Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


С. А. Майзель Евреи в годы нэпа (1921-1927)




страница1/8
Дата30.01.2017
Размер1.9 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


5
С.А.Майзель

2. Евреи в годы НЭПа (1921-1927).

Бытовой антисемитизм.

Оглавление.


2.1. Начало НЭПа. Массовый голод 1921/22 годов ……………………………………………….. 1

2.2. Евреи в политической жизни страны в годы НЭПа…………………………………………. 5

2.3. Социально- экономическое положение евреев в годы НЭПа………………………………12

2.3.1. О состоянии евреев в начале НЭПа ……………………………………………… 13

2.3.2. Демографическая справка ………………………………………………………….. 14

2.3.3. Социальный состав еврейского населения ……………………………………… 15

2.4. Советская власть и еврейский вопрос в годы НЭПа……………………………………….. 23

2.4.1. Проблема еврейского самоопределения………………………………………… 24

2.4.2. Верующие евреи…………………………………………………………………….. 28

2.4.3. Борьба с инакомыслием……………………………………………………………. 31

2.4.4. Еврейское образование и наука ………………………………………………….. 35

2.4.5. Евреи в советской науке …………………………………………………………… 41

2.4.6. Еврейская литература и искусство …………………………………………….... 42

2.4.6.1. Еврейская литература ………………………………………………….. 42

2.4.6.2. Еврейский театр ………………………………………………………….. 44

2.4.6.3. Еврейская музыка ………………………………………………………… 45

2.4.6.4. Еврейское изобразительное искусство ………………………………. 46

2.4.6.5. Евреи в немом кино ……………………………………………………… 48

2.4.7. Евреи в русскоязычной литературе и искусстве …………………………….… 49

2.4.7.1. Евреи в русскоязычной литературе …………………………………… 49

2.4.7.2. Евреи в русскоязычном театре и изобразительном искусстве …… 50

2.4.7.3. Евреи в музыкальном искусстве ………………………………………. 51

2.4.7.4. Евреи в изобразительном искусстве ………………………………… 53

2.5. Антисемитизм времен НЭПа …………………………………………………………………. 54

Ленинградская обл.

Д.Кирполье

2011г.

Государства дают своим еврейским



гражданам полное равноправие, а ев-

реи должны быть настолько умными

и так­тичными, чтобы не пользовать-

ся везде и в полном объеме этим

равноправием.

Зомбарт.
“Жиду нельзя доверять

Он или предаст или продаст“.

Поговорка времен НЭПа

2.1. Начало НЭПа. Массовый голод 1921/22 годов.


В 1920г. Гражданская война закончилась. А вместе с ней закончились и многие злоупот­ребления военных лет, и взятия заложников, и расстрелы. Правда, оставались еще отдельные очаги не­по­вино­вения Советской власти, но это уже были остаточные явления. Последними круп­ными антисоветскими мятежами стали восстание крестьян Тамбовской губернии (август 1920-июль 1921 года) под руководством местных эсеров А.Антонова и П.Токманова и восстание гарнизона и матросов Балтийского флота в Кронштадте в марте 1921 года. Политическая программа обоих восстаний строилась на демократической основе под лозунгами свержения большевистской диктатуры, созыва Учредительного собрания, восстановления политических и экономических сво­бод, плюс матросский лозунг "Власть Советам, а не партиям!»". Однако народная власть (боль­шевики) не могла со­гласиться с этими народными требованиями. Народу надо было показать его место.

Оба восстания были жестоко подавлены войсками Красной армии во главе с бывшим по­ру­чиком императорской гвардии, а в 1921г красным командармом М.Н.Тухачевским. Причем в Крон­штадте мятежники были разгромлены, потеряв уби­тыми свыше 1000 человек, ранеными свыше 2000 и захваченными в плен 2500 человек, из кото­рых впоследствии более 2000 было расстре­ляно. Остальные оставшиеся в живых участники восстания и их родственники, а также просто жи­тели Кронштадта были репрессированы, многие оказались в заключении. Около 8000 матросов сумело убежать в Финляндию. Такова была цена бунта.

В Тамбовской губернии восставшим крестьянам пришлось заплатить за свое неповинове­ние еще большую цену. Против них власти бросили 100-тысячную армию во главе с тем же Туха­чевским, Антоновым-Овсеенко, Уборевичем и Котовским. В этой войне против своего народа Красная армия использовала артиллерию, бро­нетехнику и даже отравляющие газы, которые при­водили к гибели не только повстанцев, но и гра­жданского население и детей. Кре­стьян, обвинен­ных в участии в восстании, публично расстрели­вали, женщин и детей брали в заложники и сгоняли в концлагеря, непокорные деревни сжигали, жителей тоже сгоняли в концлагеря. Словом, на Там­бовщине был введен жесткий оккупационный режим1, и современным террористам до методов, которые 90 лет назад исполь­зовала Красная ар­мия, еще очень далеко. В результате столь жесто­ких действий 16 июля 1922 года М. Н. Тухачевский доложил ЦК РКП(б): “мятеж ликвидирован, Со­ветская власть восстановлена по­всеместно”. Большевики победили… собственный народ. Если, конечно, массовое убийство своего народа можно назвать победой. Общее число крестьян Там­бовской губернии, подвергшихся репрессиям, сегодня оценивается в 30-50 тысяч человек. И это не считая детей, оставшихся сиротами, красноармейцев и инвалидов.
Однако один вывод из этих восстаний Ленин сделал оперативо. Он понял, что политика военного коммунизма себя изжила, продразверстка восстановила против советской власти абсолютное большинство крестьян, которые в те годы составляли примерно 85% населения страны, притом, что польза от нее оказалась минимальна. И уже на Х-м съезде партии 15 марта 1921г в стране был провозглашен переход к новой экономической политике. Продразверстка была заменена продналогом, введены рыночные отношения, различные формы собственности, для подъема промышленности разрешено привлечение иностранного капитала и т.п.

И эта мера в 1921г была более, чем актуальна. Экономическое положение страны после окончания Гражданской войны было ката­строфически сложным. Война оставила за собой мил­лионы жертв‚ сотни тысяч ране­ных‚ искалеченных‚ психиче­ски травмированных людей‚ которым нищая страна не могла помочь. К началу 1920г. валовая про­дукция тяжелой промышленности со­ставила 14% от уровня 1913г.; были раз­рушены фабрики, заводы и железнодорожные пути, нефти и угля до­бывалось в три раза меньше, чем до войны‚ вырабатывалось в четыре раза меньше‚ а чугуна и стали производили в десятки раз меньше. В морозные зимы в городах не хватало топ­лива, не работали водопровод и канализация‚ простаи­вали предприятия‚ свирепст­вовали эпиде­мии тифа‚ холеры‚ гриппа. Все это дополняла всеобщая безработица, миллионы голодных людей и беспризорников на гигантской территории.

Еврейская беднота, прошедшая через все ужасы Граж­данской войны с ее жестокими погромами и поборами, с неисчислимыми жертвами и разочарова­ниями‚ была такая же нищая‚ такая же голод­ная, как вся Россия. Правда, в отличие от славянских и тюркских крестьян, евреи уже в годы Гражданской войны кто из-за погромов, а кто по личной инициативе, начали покидать свои местечки, пересекать бывшую черту оседлости и переезжать в большие города. Выше я писал, что будучи более грамотными, чем славяне, и пользуясь отсутствием дискриминации, многие из них, попадая в эти города, достаточно быстро находили здесь достаточно приличную работу. Чем, естественно вызывали зависть остальных. Об этом ниже.

Но беда не приходит одна. И в 1921г. к всеобщей разрухе в промышленности, безрабо­тице, холоду и голоду природа добавила сильнейшую засуху и, как следствие этого, сильнейший неурожай. Конечно, в такой стране, как Россия, раскинувшейся на 11 часовых поясов, не могло быть так, что засуха и неурожай поразили всю ее территорию. Были и вполне благополучные рай­оны. Однако три года продразверстки приучили крестьян не выращивать излишков зерна, а засе­вать ровно столько, сколько чекисты оставят им на выживание. Поэтому те районы, в которых урожай был хорошим, не имели излишков, чтобы делиться ими с голодающими, как это бывало в прошлые годы. И все это привело к страшнейшему голоду, который в 1921÷1922 годах охватил ог­ромные районы Поволжья‚ Украины и Северного Кавказа. Голодающие употреб­ляли в пищу траву‚ корни растений‚ древесную кору; у них распухали животы, отекали ноги и лица, наступала сла­бость, и, в конце концов, они умирали. По официальным данным, приведенным в (Л.7), голодало более тридцати миллионов человек‚ среди них – шесть миллионов детей‚ но в дей­ствительности голодающих было значительно больше‚ так как страдали от недоедания и в тех районах‚ которые не признавались неурожайными. По самым скромным оценкам от голода и его последствий умерло от пяти до восьми миллионов человек‚ что составляло более пяти процентов населения страны. Смертность была так велика‚ что в зимние месяцы трупы складывали в амбары или засы­пали снегом‚ потому что у ослабевших людей не было сил выкопать могилы в промерз­шей земле. Умершие от голода лежали на улицах; в газетах публиковали воззвания: "Граждане! Записывай­тесь в трудовые артели по уборке трупов!". По утрам тела взрослых и детей свозили на кладбища и хоронили в братских могилах. С мест сообщали ужасающие подробности бедствия‚ дело дохо­дило до людоедства и даже трупоедства. Для предотвращения этого власти выставляли воору­женные караулы возле свежих могил. (Л.7). Вообще голод тех лет вошел в мировую исто­рию, как один из самых опустошительных и‚ по признанию специалистов, "небывалый даже в ле­тописях русских голодовок".

Евреи пострадавших районов разделяли общую участь всего населения. Голод и эпидемии косили евреев также, как всех жителей этих районов, и еврейские кладбища также были завалены трупами‚ кото­рые хоронили в общих могилах по сто–двести человек в каждой. Особенно много ев­реев умерло на Украине. По примерным подсчетам их число доходит до 14% от общего количе­ства украинских евреев. Как пишет Ф.Кандель: " В Одессе‚ Екатеринославе‚ Николаеве‚ Харькове‚ Мариуполе и ок­рестных поселениях положение еврейского населения отчаянное. Целые местечки без какой-либо пищи‚ дети умирают тысячами... За два последних два года количество жителей в европейских городах СССР‚ за исключением столицы‚ убыло на 1‚8%. Но особенно пострадала Украина с ее еврейским населением‚ сосредоточенным в основном в городах. Там убыль населе­ния была еще больше – 7‚6%‚ между тем как в голодном Поволжье – 4‚6%. В Херсоне убыло 47‚5%‚ в Николаеве – 27%‚ в Одессе – 26‚2%... Так как еврейское население этих городов не имело воз­можности уходить в деревни и мало эмигрировало‚ то приведенные цифры означают безысход­ную гибель сотен тысяч людей от голода и болезней" (Л.7). Цифры поражают!

