Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


С. Г. Карпюк доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук (Москва) Междисциплинарные подходы к изучению истории древней Греции Лекция




страница4/5
Дата09.02.2017
Размер0.81 Mb.
1   2   3   4   5
Списки членов тиасов Тиасы, религиозные союзы (хотя иногда они могли быть какими-то религиозными подразделениями фратрий – см. IG II2. 1237), сначала включали, по мнению исследователей, только граждан и лишь впоследствии, с конца IV в. до н.э. к ним стали примыкать и неграждане. Однако рассмотрение имен тиасотов в афинских надписях IV в. до н.э. позволяет внести в подобное утверждение некоторые коррективы (табл. 10). Таблица 10. Доля имен с корнями dem- и arist- в афинских надписях со списками членов тиасов IV в. до н.э. Номер надписи по IG II2 Имена афинских граждан Имена с корнем dem- Доля имен с корнем dem- в Имена с корнем arist- Доля имен с корнем arist- в Итого, име­на 194 3 1,54 4 2,06 Итого, пат­ронимы 90 3 3,33 3 3,33 Итого, име­на и патронимы 284 6 2,11 7 2,46 Доля имен с корнем dem- среди членов тиасов как минимум вдвое, а то и втрое меньше, чем среди афинских граждан (да и имен с корнем arist- также значительно меньше среди тиасотов). Это может служить подтверждением того общеизвестного факта, что значительную часть (если не большинство) членов тиасов составляли неграждане. Причем это характерно для всего IV в. до н.э., а не только для конца IV в. Списки воинов, моряков и клерухов Относящиеся к IV в. до н.э. общественные афинские списки воинов и моряков разнохарактерны (это не только погребальные списки, как в V в. до н.э.), что затрудняет достоверные сопоставления. В них невозможно отделить афинских граждан от метеков и иностранцев. В афинских поселениях и клерухиях IV в. до н.э. (Саламин, Делос, Лемнос, Имброс, Самос и др.) встречается около 1 имен с корнем dem- и несколько менее 5 с корнем arist-. Даже в афинском Саламине, который был очень тесно связан с Аттикой, зафиксировано менее 2 имен с корнем dem-. Доля имен с корнем dem- и с корнем arist- в поселениях находится в обратной пропорции по отношению к самой Аттике. Это могло быть связано как с влиянием местного населения, так и с особым социальным составом клерухов (можно напомнить, что философ Платон родился на Эгине, заселенной тогда афинскими клерухами). Надписи наемных воинов из Афин можно привлекать для сопоставления с ономастическими пристрастиями афинских граждан. Наиболее известна большая (204 строки) надпись из Эрехтейона, датируемая приблизительно 300 г. до н.э. (IG II2. 1956). В ней читается 145 имен. Из них только 2 имени с корнем dem-dam- (Eudemos – стк. 8, Damon – стк. 144), 4 имени с корнем arist- и 2 имени с корнем hipp-. При этом вполне возможно, что первые 46 имен (их этникон не сохранился) – имена афинян и среди них имя Евдем. Таким образом, из определенно неафинских имен всего лишь 1,01 имеет корень dem-dam-. Имена ремесленников Возьмем для сравнения список ремесленников Эрехтейона12, который относится к последним двум десятилетиям V в. до н.э. и поэтому наиболее хронологически близок общественным надгробным надписям. В нем содержатся 92 полных либо частично (до корня) читаемых имен ремесленников. Из них 21 гражданин, 39 метеков, 17 рабов и 15 лиц с неустановленным статусом. При этом ни одного имени с корнем dem- в списке нет! Более того, из 18 известных патронимов тоже нет ни одного с корнем dem-. О чем это может свидетельствовать Прежде всего о том, что имена с корнем dem- ассоциировались с правом гражданства. Очевидно, они были более популярны в среде политически активных семей, нежели среди ремесленников13. Характерно, что имена с корнем arist- встречаются в этом списке исключительно среди граждан14. Посмотрим, насколько изменилась ситуация почти через столетие, и для этого воспользуемся перечнем имен ремесленников, занятых на строительстве Элевсинского святилища (IG II2. 1671–1673). Здесь уже больше имен с корнем arist- и появляется патроним с корнем dem- (…тель, сын Демофана, – гражданин-камнетес, около 330 г.). Таким образом, как «демократические», так и «аристократические» имена были характерны исключительно для граждан-ремесленников и не встречаются среди метеков и рабов. При этом имена с корнем dem- малоупотребительны в этой среде, хотя к середине IV в. можно говорить о некотором их распространении. Списки иноземцев Для сопоставления с гражданами можно привлечь списки иноземцев из Аттики (табл. 11). Хотя они дают достаточно высокий процент имен с корнями dem-dam- (3,13), тем не менее он ниже доли соответствующих имен среди афинских граждан, не говоря уже о том, что имена с корнем arist- встречаются среди иноземцев в Аттике вдвое чаще (6,25). Таблица 11. Доля имен с корнями dem-dam- и arist- в афинских надписях со списками иноземцев IV в. до н.