Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Русская философия о роли личности в истории государства




страница1/9
Дата06.04.2017
Размер1.55 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО СВЯЗИ
Федеральное государственное

образовательное бюджетное учреждение

высшего профессионального образования

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ

им. проф. М.А. БОНЧ-БРУЕВИЧА»

А.Ф. Родюков

РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА

СПб ГУТ )))

Санкт-Петербург

2013

УДК 101.9



ББК 87.3

Р 61

Рецензенты:

кандидат философских наук, доцент М.Р.Зобова

кандидат философских наук, доцент С.В. Бусов

Рекомендовано к печати

редакционно-издательским советом СПбГУТ

Родюков А.Ф.

Р61 Русская философия о роли личности в истории и государстве / Родюков А.Ф. – СПб. : Издательство СПбГУТ, 2013. – 56 с.

Раскрываются все темы данного курса по философии для бакалавров всех специальностей и форм обучения. Учебное пособие содержит введение в тематику курса, основную часть, состоящую из трёх глав, краткое изложение содержания всего курса, состоящее из десяти тем и общий список (основной, дополнительной, первоисточников и справочно-энциклопедической) литературы ко всем темам курса.


ББК 87.3

Ó Родюков А.Ф., 2013

Ó Федеральное государственное образовательное

бюджетное учреждение высшего профессионального

образования «Санкт-Петербургский

государственный университет телекоммуникаций

им. проф. М.А. Бонч-Бруевича», 2013

І

СОДЕРЖАНИЕ



Раздел І. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА

Тема 1. Введение в проблему роли личности в истории государства……..

Тема 2. Философия истории: сущность, этапы становления, задачи ………

Тема 3.Основные историософские концепции Запада………………………..

Тема 4. Основные историософские концепции России………………………

Тема 5. Личность в истории общества………………………………………...

Тема 6. Понятия «личность», «индивид», «индивидуальность»……………

Тема 7. Имперсоналистские теории в историософии………………………..

Тема 8. Персоналистское направление в философии истории………………

Раздел ІІ. РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ: ЕЁ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ В ИСТОРИОСОФИИ ЗАПАДА И ВОСТОКА…… ………………………………


Тема 9. Западная философская традиция о роли личности в истории…….

Тема 10. Восточная философская традиция: особенности рассмотрения места

правителя в историческом процессе …………………………………
Раздел ІІІ. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА……………………………………………………………………
Тема11. Статус и идеал личности правителя в Древней Руси………………

Тема 12. Идеал и реальность «просвещённого абсолютизма»………………

Тема13. Русские историки ХIХ века о роли личности ………………………

Тема14. Г.В.Плеханов о роли личности в истории……………………………..


Раздел ІV. СОВРЕМЕННЫЕ ДИСКУССИИ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ………………………………………………………………………….
Тема15. На пути к синтезу существующих подходов………………………
ЛИТЕРАТУРА ……………………………………………………………………

РАЗДЕЛ І. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА


Тема 1.ВВЕДЕНИЕ В ПРОБЛЕМУ РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА

Проблема роли личности в истории – одна из наиболее важных как в исторической науке, так и в философии истории. Она была поставлена ещё в древневосточной и древнегреческой историографии. В европейской традиции данная проблема решалась древнегреческими (Геродот, Фукидид), и древнеримскими историками (Плутарх, Светоний Транквилл, Саллюстий Крисп, Квинт Курций Руф) на эмпирическом уровне. Эти мыслители извлекали из действий конкретных исторических персонажей (Крёз, Фемистокл, Перикл, Александр Македонский, Помпей, Цезарь, Нерон и др.) отдельные «уроки», выявляя совершённые ими в ходе практической деятельности ошибки, порицали дурные деяния и т.д. По такому принципу написаны и знаменитые «Сравнительные жизнеописания» Плутарха. Однако уже здесь ставились и первые теоретические вопросы: какое место занимает правитель в политической иерархии (Мэн-цзы); является ли он самостоятельным вершителем истории (Фукидид); можно ли предотвращать негативные поступки правителей (Руф).

В Средние века, заложенные в античной традиции, продолжали развиваться в работах различных мыслителей. Однако их поиски решения проблемы роли личности в истории проходили на иной мировоззренческой основе, а именно, под существенным влиянием христианской теологии. Здесь на ином уровне воспроизводилась идущая ещё от древнегреческих историков идея о влиянии сверхъестественных сил на жизнь людей, включая «великих личностей». На этот раз она приняла иную форму, а именно форму тезиса о том, что христианский Бог продлевает жизнь «позитивным» правителям (Анна Комнина) и сокращает её «отрицательным» деятелям исторического процесса (Лев Диакон).

