Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


С., Токарева Т. А. Адольф павлович юшкевич (1906–1993) и формирование сообщества историков математики в СССР




Скачать 256.75 Kb.
Дата21.07.2017
Размер256.75 Kb.

Демидов С.С., Токарева Т.А.

АДОЛЬФ ПАВЛОВИЧ ЮШКЕВИЧ (1906–1993) И ФОРМИРОВАНИЕ СООБЩЕСТВА ИСТОРИКОВ МАТЕМАТИКИ В СССР

Современное математическое образование и проблемы истории и методологии математики: Международ. науч. конференция: 6-я Всероссийская школа по истории математики: Тамбов, 11–15 сентября 2006 г. / отв. ред. А.А. Артемов. – Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2006. С. 9–28.


Интерес к истории математики в российском математическом сообществе начал проявляться в 80-е годы XIX столетия, однако широкий размах историко-математические исследования приобрели только в советское время. Этому способствовали как мировоззренческие установки нового общественного строя, возводившие историю науки, а следовательно и историю математики, в ранг почти идеологической дисциплины, так и пришедшийся на середину 1920-х – 1930-е гг. мощный рост математических исследований в стране, приведший в 30-е гг. к рождению одной из ведущих математических школ XX столетия – Советской математической школы.

Местом рождения Советской историко-математической школы стал Московский университет. Здесь на физико-математическом факультете в середине 1920-х гг. развернулась деятельность С.А. Яновской и М.Я. Выгодского, возобновивших историко-математические исследования, прерванные смертью первого отечественного историка математики В.В. Бобынина. В начале 1930-х гг. они приступили к чтению лекций, а в 1933 г. – организовали существующий и поныне научный семинар по истории математики. Активным участником этого семинара, а вскоре и одним из его руководителей стал Адольф Павлович Юшкевич.



1. Начало творческого пути. Творческий путь А.П. Юшкевича во многом был определен влиянием отца (выдающегося философа и литератора П.С. Юшкевича) и атмосферой математического отделения физико-математического факультета Московского университета, куда он поступил в 1923 г. Это было время бурного расцвета Московской школы теории функций Егорова-Лузина, когда, на основе исследований по теории множеств и функций действительного переменного, началось интенсивное расширение тематики Школы в различных направлениях, и создавалась база для будущей Советской математической школы. Разумеется, москвичей волновали вопросы оснований математики (в частности, теории множеств и функций). Острый интерес к этому испытывал сам Н.Н. Лузин. Совершенно по иным причинам и с иных позиций эти вопросы рассматривались С.А.Яновской и ее окружением, семинар которой «Введение в историю и философию естествознания» студент Юшкевич начал посещать в 1925 г. – так что мимо проблем оснований математики пройти не мог. Он живо заинтересовался интуиционистской программой Л. Брауэра, результатом чего стали выполненные им и опубликованные переводы сборника работ по философии математики Г. Вейля (1934) и обзора исследований по основаниям математики А. Гейтинга (1935).

Первая публикация А.П. Юшкевича [1] была также посвящена основаниям анализа – философии математики Лазаря Карно. В 1933 г. под его редакцией и с его предисловием выходит перевод сочинения Л. Карно «Размышления о метафизике бесконечно малых».

С первых шагов научной деятельности Адольфа Павловича обозначилась широта его научного диапазона. Кроме истории оснований математического анализа, он, занимаясь изданием переводов классических работ математиков прошлого («Анализа бесконечно малых» Г. Лопиталя, «Геометрии» Р. Декарта, «Всеобщей арифметики» И. Ньютона), а также современных исследований по истории естествознания и математики (сочинений А. Гейберга, В. Шереметьевского, В. Беллюстина; хрестоматии Г. Вилейтнера), снабжал их, как правило, развернутыми вступительными статьями и многочисленными комментариями. Многосторонность его дарования обнаруживает себя и в статьях для первого издания Большой Советской Энциклопедии.

2. Становление Советской историко-математической школы. 1930-е гг. – время становления Советской историко-математической школы. И хотя в стране на протяжении XX столетия сформировалось несколько сильных центров историко-математических исследований и вне Москвы (прежде всего в Ленинграде и Киеве), хотя историки математики были разбросаны по университетам и педагогическим институтам СССР, средоточием Школы была Москва.

В Москве действовал уже упоминавшийся выше главный семинар страны – Научно-исследовательский семинар по истории математики (позднее и истории механики) МГУ; в Москве находился центр издательской деятельности математической литературы выходил печатный орган историко-математического сообщества – «Историко-математические исследования»; в Москве защищалось подавляющее большинство диссертаций по истории математики, и действовала Высшая аттестационная комиссия.

Школа была общественным организмом. Руководство в ней осуществлялось диктатом общественного мнения. Мнение же это создавалось группой лиц, пользовавшихся особым уважением и доверием большинства членов сообщества. Центр группы составляли С.А. Яновская, М.Я. Выгодский, А.П. Юшкевич, К.А. Рыбников, И.Г. Башмакова, тесно связанные с рядом математиков и историков науки, к мнению которых они всегда чутко прислушивались: Д.Д. Мордухаем-Болтовским, В.И. Смирновым, П.С. Александровым, Л.А. Люстерником, А.Н. Колмогоровым, А.П. Норденом, Б.Л. Лаптевым, А.О. Гельфондом, А.И. Маркушевичем, Б.В. Гнеденко, С.Х. Сираждиновым, А.Д. Соловьевым.