э. Номер надписи по IG II2 Имена иноземцев Имена с корнями dem-dam- Доля имен с корнями dem-dam- в Имена с корнем arist- Доля имен с корнем arist- в Итого 128 4 3,13 8 6,25 «Неопределенные» списки афинских граждан IV в. Основываясь на доле «значимых» имен, можно сделать попытку дать социальную характеристику персонажам «неопределенных» списков граждан (сatalogi generis incerti – IG II2. 2364–2426), назначение которых не установлено (табл. 12). Таблица 12. Доля имен с корнями dem- и arist- в «неопределенных» афинских надписях IV в. до н.э. Catalogi generis incerti IV в. Именаафинских граждан Имена с корнем dem- Доля имен с корнем dem- в Имена с корнем arist- Доля имен с корнем arist- в Итого, име­на 521 19 3,65 25 4,80 Итого, пат­ронимы 272 12 4,41 16 5,88 Итого, име­на и патронимы 793 31 3,91 41 5,17 «Неопределенные» надписи содержат долю имен с корнем dem- ниже средней, а с корнем arist- - значительно выше средней. Поэтому можно с некоторой осторожностью предположить, что эти списки в большей степени отражают «литургическую» либо «религиозную», нежели «политическую» сферу жизни полиса. Заключение Интересно посмотреть, насколько популярными были имена с корнем dem-, arist-, kall-, hipp- в среде афинской элиты V–IV вв. до н.э. Списки известных нам представителей верхнего класса афинского гражданства (исполнителей литургий, триерархов и вообще богатых людей) собраны Дж. Дейвисом, причем им проведена классификация этих лиц по поколениям. Для сопоставления мы берем список богатых афинян поколений D, E, F (по классификации Дж. Дейвиса), которые охватывают весь V век (упоминания с 500499 по 4010 г. включительно; всего 112 имен), а также список триерархов середины IV в. (поколение На, по классификации Дж. Дейвиса 357–340 гг., всего 149 имен). В качестве «точки отсчета» можно взять перечень афинян, подвергнутых остракизму, кандидатов на остракизм и их отцов, согласно Ш. Бренне (табл. 13). Таблица 13. Сопоставление долей «демократических» и «аристократических» имен среди афинской политической элиты V–IV вв. до н.э. Имена граждан Имена с корнем dem- Имена с корнем arist- Имена с корнем hipp- Имена с корнем kall- Всего «аристократических» имен Афинские граждане, подвергну-тые остра­кизму, кан­дидаты на остракизм и их отцы (V в. до н.э.) 272 2 (0,74) 9 (3,31) 10 (3,68) 12 (4,41) 31 (11,40) Богатые афиняне V в. до н.э. 112 5 (4,46) 5 (4,46) 5 (4,46) 2 (1,79) 12 (10,71) Триерархи 357–340 гг. 149 14 (9,40) 3 (2,01) 6 (4,03) 3 (2,01) 12 (8,05) Таким образом, если в V в. средняя доля имен с корнем dem- среди богатых афинских граждан практически равна средней по коллективу граждан, а «аристократические» имена встречаются гораздо чаще, то в IV в. ситуация несколько меняется. Среди триерархов середины IV в. почти каждый десятый имеет имя с корнем dem-, а среди «аристократических» имен имена с корнем arist- теряют популярность, хотя имена с корнями hipp- и kall- по-прежнему широко распространены. Рассмотрим также соотношение имен с корнямим dem- и arist- среди различных категорий жителей Афин V–IV вв. до н.э. (табл. 14). Таблица 14. Доля имен с корнями dem- и arist- в афинских надписях V и IV веков (по возрастанию доли имен с корнем dem-) Доля имен с корнем dem- в Доля имен с корнем arist- в Афинские ремесленники, занятые на строительстве Эрехтейона (конец V в.) 0 0 Афинские граждане, подвергнутые остракизму, кандидаты на остракизм и их отцы (V в. до н.э.) 0,74 3,31 Посвятительные надписи с афинского акрополя конца VI–V вв. 2 3,71 Надписи из IG II2 со списками членов тиасов IV в. до н.э. 2,11 2,46 Надписи из IG II2 со списками иноземцев IV в. до н.э. 3,13 6,25 Надписи со списками граждан из IG II2 , назначение которых не установлено 3,91 5,17 Афинские архонты-эпонимы V в. до н.э. (с 500 по 403 г. включительно) 4,21 3,16 Богатые афиняне V в. до н.э. (по Дж. Дейвису) 4,46 4,46 Общественные надгробные надписи граждан V в. до н.э. 4,52 3,33 Общественные надгробные надписи граждан V–IV вв. до н.э. 4,53 3,29 Афинские магистраты архаического и классического периодов (согласно Develin R. Athenian Officials 684–321 B.C. Camb., 1989) 5,13 Общественные надгробные надписи граждан IV в. до н.э. 5,26 0 () Избранные жребием архонты-эпонимы классическихАфин (487-323 гг.) 5,49 3,66 Списки афинских булевтов и пританов IV в. до н.э. 6,02 4,29 Афинские архонты-эпонимы IV в. до н.э. (402-323 гг.) 6,25 5 Списки афинских третейских судей (diaithtaiv) второй половины IV в. до н.