне чеки. Совсем недавно на поле во Флориде четверо состоятельных знакомых подошли ко мне с чеками на 300 тыс. долларов каждый. И я сказал себе: «Неплохо! Я пришел поиграть в любимую игру, а возвращаюсь домой с 1,2 млн долларов в кармане».

Я догадываюсь, что не каждый из вас в восторге от гольфа. Гольф из тех увлечений, которые имеют своих горячих поклонников, так же как, например, существуют фанаты оперы, готовые облететь полмира, чтобы присутствовать на том или ином спектакле. Тем же, кто не понимает или не любит оперное искусство, это кажется абсурдной тратой денег. Я не призываю вас полюбить гольф, хотя полагаю, что стоит вам разок сыграть на прекрасном поле — и вы вольетесь в число его поклонников, вне зависимости от того, насколько плохо пока удаются вам удары по мячу.

Если бы кто-то сказал мне двадцать лет назад, что я стану заниматься строительством гольф-клубов, я бы прогнал его из комнаты и сказал, что он просто смешон. Но гольф меняет человека. Да, эта игра требует техники и мастерства, но самое главное — она требует внимания и умения правильно оценивать возможности. Это прекрасный способ для развития навыков ведения бизнеса, для обучения науке маневрирования. Пожалуй, гольф можно приравнять и к уроку заключения сделки, что само по себе представляет особый род искусства.

Гольф, по существу, очень одинокая игра. Так и предпринимательская деятельность, даже в рамках большой компании, — весьма одинокое занятие.

Основная мысль, которую я пытаюсь здесь доказать, заключается совсем не в том, чтобы убедить вас побывать на одном из построенных мною полей для гольфа (хотя это могло бы пойти вам на пользу), а чтобы заставить обратить вашу страсть вам же на пользу. И результаты этой страсти вознаградят вас так, как вы и представить себе не можете.

Страсть — крайняя форма энтузиазма, всеобъемлющая и всепоглощающая. Люди, ведомые страстью, никогда не сдаются, потому что она перевешивает все причины для отступления и всевозможные неблагоприятные обстоятельства. Это тот нематериальный стимул, который может сделать вас воистину неудержимым.

Попробуйте обойтись без страсти — и дело кончится неудачным или, в лучшем случае, приемлемым результатом. Добавьте страсть — и вы проникнете в тот возвышенный мир, который с первого взгляда распознает и к которому с радостью прикоснется другой, похожий на вас человек. Один из моих друзей принадлежит к тому, что я называю «клубом удачливых сперматозоидов», — иначе говоря, он родился в богатой семье.

По стопам отца он последовал на Уолл-стрит, но оказался там полным неудачником. Мой друг не любил это занятие и не мог полностью отдаться ему. Между тем все большую часть времени он стал уделять своему клубу в штате Коннектикут. Его назначили председателем комитета по гольфу, и он взял на себя ведущую роль при перестройке поля. Вот это ему и нравилось, и удавалось. В благодарность за безвозмездную работу клуб устроил в его честь парадный обед. И я спросил: «Почему бы тебе не заняться этим ради денег? Ты не подходишь для Уолл-стрит. Там тебя съедят заживо». Но друг ответил тогда, что его семья не поймет, если он оставит серьезную работу и станет заниматься полями для гольфа.

И что же? Двумя годами позже он внял моему совету, уволился со своей работы на Уолл-стрит и полностью посвятил себя перестройке полей для гольфа. А недавно поведал мне, что радуется каждому новому утру и, к слову, зарабатывает больше, чем когда-либо прежде.

Разумеется, для того чтобы заниматься тем, что приносит удовлетворение, не обязательно играть в гольф. Но что бы вы ни делали, вкладывайте в это всю свою страсть.



СТАНЬТЕ ТОРГОВОЙ МАРКОЙ И ПРОТРУБИТЕ О СЕВЕ НА ВЕСЬ МИР!

Первоначально я намеревался дать Trump Tower другое название — Tiffany Tower, как у знаменитого ювелирного магазина, расположенного по соседству. Я спросил у своего друга: «Как, на твой взгляд, лучше: Trump или Tiffany Tower?» И он ответил: «Когда сменишь свою фамилию на Тиффани, тогда и называй ее Tiffany Tower».

Мы все ощущаем на себе силу торговых марок, особенно когда речь идет о высококачественных товарах. Восемьдесят лет тому назад Коко Шанель прославилась на весь мир, назвав свои первые духи Chanel No. 5, и они по-прежнему удачно продаются даже в условиях жесточайшей конкуренции. Ее духи, как и ее имя, обрели бессмертие. Она доказала, что правильный подбор компонентов способен сотворить легенду.

Имя Trump тоже превратилось в торговую марку благодаря строгим стандартам проектирования и качества. Мы все восхищаемся автомобилями Rolls-Royce, и я рассматриваю каждое из своих предприятий как такой же элитный проект. Приверженность качеству принесла свои плоды: мои здания считаются лучшими в мире. Может показаться, что я хвастаю, но, тем не менее, это факт. Я никогда не смешивал правду и вымысел.

В 2003 году Мэри Умбергер, ведущая колонки недвижимости в газете Chicago Tribune, отнесла успех продажи Trump International Hotel

  1   2   3

  • ВЫБИРАЙТЕ УДАЧНЫЙ МОМЕНТ ДЛЯ ПРОСЬБЫ О ПОВЫШЕНИИ
  • БУДЬТЕ УПОРНЫ
  • Леонарда Бернстайна
  • ИГРАЙТЕ В ГОЛЬФ
  • СТАНЬТЕ ТОРГОВОЙ МАРКОЙ И ПРОТРУБИТЕ О СЕВЕ НА ВЕСЬ МИР!
  • Миса ван дер Роэ
  • ПРИСЛУШИВАЙТЕСЬ К СВОЕМУ ЧУТЬЮ. НАСТРАИВАЙТЕСЬ НА ЛУЧШЕЕ, НО БУДЬТЕ ГОТОВЫ К ХУДШЕМУ