Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Русская повесть в историко-литературном процессе XVIII первой трети XIX века: становление, художественная система, поэтика




страница1/4
Дата06.04.2017
Размер0.8 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4
На правах рукописи
УДК: 82-31(=161.1)

СУРКОВ ЕВГЕНИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ



РУССКАЯ ПОВЕСТЬ В ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ XVIII – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА: СТАНОВЛЕНИЕ, ХУДОЖЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА, ПОЭТИКА

Специальность: 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена на кафедре русской литературы

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Гончаров Сергей Александрович


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Силантьев Игорь Витальевич

доктор философских наук, профессор

Ильичев Алексей Викторович,

доктор педагогических наук, профессор

Ионин Герман Николаевич

Ведущая организация: Санкт-Петербургский университет

культуры и искусств


Защита состоится « » октября 2007 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.07 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена по адресу: 199053, Санкт-Петербург, В. О., 1-я линия, д. 52, аудитория 47.


С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке РГПУ им. А. И. Герцена

Автореферат разослан « » сентября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Н. Н. Кякшто


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Современное литературоведение проявляет все больший интерес к вопросам трансформации художественных систем, развития жанров и типов текста. Но, несмотря на появление значительных исследований, именно в этой области филологического знания существует целый ряд проблем, которые становятся особенно очевидными в ситуации существенных изменений в сфере гуманитарных наук. Отразились они и в филологическом научном мышлении: сегодня коренным образом меняется отношение к принципам историко-литературного изучения, к его материалу и к области «поисковых» систем научной деятельности. Формируются и новые научно-исследовательские стратегии исторических разысканий: они направлены прежде всего на концептуализацию литературного процесса, на изучение культурной эпохи или историко-литературного контекста, которые не только определяют специфику творчества писателя, но и его роль в непрерывной эволюции художественных систем.

Такие методологические устремления как нельзя более актуальны сегодня, поскольку они позволяют разрешить многие спорные вопросы русской литературной истории, объяснить ее проблемные «зоны». К ним, несомненно, принадлежит и самый, казалось бы, изученный временной отрезок – эпоха писателей-классиков 1-й половины XIX в. с ее вершинными эстетическими созданиями. Однако процесс становления и пути глубинных художественных трансформаций, приведших к появлению этого культурного феномена, пока не ясны нам в полной мере. Прежде всего, потому, что не описаны они как история дискурсивных преобразований и коммуникативных механизмов порождения текста в рамках определенной культурной парадигмы и в связи со спецификой русской дискурсии предшествующего XVIII в. И хотя представления о роли культурной парадигмы и коммуникативных стратегий культуры в текстопорождении представлены сегодня стройной теоретической концепцией, они пока не нашли своего применения и адекватного языка описания в аналитических подходах к конкретным артефактам или их истории. Между тем этот комплекс теоретических представлений, учитывающий и опыт смежных гуманитарных дисциплин, оказывается сегодня необходимой и востребованной составляющей литературоведческого исследования. Он позволяет специфицировать и конкретизировать такие сложные понятия, как «литературный процесс» или «культурная эпоха», определить те основания и механизмы, которые регулируют появление литературного текста и его соотношение с другими текстами, а также – направленность художественных изменений и трансформаций в литературе.

Такое описание и определение по отношению к литературной событийности XVIII–первой трети XIX в. осложнено проблемой отсутствия концептуального обоснования феномена преемственности и непрерывности художественного развития в русской культуре этого времени. Обращение к исследованию происхождения, эволюции и бытования повести, наиболее репрезентативного для эпохи типа текста, в рамках русского историко-литературного процесса не только представляется сегодня одной из самых интересных научных тем, но и помогает решить эту крупную филологическую проблему. Такое решение позволит определить специфику литературной динамики, внутренних механизмов, регулирующих процесс текстопорождения, соотношения индивидуальных творческих стратегий с общим дискурсивным пространством культуры и литературным контекстом, а также выявить сложный характер межтекстовых взаимодействий и художественных эволюций в русских повествовательных текстах эпохи. Насущная необходимость такого исследования очевидны и для современной филологии, и для научного гуманитарного знания в целом. Диссертационное исследование при этом связано не только с рассмотрением частных вопросов, касающихся истории русской повести, но и с решением проблем общего характера. Представление о специфике литературного контекста и его базисных структурах, лежащих в основании русской литературной истории, оказывается значимым и необходимым для изучения и других последующих эпох. В этом и состоит актуальность предпринятого диссертационного исследования.