э. 6,25 3,85 Тессеры с именами афинских судей IV в. до н.э. 8,24 4,71 Афинские триерархи 357-340 гг. (по Дж. Дейвису) 9,40 2,01 Выборка по материалам афинских общественных надгробных надписей дает долю 4,53 имен с корнем dem- среди гражданского коллектива Афин в V–IV вв. до н.э. По моему мнению, такая или примерно такая доля имен с корнем dem- характерна для афинского гражданства, и отклонение от нее в достаточно обширном ономастическом комплексе должно свидетельствовать либо о неполной выборке (представлена какая-то часть гражданского коллектива), либо о негражданском статусе носителей данных имен. Очевидно, что пятипроцентная (приблизительно, конечно) доля имен с корнем dem- является средней для афинских граждан V–IV вв. до н.э. (средние показатели 4,5–5,5 выделены в табл. 14 курсивом). Наиболее близки к ней общественные надгробные надписи, которые в наибольшей степени характеризуют весь гражданский коллектив. При этом очевидно, что для IV в. характерно небольшое возрастание имен с корнем dem- по сравнению с предыдущим периодом. Превышение (или понижение) этой доли, особенно значительное, может свидетельствовать об изменении социальной выборки. И здесь совершенно очевидно, что, с одной стороны, имена с корнем dem- в меньшей степени использовались иноземцами и почти не использовались негражданами. С другой стороны, антидемократически настроенные аристократы в V в. до н.э., о чем свидетельствуют острака, также крайне редко носили подобные имена. Имена с корнем dem- были популярны как среди демократически ориентированных аристократов, так и среди политически активной части демоса. Об этом свидетельствует и статистика подобных имен среди афинских магистратов (булевтов, архонтов, судей), которые хотя и избирались по жребию, но должны были выдвигать себя сами, и исключительно высокая доля афинян с именами с корнем dem- среди исполнявших триерархию в середине IV в. до н.э. Таким образом, «демократические» имена (в частности имена с корнем dem-) превращаются в «политически мотивированные» имена афинской демократической элиты, состоящей из демократически ориентированной части аристократии и политически активной верхушки демоса. Вообще доля имен с корнем dem- может служить одним из показателей социального статуса перечисленных в том либо ином списке афинян. Имена с корнем dem- становятся популярными именно в среде политической элиты демократических Афин: лояльной демократическому режиму аристократии и устремившихся к власти представителей зажиточной верхушки демоса. Их было мало как среди аристократов, враждебных демократии, так и среди низов демоса, не озабоченных политической карьерой. Таким образом, в Афинах имена с корнем dem- становятся своеобразным маркером изменений, своеобразным признаком появления «демократического нобилитета», который стал и носителем, и потребителем демократической идеологии. Конечно, имена с корнем dem- не всегда указывают на демократию, они могут указывать и на полисную солидарность, «патриархальную демократию» (в пример можно привести Беотию), однако в Афинах и в некоторых других обществах классической и раннеэллинистической Греции (Этолия, некоторые полисы Сицилии) они указывали именно на степень демократизации общества. Хотя афинская демократия не смогла выработать выраженной в текстах идеологической системы, которая смогла бы противостоять антидемократической риторике философских школ IV в. Однако, как показывает изучение собственных имен демократических Афин, на уровне «народной идеологии» демократические идеи успешно боролись с аристократическими, вторгаясь даже в сферу имянаречения, традиционно контролируемую семьей. Распространению «демократических» имен могли способствовать и частая персонификация Демоса в произведениях литературы и искусства и установление культа Демоса – покровителя полиса. И, наоборот, установление культа Демоса свидетельствовало об идеологических изменениях, которые составляли благоприятную почву для распространения «демократических» собственных имен. Еще в 422 г. до н.э. Аристофан во «Всадниках» выводит персонифицированного Демоса. Рельефы с изображением персонифицированного Демоса нередко сопровождают надписи с записями постановлений афинского народного собрания в IV в. Персонификация Демоса была широко распространена в Афинах IV в. и усиливалась в кризисные для демократии периоды (например, после битвы при Херонее). В качестве примера можно привести закон Евкрата 336 г. о безнаказанности для убийцы заговорщика, покушавшегося на демократический строй. В 332 г. члены Совета приняли решение о воздвижении бронзовой статуи, персонифицирующей демократию. В упомянутом выше перечне булевтов 3354 г. до н.