Одновременно отдельные средневековые историки продолжали решать проблему роли личности в историческом процессе со светских позиций на эмпирическом уровне. Они выявляли серьёзные недостатки в деятельности конкретных правителей, указывали на пути их исправления. Положительным моментом такого подхода выступало использование метода сравнительного анализа, позволяющего сопоставлять деяния исторических деятелей настоящего и прошлого. В качестве примера данной тенденции целесообразно привести труды Прокопия Кесарийского (VI в.), который в своей «Тайной истории» не только критиковал действия византийского императора Юстиниана с морализаторских позиций, но и выявлял их сходство и отличия от деяний иных правителей переставшей существовать к тому времени Римской империи.

Таким образом, в Средние века шёл интенсивный поиск мыслителями вариантов решения проблемы роли личности в истории, как в рамках теологии, так и за её пределами.

В Новое время (ХVIII в.) философов интересовал другой вопрос: как сделать правителя «просвещённым государем»? Поскольку тезис о важнейшей роли властителя в истории не вызывал сомнений у Болингброка, Вольтера, Дидро, Руссо и др., постольку они искали способы его морального совершенствования.

В ХVIII-ХIХ вв. в качестве самостоятельной дисциплины возникает философия истории. В её рамках проблема роли личности в истории находит специфическое место среди поставленных здесь вопросов, начинает активно рассматриваться с теоретических позиций. В результате в историософии ХIХ – ХХ вв. оформились две противоположные концепции. Одни мыслитель (Г.Гегель, К.Маркс, Ф.Энгельс) отрицали или сводили к минимуму роль личности в истории, ставили её действия в жёсткую зависимость от внешних материальных или идеальных факторов. Другие мыслители (Ф.Ницше, Т.Карлейль, Н.Михайловский, П.Лавров), наоборот, признавали её максимальной, вплоть до волюнтаризма. Дискуссии сторонников и противников данных позиций продолжаются до сих пор.

В России начала ХХ века на теоретическом уровне проблема роли личности в истории привлекала внимание крупнейших учёных: Р.Виппера, Н.Кареева, В.Хвостова. После 1917 г. в силу идеологических и политических причин она рассматривалась преимущественно в русле марксистского подхода. В конце 80 – начале 90-х гг. начинается переосмысление проблемы с новых методологических позиций. В отдельных работах провозглашается даже тезис о решающем влиянии отдельных правителей (В.Ленин, И.Сталин, А.Гитлер) на ход исторического процесса. Он становится определяющим в некоторых работах по альтернативной истории. Так, С.Кудряшов и Д.Олейников считали, что в случае гибели руководства СССР осенью 1941 г. германская армия быстро занимает «…центральные советские города» (Кудряшов С., Олейников Д. Оккупированная Москва //Родина, 1995, № 5. С.12).

Затем интерес к данной теме в философской литературе снижается. Отдельные работы по этой теме выходят и в настоящее время. Одни работы носят эмпирический характер, фиксируют восприятие правителей в массовом сознании россиян в разные исторические периоды (см.: Новиков В.И. Бог, цари и герои (мифы о правителях народа) //Общественные науки и современность, 2007, № 5). Другие работы раскрывают роль личности в истории на базе различных методологических подходов: общей теории систем, синергетики и т.д. (см., например: Сычёв Ю.В. Философская концепция исторической личности //Социальная теория и современность. Актуальные проблемы философии истории. – М.: РАГС, 1995. Вып. 23).

Вопросы, связанные с изучением проблемы роли личности в истории, рассматривались на различных конференциях, проводившихся в 80–90 годах ХХ века. Например, в ходе «круглых столов» по темам «Философия и историческая наука», «ХХ век: альтернативы развития» (1988); «Риск исторического выбора в России» (1994); «История в сослагательном наклонении?» (1999); на международной конференции «Проблемы исторического познания» (1996).

Данная проблема нашла отражение и в различных диссертационных исследованиях, которые осуществлялись как в рамках исторической науки, так и социальной философии.

Однако, несмотря на длительный срок рассмотрения вопроса о роли личности в истории в ходе его изучения имеет место ряд теоретических проблем:

1) Почему вопрос о роли личности в истории возникает именно в историософии?

2) Каково соотношение данной проблемы с иными проблемами, существующими в философии истории?

3) Какие личности преимущественно должны рассматриваться в историософии?

4) Как взаимодействуют в историософии подходы, признающие роль личности в истории и отрицающие её?