Степень разработанности проблемы. Серьезный вклад в изучение русской повести внесли уже масштабные разыскания В.В. Сиповского, позднее – коллективная монография «Русская повесть XIX века: История и проблематика жанра» (1973), работы Б. М. Эйхенбаума, Т. Раболи, А.В. Чичерина, В.И. Сахарова и других ученых. Но пока история повести представлена в целом как последовательность текстов, не проявляющая ни их связей, ни процессов трансформации. Большой научный опыт накоплен в исследованиях, посвященных отдельным периодам развития русской прозы и отдельным авторам. Ряд работ дает представление о повествовательных текстах XVIII века («Из истории русской повести: Историко-литературное значение повестей Н.М. Карамзина» Ф.З. Кануновой, «Пути развития русской сентиментальной прозы» С.Э. Павлович, «Литература русского сентиментализма (Эстетические и художественные искания)» Н. Д.Кочетковой, «“Бедная Лиза” Карамзина. Опыт прочтения» В.Н. Топорова, а также работы Ю.М. Лотмана, Г.Н. Моисеевой, М.Я. Билинкиса, Т.Е. Автухович, М.В. Иванова и др.).

Еще более активное внимание литературоведение проявляет к прозе русских классиков, прежде всего – А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя. Исследованию поэтики и жанровой специфики их текстов посвящены исследования М.О. Гершензона, Б.М. Эйхенбаума, А. Лежнева, Б.В. Томашевского, Г.А. Гуковского, В.Ф. Переверзева, В.В. Гиппиуса, А.Г. Гукасовой, Г.П. Макогоненко, Ю.М. Лотмана, Ю.В. Манна, Л.С. Сидякова, В.Н. Турбина, С.Г. Бочарова, В.М. Марковича, Н.Н. Петруниной, Е.С. Хаева, П. Дебрецени, Б.М. Гаспарова, М. Вайскопфа, С.А. Гончарова. Активно изучалось и творчество других прозаиков эпохи, писателей «второго» ряда и массовой литературы (работы Ю.В. Манна, В.Э. Вацуро, Е.М. Пульхритудовой, В.М. Марковича, М. Вайскопфа, А.Л. Осповата, В.И. Кошелева, М.А. Турьян, А.И. Рейтблата и др.). Проза классиков рассматривалась и сквозь призму историко-литературного контекста (работы В.Ш. Кривоноса, Ю.В. Шатина, М. Вайскопфа, С.А. Гончарова, Ю.В. Стенника, В. Шмида, Г.В. Мосалевой, Э.Л. Афанасьева, Л.А. Сапченко).

Продуктивный опыт анализа повести дают работы, посвященные более поздним периодам развития жанра («Тургенев и русский реалистический роман XIX века» В.М. Марковича, «Русская реалистическая повесть: герменевтика и типология жанра» В.М. Головко, «Русская повесть Серебряного века (Проблемы поэтики, сюжета и жанра)» Н.Д. Тамарченко и др.). Интенсивно занимаются сегодня исследователи и проблемой самого историко-литературного контекста. Но она чаще всего рассматривается либо в связи с отдельным автором, либо в связи с отдельной линией текстов (работы Н.Н. Акимовой. Л.И. Рублевой Е.М. Дзюбы В.С. Киселева и др.). Значимыми для исследования русской повести являются и те теоретические положения, которые были сформулированы в современной нарратологии (В. Шмид, В.И. Тюпа), в теории мотивного и дискурсного анализа повествовательного текста (В.Е. Ветловская, И.В. Силантьев, В.И. Тюпа, Ю.В. Шатин).

В целом, круг работ, посвященных изучению прозы и повествовательных форм, широк и разнообразен, что можно по праву считать серьезным научным достижением современной филологии. Но научно-исследовательская традиция, связанная с рассматриваемой темой, по сути, имеет «фрагментарный» характер: в основном работы посвящены либо отдельным временным «отрезкам» истории, либо отдельным авторам, либо рассматривают развитие отдельной темы или группы текстов. Зачастую конкретные эстетические явления или творчество отдельного автора оказываются изученными тщательно, глубоко и подробно, но вне связи с «большим временем» (М.М. Бахтин) русской литературной истории. Это положение непосредственно касается и историко-литературной эпохи XVIII–первой трети XIX в. – важнейшей и основополагающей для становления русской литературы в целом, регулирующей ее развитие и определяющей ее будущее. Мы можем говорить о том, что целостное представление о характере и специфике этой культурной эпохи пока в филологической науке еще не сложилось.

