Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


С. Г. Карпюк доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук (Москва) Междисциплинарные подходы к изучению истории древней Греции Лекция




страница2/5
Дата09.02.2017
Размер0.81 Mb.
1   2   3   4   5

Острака

Другим важным (и хронологически очерченным) источником имен афинских граждан являются острака, датировка которых ограничивается V в. до н.э., за вычетом первого и последнего десятилетия. Впрочем, многие из обозначенных на острака лиц получили свои имена еще до клисфеновских реформ. Наиболее полный на настоящий момент список лиц, подвергнутых остракизму, кандидатов на изгнание и их отцов содержится в работе Ш. Бренне и содержит всего 272 имени 10853а/10973

Таким образом, из всего массива лиц, затронутых остракизмом, только двое из них (0,74%) носили имя с корнем dem-. Для сопоставления можно отметить, что в этом же списке имен с корнем arist- – 9 (3,31%), с корнем kall- – 12, с корнем hipp- – 10 (всего 31 аристократическое имя – 11,40% от всего массива имен). Очевидно, среди афинской аристократической элиты (во всяком случае среди той ее части, которая была менее заинтересована и удачлива в приспособлении к новым политическим институтам и чаще подвергалась остракизму) имена на dem- не пользовались популярностью.




Общественные надгробные надписи

Что касается данных по всему гражданскому коллективу Афин, то встает проблема выборки. Надписи часто фрагментарны и нерепрезентативны: возможно, что дорогие надгробия с надписями могли себе позволить только богатые граждане. Однако для V в. до н.э. мы имеем бесценный источник – афинские общественные надгробные надписи.


Со времени Греко-персидских войн (с конца 470-х годов) в Афинах складывается так называемый patrios nomos – «отеческий закон», процедура публичного погребения павших воинов7. Она включала в себя как восхваление andres genomenoi agathoi (наиболее известный пример – знаменитая надгробная речь Перикла у Фукидида – II. 35 sqq.), так и сооружение надгробных памятников с обязательным перечислением имен павших граждан по филам. Подобные памятники располагались на афинском Керамике; Фукидид (II. 34. 5) называет их demosion sema, а Павсаний (I. 29. 4) – pasi mnema Athenaios. Имена воинов перечислялись по филам: например, на сравнительно неплохо сохранившейся надписи 409 г. с 224 именами павших афинских воинов (IG I3. 1191 = Bradeen 23) перечисление фил дается в следующем порядке: Эрехтеида, Эгеида, Пандионида, Леонтида (стела I), Акамантида, Энеида, Кекропида, Гиппотонтида (стела II), Эантида, Антиохида, иностранцы, дополнительный список павших из всех фил (стела III)8. Иногда надпись может содержать список потерь одной лишь только филы (Эрехтеиды – IG I3. 1147). Поскольку эти надгробия использовались впоследствии для сооружения других строений, они сохранились фрагментарно. Однако в них перечислялись имена всех павших воинов, т. е. мы можем рассматривать эти списки как достоверную выборку членов афинского гражданского коллектива.

Наиболее полное издание списков погибших афинских граждан V в. до н.э. содержит третье издание первого тома «Греческих надписей» под редакцией Д. Льюиса (IG I3)9, причем издание именно общественных надгробных надписей осуществил Доналд Брэдин на основе изданных им же надгробных надписей с афинской агоры10. Более поздние надписи включены в соответствующие тома «Inscriptiones Graecae», выпуски «Supple­mentum Epigraphicum Graecum», а также публикации в журнале «Hesperia».

Количественные итоги можно представить в следующей таблице.

Таблица . Доля имен с корнями dem- и arist- в афинских общественных надгробных надписях V в. до н.э.