э. (IG II2. 1700) упоминается некий Lusidemos Lusitheou (сткк. 206–207). Следует отметить интересное и очень «идеологичное» чередование корней: demos – theos в имени и патрониме этого члена Совета пятисот. Оно свидетельствует о том, что обожествление Демоса было вполне подготовлено общественным сознанием; в свою очередь сам культ Демоса и Демократии не мог не способствовать увеличению доли «демократических» имен, которые отныне можно уже рассматривать так же как и теофорные. Наконец, в III в. до н.э. был установлен полисный культ Демоса: по предложению Евриклида вскоре после 229 г., когда наступил конец македонскому владычеству над Афинами, было издано постановление народного собрания о сооружении нового святилища на северо-западе агоры, в котором должен был почитаться персонифицированный Демос вместе с Харитами, дочерьми Зевса. Это, пожалуй, было самым значительным изменением в религиозной сфере эллинистических Афин. Культ Демоса процветал, и жрец этого культа играл весьма важную роль при посвящении в эфебы. Характерно, что на подчиненном Афинам Делосе в середине II в. до н.э. также почитался Демос (афинский) наряду с местной Гестией и римской Ромой (ID. 2605). Утверждение и распространение культа Демоса (причем Демократия воспринималась как вполне синонимическая фигура) в эллинистических Афинах показывает уровень распространения и восприятия демократической идеологии, причем основы подобного восприятия закладывались еще в классическую эпоху, и распространение имен с корнем dem- в среде афинского гражданства может служить индикатором такого распространения. Таким образом, приведенные выше данные позволяют утверждать о некотором увеличении доли имен с корнем dem- среди всех афинских имен как к началу IV в., так и в течение самого IV в. Причем в политически активных кругах, среди «политического класса» эта доля заметно выше. Имена с корнем «демонстративно аристократическим» arist- становятся менее популярными, но hipp-, kall- и другие «более нейтральные корни» широко используются. Широкий средний класс, прослойка «демократической аристократии», питал склонность к использованию «демократически значимых» имен. В Афинах V–IV вв. до н.э. аристократия сначала мимикрировала под демос, а потом слилась с его верхушкой. Анализ собственных имен дает возможность «почувствовать» этот процесс. Кроме того, статистика имен позволяет судить о статусе и идеологических предпочтениях той или иной социальной группы афинян классического времени. Лекция 3 Климат и цивилизация: холодные зимы древней Греции 1. Значение: климат – неотъемлемая часть окружения человеческих сообществ, природной среды. Вообще климат – часть природной среды любой цивилизации, и климатические изменения неизбежно попадают в поле зрения не только климатологов, но и историков. Ле Руа Ладюри – пример климатолога и историка. Клименко – пример климатического детерминизма 2. Стереотипы и реальность: климат современной Греции. Климат современной Греции в обыденном сознании воспринимается как жаркий и средиземноморский. И то и другое представление справедливо, но только отчасти. Начало января 2002 г. – 40 см снега (Костас Симитис), см. www.athensguide.com, март 2003 г., февраль 2005 г. Если Вы посмотрите на табл. 2 на с. 207-208 ридера, то легко убедитесь, что жара и сушь летом сменяются холодами и кратковременными катастрофическими дождями в осенне-зимний период. Устойчивые северо-восточные ветры (этесии) помогают переносить жару. Ашман – Салларес (1984) дали ограниченное определение средиземноморского климата, учитывающее три следующих параметра: 1) достаточное количество дождей для осуществления успешного земледелия без искусственного орошения в большинстве лет, но недостаточное для поддержания либо густых хвойных, либо широколиственных листопадных лесов; 2) мягкие зимы без интенсивных и продолжительных периодов холодной погоды; 3) по меньшей мере 65 от всех осадков выпадает в зимнюю половину года, при отчетливом сухом сезоне в течение лета. 3. Как описывается и воспринимается климат в древней Греции Ученые XIX в. часто достаточно идиллически воспринимали климат древней Греции, не замечая его негативные стороны. Вот что писал известный немецкий ученый Герман Вейс: «Климат, суровый в гористых местностях, на большей части территории умеренный: зной, смягчаемый морским бризом, редко бывает томительным даже на юге полуострова. Воздух необыкновенно чист и прозрачен. Такие климатические условия не могли не повлиять благотворно на древнейшее население Греции и не побудить его к деятельности». Согласно данным дендрохронологии (образцы дерева были взяты с Парфенона), климатическая