Тема 2. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ:

СУЩНОСТЬ, ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ, ЗАДАЧИ


Почему вопрос о роли личности в истории возникает именно в историософии? В поисках ответа на этот вопрос обратимся к философии истории, её предмету, сущности, этапам её становления и задачам.

Философия истории (или историософия) – это раздел философии, где происходит рассмотрение исторического процесса, теоретическое обобщение его хода, движущих сил, перспектив развития человечества. Она суммирует данные иных областей философии, а также гуманитарных наук, таких как история, социология, психология, этнография, филология и др. Поэтому философия истории носит междисциплинарный характер. Поскольку историософия обычно понимается как общая теория исторического процесса, то будем считать «философию истории» и «историософию» синонимичными понятиями.

Вопрос о генезисе философии истории носит дискуссионный характер. Часто тот или иной специалист называет собственного «прародителя» данной дисциплины. Сам термин «философия истории» был впервые предложен во второй половине ХVIII века Вольтером, но её базовые проблемы формировались не одно столетие. Августина часто называют прародителем западной философии истории (IV-V вв.), что признавал и живший в начале ХХ в. В.Герье, хотя он и датирует её возникновение более ранним периодом. Согласно ему, люди издавна интересовались былым и размышлением о нём. Из таких размышлений и возникла философия истории.

Дискуссионность вопроса о родоначальнике не ставит под сомнение то, что её проблематика начала складываться ещё в античности, иначе Августину просто не на что было бы опереться при создании собственной системы. А в ХVII-начале ХIХ в. происходит «легализация» собранного ранее материала и его подъем на качественно более высокие позиции.

Перед учёными остро встал вопрос о предмете философии истории. Им пришлось уходить от крайне широких абстрактных определений (например: «условия общественно-исторической жизни и развития человечества»). На путях сужения предмета исследования выделились два направления: 1) онтологическое и 2) гносеологическое. Сторонники онтологической позиции считали, что философия истории должна изучать общие, объективные проблемы становления исторического процесса. Так, Н.Кареев утверждал, что философия истории есть познание смысла истории, а В.Герье видел в данной дисциплине синтез, которым мыслящий человек охватывает всю совокупность истории человечества, её ход и её цель. М.Стасюлевич считал её задачей ответ на вопрос: существуют ли законы исторического развития человеческих обществ? Сходную позицию занимает и современный учёный А.С.Панарин: философия истории отвечает на вопрос об объективных закономерностях и духовно-нравственном смысле исторического процесса, о путях реализации человеческих сущностных сил в истории, о возможностях общечеловеческого единства.

В рамках гносеологического направления предметом философии истории выступают вопросы исторического познания, его перевода с эмпирического уровня (присущего исторической науке) на теоретический уровень. Главная задача философии не в том, чтобы путём отвлечённых умозрений создавать, независимо от данных точной науки, спекулятивные построения о смысле мироздания, но в том, чтобы помогать науке разобраться в своих задачах (В.Хвостов). Философия истории должна стремиться выявить общую природу исторического процесса, его движущие силы (Ю.Семёнов).

Имеют место и попытки объединения обоих направлений. Философия истории исследует имманентную логику развития человеческого общества, давая теоретическую реконструкцию исторического прошлого (И.Гобозов). Такой синтетический подход можно считать базовым и наиболее плодотворным.

Какие проблемы рассматриваются в философии истории? Первая из них – это проблема смысла истории, вопрос о целях, направленности исторического процесса. В принципе речь идёт о достижении обществом некоторого конечного, совершенного состояния развития.

Одни мыслители (Аврелий Августин, Иоахим Флорский, Фома Аквинский, Николай Бердяев) видели его в Царстве Божием, в котором будут окончательно преодолены последствия «первородного греха» Адама и Евы. Другие считали, что смысл истории достижим путём становления на Земле какого-то «идеального» социального состояния. Ряд мыслителей искали его в прошлом (Гесиод, Конфуций). Соответственно, современность для них – регресс, удаление от «золотого века». Иные видели его в настоящем, указывали конкретную страну (Жан Кондорсе – Францию, Георг Гегель – Пруссию), где история завершается. Смысл истории следует искать в будущем, - сюда относил «идеальное» государство Платон, «Утопию» Томас Мор, «Город-Солнце» - Томмазо Кампанелла.

Таким образом, проблема смысла (направленности), определения путей развития исторического процесса, ставилась и решалась мыслителями разных эпох. Одни из них искали цель истории за её пределами – в сверхъестественном мире, - другие – путём поиска «идеальных» государственных образований в рамках существующего общества. Это обусловило невозможность её однозначного решения, которая сохранится и в дальнейшем.