Номер надписи по IG I3

Имена

афинских


граждан

Имена с корнем dem-

Доля имен с корнем dem-, в %

Имена с корнем arist-

Доля имен с корнем arist-, в %

Итого

1350

61

4,52

45

3,33

Нужно сразу отметить, что имена с корнем arist- даются для сопоставления, они не охватывают всего массива имен с «аристократическим» оттенком. Как правило, добавление к ним имен с корнями hipp- и kall- удваивает или почти удваивает долю подобных имен.

К сожалению, для IV в. до н.э. мы не располагаем комплексом источников, аналогичным общественным надгробным надписям V в. до н.э. Общественные надгробные надписи продолжали высекаться, во всяком случае, до 322 г., но, очевидно, в значительно меньшем количестве. Можно предложить разные объяснения этому; прежде всего приходит на ум увеличение числа наемников – граждане участвовали в наиболее важных военных кампаниях, когда враг угрожал жизненным интересам или самому существованию Афин. Могла измениться и погребальная практика: сами афиняне предпочитали частные захоронения своих родственников, погибших в бою. Все же обратимся к сохранившимся надписям.

В целом из 1369 имен, которые содержат афинские общественные надгробные надписи V–IV вв., 62 (4,53%) содержат корень dem-, а 45 (3,29%) – корень arist-. Этот показатель можно считать средним для имен всех афинских граждан. Посмотрим, насколько он отличается по отдельным группам граждан. Надписи IV в. до н.э. в этом смысле даже более показательны, поскольку более разнообразны. В целом общественных надписей высекалось в Афинах в IV в. до н.э., пожалуй, даже больше, чем в предыдущем столетии.


Списки булевтов и пританов

Прежде всего следует обратить внимание на надписи, которые адекватно представляют весь гражданский коллектив, перечисляя граждан из всех фил. Наиболее подходящим является перечень членов Совета пятисот. Члены Совета пятисот сменялись ежегодно, в него могли избираться граждане старше 30 лет. Члены Совета должны были проходить докимасию. Эти все сведения общепризнаны и не вызывают возражений в научной литературе. Проблема заключается в другом: насколько репрезентативны списки булевтов для характеристики всего гражданского коллектива? Можно ли Совет рассматривать mikra polis, как его называл один из схолиастов (Schol. Aeschin. Contra Ctesiph. 4), или в его составе заметно преобладали богатые граждане, как полагают некоторые исследователи?

У нас нет точных сведений о том, как именно выбирались булевты (ср. Arist. Ath. pol. 43. 2 sqq.). Очевидно, что по жребию, но скорее всего выдвижение не было «автоматическим», и свидетельства античных авторов косвенно говорят в пользу самовыдвижения. Кроме того, членство в Совете даже в IV в. до н.э. было формально открыто лишь для представителей трех высших «классов» (Arist. Ath. pol. 7. 4). Оплата за исполнение обязанностей булевта была невысока (5 оболов во второй половине IV в. до н.э.), уступала оплате за участие в народном собрании (от 1 до 1½ драхм в тот же период) и была явно ниже дневного прожиточного минимума.

Кроме того, члены Совета должны были участвовать в заседаниях Совета во все дни, кроме неприсутственных, а пританы вообще и обедали в толосе (Arist. Ath. pol. 43. 3). Все эти факторы способствовали преобладанию городских жителей среди булевтов и пританов – сельским жителям было труднее отрываться от повседневных домашних дел. Вообще, начиная с IV в. политический абсентеизм возрастает и среди афинских граждан (Dem. XXII. 36–38; Plat. Leg. VI. 758b). П. Родс отмечает, что увеличение числа членов Совета до 600, а затем до 650 не привело к перестройке Нового Булевтерия. Обязанности булевта можно было исполнять не более чем дважды (Arist. Ath. pol. 62. 3). Очевидно, в некоторых демах (а булевты избирались по демам пропорционально их населенности) не было достаточно желающих исполнять эту обязанность.

Все эти факторы как будто бы подтверждают мнение сторонников «элитарности» Совета. Очевидно, что среди членов Совета, во всяком случае в IV в. до н.э., преобладали политически активные городские жители, причем не самые бедные. Посмотрим, как это сказалось (и повлияло ли вообще) на доле «демократических» имен во всей выборке.