Однако еще больше поражает то, что власти не слишком заботились о голодающих. В конце концов, в мире было много стран, торгующих зерном. А учитывая такое трудное положение в стране, купить зерно можно было даже на условиях достаточно льготного кредита. Но у государ­ства оказывается были другие приоритеты. И в этих условиях советское правительство вместо того, чтобы по­стараться закупить зерно за границей, и хотя бы минимально обеспечить людей хлебом, в сентябре 1921г. по ходатайству Президиума ВЧК, выделило 1,8 млн. рублей золотой ва­лютой на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожа­ного обмундирования для чекистов (Л.30). А хлеб не покупало вообще. И естественно такая политика правительства у многих современников создавала впе­чатление, что государство считало голод 1921/22 годов удачным стечением обстоятельств, кото­рое отвлекло крестьян от мыслей о новых антиправительственных восстаний и реально умень­шало количество голодных ртов.



Более того, многие полагали, что голод даже помог государству изымать у церкви огром­ное количество ценностей, якобы для помощи голодающим. Хотя на самом деле оно делало это в собственных интересах. Действительно, когда стало известно о голоде в августе 1921г. церковь стала создавать специальные комитеты и начала собирать среди прихожан деньги, золото и про­довольствие для помощи голодающим, а в пострадавших районах при церквях организовывать раздачу этих продуктов и открывать специальные пункты помощи.

Российские евреи при синагогах примерно тогда же, что и православные, тоже начали собирать деньги для голодающих. Они закупали продукты и посылали их в районы бед­ствия. Раввины публиковали специальные послания, призывая евреев жертвовать на эти цели. Еврейский комитет помощи голодающим создавал отделения в разных странах для сбора пожерт­вований; особые уполномоченные распределяли на местах поступавшие оттуда продукты‚ меди­каменты‚ одежду‚ открывали пункты питания и детские дома. Словом все религиозные организа­ции, как это всегда было принято, стали осуществлять свою посильную помощь (Л.1,7).

Однако советская власть к деятельности религиозных организаций относилась крайне не­одобрительно, называя ее дешевым популизмом и легальной агитацией в пользу церкви. Для нее борьба с религией была гораздо важнее борьбы с голодом собственного народа. Поэтому в пику религиозным благотворителям она создала собственный Всероссийский общественный комитет помощи голодающим (ВОКПГ), в который вошли известные писатели (Короленко, Осоргин)‚ ученые (академики Ольденбург, Марр, Курнаков, Ферсман, Ипатьев, Чаянов)‚ артисты (М.Ермолова и К. Станиславский), врачи и т.п. Кроме того туда вошли несколько бывших кадетов, бывших депутатов Государственной Думы и бывших членов Временного правительства. Почетным председа­телем комитета был избран В.Г.Короленко. Однако комитет просуществовал не долго. Больше­вики ввели в комитет своих представителей‚ поставили его под контроль ЧК, и фактиче­ским председателем ВОКПГ стал Каменев, а его заместителем Рыков. И это сразу же затруд­нило деятельность коми­тета, поскольку большевики срывали все его начинания. В частности они запретили комитетчикам поездку за границу для добыва­ния помощи голодающим. А вскоре они вообще его распустили‚ обвинив в намерениях "использо­вать легаль­ную организацию помощи голодающим для целей контрреволюции". Более того, почти весь состав комитета был арестован по обвинению в контрреволюционных действиях. В результате некоторые из них были высланы из страны, а другие - в не столь отдалённые места родного отечества.

Одновременно с закрытием этого комитета большевики запретили неконтролируемые действия всех прочих, в т.ч. и христианских, мусульманских и иудейских, комитетов, объявив‚ что цель этих организаций не помощь голодающим‚ а завоевание влияния среди одурма­ненных ве­рой и религиозным дурманом масс. И конечно, сразу же заставили все собранные сред­ства пере­дать правительственной комиссии. Поэтому, какова дальнейшая судьба средств, соб­ранных рели­гиозными организациями, никому не известно. Но, как пишут современные историки, похоже, что до голодающих они не дошли (Л.30,31).

Однако этого большевикам показалось мало. И в феврале 1922 года ВЦИК по инициативе Ленина издал постановление о конфискации в течение одного месяца всех церковных ценностей в помощь голодающим. Вот что писал вождь мирового пролетариата по этому поводу: "Именно те­перь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодного сопро­тивления… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуа­зии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше: надо именно теперь проучить эту пуб­лику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать" (Л.30). Специальные комиссии приступили к конфискации. Прихожане пытались защищать церков­ные ценности, но в ответ их арестовывали, а ценности реквизовывали. Так именно в этой связи в Мосве был арестован патриарх Тихон‚ а в Петрограде – митрополит Вениамин. Обоих вместе с группой других священнослужителей казнили.

Аналогичным образом поступали и с синагогаль­ными ценностями, хотя их было значи­тельно меньше, поскольку в синагогах традиционно не было ни ценных икон, ни золота. Из синагог изымали серебряные подсвечники‚ короны и декоративные щитки для украшения свитков Торы, бархатные накидки‚ вышитые серебром. Так в Киевской гу­бернии в синагогах конфисковали два­дцать восемь пудов серебряных изделий, в Николаеве – около тридцати килограммов, в Бродской синагоге Одессы – два пуда и т.п.

И что особенно обидно, руководил этой работой по изъятию церковных ценностей еврей Е.Ярославский (Губельман). Ну что можно после этого ждать?!. Уже в который раз хочется пере­фразировать Я.Мозеса и сказать, что конфисковывают церковные ценности Ярославские, а платят по счетам абсолютно все Губельманы. В результате были реквизированы культовые ценности на ог­ромные деньги. Однако продовольствия за границей на них было закуплено всего 3 млн. пудов зерна. Для сравнения: за тот же период и только из США в качестве благотворительной помощи голодающим России было доставлено около 30 млн. пудов продовольствия, одежды, медикамен­тов. И в Америке это делалось без всякого изъятия, просто на добровольные пожертвования ря­довых американцев. Так можно себе представить, сколько бы еще можно было собрать, если бы советская власть озаботи­лась этим, проявила инициативу и отпустила бы представителей ВОКПГ за границу для сбора пожертвований (Л.30).

Однако инициативы проявлено не было и даже никакой благодарности от советской власти зарубежные благотворители не получили. Собственно жертвователи и не ожидали ее, и не ради нее работали. Делалось это просто из человеческой солидарности. Вообще голодающим помогали различные зарубежные благотворительные организации. Наиболее известные из них - это амери­канская АРА и еврейско-американский «Джойнт». Так АРА с осени 1921г по весну 1922г. безвоз­мездно ввезла в Россию более полумиллиона тонн продовольствия‚ одежды и медикаментов‚ от­крыла пятнадцать тысяч столовых для взрослых и детей и выдала миллионы сухих пайков. В на­чале 1922 года в столовых АРА питалось более двух миллионов детей‚ а к августу того же года американцы кормили уже около десяти миллионов человек‚ что составляло семь процентов насе­ления страны. Со своей стороны, еврейский «Джойнт» содержал девятьсот тринадцать детских до­мов в России‚ Белоруссии и на Украине‚ в которых было почти сорок тысяч детей, для чего вво­зил в Советскую Республику муку‚ крупу‚ рис‚ фасоль‚ жиры‚ сахар‚ какао‚ сухое молоко‚ детские пальто‚ костюмы‚ свитера и обувь, а также заготавливал топливо и необходимое оборудование‚ ремонтировал здания и нанимал обслуживающий персонал. Кроме того, «Джойнт» ввозил трак­тора‚ плуги и уборочные машины‚ закупал семена‚ лошадей и коров‚ оказал помощь двадцати трем ты­сячам крестьянских хозяйств. При этом до сорока процентов семян и инвентаря‚ приобретенных еврейским «Джойнт» для Украины‚ пошли нееврейскому населению. Помощь «Джойнт»а направля­лась в Поволжье‚ Татарию‚ Дагестан и Киргизию. Простые американские евреи через еврейские землячества в США и через «Джойнт» направляли сотни тысяч посылок в те города и местечки‚ от­куда они когда-то уехали и где остались их родные, просто знакомые и даже незнакомые зем­ляки; посылки‚ не имевшие конкретного адреса‚ распределяли среди голодающих евреев и неев­реев2. Словом, обе организации оказывали голодающим жителям советской России реальную по­мощь (Л.32,33).

Однако для советского правительства в сложившейся ситуации более важным оказалась не реальная помощь, которую эти организации оказывали его голодающим гражданам, а совсем другие соображения. Так в 1923г., когда положение несколько улучшилось, АРА был обвинен в том, что его сотрудники занимаются в СССР экономической разведкой и отстранен от участия в помощи. Как будто его помощь была нужна Соединенным Штатам, а не СССР. И как будто США в 1923г. могли интересовать разрушенные заводы и фабрики России и ее совершенно не работаю­щая экономика, и как будто эти сведения не стоили десятков тысяч человеческих жизней, которые АРА спас для России. А что касается «Джойнт»а, который помогал в основном евреям, то он был об­винен в том, что посылки получали "социально чуждые элементы", и что «Джойнт» – это вообще буржуазная организация, которая "стремится войти в контакт с клерикалами, сионистами, интелли­генцией" (Л.7). Так советское правительство отблагодарило западных благотворителей за сотни тысяч спасенных жизней своих сограждан.

Однако 1923г уже оказался вполне благополучным, урожай был хороший, голод прекра­тился, НЭП начала реализовываться в полной мере. И для многих евреев это время оказалось наиболее удачным за все годы советской власти.


2.2. Евреи в политической жизни страны в годы НЭПа
Итак, в марте 1921г. в стране был введен НЭП, а в 1923г страна вышла из голодных лет. Каза­лось теперь можно начи­нать новую мирную жизнь, начинать строить новое общество, ради кото­рого было пролито столько крови. Но как его строить? И кто будет руководить этим строительст­вом? Мнения по этому вопросу были самые раз­ные. И даже противополож­ные. Но поскольку боль­шевики уже привыкли все вопросы решать силой, в стране снова началась война. Только теперь война не крас­ных с белыми, не революционеров с врагами револю­ции, а крас­ных с красными, бывших союзни­ков друг с другом. Началась война за власть. Тем более что В.И.Ленин, их обще­признанный лидер, был тяжело и не­излечимо болен, а в 1924г. его не стало. И, как показала исто­рия, эта внутрипар­тийная война оказа­лась и дольше и даже кровавей войны явной. Тем более что опыт уби­вать своих про­тивников у всех конкурен­тов был большой. И убивать не только своих против­ни­ков. И, к сожалению, евреи участвовали в этой войне очень активно. И нам в свете изложенного инте­ресно было бы понять, каким образом они участво­вали в этой войне, и как эта борьба отра­зилось на судьбе русского еврейства вообще.