И хотя у Школы не было формального руководителя, у нее был признанный во всем мире лидер – Адольф Павлович Юшкевич. Лидерство его основывалось на громадном научном авторитете и определялось его особыми организационными качествами. По своей природе он был созидателем с ярко выраженным общественным темпераментом. Цель, которую Адольф Павлович видел перед собой – организация в стране живой научной жизни в области истории математики и создание активной группы (или групп) исследователей, результаты деятельности которых охватывали бы все главные направления современной историко-математической науки.



3. А.П. Юшкевич и основные направления развития историко-математических исследований в СССР. Основными направлениями исследований Адольфа Павловича были: основания математического анализа; отечественная математика; математика средних веков, творчество отдельных ученых. По каждому из этих направлений он создал замечательные труды и подготовил учеников, некоторые из которых стали ведущими специалистами в области истории математики. Что же касается тех направлений, в которых он не работал и даже работать не предполагал, то здесь пытался сделать все возможное, чтобы вовлечь в сферу активных историко-математических изысканий других исследователей. (Яркий пример тому – Б.А. Розенфельд, которого, уже известного к тому времени геометра, Адольф Павлович склонил к занятиям историей математики.)

История оснований математического анализа. Пристальный интерес Юшкевича-историка к основаниям и основным понятиям математического анализа сохранялся на протяжении всей его творческой жизни. Результатом этого стали его исследования трудов по анализу И. Ньютона, Г. Лейбница, Л. Эйлера, Ж. Даламбера, Л. Карно, М.В. Остроградского и работы о развитии понятий – интеграла Коши [2], функции [3] и предела [4]. В области изучения развития различных ветвей математического анализа А.П. Юшкевичем была создана широко известная школа. Так, историю теории рядов исследовал А.Б. Паплаускас, теории специальных функций – В.В. Гуссов, теории конечных разностей И.А. Головинский.

Особо многочисленная группа учеников Юшкевича занялась разработкой истории теории дифференциальных уравнений, начало изучению которой в СССР положил он сам известным историческим очерком [5]. Из результатов этой работы отметим труды Н.И. Симонова об исследованиях Л. Эйлера, В.А. Добровольского о развитии аналитической теории дифференциальных уравнений, В.И. Антроповой об истории математической теории теплопроводности. Один из авторов настоящего текста – С.С. Демидов – разрабатывал историю общей теории уравнений (обыкновенных и с частными производными).

В 1960-е гг. к исследованию истории теории множеств приступил Ф.А. Медведев, результатом чего работы стала книга (1965). Эта монография положила начало его занятиям историей теории функций действительного переменного. Появился цикл его трудов: о развитии понятия интеграла (1974); очерки развития теории функций действительного переменного (1975) (английский перевод (1991)); о французской школе теории множеств и функций (1976). Цикл этот венчала книга об истории аксиомы выбора (1982).

Важно подчеркнуть, что результаты, полученные школой Юшкевича, стимулировали интерес к данной тематике других ученых, и в стране наметился своеобразный бум исследований по истории математического анализа – достаточно вспомнить труды А.Б Штыкана, А.И. Маркушевича, К.А. Рыбникова, М.Г. Шраера, В.С. Сологуба, С.С. Петровой, А.В. Дорофеевой.



История отечественной математики. Другое направление исследований, к разработке которого А.П. Юшкевич приступил еще в довоенные годы, – история отечественной математики. «Математика и ее преподавание в России в XVIII веке» стала темой его докторской диссертации, защищенной в 1940 г. На ее основе была подготовлена и опубликована в журнале «Математика в школе» серия очерков [6]. Тщательное изучение русской научной и учебной математической литературы – от средневековых рукописей до работ начала XX в. – позволили Адольфу Павловичу представить наиболее к тому времени полное исследование развития математической науки в нашей стране в главах, посвященных математике, коллективных трудов [7–9]. Но, самым значительным результатом А.П. Юшкевича в области истории отечественной математики стала его фундаментальная монография [10].

В этой, одной из лучших историко-научных книг, написанных в XX в., с удивительным мастерством решалась задача чрезвычайной сложности – рассмотреть развитие математики в России, с одной стороны, как органическую часть единого и неделимого процесса развития мировой математики, а с другой, – в контексте российской истории и национальной культуры.

Энтузиаст изучения истории отечественной математики А.П. Юшкевич привлек к ее исследованию многих из своих учеников: В.А. Добровольский изучал постановку преподавания математики в высших военных заведениях России в XVIII–XIX вв.; Ф.А. Медведев – первые исследования по теории множеств и теории функций действительного переменного в России; Н.С. Ермолаева – деятельность русских математиков XIX в. в области теории функций комплексного переменного. Он горячо поддерживал различные начинания по изучению отечественной математической культуры, в их числе предпринятое киевскими историками математики многотомное издание по истории отечественной математики [11], одним из организаторов (заместителем главного редактора) и авторов которого выступил сам.

В трудах А.П. Юшкевича математика всегда рассматривалась не только в когнитивном аспекте, но и как явление социальное. Социальная обусловленности развития научной мысли, история математики как института, история организации математических исследований – все эти вопросы занимали важное место в его собственных сочинениях (см., например [10]) и в обобщающих трудах [12–15], создававшихся под его руководством (о которых речь пойдет ниже).