изменчивость между годами очень похожа на современные образцы. (391) Подобному подходу способствовали. как ни странно, сами древние греки. Зимние сюжеты и изображения людей в зимних одеждах не пользовались особой популярностью среди афинских вазописцев архаической и классической эпохи. Только амазонок, скифов и прочих варваров было принято изображать тепло одетыми. Вещи, которые с натяжкой можно ассоциировать с зимней порой, иногда фигурируют в бытовых изображениях. Например, на донышке большой краснофигурной чаши Никосфена (около 520 г.) изображена девушка (гетера), которая держит в руках полусапожки15. Однако девушка изображена обнаженной, собирающейся умываться, и ничто не указывает на холодное время года. «Зимние» башмачки-полусапожки здесь – не более чем модный аксессуар. Даже в «Иконографическом словаре классической мифологии» – наиболее полном компендиуме мифологических сюжетов – трудно найти хоть какой-либо «зимний» сюжет. Во всяком случае, мне этого сделать не удалось. Нет никаких «зимних» сцен в сюжетах с Дионисом, праздники в честь которого приходились как раз на зимние месяцы. То же самое можно сказать и о сюжетах с Гераклом; разве что на одном изображении Геракла на краснофигурной аттической пелике 490–480-х годов герой изображен в львиной шкуре, натянутой на голову (и чем-то напоминающей куртку с капюшоном)16. Однако в данном случае на иконографию Геракла повлияла скорее персидская одежда, с которой греки хорошо ознакомились в разгар греко-персидских войн, когда и была изготовлена данная пелика. Сохранилось множество изображений бога северного ветра Борея; однако и этот бог изображался в обычной летней одежде17. Редчайшее исключение – изображение Борея в горологии Андроника на римской агоре в Афинах18. Однако это изображение позднее (I в. до н.э.), да и здесь изображен скорее не зимний плащ (хлена), а гиматий. Весьма показательно изображение на краснофигурном сосуде «мастера Алкимаха» (460–450-е годы), на котором под дуновением Борея распахивается плащ на плече женщины19. Никакой специально зимней одежды здесь не изображено! То же самое можно сказать и о краснофигурном сосуде (шале) из собрания университета в Майнце (430–420-е годы), на котором изображены под дуновением Борея две женщины в гиматиях, накинутых на нижние плащи, и в сандалиях20. На единственном изображении дочери Борея, нимфы Хионы (в мифах о рождении которой упоминается даже снег), она изображена в длинной верхней одежде, но босиком21. Таким образом, афинские вазописцы стремились не изображать холода и предметы зимней одежды (сисюру, хлену), которые использовались при похолоданиях. «Идеальный образ» и даже «бытовой образ» грека архаической и классической эпохи был несовместим с зимними холодами и специальной зимней одеждой. Изображения на вазах свидетельствуют скорее не о реальных климатических условиях, а о греческих представлениях о них; идеологии здесь больше, чем климатологии. Греческие представления о «непрестижности» зимней жизни вольно или невольно передались и современным исследователям22. Показательна дискуссия о жилищах первых поселенцев греческого поселения Борисфен на острове Березань. Землянка однозначно трактуется как признак негреческого жилища (хотя автор каталога ранее справедливо отмечает, что суровые климатические условия сыграли роль в более поздней колонизации греками Причерноморья). Но ведь первым поселенцам, до постройки капитальных домов в третьей четверти VI в. до н.э., чтобы пережить суровые зимы этого крайнего севера греческого мира, столь красочно описанного Геродотом, нужны были не шалашики, а теплые жилища, и поэтому в землянках вполне могли жить и греки. «Северное побережье Черного моря стало объектом греческой колонизации уже на ее заключительном этапе. Причины такого отставания могли быть самыми разными. Среди них, безусловно, можно назвать значительную удаленность региона и плохое знание условий навигации в его акватории, относительно суровый, по меркам Греции, климат северных территорий. Однако со второй половины VII в. до н.э. греки начали весьма активно ими интересоваться…» (с. 7) «На протяжении первых трех четвертей VI в. до н.э. единственным типом жилищ Березанского поселения были заглубленные в землю постройки – землянки и полуземлянки, площадью порядка 5–16 кв. м, имевшие весьма примитивное архитектурное решение: для них характерна простота конструкций и скромность интерьера» (с. 16). … «Всё это дает возможность предполагать, что доля выходцев из варварской среды в составе населения Березанского поселения первых трех четвертей VI в. до н.