Первое время борьба между различными политическими течениями в партии шла на са­мом ­верху между ее самыми первыми лицами (Троцкий, Ста­лин, Зиновьев, и т.п.) и их сподвижни­ками. И совершенно понятно, что все высшее руководство партии тоже оказалось втя­нутым в эту войну. А мы знаем, что в те годы евреи в нем были представлены очень избыточно. Во всяком случае, даже из трех вышеназванных первых лиц, двое (Троцкий, Зиновьев) были евреями.

А то, что представительство евреев во всех руководящих ор­ганах пар­тии тогда было очень велико, подтверждают следующие данные: По состоянию на 1921 год национальный состав РКП(б) был таков: русские 72%, украинцы - 5,9%, евреи – 5,2%, тюркские народы (азербайджанцы, татары, башкиры и средне­азиаты) - 4%, остальные (грузины, армяне, прибалты, белорусы, поляки, немцы и т.п.) - 12,9%. При этом на VIII-м съезде (март 1919г.) из 19 избранных членов ЦК четверо были евреями: Г. Зиновьев, Б. Каменев, Л. Троцкий, К. Радек. Это 21%. Те же четверо вошли в состав ЦК, состоящий тоже из 19 человек, и на IX-м съезде (29 марта – 5 апреля 1920 г.). Наконец, на XI съезде РКП(б), прошедшем в конце марта - начале ап­реля 1922 года, делегатов- русских было 341 человек (65,3%), евреев было 77 человек (14,8%), на представительство всех остальных народов оставалось меньше 20%. Яв­ная дис­пропорция. И она не могла быть незамеченной (Л1,2,5,32).

Для полноты картины добавим, что на Украине, например, в 1923г. в коллегиях республи­канских наркоматов русские были представлены 47%, евреи – 26%, а украинцы – всего 12%. Остальные -15%. И это на Украине! Примерно такой же была картина и по чиновничеству республикан­ского госап­парата в целом: русских - 37%, евреев - 40%, украинцев - 14%. А среди слушате­лей Коммунисти­ческого университета им. Артема (Харьков), который готовил для Украины руководящие партий­ные кадры, насчитывалось 30% русских, 41% ев­реев и только 23% украинцев. Словом, в условиях разрухи и голода, у коренного народа Украины, составляющего в республике более 70% населения, причин для недовольства властью, а там он видел сплошных евреев, было дос­таточно (Л.1,34). И отражалось это не на тех евреях, кто были наверху, а на обычных соседях.


Однако мы отвлеклись от основной темы - внутрипартийной борьбы идей, о способах вос­становления народного хозяйства, внутренней политики партии и внутрипартийной жизни. А под маской выбора этого дальнейшего пути страны стоял вопрос о власти в партии и в стране. И упо­мянул я о количестве евреев в руководстве партией только для того, чтобы оценить ситуацию, в которой Сталин вел свою борьбу за власть. В самых верхах он был в меньшинстве (правда, между Троцким и Зиновьевым тоже единства не было), но зато недовольство партийных низов засилием евреев в руководстве было на его стороне.

Итак, еще при жизни Ленина, когда в его смерти уже никто не сомневался, Троцкий счи­тался наиболее вероятным его приемником. И Сталин, вступив в борьбу за власть, но не раскры­вая своих истинных намерений, начал искать контакт с Зиновьевым и оппонировать Троцкому в его предложениях с тем, чтобы его авторитет как-то опустить. А возможности для этого были пре­красные. Дело в том, что начиная с середины 1923 года, когда страна вышла из голода и НЭП на­чал реально дейст­вовать, цены на все товары первой необходимости стали быстро расти, зар­платы за ними не по­спевали, и в стране снова начались забастовки. В октябре 1923г Троцкий для снижения этой на­пряженности предложил, сохранив НЭП на уровне кустарно-ремесленнической деятельности, на­чать индуст­риализацию страны и ввести плановое хозяйство. При этом он обви­нил Политбюро ЦК партии, членом которого состоял, в узурпации власти. Эти предложения он оформил в виде письма в ЦК и ЦКК партии, в котором написал, что "бюрократизация партийного аппарата достигла неслы­ханного развития" и предложил провести по этому вопросу широкую дис­куссию. А вскоре в ЦК по­ступил еще один документ, названный впоследствии "Заявлением 46-ти", который по духу и со­держанию был близок к письму Л.Д.Троцкого и был подписан 46 видными пар­тийными и государ­ственными деятелями, в т.ч. Е.А. Преображенским, Л.П. Серебряковым, Л.Г.Пятаковым, Радеком и т.п. В нем говорилось об установлении в партии режима фракционной диктатуры, о подавлении любого инакомыслия под благовидным предлогом сохранения единства партии и о том, что само­надеянные узурпаторы не могут "свести концы с концами в экономической области". И это доказывает кризис в стране. Это уже был камешек в сторону Сталина.

Однако в это время Сталин был в союзе с Зиновьевым, и в ЦК сторонники Троцкого оказа­лись в меньшинстве. Поэтому Пленум ЦК РКП(б), состоявшийся в на­чале декабря, признал высту­пление Троцкого политически ошибочным и объективно принявшим "харак­тер фракционного вы­ступления, грозящего нанести удар единству партии". При этом было решено не разглашать со­держание письма Троцкого и "Заявления 46-ти". Однако, дискуссия уже началась, и она не при­несла Троцкому успеха. Ее итогом стала ре­зо­люция Политбюро "О парт­строи­тельстве", в которой, наряду с признанием необходимости рас­ши­рения рабочей демократии, предпочтение отдавалось командно-административным методам ру­ководства и усилению дисцип­лины.

Однако Троцкий не сдался. В своем письме к партийным со­вещаниям, он призвал к борьбе с бюрократизмом и обвинил старую партийную гвардию в том, что она все более превра­щается в слой бюрократов. А с целью восстановления демократии в партии он предложил "перетряхнуть" и обновить кадры. Одновременно его экономические предложения по введению планового хозяй­ства и ускоренной индуст­риализации были связаны с усилением давления на крестьянство. А это по мнению Сталина и его сторонников неизбежно вело назад к политике воен­ного коммунизма, в чем они и стали убеждать массы. В ре­зультате оппозицию поддержали всего около 38% партий­ных организаций (подсчет вел сталинский ЦКК), и Сталин стал действовать более решительно. На ХIII партийной конференции в январе 1924г. "левая оппози­ция" была раскритико­вана, троцкизм объявлен "мелкобуржуазным уклоном в партии", его сторон­ники строго преду­преждены и многие сме­щены с занимаемых постов (Л.18).

Однако в 1925 г. на базе недовольства многих партийцев НЭПом складывается так назы­ваемая "новая оппозиция". Ее сторонники были недовольны ростом рыночных отношений и без­работицы, появлением большого числа нэпманов, частной собственно­стью и децентра­лизацией управления, бюро­кратизацией пар­тийного аппарата и т.п. Они считали, что советская экономика все более стано­вится госкапитали­стической, и это противоречит основной идеи революции. На характер споров влияла и международная обстановка, которая к середине 1920-х годов оконча­тельно рассеяли на­дежды на мировую рево­люцию. Острота противоречий усиливалась также личными мотивами. Каменев и Зиновьев, кото­рые прежде не считали Сталина своим конкурентом, и поддерживали его избрание на пост Генераль­ного секретаря ЦК, в 1924г поняли, какую ошибку совершили, и в де­кабре 1925 года на XIV съезде ВКП(б) выступили против него. Однако Сталина в ЦК по-прежнему поддерживали Бухарин с Рыковым. Кроме того, после изгнания из ЦК некоторых союзников Троцкого Сталин расширил его своими соратниками. Поэтому вместе они сумели убе­дить съезд в своей правоте, и делегаты съезда их не поддер­жали.

В результате весной 1926г. происходит сближение "левой" и "новой" оппозиции, а также некоторых бывших участников бывшей "Ра­бочей оппозиции" и группы демократического центра­лизма, разбитых еще при Ленине, в так называемый "троцкистско-зиновьевский блок". В него во­шли такие видные деятели партии, как Л.Д.Троцкий, Л.Б.Каменев, Г.Е.Зиновьев, Н.К. Крупская, А.В.Антонов-Овсеенко, Г.Я.Сокольников, Г.Л.Пятаков, А.Г.Шляпников, К.Б.Радек, М.М.Лашевич и другие. По существу вся “ленинская гвардия”. Ее участники, среди которых евреев опять было избыточно много, требовали демократизации партии и обвиняли сталинское руковод­ство в предательстве идей революции, которое они видели в расширении НЭПа и госкаптита­лизма, а также в узурпации власти бюрократическим аппаратом ЦК. Выход из сложной экономической си­туации они видели в проведении «сверхиндустриали­зации» за счет крестьянства и улучшение жизни рабочих путем усиления налогового пресса на крестьянство и перекачки средств из деревни в город. Они считали, что крестьяне, как мелкие соб­ственники, являются потенциальными врагами советской власти, поэтому жалеть их не стоит, а наоборот, следует как можно скорее обескровить. Б.Г.Бажанов3, комментируя это предложение, пишет: "Чисто большевистский подход: чтобы что-то сделать, нужно кого-то ограбить".

Оппозиционеры в основном были людьми с подпольным стажем, и мыслили они катего­риями дореволюционного времени. Они не понимали, что сами же уже давно создали в стране та­кой режим, кото­рый не терпит возражений, что они проиграли безнадежно, и что новый режим прощать не умеет. Поэтому свои идеи оппозиционеры начали по старой памяти активно пропаган­дировать в первич­ных партийных орга­низациях, на заводах, фабриках и среди молодежи. Однако партийный аппарат, в кото­ром евреев было уже значительно меньше, к этому времени практиче­ски весь был сталинско-бу­харинским: Бухарин, Рыков, Том­ский, Молотов, Куйбышев, Орджони­кидзе, Киров, Калинин, Воро­шилов, Каганович, Андреев, Жда­нов, Микоян, Косиор и т.п. И он не дал оппозиционерам развер­нуться. Поэтому уже осенью 1926г. на пленуме ЦК ВКП(б) оппо­зиция была разгром­лена, а ее лидеры исключены из Политбюро ЦК партии, а их места заняли сталин­ские выдви­женцы.