Объектом исследования в диссертационной работе является историко-литературный процесс в русской культуре XVIII–первой трети XIX в.

Предмет исследования – русская повесть XVIII–первой трети XIX в.

Цель диссертационного исследованиявыявить специфику структуры/организации и функциональные особенности русского историко-литературного процесса XVIII–первой трети XIX в. и определить основные факторы, которые влияли на развитие и эволюцию повествования и повествовательных текстов этого времени.

Этим определяются и основные задачи исследования:

  1. подтвердить необходимость значительного расширения перспективы историко-литературного видения в изучении специфики русской литературы XVIII–первой трети XIX в.;

  2. разработать терминологический и понятийный аппарат для исследования сложных межтекстовых взаимосвязей литературных произведений XVIII–первой трети XIX в., определяющих принципы художественных трансформаций русского нарратива;

  3. создать принципы методики анализа текста в его связях с дискурсивным и текстовым пространством русской культуры XVIII–первой трети XIX в.;

  4. на примере истории освоения и усвоения идиллического модуса художественности рассмотреть процесс его «перевода на языки русской ментальности и культуры», а также его роль в развитии русской повести;

  5. выявить литературно-генетические связи повестей XIX в., использующих идиллическую модель в составе новой художественной целостности, с предшествующей русской традицией и современными контекстами;

  6. выявить стратегии организации структуры и семантики повествовательного текста и характер эстетической рефлексии в творчестве писателей-сентименталистов, в русской беллетристике, в произведениях массовой, тривиальной литературы и принципы их художественного синтеза в зрелой русской прозе;

  7. рассмотреть специфику процесса текстообразования в русском повествовании и показать сложность устанавливаемых в нем текстовых параметров и референциальных отношений;

  8. исследовать на примере повести А.С. Пушкина «Станционный смотритель» и ее ближайшего контекстуального текстового окружения процесс усложнения образно-речевой организации повествовательного текста в его связи с особенностями русской речевой ситуации и характером речевых практик эпохи XVIII–первой трети XIX в.;

  9. определить, опираясь на итоговые выводы и обобщения диссертационного исследования, базовые культурные стратегии, определяющие специфику историко-литературного процесса XVIII–первой трети XIX в. и основные особенности русских повествовательных текстов.

Основным материалом изучения являются повествовательные тексты писателей XVIII в. (повести Н.М. Карамзина, В. Измайлова, М. Сушкова, П. Львова и др.), наиболее показательные для литературы XVIII– первой трети XIX в. жанры и формы: лирика (М. Ломоносов, В. Тредиаковский, Г. Державин, В. Капнист. Н. Остолопов и др.), сатирические журналы Н.И. Новикова, жанр «путешествия» (тексты А. Радищева, П. Шаликова, Ф. Глинки и др.), комедия и водевиль (пьесы М. Попова, П. Плавильщикова, Н. Львова, А. Шаховского, А.С. Грибоедова и др.), массовая беллетристика, тривиальная литература и отдельные произведения: «Комидия притчи о блудном сыне» С. Полоцкого, «Бедная Лиза» Н.М. Карамзина, «Российский Вертер» М. Сушкова, «Старосветские помещики» Н.В. Гоголя, «Станционный смотритель» А.С. Пушкина, а также повести М. Загоскина, В. Нарежного, В. Жуковского, А. Бестужева-Марлинского, Н. Бестужева, А. Погорельского, М. Жуковой. Использованы в диссертационном исследовании и другие типы текстов данного времени – мемуары и «записки» А.Т. Болотова, М.А. Дмитриева, П.А. Вяземского, И.И. Дмитриева и др., литературные анекдоты, герои-комическая поэма (Н. Осипов, В. Майков), публицистика («Путешествие по русским проселочным дорогам» Д. Шелехова). Рассмотрение этих материалов в их системном единстве и межтекстовых связях позволяют решать поставленные проблемы в различных проявления, сферах и текстах, что и обеспечивает достоверность получаемых результатов. Одновременно основной материал рассматривается в широком культурно-историческом контексте и в разнообразных связях с различными эстетическими и «речевыми» явлениями XVIII–XIX вв.