э. была весьма значительна» (с. 17). Boardman J. Athenian Black Figure Vases. A Handbook. L., 1991. Классическое пособие Джона Бордмана о чернофигурной афинской керамике. Everyday life. – P. 205–207. Нет изображений специфически зимней одежды, но только хитон, хламида, гиматий, иногда пеплос. Werner P. Life in Greece in Ancient Times. Fribourg, 1977. Одежда – Р. 49 – 53, иллюстрации – Р. 52, 54 – 55: нет ничего о зимней одежде. Дом и мебель – Р. 39 – 48: ничего нет об обогреве. 4. Климат в древней Греции в сравнении с современным. Каким же был климат древней Греции в сравнении с современным Две опасности. Первая. Точка отсчета. С чем сравнивать Что такое «современный» Из книги в книгу (Филлипсон, Салларес) уже почти век кочует утверждение, что климат классической Греции соответствует современному. Оно основывается на основании сравнения наблюдений греческого метеоролога Эгинитиса с сроками цветения растений, описанных Феофрастом около 300 г. до н.э. Они совпали. Но ведь двухтомник Эгинитиса был опубликован в 1907-08 гг. и основывался на наблюдениях предыдущих десятилетий. (см. табл. 3 на стр. 209 ридера) А климат конца XIX в. значительно отличается от климата начала XXI в. (табл. 3). Есть понятие «вчерашняя» Греция, используемое для описания ландшафта (Снодграсс – Рэкхем). Но «вчерашний» – не только ландшафт, но и климат. Т.е. климат классической Греции был близок климату конца XIX в. («вчерашнему»). Следует только учитывать, что в это время в Европе был пик так называемого «малого ледникового периода». Вторая. Соблазн циклизма. Хатчинсон, Гумилев, Алексеев, Клименко (2400 лет), Монин – Берестов, 2005 (1600 лет). «Циклисты» часто оперируют материалом кочевых сообществ великой степи. Филлипсон, Андре Эмар и Ле Руа Ладюри – против, но по разным побудительным причинам (первые два утверждают, что климат с античных времен не изменился). На основании естественнонаучных методов (результаты бурения ледников, дендрохронология, исследование образцов пыльцы и др.) было сделано заключение, что климат архаической и классической Греции был несколько холоднее современного. Клименко дает реконструкцию среднегодовой температуры Северного полушария в V в. до н.э. – VIII в. н.э.23 Температура отсчитана в разности от средней за 1951–1980 гг. величины. Согласно таблице, примерно от 800 г. до середины V в. до н.э. температура стремительно возрастает (примерно с -0,7º до -0,1º), затем, около 400 г. до н.э. – похолодание до -0,3º, потепление к середине IV в. до 0º, затем снова похолодание до -0,3º около 100 г. до н.э., затем потепление римского времени ( 0,1º около рубежа эр и 0,2º около 100 г. н.э., а между ними небольшое похолодание до -0,15º (рис. 1, с. 8). В целом приведенные автором палеоклиматические данные вполне соответствуют общеизвестным сведениям о колебаниях климата в древности, разве что более детализированы. В целом подобные суждения можно признать верными, но не надо преувеличивать их значение. Современный тренд средних температур еще больше. Если Вы откроете ридер на с. 207, и сравните в табл. 1 два первых столбца, т.е. данные конца ХХ в. с данными третьей четверти ХХ в., то тренд температур будет еще выше, чем в древности. Сами ученые, адепты естественнонаучных методов, не уверены в их абсолютной точности; к тому же среднеполушарные температуры могут отличаться от региональных. Но ведь древняя Греция была обществом письменным. Зимняя лексика: хеймон, хион, нифэ, крюос, ригос, пэгнюми, кристаллос. 5. Важность и незаменимость письменных источников при описании и реконструкции климата древней Греции. Составление свода. 1. Автор. Аристофан. 2. Сочинение. Ахарняне. 3. Книга, глава, параграф, строки. Стк. 138–140. 4. Дата написания (постановки). Постановка в январе–феврале 425 г. до н.э. 5. Дата описанного события. Конец 430-х – начало 420-х годов (429 г.). 6. Место описанного события. Фракия (нынешняя Болгария), северная Греция; река Стримон (совр. Струма). 7. Текст. Когда не занесло б всю снегомФракию И реки не замерзли в пору самую, Как Феогнид в театре приз оспаривал (пер. С. Апта, с изменениями). 8. Слова из «зимней» лексики. Катанифо – падать (о снеге). Хион – снег. Пэгнюми – сковывать льдом. 9. Более широкий контекст. Эта реплику произносит феор (священный посол), вернувшийся из Фракии вместе с наемными воинами из племени одомантов. Он объясняет свое долгое пребывание во Фракии необычными холодами. 10. Комментарий. Поставлена на зимнем фестивале Ленеи, когда тема зимы и холодов была актуальна и волновала зрителей. О годе постановки пьесы Феогнида сведений нет, но холодные зимы на рубеже 430-х – 420-х годов упоминаются в “Пире” Платона (220b). Ср. сообщения об осаде афинянами Потидеи в Халкидике в “Истории” Фукидида (I. 59. 