Последней попыткой оппозиционеров побороться со сталинским руководством была орга­низация демонстрации в честь 10-й годовщины Октября в Москве. Однако она была разогнана, а ее организаторы Троцкий, Зи­новьев, Каменев и их сподвижники на ноябрьском пленуме ЦК исклю­чены из партии. Это решение ЦК поддержал XV съезд партии, со­стоявшийся в декабре 1927г. и объ­явивший взгляды оппозиции несовместимыми с членством в ВКП(б). После этого из партии были исключены еще 93 активных оппозиционера. И среди них тоже много евреев. Кроме того, ре­зо­люция съезда "Об оппозиции" по инициативе Сталина поручила ЦК и ЦКК "принять все меры идейного воздействия на рядовых членов троцкистской оппозиции с целью их убеждения при од­новременном очищении партии от всех явно неисправимых элементов троцкист­ской оппозиции” (Л.18,34). В соответствии с этим пунк­том из пар­тии было исключено еще примерно 10 тысяч чело­век, разделявших взгляды оп­позиции или сочув­ствующих ей. Судьба этих людей была решена.

Что касается лидеров оппозиции, то Троцкий уже в январе 1928г. был насиль­ственно де­портиро­ван в Алма-Ату, а оттуда в 1929г. в Турцию, а Зиновьев с Каменевым тоже сосланы в раз­ные места. Правда их Сталин не боялся, и уже в 1928г они были восстановлены в партии. При этом Зиновьев был назначен ректором Казанского университета, а Ка­менев – начальником На­учно-тех­нического управления ВСНХ СССР. Вопрос о жизни и смерти оп­позиционеров в те годы не стоял и, думаю, им тогда даже в голову не могли придти такие мысли. Война каза­лась им про­сто внут­рипартийной борьбой, как это неодно­кратно бывало при Ленине.
А теперь вернемся к нашей теме, и обсудим одну из причин поражения этих оппозиций и, главное, как это поражение сказалось на судьбе русского еврейства. Выше я уже неоднократно указывал на то, что еще в годы Гражданской войны евреев во власти было очень много. Избы­точно. И в условиях, когда народ, мягко выражаясь, не сильно симпатизи­ровал советской власти, это естественно стимулировало антисемитизм. Сейчас, с ее окончанием многие из них остались на руководящих должностях в армии и ВЧК4, но многие, демобилизовавшись из армии, рассредоточи­лись по разным отраслям народного хозяйства. И среди евреев перешедших на высокие граждан­ские должности назову Г.Я.Сокольникова (Бриллиант), Я.А.Яковлева (Эп­штейна) И.И. Ходоров­ского, И.А.Зеленского, и прочих.5 Другими словами, многие демобилизовавшиеся евреи сразу же за­няли высокие посты во всех органах власти, чем перенасытили и без того заполненный ев­реями выс­ший партийный и советский аппарат, а также союзные и рес­публикан­ские министер­ства. И это еще больше усиливало антиеврейские настроения.

Добавим к этому, что в те годы многие советские начальники, русские по нацио­нальности, были женаты на еврейках. Так, женой К.Е.Ворошилова была Екатерина Давидовна Ворошилова, урож­денная Голда Горб­ман, В.М. Молотова – П.С.Жемчужина (Перл Кар­повская), А.И.Рыкова – М.С.Маршак., М.И.Калинина - Е.И.Лорберг6., С.М.Кирова – М.Л.Маркус, у А.В. Луначарского вторая жена была Н.А.Ро­зенель, у Н.И.Бухарина - вторая жена Э.Гурвич, а третья А.М.Ларина (М.З. Лу­рье). Ко­нечно, браки этих людей – это их личное дело, да и познакомились со своими бу­дущими женами большинство из них в ссылках, поскольку те тоже были революционерками и тоже в ссыл­ках. Однако простым лю­дям это было не интересно. Им был важен сам факт, что высшее руково­дство страны женато на еврейках.

Тенденция антисемитизма усилилась в связи с имевшей место в 1922-23гг. волной переименований старых русских городов и улиц в больших городах и присвоения им имен новых совет­ских руководителей, в основном опять евреев. Например, Екатеринбург был переименован в Сверд­ловск, Ели­заветград – в Зиновьевск, Павловск - в Слуцк, Гатчина, была переименована в Троцк. Дворцовая площадь в Ленинграде – в площадь Урицкого, а Литейный проспект - в проспект Нахимсона и т.п. Понятно, что это тоже не могло понравиться населению этих городов.

Комментируя эту ситуацию, К.Каутский писал: ”Успех единичных евреев, занимающих важ­ные правительственные посты в России, еврейскому народу не принес и не принесет как нации ничего хорошего. Как необычайное явление это бросается в глаза и заставляет несознательные массы смешивать большевиков с евреями. Дошло до того, что широкие массы начинают усматри­вать в большевистском господстве еврейское господство” (Л.34).

И это правда. Если выше мы говорили о высших чинах советской власти, то такая же си­туация склады­валась и на более низких уровнях, в т.ч. на самых рядовых. Для подтверждения ска­занного опять вспомню А.И.Солженицына, который приводит ссылку на неназванного израильского исследо­ва­теля опубликовавшего стати­стические выкладки на основе дан­ных переписи 1926 года: “Мужчины-евреи составляли в то время 1,7% всего муж­ского населения СССР7. В тоже время среди боевых офицеров евреев было 2,1%, среди команд­ного состава 4,4%, среди полити­ческого руководства 10,3%, а среди военных врачей 18,6%“ (Л.1). Отсюда видно, что евреи в те годы в армии были представлены достаточно широко на всех уров­нях, причем в основном на руководя­щих партийных должностях (10,3%). А число 18,6% в очередной раз ука­зывает на то, что многие русские интелли­генты по-преж­нему не желали служить в Красной армии, и евреи за­полняли этот вакуум. Но это бросалось в глаза и стимулировало антисемитизм.

Теперь на “гражданке“. Здесь демобилизовав­шиеся комис­сары и коман­диры тоже поста­рались со­хранить свои комиссарские и командирские функ­ции. Они пе­решли на партработу, стали крас­ными директорами различных заво­дов, фабрик и про­чих граж­данских предприятий, стали на­чальниками цехов, секретарями парткомов, райкомов и ни­зовых парторганизаций, профсоюзными лидерами и т.п. К сожалению, я не могу назвать имена этих ев­реев-красных дирек­торов, поскольку

не нашел их в интернете. Вероятно, они не сохрани­лись, т.к. боль­шин­ство их погибло в годы по­следующих ста­линских репрес­сий. Но они были. И их было много. И работали они также честно, как до того служили. И, возможно, с точки зрения руково­дства, достаточно эффективно.

Однако, как бы честно и эффективно они не работали, такое их количество в руководстве страной на всех уровнях, конечно, не могло нра­виться корен­ному русскому населению (”евреи, ев­реи, кругом одни ев­реи”), не могло не вызывать у него подоз­рения к власти в симпатиях к ”своим”, не могло не стиму­лировать антисеми­тизм. Вот как описывает ситуацию тех лет А.И.Солженицын, ссылаясь при этом на белоэмигрантского автора И.Бекермана: "Русский человек видит теперь ев­рея и судьёй, и пала­чом; он встречает на каждом шагу евреев, не коммунистов, а таких же обездо­ленных, как он сам, но всё же распоряжающихся, делающих дело советской власти… Неудиви­тельно, что русский че­ловек, сравнивая прошлое с настоящим, утверждается в мысли, что нынеш­няя власть еврейская… Что она для евреев и суще­ствует, что она делает еврейское дело, – в этом укрепляет его сама власть" (Л.1).

А ведь и среди евреев были всякие люди. И, конечно, большинство из них не обладало ни знаниями, ни квалификацией, необходимыми для осуществления той деятельности, которой они по долгу службы занимались.. Вот как об этом пишет все тот же А.И.Солженицын, опять же ссыла­ясь на белоэмиг­рантского автора еврея И.Д.Пасманика: “Мы должны признать, что многие евреи собственными дейст­виями вызывают настроение обострённого антисемитизма… Охамившиеся евреи, заполнив­шие ряды коммунистов, – все эти фармацевты, приказчики, коммивояжеры, недо­учившиеся сту­денты, бывшие экстерны и во­обще полуинтеллигенты, – действительно причиняют много зла Рос­сии и еврейству" (Л.1). Правда, надеяться на то, что в те годы можно было ожидать от какой-либо другой группы населения значительно более высокой квалификации, было не воз­можно, поскольку старой интеллигенции тогда практически не осталось, а новая еще не успела вырасти. Однако русскому человеку терпеть хамство от русских начальников, видимо, было бы менее обидно и бо­лее привычно. Да и то, что они готовы были простить русскому хаму, они не были готовы прощать еврею.

И удиви­тельно, что сами евреи, работавшие в те годы в руково­дстве страны, не понимали или не хотели по­нимать того, чем может обернуться для евреев такое положение дел. Точнее, они все видели, и даже писали об этом. Но делали это как-то однобоко, и даже не заглядывая хотя бы чуть-чуть в завтра. Так один из комму­ни­стиче­ских вож­дей того времени Ю.Ларин (М.З.Лурье) в 1929г. выпус­тил целую и довольно толстую книгу “Евреи и антисеми­тизм в России“ (Л.2), в которой в частности писал: “Среди ре­волюционного актива еврейские ре­волюционеры играют более важ­ную роль, чем во всей револю­ционной массе… Чем дальше вглубь советской истории, тем выше был процент евреев в партии вообще, и в партийном активе в частности“ и дальше “Благо­даря своим каче­ствам еврейские рабочие часто легче проходят на должности секретарей ячеек“ (Л.6). И при этом ему даже на ум не приходит, как это опасно для самих евреев. Ведь то, что он интерна­ционалист и не считает себя евреем, вовсе не означает, что интернационалистами является все население страны, в которой он живет. И что оно не делит людей по национальностям. И почему, видя явно отрицательную реакцию ос­новного насе­ления страны на та­кой переизбыток евреев на руко­водящих должно­стях, они продолжать его создавать. Даже если в тот момент времени ему ка­жется, что евреи были более эффек­тивны! Даже если по справед­ливости они заслуживали свои места! С мнением населения все равно надо считаться. Опять приходится вспоминать покойного московского раввина Мазеса: “Ларины протежируют евреев во власть, а Лурье платят по счетам“.