Достаточно большой перечень булевтов относится к 335/4 г. до н.э. Во всех случаях, кроме одного (Андростен, сын Демократа – сткк. 117–118), мы имеем дело с чередованием корней составного имени, когда имя сына обязательно содержит один из корней имени отца и один «новый». Как уже было отмечено выше, подобная практика несомненно способствовала большему внедрению «демократических» имен. Обращает на себя внимание значительное снижение популярности имен с корнем arist- в поколении «сыновей» (годы рождения – приблизительно начало IV в. либо несколько ранее или несколько позже) по сравнению с поколением «отцов», дату рождения которых можно отнести к концу или даже середине V в. Это соответствует общей тенденции падения популярности «аристократических» имен (табл. 3).

Таблица 3. Доля имен и патронимов с корнями dem- и arist- среди афинских булевтов, согласно надписям IV в. до н.э. из IG II2

Номер надписи по IG II2

Имена

афинских


граждан

Имена с корнем dem-

Доля имен с корнем dem- в %

Имена с корнем arist-

Доля имен с корнем arist- в %

Итого, име­на

175

8

4,57

9

5,14

Итого, пат­ронимы

94

5

5,32

8

8,51

Итого, име­на и патронимы

269

13

4,83

17

6,32

В списках булевтов в целом не наблюдается большей «политизации» поколения «сыновей» по сравнению с поколением «отцов». В списках булевтов очень много зависит от филы, к которой принадлежали те или иные граждане (к примеру, такая фила, как Пандионида, содержит много «демократических» имен).

К спискам булевтов естественным образом примыкают перечни пританов IV в. до н.э., хотя и они отражают ситуацию лишь в части гражданского коллектива (перечни пританов даются по филам; впрочем, до нас дошли подобные перечни из разных фил). Мы сознательно не учитываем имена архонтов-эпонимов и секретарей Совета, которые фигурируют в списках пританов, поскольку они могут внести некоторые искажения в выборку. Посмотрим, какая тенденция прослеживается среди имен пританов IV в. до н.э.11

Таблица 5. Доля имен и патронимов с корнями dem- и arist- среди афинских пританов согласно надписям IV в. до н.э. из IG II2



Надписи IG II2. 1740–1752, 2370; SEG XXXIII. 87, 89

Имена

афинских


граждан

Имена с корнем dem-

Доля имен с корнем dem- в %

Имена с корнем arist-

Доля имен с корнем arist- в %

Итого, име­на

395

26

6,58

13

3,29

Итого, пат­ронимы

313

20

6,39

13

4,15

Итого, име­на и патро­нимы

708

46

6,50

26

3,67

Таблица 6. Доля имен с корнями dem- и arist- в списках афинских булевтов и пританов IV в. до н.э.






Имена афинских граждан

Имена с корнем dem-

Доля имен с корнем dem- в %

Имена с корнем arist-

Доля имен с корнем arist- в %

Итого, име­на

805

48

5,96

31

3,85

Итого, пат­ронимы

407

25

6,14

21

5,16

Итого, имена и патронимы

1212

73

6,02

52

4,29

Итак, имена с корнями dem- и arist- среди афинских пританов (табл. 5) и в целом среди булевтов и пританов (табл. 6) встречаются несколько чаще, чем среди всех граждан, насколько мы можем судить по общественным надгробным надписям. Вероятно, учитывая принцип «самовыдвижения» кандидатов в члены Совета пятисот, подобные имена были более характерны для политически активной части гражданства. Совет пятисот в IV в. по своему социальному составу не был «полисом в миниатюре», в нем несомненно преобладали политически активные граждане. Однако отклонение от «среднего показателя» не столь велико, чтобы делать вывод о том, что афинские булевты скорее представляли элиту, нежели весь демос.



1   2   3   4   5

  • Общественные надгробные надписи