Ещё одна существующая в историософии проблема – поиск законов истории. Учёных всегда волновал вопрос: имеет ли исторический процесс (подобно физическому миру) чёткие законы становления или носит хаотический (непредсказуемый) характер?

Для одних мыслителей (О.Конт, А.Кетле, Л.Гумплович, В.Зомбарт) в истории действуют универсальные законы, подобные существующим в физическом мире. Однако такая концепция подверглась критике, обусловленной следующими соображениями: 1) на эмпирическом уровне существование всеобщих «законов истории» обнаружить и подтвердить не удалось; 2) общество – сложный объект, отрицающий линейную, одновариантную динамику развития. Поэтому учёные перешли от поиска «всеобщих» законов к выявлению отдельных закономерностей. Например, такой: Гай Юлий Цезарь, получивший во время покушения на него более 20 ножевых ранений, неизбежно должен был умереть.

Противоположная концепция, отрицавшая даже наличие исторических закономерностей, тоже нашла поддержку. Так рассуждал отечественный историк Н.Кареев. С его точки зрения история – это ткань, полная узлов, обрывков, невообразимой путаницы и невероятного хаоса.

Подобный тезис разделял К.Поппер, говоря, что поскольку не существует движения общества, аналогичного движению физических тел, не существует и законов его движения. С ним солидарен и Л.Мизес: социолог, историк и философ должны признать тщетность поисков апостериорные законов исторических изменений.

Представители неокантианства В.Виндельбанд и Г.Риккерт выделили два типа наук: естественные (номотетические) и гуманитарные (идеографические). Задача одних – открывать законы, других (к ним была отнесена история) – лишь описывать изучаемый объект. Следовательно, согласно им, никаких «законов истории» существовать не может.

Таким образом, имеют место две прямо противоположные позиции: 1) исторические законы существуют; 2) они, то есть законы истории – фикция. «Снятие» этого противоречия, выражаясь языком Гегеля, состоит в том, что в истории действительно нет универсальных законов, но в ней можно выявить определённые закономерности.

Следующая проблема, рассматриваемая в философии истории – это установление движущих сил исторического процесса. Сюда относили разные факторы.

Божественное проведение. Такое мнение господствовало в античности, но особенно – в Средние века. Бог не только создал мир, но активно вмешивается в его развитие, предотвращает зло, способствует торжеству добра. Существует божественная забота о мире (Провидение). Значит, история эсхатологична, ведёт человечество к единой цели – к воплощению на Земле Царства Божьего. Слабость подобного подхода в том, что люди видели происходящее в обществе зло. Связывать его с Богом было нельзя, ибо он - носитель добра. Но почему же тогда существует зло, почему оно возможно? Поэтому поиск движущих сил требовалось искать непосредственно в социальном мире.

Географическая среда. Люди всегда существовали в тесном контакте с природой. Поэтому для многих мыслителей географическая среда выступала движущей силой исторического процесса. Уже ряд античных авторов (Гиппократ, Геродот, Полибий) писали о влиянии географической среды на обычаи, нравы и образ правления тех или иных народов. В ХVIII веке Ш.Монтескье считал, что среда оказывает решающее влияние на изменение человеческой природы. Климат обусловливает индивидуальные особенности людей, их телесную организацию. Южные народы, живущие в жарком климате, склонны к фиксации определенные форм общественной жизни, преимущественно тиранических. Представители Севера, наоборот, тратят время на выживание в суровых климатических условиях. Они не имеют досуга для развития наук, искусств, ремёсел. Следовательно, людям лучше всего жить в умеренных широтах.

В ХIХ веке сходную линию продолжили Бокль, Кузен, Ренан, Тэн и некоторые другие ученые. В целом социально-философская мысль эволюционировала от глобальных сопоставлений общества и природы к специальному изучению географической среды (климата, почвы, рельефа, флоры и фауны и др.) на конкретные общественные процессы и явления (распределение и плотность населения на земном шаре, виды занятий и хозяйственной деятельности, производительные силы, темпы экономического и культурного развития, политический строй и др.). Русский социолог Л.Мечников в работе «Цивилизация и великие исторические реки» видел движущей силой истории иной географический фактор: близость какой-либо территории к водным ресурсам. Отсюда выделялись три вида обществ (цивилизаций): речные, морские, океанические.

В философии истории ХХ века тоже имели место попытки выявить новые географические детерминанты исторического процесса. Так, А.Тойнби выделил механизм «вызов – ответ». Первый приходит из природной среды, а общество в качестве реакции на него должно сформулировать «ответ» - адекватную форму социальной организации или погибнуть.