И здесь приходит мысль, что либо эти властные евреи жили сегодняшним днем, и их со­вершенно не интересовала судьба будущих поколений евреев, либо они по-прежнему исповеды­вали популярный лозунг 1918г.: "Железной рукой загоним человечество в счастье" (Л.36). Ведь даже если они так презирали русский народ и были так уве­рены в своих силах, что позволяли себе не обращать внимание на его недовольство, то должны были знать историю и понимать, что в бу­дущем это неизбежно аукнется. Если не им, то их детям или внукам. Единственное оправдание та­кому поведению евреев-большевиков, которое я могу предпо­ложить, это их уверенность в гряду­щей миро­вой революции и в том, что тогда евреи растворятся в общей массе “детей разных наро­дов“, и понятие “национальность” вообще исчезнет. Хотя в середине двадцатых годов уже стало ясно, что мировая революция откладывается на неопределенный срок.
И здесь же, в главе, посвященной политической жизни страны, хочу несколько задержаться еще на одной теме, которая косвенно уже была поднята в предыдущей главе и тоже объясняющей одну из причин роста антисемитских настроений. Когда мы обсуждали тему голода 1921/22 годов, был поднят вопрос о том, что большевики прикрываясь разговорами о спасении голодающих рек­визировали у церкви огромное количество ценностей и частично исполь­зовали их не по назначе­нию. И среди уполномоченных этой реквизиции было значитель­ное число ев­реев. Да и воз­главлял антирелигиозное движение в Рос­сии тоже еврей: Е. Ярослав­ский (Губель­ман). Он также был ре­дакто­ром га­зеты ”Безбожник” в 1922 ÷ 1941 годах и в те же годы одно­именного журнала. В стране, где в 1920-е годы среди тридцати­летнего и более старшего поколе­ния почти 90% было право­славным или ему сочувствующим (я не имею ввиду му­сульманские ок­раины, они на эти вопросы не влияли), назначать еврея главным борцом с рели­гией! Что это такое, если не глупость, которая хуже преда­тельства, или сознательная провокация. Государственный антисемитизм в явном виде. Ведь таким образом против евреев на­страивается 90% православного населения.

А сами евреи, пошедшие на эту работу! Как они, которые в детстве в своих мес­течковых хедерах учили еврейскую историю, согласились на нее?! Или они за­были, от­чего нача­лось восста­ние Маккавеев. Или не учили еврейскую историю и не знали, что евреи сохрани­лись-то только по­тому, что хри­стиане в течение почти двух тысячелетий силой пытались обратить их в христиан­ство и тем са­мым только сплачивали? Или они не знали, как православная церковь относится к евреям? Или не по­нимали, какое влияние она имеет на ве­рующего человека? Не понимаю. Или все та же идея 1918 года: же­лезной рукой … и в счастье. Какое дремучее сочетание глупости, наивности, самона­деянности и … все это на фоне неограниченной власти. Кошмар!

Кроме того, в эти годы советская власть проводила и другие анти­религиозные и антицер­ковные дейст­виями. И, как обычно, заметную роль в этих действиях тоже играли большевики ев­рейского про­исхожде­ния. Правда, такую же антирелигиозную пропаганду большевики вели и про­тив иудаизма. И, как я уже писал выше, к раввинам и к еврейским служителям культа они относи­лись не лучше, чем к попам, ксендзам, муллам и прочим священослужителям. Но для верующих право­славных это не имело значения. Когда тебя грабят, ты мало внима­ния обращаешь на то, что при этом грабят и твоего соседа. А они видели, что среди тех, кто разрушает церкви, грабит цер­ковные ценно­сти и издевается над их верой, много евреев. И для возникновения анти­семитизма среди православных и вообще среди русских, даже атеистов, этого было вполне достаточно.
И вот теперь, поговорив об антисемитских настроениях в партии и в народе, вернемся снова к внутрипартийной борьбе, и я постарюсь объяснить еще одну причину сталинской победы. И здесь самое время вспомнить о том, что во главе обеих оппозиций (и в левой и но­вой) опять было избыточно много евреев. Это Л.Д.Троцкий, Г.Е.Зиновьев, Л.Б.Каменев, Г.Я. Сокольников, К.Б.Радек, М.М. Лашевич, М.А.Ларин и т.п. И тот факт, что рядовые члены партии в массе своей выступили против оппози­ции и поддержали Сталина, можно объяснить, в том числе и тем, что они не хотели сохра­нения евреев во власти. Другими словами, столь широкая поддержка ли­нии Сталина в партийных ячей­ках и его бе­зоговорочная победа над обеими оппозициями стала результатом не столько его уме­ния убеждать широкие партийные массы в своей правоте, сколько результатом антиеврейских настроений в партии. Рядовым коммунистам, слабо разбиравшимся в тонкостях внутрипартийной дискуссии, про­сто на­доело заси­лие евреев и в верхах, и в низовых партячейках. Они решили, что таким обра­зом Сталин стремится освободить партию и страну от еврейского за­силья, и что теперь, на­ко­нец, можно расквитаться с ”жидами”. По­этому они поддержали Ста­лина.

Этот вывод я делаю на ос­нова­нии того, что, как только началась внутрипартийная дискус­сия, критика оп­позиции на местах сразу же приобрела открыто анти­се­митский ха­рак­тер и воспри­нима­лась не как борьба идей и точек зрения, а как исправление И.В.Сталиным не­пропор­цио­нально боль­шого пред­стави­тельства евреев в руководстве партией и страной. На этом фоне про­исходил мощ­ный рост анти­семитских выступлений на заводах, в учреж­де­ниях, в учебных заве­де­ниях и даже в быту. Проявлений, порой до­ходивших до кровавых эксцес­сов. Например, в Моги­леве 60 допризывников, в большинстве коммуни­сты и комсо­мольцы, учи­нили в 1928 г. погром ев­рейских лавок. Очень много подобных примеров приводит С.Шварц в книге “Антисемитизм в Со­ветском Союзе“ (Л.8). Приведу всего два: “В Пскове на заводе „Ме­таллист“ комсомолец Трофимов уже давно и система­тически травил комсо­мольца же еврея Боль­шеминникова. Группа комсомоль­цев подавала об этом заявление в бюро комсомольской ячейки, но бюро не приняло никаких мер. 14 февраля в комсо­мольском общежитии Трофимов зверски за­рубил топором Большеминникова. Убийца с гордостью сказал своим товари­щам: „А всё-таки я жи­денка укокошил“. На допросе он заявил: „Убил, потому что я русский, а Большеминников еврей““. И комсомольцы отказались сда­вать его правосудию, а взяли его на поруки. И еще один пример из той же книги: “Ты не бойся, ко­гда будет погром­чик, я тебя укрою“, так „невинно шутили“ над продавцом Гальпериным его сослу­живцы по магазину Мосторга на Крас­ной Пресне. Шутки закон­чились избиением Гальперина про­давцом Голубковым. Когда подняли вопрос об увольнении Го­лубкова, предместкома Кузьмичев (член ВКП), заявил: „Мы не допустим, чтобы из-за жида уволь­няли русских“. Наконец, с Кузьмиче­вым солидарен и директор Ново-Бо­гоявленской фабрики Чихачев, который, когда на бюро фаб­ричной партячейки было предложено уволить рабо­чих-антисемитов, преследовавших молодого инженера Гуревича, прямо заявил, что „Анти­семитизм не причина для увольнения“ (Л.8). Антисе­митские выступления происходили даже прямо на партсобраниях. И таких примеров масса. Так что победа Сталина во многом обязана антисемитизму в низовых партийных кругах.

Ко­нечно, не только антисемитизм народных и рядовых партийных масс был основной при­чиной разгрома троцкистско-зиновьевской оппозиции. Сталин серьезно подготовился борьбе с оп­позицией, да и экономическая программа оппозиции устраивала далеко не всех. Это факт. И выше я уже пи­сал об этом. Но свою роль сыграл и антисемитизм масс тоже. И еще. Борьба с евреями-оппози­ционерами показала Сталину, насколько антисемитизм популярен в массах. Думаю, что впослед­ствии, когда этот вопрос стал для него актуален, Сталин вспомнил свой давнишний опыт борьбы с троцкистами и в 1940-е годы смело приступил к его исполнению своей антисемитской программы. И, наконец, сам этот разгром дал мощный импульс для легализации антисемитизма в партийных рядах. А что касается разгрома оппозиции, то он, конечно, помог Сталину уничтожить практически всех активных уча­стни­ков револю­ции и Гражданской войны и, в некото­ром роде, по­спо­собствовал усилению антисе­митизма среди людей, несамостоятельных, склонных к нему и на­хо­дящихся в окружении антисе­митов.

И здесь же хочу отметить одно очень интересное совпадение. Разгром оппозиций при­шелся на 1926-27 годы. И как раз в это же время наблюдается всплеск антисемитских настроений в стране. Невольно напрашивается предположение, что это не случайное совпадение. Просто раньше, когда все эти троцкие, зиновьевы и каменевы были у власти, народ вел себя более сдер­жанно, осторожничал, не допускал столь явных антисемитских высказываний и поступков. А те­перь после того, как товарищ Сталин их изгнал, теперь стало можно. И народ, наконец-то, смог высказать все то, что в нем давно копи­лось, смог выпустить пар, который давно превышал допус­тимое давление.

Сразу же после разгрома обеих оппозиций в партии была проведена “большая чистка“ и освобождение ее от своих идейных противников. По партийным данным на январь 1927 года об­лада­телями партийных билетов считались 45,3 тыс. евреев, т.е. 4,3% от общего количества ком­мунистов, оставшихся в партии после большой чистки. Это, конечно, меньше, чем было до чистки, в 1923-1927 годах. Однако даже после этой “чистки“ в партии все равно осталось избыточно много евреев. Ниже, в таблице 2.1 представлены данные по процентному содержанию евреев в ВКП(б), в т.ч. евреев - членов партии и евреев - кандида­тов в члены партии по данным партийной переписи, осуще­ствленной 1927г. после этой “большой чи­стки“ (Л.34).
Таблица 2.1. Количество евреев в составе ВКП(б) после ее большой очистки от членов оппозиций.