Интерес к этим вопросам, проявившийся уже в начале 1930-х гг., обострился в конце 1980-х гг. – времени, когда стало возможным свободное их обсуждение. Свое внимание он сосредоточил тогда на самом громком в истории советской математики идеологическом конфликте – на знаменитом «деле Н.Н. Лузина» [16–18]. Начатое Адольфом Павловичем исследование продолжили его ученики. В 1999 г. С.С. Демидовым (редактором и одним из авторов предисловия), А.И. Володарским, Н.С. Ермолаевой и Т.А. Токаревой (составителями и авторами комментариев) была опубликована книга «Дело академика Николая Николаевича Лузина». В конце XX – начале XXI вв. социальная история отечественной математики становится одним из приоритетных направлений исследований школы Юшкевича.

Говоря о вкладе Юшкевича в изучение отечественной математики, уместно напомнить о его историографических работах – написанных им разделах по истории математики в монументальных трудах [19; 20] и статье [21]. Впоследствии эту работу продолжили С.С. Демидов и Т.А. Токарева.



История арабской математики. Начало занятий А.П. Юшкевичем средневековой арабской математикой было положено статьей об алгебре Омара Хайяма [22], написанной еще перед войной, но увидевшей свет лишь в 1948 г. Ее публикацию приветствовал знаменитый русский востоковед И.Ю. Крачковский. И хотя пожелание Крачковского, чтобы автор выучил арабский и взялся за серьезное изучение арабоязычной математики, оказалось выполненным лишь частично (к изучению языка автор так и не приступил), однако в итоге Юшкевич сделал значительно большее – организовал исследования средневековой арабской математики в стране. Прежде всего, он убедил Б.А. Розенфельда выучить язык и начать исследования по этой тематике. Впоследствии Борис Абрамович стал одним из крупнейших в мире специалистов в этой области и воспитал многочисленных учеников. В 1959 г. в Ташкенте изучением средневековой арабской математической культуры стала заниматься Г.П. Матвиевская. В 1962 г. она опубликовала монографию по истории математики в Средней Азии IX–XV вв., а в 1967 г. защитила докторскую диссертацию, посвященную учению о числе на средневековом Ближнем и Среднем Востоке, и организовала эффективно действующую группу исследователей средневековой арабской науки. Так в 1960-е гг. в стране уже сложилась школа истории арабской математики, представители которой работали в различных городах России, Средней Азии и Закавказья. Центром этих исследований была Москва, где кроме Юшкевича и Розенфельда к исследованиям была привлечена целая группа их учеников, в их числе М.М. Рожанская, опубликовавшая в 1976 г. книгу о механике на средневековом Востоке. В конце 1980-х к этой исследовательской группе присоединилась И.О. Лютер.

Патронируя работу по этой тематике в СССР, А.П. Юшкевич продолжал здесь и собственные изыскания. Многие из них он осуществил в соавторстве с Б.А. Розенфельдом. Одна из таких работ посвящена развитию теории параллельных на средневековом арабском Востоке [23] (арабский перевод (1989)).



История китайской математики. А.П. Юшкевич стоял у истоков советских исследований по истории китайской математики. В октябре 1954 г. он выступил на заседании Ученого совета Института истории естествознания и техники АН СССР, посвященном пятилетию образования Китайской Народной Республики, с докладом о математике древнего и средневекового Китая [24] (китайский перевод (1956)). Адольф Павлович горячо поддержал начатую Э.И. Березкиной работу по переводу на русский язык классического математического «Девятикнижья», завершенную в 1957 г. публикацией в X выпуске «Историко-математических исследований».

Опираясь на эту и другие работы Березкиной, К. Фогель в 1968 г. опубликовал немецкий перевод «Математики в девяти книгах» с собственными комментариями. В 1980 г. Березкина, подводя итог своим многолетним исследованиям, опубликовала обобщающую монографию о математике Древнего Китая. В середине 1980-х гг. под руководством Адольфа Павловича к изучению древнекитайской математики приступил А.К. Волков, в настоящее время работающий за рубежом. В последние годы эту тематику в Москве разрабатывает В.К. Жаров.



История математики в Индии. Желая включить в сферу изысканий советских историков математику древней и средневековой Индии, Юшкевич привлек в аспирантуру А.И. Володарского, итогом деятельности которого стали исследования трактатов Шридхары, Магавиры и др. и книга о развитии математики в древней и средневековой Индии (1977).

История математики в средние века. Занятия А.П. Юшкевича средневековой арабской математикой, математической культурой Китая и Индии стали частью его обширных изысканий по истории математики в средние века. Эти исследования (особое место среди которых занимают работы о средневековом учении о широтах форм или о конфигурациях качеств) легли в основу его знаменитой книги [25] (немецкий перевод (1964), французский перевод разделов, посвященных арабской математики (1976)), составившей эпоху в историографии вопроса. В этом сочинении показано, что при всем региональном своеобразии средневековая математика была единой по преобладающему в ней предмету исследования, по своим внутренним связям. Причем единство это объяснялось, прежде всего, обшей социальной основой развития всей идеологии этого периода и поддерживалось глубокими реальными взаимодействиями между различными странами Востока, а также Востока и Европы. Выступая против широко распространенного тогда европоцентризма, Юшкевич убедительно показал высокий уровень и оригинальность математики стран средневекового Востока и ее значение для общего развития науки. В своем докладе [26], прочитанном в 1968 г. на Международном конгрессе математиков в Москве, он наметил программу действий, стоявших тогда перед исследователями, которая в значительной своей части была осуществлена в последующие годы, причем важную роль в этой реализации сыграли советские ученые.

Творчество отдельных ученых. Адольф Павлович любил подчеркивать, что история математики, как и история любой другой науки, есть не только история идей, но и история людей ее творящих, поэтому уделял большое внимание составлению научных биографий: им написаны десятки статей для отечественных и зарубежных энциклопедических изданий. В журналах «Вопросы истории естествознания и техники», «Математика в школе», «Archives Internationale d'Histoire des Sciences» (Международный архив истории науки), не говоря уж об «Историко-математических исследованиях», постоянно появлялись его работы, посвященные творчеству отдельных ученых: Омару Хайяму, Р. Декарту, И. Ньютону, Г. Лейбницу, Н.И. Лобачевскому, Л. Карно, М.В. Остроградскому и др. Особое место в их ряду занимал Леонард Эйлер, изучение творчества которого составляло предмет исследований Адольфа Павловича на протяжении всей жизни. Многие годы он занимался изданием трудов Л. Эйлера, в частности, четвертой серией его Opera omnia (совместно с В.И. Смирновым, А.Т. Григоряном, Э. Винтером, Р. Татоном и др.). Эта его работа получила широкую известность. По выражению швейцарского историка науки Э. Фельмана – он стал учителем всех, кто занимается Эйлером.

Работы А.П. Юшкевича о творчестве Р. Декарта, И. Ньютона, Г. Лейбница следует рассматривать в контексте его исследований математики XVII-XVIII вв. – вопроса, в котором он являлся одним из крупнейших в мире экспертов и на исследовании которого им были воспитаны многочисленные ученики (В.И. Лысенко, М.М. Корениова, Т.А. Токарева и др.).



4. Обобщающий труд по истории математики с древности до 30-х годов XX в. К 1960-м гг. в стране – прежде всего в Москве, а также в Ленинграде, Киеве и Ташкенте – сложилось достаточно многочисленное сообщество историков математики, охвативших своими исследованиями практически все разрабатываемое в ту пору историко-математическое поле. А.П. Юшкевич счел, что уже пришло время для создания обобщающего труда о развитии математики с глубокой древности до начала Второй мировой войны (верхняя граница была указана А.Н. Колмогоровым – об этом будет сказано ниже). Этот труд должен был подытожить уже полученные (в значительной мере отечественными историками математики) результаты, и создать базу для дальнейшего развития исследований в стране. Первым шагом в реализации этой задачи стало трехтомное сочинение [12]. Для работы над ним Юшкевич собрал авторский коллектив из двенадцати (включая его самого) человек (из Москвы – Б.А. Розенфельд, Л.Е. Майстров, И.Г. Башмакова, О.Б. Шейнин, М.В. Чириков, Э.И. Березкина, А.И. Володарский, А.В. Дорофеева; из других городов – Е.П. Ожигова (Ленинград), Н.И. Симонов (Киев), В.И. Антропова (Тула)). В 1970 г. появились два тома труда: первый охватывал период с древности до начала Нового времени; второй – XVII в. Наконец, в 1972 г. вышел в свет третий том, посвященный XVIII в. В предисловии к первому тому А.П. Юшкевич так определял цели исследования: «В данном труде на первом плане стоит развитие математики как единого целого, поэтому главное место занимает история основных понятий, методов и алгоритмов в их внутренних взаимодействиях и последовательном развитии во времени, которое мы подразделяем, как принято обычно в общей истории. Изложение других сторон исторического процесса подчинялось этой общей цели, и они освещены либо по ходу дела, либо в общих характеристиках соответствующих эпох» [12, т. 1, с. 7–8].

Этот «труд, – писал Юшкевич, – отражает основные общие установки советской школы историков математики. Поступательно движение математики рассматривается не только как процесс создания все более совершенных идей и методов исследования пространственных форм и количественных отношений действительного мира, но и как социальное явление. Раз уже возникшие математические структуры всегда развиваются в той или иной мере самостоятельно, но это саморазвитие происходит в условиях и на основе практической деятельности людей и определяется, иногда непосредственно, иногда, в конечном счете, потребностями общества.

Учитывая эти обстоятельства, авторы ставили своей задачей, с одной стороны, установить движущие силы прогресса математики и с этой целью исследовали ее взаимосвязь с общественным базисом, техникой, естественными науками, философией. С другой стороны, анализируя внутренний ход событий в истории математики, авторы стремились оценить достижения прежних времен с точки зрения нынешнего состояния и тенденций науки. Это, естественно, влечет за собой во многих случаях пересмотр прежних оценок. Так, успехи современной теории чисел и алгебраической геометрии приводят к новому пониманию открытий Диофанта, теория суммирования рядов заставляет иначе, чем это делалось еще недавно, подойти к эйлеровой концепции расходящихся рядов; а бурный расцвет вычислительной математики породил гораздо большее, чем прежде, внимание к приближенным методам старых времен» [12, т. 1, с. 7].

В этих словах Юшкевича не нужно искать вынужденных уступок всевластной в те времена советской идеологии (необходимые соответствующие оговорки осторожный Адольф Павлович, конечно, не преминул сделать). Следует рассматривать их как его собственные взгляды на характер развития математики и задачи, стоящие в связи с этим перед историком. В своем подходе к изучаемому историческому материалу он всегда выступал противником неоправданной модернизации – его резкие выступления против крайностей «презентизма» помнит каждый участник университетского семинара по истории математики. Вместе с тем, как видно из цитированного выше предисловия, он ратовал за видение изучаемого в исторической перспективе – «с точки зрения нынешнего состояния тенденций науки». То есть «антикваризм», как активная позиция, был для него также неприемлем. Позиция историка, как судьи, считал Юшкевич, должна быть взвешенной. Он не должен быть рабом той или иной методологической установки.