Влияние солнечной активности на деятельность людей (включая исторических личностей) в качестве движущей силы исторического процесса рассматривал русский учёный, представитель «русского космизма» А.Чижевский.

Однако и при таком подходе мыслители не находили ответов на многие вопросы. Почему одни народы в сходных климатических условиях развиваются быстрее других? Почему человек не только смог приспособиться к окружающей среде (в отличие от иных животных), но и приспособить её для удовлетворения своих потребностей? Продолжает ли географическая среда оказывать решающее влияние на развитие современного общества или в нём на первый план выходят иные факторы (техника, наука)?

Разум. Еще французские просветители (Вольтер, Кондорсэ) высказывали мысль, что история человечества есть процесс усиления разума, его влияния на жизнь людей. Наиболее полно это было выражено в историософии Гегеля, философская система которого может быть названа системой «торжества разума». Здесь «Мировой дух», разум – творец истории. Он использует действия людей (включая правителей) для достижения в историческом процессе собственных целей. В этом проявляется «хитрость разума».

Однако и здесь возникали вопросы: как разум «творит» историю – совершенно произвольно или нет? Влияет ли на него что-либо? Недостатки выделения «разума» в качестве движущей силы исторического прогресса вели к тому, что их поиск продолжался.

Масса (толпа). В ряде концепций утверждается, что истинный двигатель истории – народные массы, под которым понимаются «низы» общества. Отношение к ним различное. В марксизме это отношение позитивное. Народ здесь (в лице, прежде всего, пролетариата) – главная сила революционных общественных преобразований, свержения феодального, а затем капиталистического строя в ходе Великой французской революции, Парижской коммуны, Февральской и Октябрьской революций в России.

Для других мыслителей (Г.Лебон, Г.Тард, Х.Ортега-и-Гассет) масса – носитель разрушительного, иррационального начала. ХIХ и ХХ века представлялись этим учёным «веком толпы». Участники такой группы под руководством опытных вожаков поднимаются на восстание против существующего строя. В толпе каждый человек теряет собственное «Я», бессознательно проникается общими целями, становится способным на самые неожиданные (в «нормальных условиях») поступки. Однако выделение массы (толпы) тоже не давало ответа на вопрос: что движет множеством людей к активным действиям – тяжёлое материальное положение (как полагали марксисты) или призывы вождей?

Таким образом, в философии истории имеет место постоянный «перебор» отдельными философами «кандидатов» на роль «перводвигателя» исторических трансформаций, который обязательно продолжится в будущем.

Проблема роли личности в истории тоже выступает важнейшим элементом предметного поля историософии. Она тесно связана с иными рассматриваемыми вопросами. Так, историческая личность может увидеть (в силу собственных способностей) определённую цель истории и, опираясь на имеющийся властный (Александр Македонский) или духовный (Мартин Лютер) ресурс, повести общество к ней. Тем самым находится один из вариантов решения проблемы смысла истории. Действия великой личности, с одной стороны, подчиняются определённым закономерностям, а с другой – порождают новые закономерности. Такая личность может рассматриваться и как движущая сила истории, преодолевающая деструктивные силы географической среды, осознанно формирующая «ответ» на различные внешние «вызовы».

Наличие такого множества концепций говорит, прежде всего, об отсутствии вплоть до настоящего времени комплексного подхода к проблемам. Если мыслитель стоит на позициях материалистической философии, он получает одну картину, если на позициях идеалистических – другую картину, существенно отличающуюся от первой.

Вопрос о роли личности в истории носит синтетический, интегративный характер. Он объединяет ряд центральных проблем (смысла истории, поисков её законов, установления движущих сил истории) в определённую познавательную систему. Однако такой характер проблемы – не единственная причина её рассмотрения в историософии. Дело в том, что цель истории состоит в изучении минувших событий. Поэтому изучение роли личности в исторической науке носит вторичный характер. Ведь, скажем, жизненный путь Наполеона Бонапарта не есть исторический процесс, это всего лишь момент истории Франции и Европы. Именно в качестве такового он представляет интерес для историка. Философия же истории восполняет этот пробел, способна выявить роль не только событий, но и отдельных личностей в историческом процессе.

Таким образом, проблемы роли личности обусловлены и методологически. Изучая преимущественно события прошлого, история не может подробно останавливаться на другом объекте – отдельных личностях. Жизнеописания же не имеют непосредственного отношения к исторической науке. Напротив, философия истории может выйти за рамки теоретического анализа событий прошлого, раскрыть роль отдельной личности в истории. Здесь оба элемента исторического процесса – личности и события – носят равноправный характер.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9