% евреев в составе ВКП(б)

% евреев в составе кандидатов

СССР

4,9

3,2

в т.ч. РСФСР

2,7

1,4

Украина

13,1

10,0

Белоруссия

26,6

18,6

Как видно из этой таблицы, даже после изгнания из ВКП(б) всех участников обеих оппози­ций и всех коммунистов, сочувствующих им, а среди них евреев было очень много, в партии все равно ос­тавалось избыточно много евреев. Во всяком случае в про­центном отно­шении их все равно оставалось значительно больше процентного содержания ев­реев в стране: 4,9% против 1,7%. Правда, в республиках их компактного проживания, где евреев среди го­родского населения было значительно больше, их доля в ВКП(б) была все-таки меньше. Так в украинских городах доля евреев среди всего городского населения была 22,7%, а их доля в составе ВКП(б) – 13,1%. Такое же положение было и белорусских городах: доля евреев в город­ском населении 40,2%, а доля в партии – 26,6% (Л.6). И, конечно, такое высокое содержание евреев в партии могло в некото­рой степени стиму­лировать развитие антисемитизма среди городского населения в этих ре­гионах. Таким образом, пе­реизбы­ток евреев во всех органах власти страны как в годы рас­цвета НЭПа, так и во время его заката по­сле разгрома оппозиций, стимулировал усиление в стране ан­тисемитских настроений.


2.3. Социально- экономическое положение евреев в годы НЭПа.
Итак, в 1921г. в стране был провозглашен переход от политики военного коммунизма, ко­торая никак не способствовала развитию в стране предпринимательской деятельности, к новой экономической политике (НЭПу). НЭП стал своего рода спасительным кругом для РКП(б), которая в условиях нарастающего массового недовольства стремительно теряла популярность среди ши­роких слоев населения. При этом НЭП с самого начала рассматривался в партии как временная по­литика, направленная на создание условий для построения социализма. Согласно реше­нию X-го съезда РКП(б) новая политика заключалась в том, чтобы в интересах строительства социализма в стране были введены три формы собственности: государст­венная, коопе­ративная и частнособст­венническая в форме мелко­буржуазного хозяйства. При этом в качестве одной из форм государственной соб­ственности рассматривался и госкапитализм. А связь между этими формами собственности должна была осуществляться через товарно-денежные отношения, т.е. торговлю. По­этому на гос­предприятиях вводилось товарное производство, хозрасчет и материальное стимулирование.

И НЭП действительно скоро обеспечил стабилизацию и восстановление хозяй­ства. К 1925г. в стране было в основном завершено восстановление народного хозяйства. Общий выпуск промышленной продукции за 5 лет НЭПа вырос более чем в 5 раз и в 1925 достиг 75% от уровня 1913г., в 1926г. по объему валовой промышленной продукции этот уровень оказался пре­вышенным. При этом в новых отраслях промышленности наблюдался реальный подъем, а в сель­ском хозяйстве валовой сбор зерна составил 94% от сбора 1913г. При этом по многим показате­лям животноводства довоенные показатели остались по­зади.

Однако введение НЭПа и разрешение свободной торговли в условиях мелкотоварного производства вызвало ожив­ление среди части населения, склонной к предпринимательству. В стране появилось и стало прогрессировать ремесленное производство, мелкая торговля и так на­зываемые нэпманы, т.е. предприниматели, использующие наемный труд. По данным БСЭ в 1926 их вместе с семьями, было около 2,3 млн. чел. (1,6% населения СССР).
2.3.1.Об эмоциональном состоянии русского еврейства в начале двадцатых годов.
Рассказ о социально-экономическом положении евреев в Советском Союзе в годы НЭПа уместно предварить краткой преамбулой о пси­хологическом состоянии русского еврейства в эти годы и краткой демографической справкой. Что касается первого, то евреи, долгие годы находив­шиеся в положении изгоев в России, после Февральской и осо­бенно Октябрь­ской революции по­чувствовали, что они стали свободны и равны в своих пра­вах со всеми жителями России. И это придало им такой всплеск энергии, что многие из них целиком окунулись в новую жизнь и безого­ворочно соединили свою судьбу с судьбой революции. О них я уже писал выше, и напишу еще. Другие же, более осторожные, но не менее энергичные, в первые же после­военные годы, пережив погромы и голод, устремился в центральные города и на фоне всеобщей неустроенно­сти двадца­тых годов стали искать свое место под большевистским солнцем. И некоторые из них сумели удачно восполь­зоваться своим новым положением и вписаться в столичную жизнь. Многие устрои­лись на хорошую работу в советские органы, стали служащими. Для евреев, которых совсем не­давно вообще не пускали в столичные города, это было очень престижно.

Конечно, эта дополнительная внутренняя энергия, окрылившая евреев после столь желан­ного и столь долгождан­ного освобо­ждения, проявилась бы в них в любом случае не зависимо ни от каких внешних обстоятельств. И даже, если бы в Рос­сии не случилось Октябрьской революции, для вы­плеска этой еврейской энергии хватило бы и од­ной Фев­ральской, которая уже отменила черту оседлости и все антиеврейские законы. И евреи в любом случае устремились бы в города, куда ранее въезд был запрещен, и стали бы стараться самореализовываться и самовыражаться в этих совершенно новых для себя условиях. И приме­ром этому являются многочисленные биогра­фии русских евреев, эмигрировавших в предреволю­ционные годы в США, где дискриминации по на­циональному признаку не было, и добившихся там больших успехов на самых разных поприщах. Однако большинство русских евреев свое освобождение и дедискриминацию связывали именно с Октябрьской революцией и именно ей были благодарны за свое раскрепощение, за защиту от по­громов и даже, как это ни странно, за то, что они выжили во время страшного голода.

И вот в таком состоянии душевного подъема и ощущения того, что теперь они могут свер­нуть горы, многие евреи встретили НЭП. При этом большинство евреев, даже среди тех, кто уже отошел от традиционно местечкового об­раза жизни, было все-таки аполитично. Причем те из них, кто уже успел к началу НЭПа пересе­литься в крупные города, в силу своей природной мобильности и со­циальной под­готовленности, сумели вписаться в НЭП значительно быстрее коренного на­селения тех горо­дов, куда они переселились. Ведь в своих местечках они всегда занимались ремесленничеством, по­средничеством и мелкой тор­гов­лей. И потому в городах они тоже сразу же занялись при­вычными для себя ремес­лами и торговлей. Другие в эти годы только начали переселяться и, оказавшись на новом месте, тоже стали заниматься привыч­ными видами деятельности. Третьи возобновили свою тор­гово-ре­месленническую деятельность у себя на родине или в городках в пределах бывшей черты оседло­сти. Словом, как и до революции, НЭП позволил большинству из них стать мел­корознич­ными тор­говцами и кус­тарями - оди­ноч­ками: портными, сапожни­ками, кожевенниками, ювелирами и т.п. Только те­перь они имели возможность жить в любом городе СССР, и это расширяло их возможности.

Но среди этих ремесленников и торговцев нашлись такие, кто, был склонен к предпри­ни­мательству, и, будучи воодушевлен той самой энергией, о которой я писал выше, и получив в годы НЭПа закон­ную возможность заняться бизнесом, воспользовались этим. И некоторые из них сумели достигнуть в своем бизнесе оп­реде­лен­ных высот. Они стали предпринимателями, исполь­зую­щими в своем бизнесе наемный труд, а некото­рые настоящими крупными предпринимателями. Во всяком случае, как пишет Ф.Кандель, из двух с половиной тысяч крупных нэпманов Москвы около восьмисот, т.е. ка­ждый третий, был евреем. Ниже мы обсудим эту тему более подробно. И все это происходило на фоне того, что коренным горожанам, привык­шим к работе на производстве или в конторах, к ежемесячным зар­платам и устойчивой, налаженной жизни, вписываться в НЭП было го­раздо труд­нее, чем евреям. На многих нерентабельных производствах начались увольнения, зарплаты на фоне ин­фляции ежемесячно обесценивались, жизнь стала неустойчивой и часто зависящей не столько от квалификации, честности и добросовестности человека, сколько от его ловкости и умения приспособиться. И многие горожане, не сумевшие вписаться в эту жизнь, глядя на этих евреев, начинали им завидовать. А от зависти до антисемитизма один шаг.

Но были и другие евреи. Те, которые еще в Гражданскую соединили свою судьбу с судь­бой революции. И они в эти годы тоже чувствовали себя максимально не комфортно. Дело в том, что сейчас они встали пе­ред выбором. В партии началась борьба, и им приходилось выби­рать между уважаемыми вож­дями революции Троцким, Зиновьевым и им подобным, среди кото­рых было довольно много ев­реев, и решениями большинства партии, определяемого съездом. Будучи сами членами низовых партъячеек, они хорошо знали, какова доля антисемитизма в этих решениях. Кроме того, многие из них и сами по себе сочувствовали троцкистско-зиновьевской оппозиции, счи­тали НЭП отступле­нием от генеральной линии партии, болезненно воспринимали все буржуазные проявления НЭПа и, тоже хотели форсировать индустриализацию страны. Но были и такие, кто поддерживал реше­ния съездов партии и, не считая себя специалистом в эко­номике и политологии, полагался на мнение большинства и старался просто работать, не вникая в политические споры. Возможно, среди их родственников были ремесленники или торговцы, и они видели, что при НЭПе те вздох­нули легче. Словом раскол был даже среди евреев-большевиков. Ниже мы о них еще вспомним.
2.3.3. Демографическая справка.
Теперь краткая демографическая справка о количестве евреев, проживавших в эти годы в России, а также об их количестве в регионах их массового скопления. По официальным данным переписи 1926г (Л.38) в СССР тогда прожи­вало 147,028 млн. че­ловек. При этом лиц славянских нацио­нальностей (рус­ских, ук­раинцев и бело­русов) было 113,740 млн. человек. Из них в городах проживало 20,380 млн. славян, а в сель­ских местно­стях – 93,360 млн. А евреев по данным той же переписи в СССР было по разным данным от 2,599 млн. человек по (Л.38) до 2,678 млн. человек по (Л.6). При этом согласно (Л.6) в го­родах проживало 2,211 млн. евреев, а в сель­ских районах – 0,467 млн. человек. Отметим здесь же, что во время опроса 1926г. каждый человек сам называл свою национальность. Поэтому думаю, что некоторая часть молодых евреев, покинувших свои местечки в ранней юности и будучи атеистами уже не знающие ни идиш, ни ев­рейскую традицию, во время переписи 1926г совершенно искренне могли идентифицировать себя как русские. Кроме того, в 1926г было много этнических евреев, которые еще до революции по разным причинам приняли христианство (например, еврейские женщины, еще до революции выходившие замуж за рус­ских парней, порвавшие со своими общинами и принявшие христианство, или молодые люди, принимавшие христианство для поступления в институты или просто евреи, не желающие подвергаться антисемитизму и т.п.), и они тоже идентифициро­вали себя, как русские. Тогда это было легко. Но для каждого человека это его право причислять себя к той или иной национальности8. Однако а для евреев это был естественный отсев. Он шел все последующие годы, идет и сегодня.