Издание учитывало важнейшие результаты, опубликованные к тому времени в мировой историко-математической литературе. Но, что особенно важно, оно являлось и итогом многолетней работы советских исследователей по изучению математики рассматриваемого периода. Ко времени выхода это произведение, по охвату наличного историко-математического материала и глубине анализа, не имело аналогов в мире. Оно получило высокую оценку в международной и советской научной периодике и сыграло важную роль как в развитии историко-математических исследований в стране, так и в преподавании истории математики в высшей школе.

Следующим шагом после выхода в свет трехтомника [12] должен был стать труд по истории математики XIX в. К его созданию А.П. Юшкевич приступил сразу же. Учитывая сложность задачи, встававшей перед авторским коллективом (речь должна была идти, по существу, о математике, требующей знания современной науки и владения соответствующими методами), к ее исполнению необходимо было привлечь специалистов-математиков. Возглавить эту работу Юшкевич предложил крупнейшему советскому математику А.Н. Колмогорову, историей математики всегда интересовавшемуся и даже по проблемам истории математики писавшего. Его участие повышало статус издания и позволило привлечь к работе ряд ведущих математиков.


г.
Первый том «Математики XIX века» увидел свет в 1978 г. [13] (английский перевод (1992)). Он содержал разделы: «Математическая логика» (З.А. Кузичева); «Алгебра» (И.Г. Башмакова и А.Н. Рудаков при участии А.Н. Паршина и Е.И. Славутина); «Теория чисел» (И.Г. Башмакова, Е.П. Ожигова); «Теория вероятностей» (Б.В. Гнеденко, О.Б. Шейнин). Второй том появился в 1981 г. [14] (английский перевод (1996)). Он состоял из двух глав – «Геометрии» (Б.Л. Лаптев и Б.А. Розенфельд) и «Теории аналитических Функций» (А.И. Маркушевич). Наконец, третий том вышел в 1987 [15] (английский перевод (1998)). Он содержал следующие разделы: «Чебышевское направление в теории функций» (Н.И. Ахиезер); «Обыкновенные дифференциальные уравнения» (С.С. Демидов при участии С.С. Петровой и Н.И. Симонова); «Вариационное исчисление» (А.В. Дорофеева и В.М. Тихомиров); «Теория конечных разностей» (С.С. Петрова и А.Д. Соловьев).

Предполагалось издать еще несколько томов, и редколлегия издания уже получила первые варианты некоторых глав: об исследованиях по теории дифференциальных уравнений с частными производными (С.С. Демидов, B.C. Сологуб, Ю.Ф. Косолапов); о развитии методов вычислений (Р.С. Гутер, Ю.Л. Полунов и др.); об исчислении конечных разностей (И.А. Головинский). Над главой о развитии в XIX веке дифференциального и интегрального исчисления трудился Ф.А. Медведев.

В начале 1980-х гг. А.П. Юшкевич принял решение начать работу над серией книг, посвященных развитию математики в XX в. Это предприятие поддержал А.Н. Колмогоров. Единственное условие, которое он выдвинул, касалось временных рамок – верхней границей исследования должно было стать начало Второй мировой войны. Говорить о путях развития математической мысли в послевоенное время великий математик не считал себя компетентным. В состав редколлегии вошли В.М. Тихомиров, Ю.И. Манин, А.Н. Паршин, С.С. Демидов. Для участия в работе были приглашены ведущие советские и, в ряде случаев, зарубежные специалисты. Откликнулись очень многие. Подготовили первые варианты глав книги: М.М. Постников – о развитии алгебраической топологии; Н.И. Фельдман – о теории трансцендентных чисел; Б.В. Гнеденко – о теории вероятностей. Ж. Дьедонне написал о Французской математической школе в XX в., Б.Л. Ван дер Варден – о Геттингенской. Ряд авторов (С.С. Демидов, М.И. Монастырский, В.М. Тихомиров и др.) начали работу над своими разделами.

Всем этим планам не суждено было осуществиться. Ушли из жизни А.Н. Колмогоров (в 1987 г.) и А.П. Юшкевич (в 1993 г.). В 1991 г. начался развал Советского Союза и в стране наступили тяжелые для науки (и не только для нее) времена. Однако задача – продолжить издание этого труда – не оставлена. Группа исследователей готовит продолжение серии книг о развитии математики в XIX–XX вв.

5. А.П. Юшкевич – организатор деятельности сообщества советских историков математики. Существенное место в творческой биографии Адольфа Павловича занимала деятельность по организации историко-математической жизни в стране.

Семинар по истории математики в МГУ. В 1944 г. М.Я. Выгодский и С.А. Яновская привлекли к руководству семинаром Адольфа Павловича, который стал буквально его мотором. На каждое заседание семинара он приходил подготовленным: просматривал литературу вопроса, о котором пойдет речь, продумывал его и уже до начала доклада имел наготове несколько важных соображений. Во время доклада он не только внимательно слушал, но задавал вопросы – краткие и по существу дела. Всегда принимал активное участие в обсуждении. В своих оценках был очень точен и нелицеприятен: мог высказать мнение очень обидное (но, как правило, справедливое) для докладчика. А так как на семинарах всегда присутствовало немало студентов и аспирантов, то это оказывалось хорошей школой не только для докладчика, но и для них.

Семинар по истории математики МГУ (ныне Научно-исследовательский семинар МГУ по истории математики и механики) сыграл чрезвычайно важную роль в становлении Советской историко-математической школы. И здесь велика заслуга Адольфа Павловича – именно его усилиями семинар приобрел статус ведущего семинара страны. На нем принимались важнейшие для национального историко-математического сообщества решения, обсуждались наиболее крупные научные достижения и большинство защищаемых в стране диссертаций по истории математики. Зарубежные историки математики, посещавшие Москву, как правило, посещали заседания семинара и выступали на нем с докладами. Так на семинаре в разные годы выступали: Ж. Дьедонне, Р. Татон, Г. Вуссинг, Л. Новы и др.

С семинаром оказалось связанным и другое важное начинание, которому Адольф Павлович придавал особое значение – создание специального издания, публикующего научные работы по истории математики. Таким изданием стали «Историко-математические исследования».

«Историко-математические исследования». Мощным фактором в формировании Школы советских историков математики стали «Историко-математические исследования», основанные в 1948 г. А.П. Юшкевичем при содействии директора Государственного издательства технико-теоретической литературы Г.Ф. Рыбкина. Первоначально они замышлялись как «Труды семинара МГУ по истории математики», но очень скоро стали печатным органом всего советского историко-математического сообщества и даже шире – многие зарубежные историки науки считали почетным опубликовать в нем свои работы. Первые семнадцать его выпусков (1948–1966) редактировали А.П. Юшкевич и Г.Ф. Рыбкин, XVIII–XX, XXII–XXXV (1973–1994) – А.П. Юшкевич. Всего же 1948 по 1994 гг. в «Историко-математических исследованиях» было опубликовано более 700 работ, в том числе оригинальные и следования, архивные материалы, переводы классических трудов, лекции по истории математики и т.д. Издание существует и поныне – с 1995 г. вышло (под редакцией С.С. Демидова) десять выпусков его «второй серии».

Группа истории математики Института истории естествознания и техники АН СССР. Основным местом деятельности А.П. Юшкевича в послевоенные годы стал Институт истории естествознания и техники АН СССР (носящий теперь имя С.И. Вавилова). В Институте он начал работать в 1945 г., вначале по совместительству, а с 1952 г. – на полной ставке. Здесь, в 1968 г. им была создана небольшая исследовательская группа истории математики, в которую вошли: Б.А. Розенфельд, Л.Е. Майстров, Ф.А. Медведев, Э.И. Березкина, А.Б. Паплаускас, А.И. Володарский, С.С. Демидов, Е.И. Славутин; в конце 1970-х гг. к ним присоединилась Т.А. Токарева; а в 1980-е – Е.А. Зайцев и И.О. Лютер. Эта группа составила основу коллектива, который подготовил и осуществил издание серии книг [12–15], и почти 40 лет выпускает «Историко-математические исследования».

Советское национальное объединение истории и философии естествознания и техники. Возглавив работу по истории математики в Институте истории естествознания и техники АН СССР – головном научном учреждении Советского Союза в области истории науки – и будучи человеком, как мы уже говорили, необычайного общественного темперамента, А.П. Юшкевич волей-неволей оказывался центром активности всего советского историко-математического сообщества.

По существу именно он руководил секцией истории математики Советского национального объединения истории и философии естествознания и техники, в создание которого в 1956 г. он вложил немало усилий.



Конференции и Школы. Нормальная жизнь научного сообщества в масштабах страны предполагала проведение научных мероприятий на различных уровнях: региональном, республиканском, конец, всесоюзном. Организация различных конференций по истории математики составляла постоянную заботу А.П. Юшкевича. Он вкладывал немалые усилия в подготовку и проведение заседаний секции истории математики в рамках Всесоюзных конференции по истории физико-математических наук, которые проходили в Москве (1960; 1963), в Тамбове (1968; 1971), в Тбилиси (1978).

В начале 1970-х гг. он инициировал организацию Всесоюзных школ по истории математики, на которых встречались и маститые ученые, и молодежь со всей страны – слушали лекции ведущих специалистов, проводили круглые столы с обсуждением волнующих сообщество вопросов. Эти школы (первая – Тарту, 1973; вторая – Лиепае, 1978; третья – Одесса, 1984; четвертая – Каменец-Подольский, 1990) стали значительными событиями в жизни всего советского историко-математического сообщества. На них приезжали не только ведущие историки математики, но и многие известные математики. Так в них участвовали Н.И. Ахиезер, Б.Л. Лаптев, Г.Е. Шилов, М.М. Постников, А.Д. Соловьев, В.М. Тихомиров, Д.В. Аносов, Ю.И. Манин, A.M. Самойленко, А.Н. Паршин. Адольф Павлович был их центром и душой. На первых двух выступал основным докладчиком, а по всем прочим докладам – с многочисленными замечаниями, превращавшимися подчас в пространные содоклады.

В 1980-е гг. начались регулярные Всесоюзные конференции по истории и философии математики под общим названием: «Закономерности и современные тенденции развития математики», проходившие поначалу в Обнинске. Это были необыкновенно шумные и многолюдные сборища, деятельное участие в которых, наряду с историками и философами (организатор философской части конференций А.Г. Барабашев), принимали математики. Здесь можно было услышать А.Н. Тихонова, А.Д. Александрова, М.М. Постникова, А.Д. Соловьева, В.А. Успенского, А.Н. Паршина. Участие Адольфа Павловича было непременным и, как всегда, чрезвычайно деятельным.

Международные контакты. Активность своих международных контактов – многообразных и обширных – он старался поддерживать и развивать почти до последних дней своей жизни. (Об этом свидетельствует сохранившаяся в личном архив А.П. Юшкевича переписка с зарубежными коллегами.) Начало этих контактов приходится на конец 1950-х гг., когда со смертью И.В. Сталина начал подниматься «железный занавес». За творчеством и деятельностью А.П. Юшкевича внимательно следил А. Койре, в значительной степени благодаря которому установились его тесные отношения с французскими коллегами (Р. Татоном и др.). Через посредство К.-Р. Бирмана и Г. Вуссинга наладились его связи с историками математики ГДР, через К. Фогеля – с учеными ФРГ. Молодые Л. Новы и Я. Фолта стали связующим звеном с коллегами из Чехословакии. Важную роль в установлении устойчивых связей с зарубежными историками математики сыграли «Историко-математические исследования», в которых печатали свои работы Г. Феттер, К. Фогель, Б.Л. Ван дер Варден, Ж. Дьедонне, Хуа Логэн, А. Кромби, Р. Татон, К.-Р. Бирман, Г. Вуссинг, Л. Новы и др. А.П. Юшкевич стал центральной фигурой совместного проекта АН СССР и Швейцарского общества eестественных наук по изданию собрания сочинений Л. Эйлера, где активно сотрудничал с Э. Фельманом, а также с Э. Винтером, Р. Татоном и др. В своих исследованиях по истории математического анализа он оказался тесно связанным с П. Дюгаком, по истории математики в средние века – с А. Кромби и Р. Рашедом. Его роль в развитии историко-математических исследований в Европе – особая тема, выходящая за рамки настоящей статьи.

Адольф Павлович внимательно следил за тем, чтобы важнейшие научные результаты зарубежных исследователей становились достоянием советских ученых – этому были посвящены его многочисленные выступления на семинаре в Московском университете доклады на различных всероссийских и всесоюзных конференциях. Он старался сделать так, чтобы важнейшие достижения мировой историко-математической науки получали отражение на страницах отечественных журналов – «Успехов математических наук», «Вопросов истории естествознания и техники», «Математики в школе». В то же самое время А.П. Юшкевич стремился донести до западного читателя информацию о последних достижениях советских историков математики, используя для этого любые возможности: выступления на международных конференциях и съездах; личные контакты с зарубежными учеными; публикацию рецензий работы отечественных авторов в международных историко-научных журналах.

Он постоянно агитировал советских исследователей выступать со статьями в зарубежных журналах, именно его настойчивости западный мир обязан, например, знакомству с работами Ф.А. Медведева, который сам, по особенностям своего характера, вряд ли проявил бы достаточную для этого активность. Участники школ по истории математики в Обервольфахе, которым посчастливилось пересечься там с Юшкевичем, помнят его возмущение по поводу незнания выступавшими результатов советских исследований, в частности, исследований его учеников.

6. А.П. Юшкевич-учитель. Практически все советские историки математики второй половины XX в. считали себя, в той или иной степени, учениками Адольфа Павловича Юшкевича. Одни – учились по его книгам и статьям; другим – довелось слушать его лекции и участвовать в руководимых им семинарах, некоторым (таких было немало) – выпало счастье быть его прямыми учениками.

К ученикам он всегда был внимателен: быстро оценивал способности каждого и выбирал задачу (тему диссертации) в соответствии с возможностями и интересами начинающего исследователя. Если он видел, что ученик достаточно самостоятелен, то давал ему значительную свободу и не сдерживал инициативу. Он старался быть в курсе – какую задачу решает ученик сегодня, обсуждал с ним промежуточные результаты и, если было нужно, очень тактично поправлял молодого исследователя. Он требовал от каждого из своих учеников хорошего знания литературы по изучаемой теме и серьезной ее проработки. В связи с этим вставал вопрос о знании иностранных языков, чему Юшкевич, владевший основными живыми европейскими языками и латынью, придавал особое значение – на семинарах он всегда призывал молодежь учить языки. Разумеется, во главу угла ставилось хорошее владение математической стороной вопроса – с позиций современной науки. Это было для него, скажем так, и правилом хорошего тона, и необходимым жизненным требованием – диссертации по правилам советского ВАКа шла по Разряду «математика», а Адольф Павлович не хотел уронить своего достоинства в глазах коллег-математиков. Он был воспитанником знаменитой математической школы и рассматривал себя, прежде всего, ее представителем.

В своих контактах с коллегами и учениками А.П. Юшкевич всегда проявлял глубокую порядочность. Оценивая результаты коллег, он старался быть объективным, и часто давал высокие оценки работам авторов, глубоко ему лично неприятных. Будучи человеком темпераментным и не всегда сдержанным, Адольф Павлович мог в раздражении сказать лишнее. Однако если он сам понимал, что был не прав, мог позвонить обиженному (даже если это был его ученик) и попросить извинения.

Все мы помним, как он загорался, услышав на той или иной конференции или семинаре интересный доклад неизвестного ему ранее исследователя. Такой исследователь никогда не был обделен его вниманием, ему и его трудам Юшкевич был готов оказывать содействие.



Эти его качества способствовали установлению нормальной рабочей атмосферы в сообществе – замечательном сообществе советских историков математики 1930-1980-х гг., времени, в котором жила и действовала Советская историко-математическая школа, бесспорным лидером которой был Адольф Павлович Юшкевич.
Список литературы

  1. Юшкевич А.П. Философия математики Лазаря Карно // Естествознание и марксизм. – 1929. – № 3. – С. 83–99.

  2. Юшкевич А.П. О возникновении понятия об определенном интеграле Коши // Труды Института истории естествознания. – М.; Л., 1947. – Т. I. – С. 373–411.

  3. Youshkevich A.P. The concept of function up to the middle of the 19th century // Archive for History of Exact Science. – 1976. – V. XVI. – № 1. – P. 37–85.

  4. Юшкевич А.П. Развитие понятия предела до К. Вейерштрасса // Историко-математические исследования. – М., 1986. – Вып. XXX. – С. 11–81.

  5. Юшкевич А.П. Исторический очерк // В.В. Степанов. Курс дифференциальных уравнений. – М., 1950. – С. 428–458.

  6. Юшкевич А.П. Математика и ее преподавание в России XVII-XIX вв. // Математика в школе. – 1947. – № 1. – С. 26–39; №2. – С. 11–21; №3. – С. 1–13; №4. – С. 17–30; №5. – С. 23–33; №6. – С. 26–37; 1948. – № 1. – С. 14–23; № 2. – С. 1–14; №3. – С. 1–10; №5. – С. 10–19; 1949. – № 1. – С. 7–18; №3. – С. 1–14.

  7. [Юшкевич А.П.] Математика // История естествознания в России. – М., 1957. – Т. I. Ч. I. – С. 26–48, 215–272; М, 1959. – Т. I. Ч. II. – С. 33–89; Т. 2. – С. 41–221.

  8. [Юшкевич А.П.] Математика и механика // История Академии наук СССР. – М.; Л., 1958. – Т. I. – С. 7–84, 187–195, 341–352.

  9. [Смирнов В.И., Юшкевич А.П.] Математика // История Академии наук СССР. – М.; Л., 1964. – Т.II. С. 34–51, 286–306, 473–484.

  10. Юшкевич А.П. История математики в России до 1917 года. – М., 1968.

  11. История отечественной математики. – Киев, 1966–1970. – Т. 1–4.

  12. История математики с древнейших времен и до начала XIX столетия / под ред. А.П. Юшкевича. – М., 1970–1972. – Т. 1–3.

  13. Математика XIX века. Математическая логика. Алгебра. Теория чисел. Теория вероятностей / под ред. А.Н. Колмогорова и АЛ. Юшкевича. – М., 1978.

  14. Математика XIX века. Геометрия. Теория аналитических функций / под ред. А.Н. Колмогорова и А.П. Юшкевича. – М., 1981.

  15. Математика XIX века. Чебышевское направление в теории функций. Обыкновенные дифференциальные уравнения. Вариационное исчисление. Теория конечных разностей / под ред. А.Н. Колмогорова и А.П. Юшкевича. – М., 1987.

  16. Youschkevitch A.P., Dugac P. «L'affaire» de l'académicien Luzin de 1936 // Gazette des mathematicians. – 1988. – № 3. – P. 31–35.

  17. Юшкевич А.П. «Дело академика Н.Н. Лузина» // Вестник Академии наук СССР. – 1989. – №4. – С. 102–113.

  18. Юшкевич А.П. «Дело» академика Н.Н. Лузина» // Репрессированная наука. – Л., 1991. – С. 377–394.

  19. Юшкевич А.П. История математики // Математика в СССР за тридцать лет. – М., 1948. С. 993–1020.

  20. Юшкевич А.Н. История математики // Математика в СССР за сорок лет. – М., 1959. – Т. I. – С. 953–985.

  21. Юшкевич А.П. Советские исследования по истории математики за шестьдесят лет (1917–1977) // Историко-математические исследования. – М., 1979. – Вып. XXIV. – С. 9–87.

  22. Юшкевич А.П. Омар Хайям и его алгебра // Труды Института истории естествознания. – М.; Л., 1948. – Т. II. – С. 499–534.

  23. Юшкевич А.П., Розенфельд Б.А. Теория параллельных линий н средневековом Востоке IX–XIV вв. – М., 1983.

  24. Юшкевич А.П. О достижениях китайских ученых в области математики // Историко-математические исследования. – М. 1955. – Вып. VIII. – С. 539–572.

  25. Юшкевич А.П. История математики в средние века. – М., 1961.

  26. Юшкевич А.П. Исследования по истории математики в странах Востока: итоги и перспективы // Труды Международного конгресса математиков (Москва, 1966). – М., 1968. – С. 664–680.


Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-03-03375а) и РФФИ (проект № 05-06-80279а)

  • 1. Начало творческого пути.
  • 2. Становление Советской историко-математической школы.
  • 3. А.П. Юшкевич и основные направления развития историко-математических исследований в СССР.
  • 4. Обобщающий труд по истории математики с древности до 30-х годов XX в.
  • Существенное место в творческой биографии Адольфа Павловича занимала деятельность по организации историко-математической жизни в стране.
  • 6. А.П. Юшкевич-учитель.
  • Список литературы