Общей и основной теоретико-методологической базой исследования является системное единство выработанных литературоведением подходов к рассмотрению и анализу как историко-литературного процесса, так и отдельного произведения в его связях с историко-литературным контекстом. Методологическая основа в изучении поставленной проблемы и литературного материала определяется сочетанием современных теоретических концепций и историко-литературного подхода с методами типологического и историко-культурного анализа. При этом автор учитывал возможность обращения к сфере гуманитарного междисциплинарного знания, к использованию данных других гуманитарных наук и методик (прежде всего – нарратологии, коммуникатологии, дискурсоведения). Правомерность такого использования определена уровнем современного научного знания, стремящегося к получению научно обоснованных обобщений и концепций в исследовании феноменов культуры и словесного творчества.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Взаимодействие формирующейся русской литературы нового времени (XVIII век) с аналоговыми явлениями европейской традиции имеет сложный характер и свою специфику, определенную, во-первых, проблемами организации своего «литературного поля»; во-вторых, процессом освоения и усвоения себе не столько готовых жанров и форм, сколько модусов художественности или художественной речи.

  2. Закономерный для любой литературы процесс культурного обмена в русской литературной истории представляет собой сложное явление, которое можно определить как феномен перевода на языки русской культуры и ментальности.

  3. Литература XVIII в. организует дискурсивное пространство новой русской культуры и выявляет ее базовые коммуникативные стратегии в текстообразовании и смыслопорождении, формирует дискурсивный облик культуры, ее «коммуникативные фрагменты» и типы «речевых практик», свою семантическую и дискурсивную «память».

  4. Инструментом распознавания глубоких связей художественного произведения с «памятью жанра», «памятью культуры», «языковой памятью» в русской литературной истории служит такой эстетический феномен как «образ дискурса».

  5. Особую роль в становлении русского повествования играет сентиментальная повесть XVIII в., сформировавшая отношение к природе эстетической реальности и принципы образно-речевой организации повествовательного текста. Освоение сентиментально-идиллического модуса художественности формирует в русской традиции комплекс приемов выразительности, общую топику или «литературный словарь» будущей русской прозы.

  6. Историко-литературный процесс и литературный контекст являются сложными и многомерными культурными явлениями: они формируются не только социальными, историческими или иными «рядами» последовательностей, но прежде всего – характером культурной парадигмы и базовыми коммуникативными стратегиями культуры, которые и определяют образ русской «языковой личности», параметры ее «языкового существования», мотивации речевого поведения и специфику литературного дискурса.

  7. Историко-литературным контекстом формирования и реализации повести первой трети XIX в. являются самые различные явления и артефакты, представлявшие в совокупности русскую дискурсию эпохи и ее речевые практики, определившиеся в предшествующей русской традиции. Межтекстовые и интертекстуальные связи текста в этом случае предстают как многосторонние, многоаспектные и разноудаленные, но при всей разности и множественности они фиксируют момент новой художественной трансформации данного коммуникативного фрагмента культуры в новом по времени высказывании.

  8. Внутренний динамизм русской литературной реальности определяет не только характер диахронии, он проявляет себя и на синхронном срезе. Конкретный текст первой трети XIX в. в той или иной форме воспроизводит текстовое пространство в целом: его законы, связи/взаимодействия, и целые ряды текстов, в чем проявляется специфика осуществления повествовательного текста в рамках и границах русского литературного контекста.

  9. Одним из важнейших факторов истории русской повести была эволюция механизмов текстообразования: от первоначального членения культурного пространства на «текстовое» и «нетекстовое» к созданию в XIX в. синтезирующих текстовых моделей, которые способны генерировать смысл, опираясь на совершенно различные типы референции, коммуникативные стратегии и дискурсивный потенциал.

  10. Решая проблемы образно-речевой организации текста, русская повесть 1820–1830-х гг. развивает, и трансформирует те потенциалы речевой организации текста, которые были сформулированы прозаиками XVIII в., и придает новый статус художественной речи, превращая ее в своеобразный метаязык, способный моделировать эстетическую реальность в ориентации на любой тип дискурса и любой фрагмент культуры.

Поставленные цели и задачи исследования, которые в своем комплексном виде никогда не применялись в качестве исследовательских стратегий по отношению к историко-литературному процессу и истории русской повести XVIII–первой трети XIX в., определяют научную новизну диссертационного исследования. Новизна исследовательских подходов в диссертационной работе состоит главным образом в том, что, во-первых, художественный потенциал русской культуры XVIII в. в его зримом соотношении с литературными открытиями и новациями первой половины следующего столетия практически не рассматривался и не изучался; во-вторых, вообще не изученными оказываются именно коммуникативные стратегии этого времени, вне рамок которых невозможно адекватное понимание сущности трансформаций текстовой семантики. Новизна исследования определяется не только той исследовательской перспективой, в которой рассматриваются материалы, но и характером полученных результатов: в нем обоснованы теоретические, методологические и аналитические основания системы новых подходов к изучению исторического развития русской литературы XVIII – первой половины XIX в.; определены новые дефиниции историко-литературных описаний и классификаций; предложены новые интерпретации различных литературных явлений, фактов и произведений этого историко-литературного периода.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты не только подтвердили необходимость создания новой концепции историко-литературного процесса XVIII–первой трети XIX в., но и обозначили общие принципы и содержание такой концепции, показали реальные теоретические, методологические и аналитические возможности рассмотрения всего литературного материала эпохи в его связи с непрерывным развитием русской литературы и спецификой художественных трансформаций в ней, определили необходимый категориально-понятийный аппарат для описания закономерностей литературной истории русской дискурсии. Диссертационное исследование дает все основания для выделения новых проблем: «перевод на языки русской ментальности и культуры», «дискурсивный потенциал литературы», «текстовое пространство культуры», «образ дискурса», «образно-речевая организация текста» в качестве объектов научной литературоведческой рефлексии.

Научно-практическая значимость диссертации определяется тем, что в результате проведенного исследования филологическая наука и практика преподавания истории и теории литературы получают новое представление о фундаментальных свойствах и базовых стратегиях процесса становления и развития русской литературы, о характере и функциональной значимости повествовательного дискурса и принципах его художественных трансформаций; о специфике литературного сознания эпохи; о сущности творческих исканий целого ряда писателей этого времени и о специфических особенностях структуры и поэтики русской повести XVIII–первой трети XIX в., а также о методических принципах интертекстуального и дискурсного анализа литературного текста.

Рекомендации по использованию результатов диссертационного исследования. Результаты и материалы исследования могут быть использованы для создания нового учебно-методического комплекса по изучению русской литературы и художественной прозы XVIII–первой половины XIX в., а также в построении курсов истории литературы, спецкурсов, в подготовке комментариев к изданию русских повествовательных текстов и сочинений Н. М. Карамзина, А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя и других авторов. Методологические положения работы могут быть востребованы в других областях гуманитарного знания (культурология и история культуры, искусствознание, теория коммуникации, лингвистика) и в сфере междисциплинарных исследований. Материалы работы могут найти свое место и в системе школьного литературного образования, в изучении, например, эпохи сентиментализма, творчества Н.М. Карамзина («Бедная Лиза») и А.С. Пушкина («Станционный смотритель»).

Апробация работы. Содержание и выводы диссертационного исследования использовались при составлении программ учебных курсов и дисциплин, при чтении лекций и спецкурсов на факультете филологии и журналистики Кемеровского государственного университета. Основные положения диссертации в виде докладов были представлены на научных конференциях: международной научной конференции «Православие и русская культура» (2003, Санкт-Петербург), «Герценовских чтениях» (2003, Санкт-Петербург), международной научной конференции «Евроазиатский культурный диалог в коммуникативном пространстве языка и текста» (2004, Томск), международной научной конференции «Этногерменевтика и антропология» (2004, Кемерово), всероссийской научной конференции «Фундаментальные основы образования» (2005, Ярославль), международных научных конференциях «Текст и его интерпретация» (2006, Санкт-Петербург; 2006, Новосибирск), всероссийской научно-практической конференции «Российское образование в XXI веке: проблемы и перспективы» (2006, Анжеро-Судженск), международной научно-практической конференции «Славянская филология: исследовательский и методологический аспекты» (2006, Кемерово), международной научной конференции «Н. В. Гоголь и славянский мир» (2006, Томск), международной научной конференции «Русская литература: проблемы исторической поэтики» (Герценовские чтения) (2007, Санкт-Петербург).
  1   2   3   4

  • ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  • Степень разработанности проблемы
  • Объектом исследования
  • Цель диссертационного исследования
  • Основные положения диссертации, выносимые на защиту
  • Теоретическая значимость диссертационного исследования
  • Научно-практическая значимость диссертации
  • Рекомендации по использованию результатов диссертационного исследования