От­сюда про­стой рас­чет пока­зывает, что в 1926г евреи в СССР состав­ляли примерно 2,6*100/147,028=1,77% от общего населе­ния СССР. А в со­ветских городах евреи составляли 2,211*100/(20,380 2,211)=10,8% от всего город­ского населе­ния. Но так было в среднем по стране. А на самом деле евреи жили в основном в преде­лах бывшей черты оседлости (Украина и Белорус­сия), меньше в сто­личных городах и еще значи­тельно меньше – в остальных городах РСФСР. Причем тоже в ос­нов­ном в ев­ропейской части. Так по данным (Л.38) в Укр.ССР жило 60,17% советских евреев, в Бел.ССР - 15,66% и в РСФСР – 21,78%. В тоже время славянская часть населения была рассредо­точена по всей РСФСР, в т.ч. славяне жили в се­верных районах, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, где евреев было очень мало. И это еще больше увеличивает ре­альный процент еврей­ского населения в районах их со­средото­чения. Эти данные несколько расходятся с данными по расселению совет­ских евреев на территории СССР, приведенными в (Л.6), который, кстати, тоже ссылается на дан­ные переписи 1926г. В таблице 2.2 приведены данные (Л.38) и (Л.6)


Таблица 2.2. Данные по количеству евреев в республиках СССР в абсолютных и относи­тельных величинах (Л.38)








Общее населен. республ.

млн. чел


(Л.38)

Еврейск. населен респуб-

лики,


млн. чел.

(Л.38)



Доля евреев

республ


от общ.

колич-ва евреев,

%, (Л.38)


Доля евреев республ

от общ. населен.республ

%, (Л.38)


Еврейск населен респуб-

лики,


млн. чел.

(Л.6)


Городск. еврейск. населен.

республ


млн. чел. (Л.6)

Сельск.

Еврейск. населен

Респуб-лики

%, (Л.6)


1

СССР

147,028

2,599

100

1,77

2,678

2,211

0,467

2

Украина

29,018

1,574

60,17

5,4

1,574

1,2.19

0,355

3

Белоруссия

4,983

0,407

15,66

8,2

0,407

0,340

0,067

4

РСФСР

100,891

0,566

21,78

0,5

0,590

0,554

0,036

5

Закавказье

5,861

0,031

1,19

0,5










6

Узбекистан

5,273

0.020

0,77

0,4

0,107

0.098

0,009

7

Туркмения

1,002

0,002

0,08

0,2









Как видно из представленных данных расхождения между (Л.38) и (Л.6) достигают вели­чины (2,678-2,599)*100/2,599 =3,04%. Погреш­ность безусловно большая. И непонятно откуда она взялась. Однако для нашего анализа она не принципиальна. Кроме того, имеются расхождения и по азиатским республикам. Так по (Л.38) там проживало 0,031 0,020 0,002=0,052млн. евреев, а по (Л.6) – суммарно 0,107 млн. евреев. Расхождение приличное (100%), но в силу того, что сами эти числа малы, то и абсолютное значение ошибки тоже мало, и для нашего анализа такая погрешность тоже оказывается не принципиальной.

Рассмотрим эту таблицу. Как следует из представленных данных, наибольшее количество евреев в годы НЭПа проживало на Украине (1,574 млн. человек), хотя они здесь составляли всего 5,4% от общей численности на­селения республики. В Белоруссии евреев было значительно меньше (0,407 млн. человек). Однако в относительных величинах в Белоруссии евреев было больше, т.е. там они жили гуще - 8,2%. Тем ни менее в обеих этих республиках они состав­ляли национальные меньшинства. Да и вообще на территории СССР не было места, где евреи бы со­ставляли большинство населения. Почему так получилось, совершенно ясно. Евреи нигде в цар­ской России не имели права на землю, а, значит, они везде были временными жителями, кото­рых всегда можно было прогнать с той земли, на которой они жили. Так же поступали и европейские монархи, средневековая история евреев в европейских странах неоднократно это иллюстри­ро­вала (изгнание евреев из Испании, Франции, Англии, Германских земель). И в СССР тоже, как показала история, именно это стало решающей причиной их последую­щей трагедии. И все правители это прекрасно понимали, и специально делали.

Теперь о доле евреев в городском населении. Ниже в таблице 2.3 представлены данные по процентному содержа­нию евреев в составе го­родского населения СССР и основных республик, в которых евреи в те годы проживали (Украина и Белоруссия), а также Москвы и Ленинграда (Л.8), полученные по результатам переписи 1926г.


Таблица 2.3. Евреи в составе городского населения СССР

по данным переписи 1926г.







Общ.числен.

населения

тыс. чел.

(Л.38,8)


Численость.

городск. на-

селения, тыс

чел. (Л.38,8)




Колич-во го- родск. евре- ев,тыс. чел.

(Л.6)


% евреев в составе го­родск. на-

селен. %



Доля город евреев от общ насел. республ. %

СССР

147028

26300

2157

8,2

1,5

РСФСР

100891

17442

554

3,1

0,5

Украина

29018

5373

1219

22,7

4,2

Белоруссия

4983

847

340,5

40,2

6,8

Москва

2018

2018

131,2

6,5

6.5

Ленинград

1690

1690

84,5

5,0

5,0

Как видно из представленных в таблице 2.3. данных подавляющее большинство советских го­родских ев­реев проживало в те годы в РСФСР, Укр.ССР и Бел.ССР – 2,211 млн. человек, и только 38,8÷46,7 тыс. чело­век, т.е. всего 2,6% во всех остальных республиках. Отсюда же видно, что процентное содержание евреев в городах РСФСР было очень не­ве­лико, всего 3,1%. В тоже время на Украине процентное содержание евреев в украинских городах равняется 22,7%, а в белорусских – 40,2%.

В силу вышесказанного ясно, что евреи, в основном, всегда были горожанами. Но ранее они жили в небольших местечках, обслуживая сельское население. Однако во время Гражданской войны много местечковых евреев, спасаясь от погромов, устреми­лось в централь­ные города Рос­сии, особенно в Москву и Петроград. И в последующем, когда погромов уже не было, эта миграция продолжилась. В местечках их уже ничто не держало. Во всяком случае, молодежь. Она устреми­лись в Россию: кто учиться, кто работать. Так если до революции на территории России жило лишь 5,5% евреев, то в 1926г. их количество достигло почти 22%. Таким образом, еврейское население столичных, а также про­сто крупных городов Украины и Белоруссии стала быстро уве­личиваться. Так в Мо­скве оно выросло с 28 тысяч человек в 1920 г. до 86 тысяч в 1923г. и до 131,2 тысяч в 1926г., т.е. почти в 5 раз (Л.37, 45,51), а Пет­рограда — соответственно с 25 тыс. человек в 1920г. до 52 тысяч 1923г. и до 84,5 тысяч в 1926г., т.е. более чем в 3 раза. (Л.52).

В тоже время в украинских городах, как было отмечено выше, евреи составляли 22,7% всего городского населения, т.е. почти каждый четвертый горожанин там был евреем. А в белорус­ских городах евреев было еще больше – 40,2%. При этом в Киеве в 1926г. проживало 140,3 тыс. евреев при общем насе­лении города 513637 человек, т.е. евреи в Киеве составляли примерно 140300*100/513137=27,3%, в Минске ев­реев было 53686 при населении города 131538 человек, т.е. там евреи составляли 40,8% от его общего населения, а в Одессе 172553 евреев при общем населении 420862 человек, т.е. 41% от всего населения города. А в таких городах, как Житомир, Винница, Бердичев, Умань, Проскуров, Коростень на Украине, а также Гомель, Витебск, Мозырь в Белоруссии и многие другие евреи вообще составляли большинство населения. Вот уж действи­тельно идиш на большей части территории этих республик вполне мог быть вторым языком. И практически был. Но об этом ниже.

Здесь же отметим, что приведенные данные позволяют сделать вывод, что в годы НЭПа коренное население Украины и Белоруссии проживало в основном на селе и занималось сельско­хозяйственным трудом, а евреи – в городах, где составляли очень большой процент населения. И несомненно стимулировало антисемитизм, как сельских жителей, с давних пор завидо­вавших горожанам, так и городских, для которых евреи составляли большую конкуренцию.

Теперь о евреях в РСФСР. Они были сосредоточены в основном в столичных городах. В 1926г. столичные евреи составляли уже (0,1312 0,0845)*100/2,599=8,3% от общего количества евреев, прожи­вавших в СССР. При этом в Москве евреи составляли 6,5% населения столицы, а в Ленинграде 5%. В остальных русских городах их количество было значительно меньше и нигде не превышало 1,5%. Числа, конечно, не столь большие как на Украине или в Белоруссии, но тоже заметные. Особенно если учесть специфику их рода деятельности. Но об этом ниже.


2.3.4. Социальный состав еврейского населения.
И теперь, наконец, переходим к разговору о социальном составе еврейского населения в годы НЭПа. Ниже представлена таб­лица, в которой приведены данные по социальному составу еврейского самодеятельного (т.е. самостоятельно зарабатывающего) населения в 1926г. При этом к само­деятельному населению отнесены 1,040 млн. человек, т.е. примерно 39,8% от общего количества евреев. Остальные 60,2% населения были иждивенцами.
Таблица 2.4. Данные по социальному составу еврейского населения СССР.


Социальная принадлеж­ность еврейского

населения



Все насе­ление России

%


Все

населен.