1, II. 70. 1). Необычен, очевидно, факт, что снегом занесло “всю Фракию”, а также замерзание рек (что происходит не каждый год). 6. Хотел бы остановиться на зиме. «Зимняя» лексика. kheimon (хеймон) - зима; буря. kheimonikos (хеймоникос) - зимний. kryos (крюос) - холод, мороз. pagos (пагос) – мороз. pegnymi (пэгнюми) – сковывать льдом. rhigos (ригос) – холод, мороз. kryeros (крюэрос) - холодный, ледяной. khion (хион) - снег. niphe (нифэ) – идти (о снеге). krystallos (крюсталлос) - лед. pakhne (пахнэ) – иней. Зимняя лекция в древнегреческом представлена достаточно широко, много синонимов. 7. Сельскохозяйственный год. Времена года. Календари. Зима – не единственное время года. Времена года древних греков лето – терос (theros), начало мая – начало ноября, 6 месяцев осень – фтинопорон (phthinoporon) зима – хеймон (kheimon), начало ноября – начало марта, 4 месяца весна – эар (ear), начало марта – начало мая, 2 месяца Зима начиналась для древних греков с крика улетающих на юг на битву с пигмеями журавлей (Hom. Il. III. 4; Hes. Erga 448 sqq.). Зимними считались четыре месяца с начала ноября до начала марта (см. речь Никия у Фукидида); они были посвящены разным богам – Зевсу (подателю дождя и снега), Посейдону и Гере, в частности, но все эти месяцы были заполнены празднествами в честь Диониса. Иногда зимними считались три месяца. В Дельфах начало весны = это день рождения Аполлона 7-го бисия. Весенними считались два месяца с середины марта до середины мая; они были посвящены богине Артемиде. Летними считались обычно шесть оставшихся месяцев, посвященных богу Аполлону. Но для более точной датировки (в контрактах и т.п.) греки предпочитали пользоваться астрономическими ориентирами: восход и заход Плеяд, Пса и т.п.). Греки не сформировали абсолютно четкого представления о временах года (хеймон, эар, терос). Алкей. Пер. В.В. Вересаева. 1 Орошай вином желудок: совершило круг созвездье, Время тяжкое настало, всё кругом от зноя жаждет. … Зацветают артишоки. В эту пору жены грязны, И мужчины слабы: сушит им и головы и ноги Жаркий Сириус… 3 Дожди бушуют. Стужей великою Несет от неба. Реки все скованы… … Прогоним зиму. Ярко пылающий Огонь разложим. Щедро мне сладкого Налей вина. Потом под щеку Мягкую положи подушку. 8. Письменные источники о климате (прежде всего о зиме). Но Ксенофонт и Аристотель знали о замерзании вина, масла и воды, сушке одежды на морозе, обморожениях. Вообще самые интересные авторы – те, у которых присутствует «чутье реального». И в этом смысле «пристрастный» Ксенофонт несравненно более точен, чем «объективный» Фукидид. Но исследователю выбирать источники не приходится. Систематизируя источники, условно можно выделить «описательную» и «мифологизаторскую» традиции описания климатических фактов. Понятно, что Зевс – податель снега и дождя, но только Ксенофонт вместо обычного нифэ (снежит) пишет го теос нифэ (Зевс снежит). Существовало очевидное различие в подходе к реалиям зимы между греками-«северянами» (Аристотелем, Гиппократом) и греками-«южанами» (Геродотом). В целом снег и мороз не были чем-то неслыханным для древних греков. Гомер, хотя и описывал Троянскую войну, основывался на реалиях своего времени. Снег на горах – для него вполне понятный поэтический образ, как морозная ночь на поле боя, причем теплых плащей (хлен) на всех воинов может и не хватать: Одиссей отдал хлену своему товарищу и ночью дрожал от холода в засаде (Od. XIV. 478 sqq.) Гесиод в «Работах и днях», описывая цикл крестьянской жизни, не мог миновать и зиму. Он призывал находить работу зимой дома, а не торчать на постоялом дворе (лесхе) или в кузнице, где теплее (Erga 493 sqq.). По его мнению, зима требует специальной теплой одежды (Erga 536 sqq.); зима также – не время для мореплавания (Erga 663 sqq.). Многочисленные упоминания снега, мороза. суровой зимы разбросаны по произведениям лириков и трагиков. К примеру, Эсхил – реки скованы морозами во время отступления персов. Аристофан – бытописатель афинской жизни – не мог, конечно же, пройти мимо «зимних реалий». В ранней аристофановской комедии “Ахарняне” (поставлена на Ленеях 425 г.) феор описывает одну из таких холодных зим (судя по свидетельству Фукидида, речь могла идти о зиме 4298 г.)24: Когда б не занесло всю снегом Фракию И реки не замерзли в пору самую, Как Феогнид в театре приз оспаривал (сткк. 138–140. Пер. С. Апта, с изменениями). Характерно, что пик похолодания приходится как раз на канун Леней. Конечно, Фасос и Фракия находятся несколькими сотнями километрами к северу от Афин, однако совершенно очевидно, что холодная зима должна была затронуть весь Эгейский бассейн. Есть, впрочем, свидетельство Ксенофонта о сильном снегопаде в Афинах и в самом конце V в. до н.э. В комедиях Аристофана снег появляется неоднократно: кроме отмеченного выше случая, можно указать на начавшийся снегопад, который с проклятьем поминает Ламах в “Ахарнянах” (стк. 1141): (Ламах) Возьми-ка, мальчик, щит, и в путь отправимся. Вот снег пошел. Проклятье! Дело зимнее! (Дикеополь) Возьми закуски, мальчик. Дело пьяное! (Уходят в разные стороны) (Предводитель хора) А теперь в добрый час отправляйтесь в поход. До чего же несхожи обоих пути! Пить вино одному, увенчав седину, А другому стоять на посту, замерзать. А кому-то лежать Рядом с девушкой, свежей, как утро весной, Замирая от сладостной ласки. (Acharn. 1140 слл). О снеге “крупкой”25, который шел в Афинах и в “доброе старое время”, говорит Правда в “Облаках” (стк. 965); снегопад упоминает и Бделиклеон в “Осах”, когда предлагает Филоклеону проводить суд над домашними, а не ходить на судебные заседания (стк. 773). «Зима» в сочинениях древнегреческих историков – особая тема. Геродот – «южанин». Идеальный климат для него – климат Ионии. Он объясняет специально, что такое снег «хлопьями» («перьями»). Именно Геродот дал знаменитое определение средиземноморского климата: обсуждая вопрос об истоках Нила, и опровергая в сущности правильную теорию Анаксагора, он безапелляционно (и, в сущности, справедливо) заявляет, что снег не может идти дольше пяти дней подряд, а затем обязательно переходит в дождь (II. 22; cp. III. 117). В Ольвии ему категорически не понравилось (IV. 28). Нет точных сведений о годе его пребывания в суровых условиях северного Причерноморья; очевидно он «попал» на холодный год. Его впечатления до боли напоминают известный анекдот о письме африканца из России: «зеленая зима» у них еще ничего, а вот белая – совсем плохо. О более северных местностях у него сведения весьма смутные, и он много внимание уделяет вопросу о так называемых «перьях» – снег ли это, или нет. IV.7. «Самым большим он (Колаксаис) сделал то царство, где хранилось золото. В области, лежащей еще дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих перьев. И действительно, земля и воздух там полны перьев, и это мешает зрению». IV.8. “Так сами скифы рассказывают о себе и о соседних с ними северных странах. Эллины же, что живут на Понте, передают иначе… “Оттуда-то Геракл и прибыл в так называемую теперь страну скифов. Там его застала непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру, он заснул…” IV.28. После перечисления народов, живущих к северу и востоку от скифов (будинов, исседонов.и др.). “Во всех названных странах зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. В это время хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведешь костер. Море здесь и весь Боспор Киммерийский замерзают, так что скифы, живущие по эту сторону рва, выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до страны синдов. Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восьми месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло. Вообще там погода совершенно отличная от других стран: когда в других местах дождливая пора, там дождей почти нет, а летом, напротив, очень сильные. Когда в других местах случаются грозы, здесь их не бывает, летом же они часты. Гроза зимой вызывает изумление, как чудо; так же и землетрясения (летом или зимой) в Скифии считаются диковиной. Лошади легко переносят такие суровые зимы, тогда как мулы и ослы их вовсе не выдерживают. В других странах, напротив, у лошадей на морозе замерзают суставы, ослам же и мулам стужа не вредит”. У Геродота правильные замечания о погоде (отсутствие зимних дождей) чередуются с представлениями анекдотическими (восьмимесячные холода). Фукидид, долгое время живший на северной окраине Греции – в Халкидике, семья которого имела контакты с Фракией, сравнительно мало внимания уделяет холодам. Конечно, он описывает военные действия по летам и зимам, но зима для историка – скорее не время года, а, прежде всего, период затишья в военных действиях, своеобразный «низкий сезон» войны. Причем продолжительность этой «военной зимы» часто зависит скорее от стилистических соображений, нежели от природных факторов. У Фукидида было и личное отношение к зиме: именно неожиданный зимний поход Брасида на Амфиполь сыграл роковую роль в карьере Фукидида. Очевидно, это обстоятельство наложило отпечаток и на его сочинение, автор специально подчеркивает зимний перерыв в военных действиях, хотя в некоторые зимы Пелопоннесской войны военные действия велись очень активно.
1   2   3   4   5

  • Списки воинов, моряков и клерухов
  • Списки иноземцев