Москвы

Еврейск. населен. Мо­сквы

Еврейское на­селение Ук­раины

Еврейское население

Белоруси





Л.4

Л.1

Л.6

%

%

%

%

Рабочие

14,8

19

19,4

27

8,3

15,2

16,7

Служащие

23,4

28

28

36,5

50,2

20,6

16,9

Кустари

19,0

21

20,8

5,2

9,2

20

21,3

Торговцы

11,8

12

12

2,2

4,9

13,2

11,2

Лица свобод­ных про- фес­сий

1,6

-

-

0,6

2,2

1,6

0,8

Крестьяне

9,1

9,0

8,6

0

0

9,8

13,2

Безработные

9,3

-

-

12

14,5

8,9

6,8

Лица без оп­реде­ленных занятий,

3,2

10

10,2

16,5

10,7

10,8

13,1

Прочие

7,8

1

1

0

0

0

0

В настоящей таблице в трех первых столбцам приведены данные по распределению ев­реев по видам деятельности в годы НЭПа. Причем в первом столбце данные взяты из книги С.Шварца (Л.4), кото­рый в свою очередь, ссылается на книгу Л.Зингера "Евреи в СССР"9. Во вто­ром столбце данные А.И.Солженицына (Л.1), и в третьем – данные Ю. Ларина (Л.6). При этом А.И. Солже­ницын на свой первоисточник не ссылается, а просто пишет "По переписи нэповского вре­мени со­циальный состав еврейского населения был таков", а Ю. Ларин – ссылается на данные пе­реписи 1926г. Правда, их данные настолько близки друг к другу, что можно подумать, что они ис­пользовали один первоисточник, просто Солженицын округлил данные (Л.6) до целых чисел. В тоже время данные столбца (Л.4) отлича­ются от них и количественно, данные Шварца по всем профессиям несколько ниже данных Ларина, и еще тем, что он учитывает дополнительно безра­ботных (9,3%) и еще лиц, свободных профес­сий (1,6%). Однако главный вывод о том, что наибо­лее популяр­ной профессией у евреев в годы НЭПа была должность “служащие”, на втором месте “кустари”, а на третьем “рабочие”, а на четвертом “торговцы” - этот вывод одинаков для всех столбцов. Второй вывод состоит в том, что суммарное количество лиц без определенных занятий и прочих во всех столбцах практически одинаковое. И отсюда следует третий вывод, который со­стоит в том, что Ла­рин сознательно исказил статистику и не учел безработных, рассредоточив их по всем прочим профессиям. Поэтому ниже мы в своих рассуждениях будем использовать данные столбца (Л.4).

А теперь о социальном составе более подробно. Согласно терминологии двадцатых годов в группу служащих включались все лица, не занятые физическим трудом и работающие по найму в госу­дарственных и кооперативных предприятиях. Сюда входили канцелярские, административные, медицинские, инженерно-технические, научные, торговые, социальные, партийные, профсоюзные и прочие работники. По Шварцу служащими работали 23,4% всех работающих евреев, т.е. почти каждый четвертый. Если сравнивать с другими нациями, то это очень много. Среди русских слу­жащих было менее 10% (большинство составляли крестьяне и рабочие), а среди представителей других национальностей еще меньше. И это бросалось в глаза, поскольку, во-первых, до револю­ции дос­туп евреев к ней был либо вообще закрыт, либо очень сильно огра­ничен, а во-вторых, ра­бота служащих считались “чистой” и более легкой, чем работа, сопряженная с физическим трудом. И естественно то, что теперь эти места оккупировали евреи, у многих неевреев вызывало зависть и стимулировало рост антисемитизма.

В тоже время появление не характерного для дореволюционного периода весьма много­числен­ного слоя евреев - служащих на государственной службе, было логичным след­ствием не­скольких причин: во-пер­вых, открытием доступа евреям к этим профессиям и во-вторых, тем, что традиционные источ­ники сущест­вования евреев, связанные с ремеслом и торговлей, в новых со­циальных условиях представля­лись менее привлекательными. В-третьих, это было следствием того, что среди евреев уровень образования был значительно выше. Причем это касается не только тех профессий, где требуются профессиональные знания (врачи, инженеры, ученые), но и на самом низком уровне. Среди евреев в возрастной группе от 20 до 50 лет грамотными были по разным данным от 87% до 98%, в то время как среди осталь­ных москвичей не более 70% (Л.37). И, наконец, в-четвертых, срав­нительное большое количе­ство евреев на должно­стях государствен­ных слу­жащих объясняется совсем недавней историей. Я приведу объ­яснение, которое принадле­жит М.И.Калинину: “В первые дни революции, когда значи­тель­ная часть русской интел­лигенции отхлынула... как раз в этот момент еврейская интелли­генция хлынула в канал револю­ции, запол­нила его большим про­центом, по сравнению со своей числен­ностью, и начала работать в револю­ционных органах управления“ («Известия» 25.11.1926). И она в те годы спасла советскую власть. И естественно уже с тех пор в советских учреждениях сохра­нилось много добросовестных ра­бот­ников. Кроме того, со­ветская власть уже с тех пор прониклась дове­рием к евреям и, принимая их на работу, была уве­рены и в их лояльности и доб­росовестно­сти. И в этом смысле двадцатые годы стали как бы рас­платой русской интеллиген­ции за тот со­всем недавний саботаж, который она уст­роила советской власти после ре­волюции. Однако рус­ские люди в такие подробности не вникали. Они видели большое количе­ство евреев на этих долж­но­стях, и это стимулировало возникновение в их среде антисемитизма.

Из таблицы 2.4. видно также, что социальный состав евреев, живших в разных регионах Со­ветского Союза, тоже сильно отличался один от другого. Так притом, что евреи-служащие в сред­нем по стране составляли 23,4% от об­щего количе­ства трудоспособных евреев, в Мо­скве они составляли 50,2% от общего ко­личества всех ра­бото­способных московских евреев, на Украине – 20,6%, а в Белоруссии – 16,9%. Кстати, Г.К.Орджоникидзе в своем докладе XV съезду ВКП(б), состоявшемся в 1927г. сообщал, что на Ук­раине в совет­ских учреждениях тогда работало 22,6% евреев-служащих (в Харькове, то­гдашней столице, - 30,3%), а в Белоруссии 30,6% (в Минске – 38,3%). Если эти данные сравнить с приведенными выше, то, несмотря на значительные количественные расхождения, мы видим, что выводы из этих данных одинаковые. Во-первых, в 1926г совет­ская власть была уверена в лояль­ности евреев, благожелательно допускала их к ра­боте в своих учрежде­ниях, и потому евреев среди служащих было много. Во-вторых, в столицах, где сосредоточено зна­чительно больше институтов, заводов, министерств и прочих организаций количество служащих, а значит и евреев-служащих, всегда больше, чем в среднем по республике.
Выше были приведены данные о служащих вообще. Эти данные можно дополнить инфор­мацией, представленной в (Л.8), о том, в каких сферах экономики страны работали эти служащие, и как они были в них распределены в процентном отношении к общему количеству евреев-служащих. Эти данные приведены ниже.
Таблица 2.5. Проценты распределение евреев-служащих по разным отраслям экономики





учреж­дения

торговля,

финансы



промыш­ленность­

ремесл.

хоз-во



сельское хоз-во

местный транспорт

прочие

По СССР

44,4%

30,2%

13%

3.1%

1.5%

1,4%

6,4%

К сожалению, в таблице 2.5 не расшифро­вано слово “учреждения“. Повиди­мому, имеются в виду не только государственные или советские учреждения, но и медицинские, образователь­ные, научные, сфера обслуживания и т.п. Тогда 44,4% вполне закономерный про­цент. И еще. В таблице 2.5. представлены усредненные данные по всей стране. Но, как мы понимаем, в бывшей черте осед­лости и где-нибудь на Камчатке или в Киргизии эти проценты значительно отлича­ются от средних. Поэтому они просто характеризуют распределение евреев по разным сферам дея­тельности, но количественного смысла не имеют. Для примера, в среднем по СССР в сфере тор­говли среди всего еврейского самодеятельного населения 30,2% были заняты на должностях слу­жащих. А кон­кретно в Белорус­сии в сфере госторговли на должностях служащих работало тогда 62% всех бе­лорусских самодеятельных евреев, а в украинской госторговле 44% всех самодея­тельных украин­ских евреев (Л.1). Числа совершенно различные.

И последнее. Эту таблицу можно дополнить информацией по московским служащим. Всего самодеятельных евреев в Москве было 70548 человек, т.е. около 53% от всего еврейского населе­ния столицы (в отли­чие от 39,8% по всей стране). Из них 16% работали в различных трестах, 19% - в общественных организациях, 10% - в совдепах и 9,6% - были лицами без определенных заня­тий. Остальные 45,4% работали в прочих сферах (медицина, производство, наука, торговля и т.п.). А если говорить о доле евреев в этих сферах, то мы увидим, что из 50,2% московских евреев-слу­жащих их доля в аппарате Советов равнялась 10,3%, в органах юс­тиции - 7,8%, в государственной торговле - 13,2%, в общественных организациях - 19,3%, в сфере культпросвета - 8,3% евреев. При этом 5,6% были руководящими работниками, а 2,4% - руково­дящими работниками в промыш­ленности, (Л.1,6,37). При этом еврейская прослойка в столичной партийной организации в 1926г равнялась 6,5%, что точно соответствовало доле живших в сто­лице евреев в общей численности населения города. Но самым большим было еврейское «пред­ставительство» в руководящих пар­тийных органах. Так Московский комитет в это время состоял на 11% из евреев, а Политбюро ЦК ВКП(б) (члены и кандидаты в члены) - на 20% (перепись состоялась в декабре 1926г., а Зиновьев, Каменев и прочие оппозиционеры были исключены из Политбюро ЦК уже осенью 1926г, а из ЦК и сразу из партии только в 1927г.).

И последнее, что надо отметить в этой связи. В 1926г служащие в Москве составляли 36,5% от всего работоспо­собного населения Мо­сквы. Но в Москве 50,2% самодеятельных евреев были служащими. Это оз­начает, что евреи, которых в Москве было всего 6,5%, состав­ляли 50,2*6,5/36,5=8,9% от общего коли­чества всех московских служащих, т.е. примерно каждый один­надцатый московский служащий был евреем10. Это примерно в полтора раза превы­шает процент­ную долю еврейского населения в Мо­скве. И естественно такое положение бросалось в глаза и в усло­виях безработицы двадца­тых годов, повидимому, кого-то напрягало и в опре­деленной части общества могло стимули­ровать антисемитские настроения. Но об этом я уже писал.

Выше мы говорили о Москве, но думаю, что такое же положе­ние было и в Ленинграде, и в Киеве, Харькове, Минске, Одессе и других крупных городах бывшей черты оседлости, где евреев было значительно больше. Везде евреи, приехавшие в эти го­рода, вступили в конку­рентную борьбу за “чистые“ рабочие места. И везде они имели преимуще­ства в образовании и в лояльности по отношению к властям. И по­тому везде доля евреев среди государственных служа­щих была выше средней доли евреев в этих городах, что в известной степени стимулировало ан­тисемитские настроения. Однако, Ю.Ларин, живой свидетель того времени, этой диспропорции не признает и, как настоящий большевик, всюду подводит политическую базу: ”Антисемитские на­строения среди служилой интеллигенции … должны рассматриваться не как борьба против несу­ществующего переполнения евреями службы, а как протест против осуществления на практике равенства людей всех национальностей, провозглашенного Октябрьской революцией. Этот про­тест порожден боязнью конкуренции, нежеланием допустить к государственной службе даже в правильной пропорции угнетенные прежде народы” (Л.6). Кстати, перемена имен и фамилий в двадцатые годы производилась в простейшем порядке

  1   2   3   4   5   6   7   8

  • " Именно те ­перь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов