Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Руководство (лидерство) имеет самые разные значения для разных людей




страница1/5
Дата28.06.2017
Размер0.64 Mb.
ТипРуководство
  1   2   3   4   5
Что отличает руководителя?

Джек Денфелд Вуд

О некоторых традиционных чертах выдающихся лидеров.



Руководство (лидерство) имеет самые разные значения для разных людей.

У одних это понятие ассоциируется с офицером, который ведет в бой кавале­рийскую бригаду, у других — с дирижером симфонического оркестра, у треть­их—с речью знаменитого политика, а еще для кого-то — это исступленные выкрики главы религиозной секты.

Журналист или профессор менеджмента может дать свою характеристику руководства, если глава компании допустит в нее представителя прессы или оплатит консультацию. По-другому подойдет к проблеме ученый, исследующий механизмы формального и неформального лидерства в группах и командах, В любом случае руководство — это неизбежный и необходимый аспект жизни, который исследован еще недостаточно.

Литература по управлению даст мало информации о лидерстве. Нам расска­зывают, что руководители обладают рядом врожденных черт и делятся на авто­ритарных, на доверяющих подчиненным и на демократических. Мы знаем, что они ставят диагнозы ситуациям и предпринимают соответствующие шаги или подбирают подходящий стиль руководства для различных обстоятельств. Нам также известно, что одни руководители дистанцируются от подчиненных и ори­ентируются на работу, а другие, наоборот, общительны и ориентируются на отношения. Описывается и разница между менеджерами и лидерами — будто менеджеры прежде всего занимаются текущими организационными вопросами, тогда как лидеры смотрят в будущее и ратуют за перемены. Наконец, одни руководители осуществляют небольшие пошаговые изменения, а другие способ­ны на глубокие, революционные преобразования.

Популярная деловая пресса также мало помогает пониманию существа воп­роса, Портреты видных руководителей компаний помещают на глянцевых об­ложках журналов с надписью: «Менеджер года", и мы читаем хвалебные статьи о том, какие умные сделки они заключали и какие астрономические доходы имели. Когда же лет пять спустя фортуна отворачивалась от их компаний, то эти лидеры начисто исчезали с горизонта.

Литература по менеджменту и популярная деловая пресса обычно представ­ляют лидерство в ярком солнечном свете — ни темных сторон, ни теней. Однако действительность не столь радужна, и король иногда бывает голым. На наше счастье, когда обращаешься к менеджеру с просьбой изложить свое понимание руководства, то он высказывает более убедительное и основанное на здравом смысле понимание проблемы, чем большинство профессоров и журналистов, пишущих о бизнесе.


Что менеджеры думают о лидерстве


Иногда свой семинар я начинаю с вопроса, который задаю моим слушате­лям — менеджерам: «Пожалуйста, не ограничиваясь никакими историческими рамками, назовите людей, которые, по вашему мнению, были самыми выдаю­щимися. лидерами».

Предлагаемые имена я пишу на доске. Обычно получается примерно такой список: Гитлер, Черчилль, Сталин, Патгон, Де Голль, Наполеон, Чингисхан, Александр Македонский, Ганнибал, Ленин, Юлий Цезарь, Джон Ф. Кеннеди, Эйзенхауэр, Роммель, Мао Цзе Дун, Махатма Ганди, Маргарет Тэтчер, Мар­тин Лютер Кинг и еще несколько имен. Иногда кто-нибудь предлагает добавить Иисуса, Будду, Мать Терезу или Папу Римского.

Затем я говорю аудитории: «Определите, что общего, по-вашему, у всех этих лидеров». Они отвечают, что это высшие военные или крупные политики, кото­рым были присущи решительность, популярность, сила воли, мужество; что они ясно видели действительность, говорили просто и доходчиво, умели сосре­доточиться на поставленной цели, отличались коммуникативностью, обладали харизмой, мобилизовали последователей; что они были в нужном месте в нуж­ное время; что они из тех, кто побеждает. Иногда кто-нибудь из слушателей добавлял, что это в основном люди, которые в конце концов плохо кончили, что их уже нет на свете и что они были мужчинами.

Это поучительное упражнение. Список отражает мнения менеджеров из раз­ных стран, и их общая концепция лидерства складывалась под влиянием соот­ветствующих национальных культур. Налицо удивительное сходство представле­ний; из деталей складывается целостный образ.

Когда мы размышляем о лидерстве, то думаем об определенных типах индиви­дов с определенными характеристиками в определенных типах ситуаций. Менед­жеры — все вместе — нарисовали четкий, хотя и очень ограниченный историчес­кий портрет вождя, и мы в аудитории стараемся раскрыть его черты поглубже.

Практически все лидеры — это высшие военные или крупные политики. В критической ситуации кто-то должен взять бразды правления в свои руки, так что именно генералы и политические деятели берут на себя руководство в усло­виях кризиса или национального конфликта. Большинство вышеупомянутых ли­деров были призваны справляться с кризисами, которые представляли угрозу для народов их стран. Появление военных или политических вождей почти всегда говорит о наличии конфликта, и большинство таких лидеров даже могут тайно искать чрезвычайные ситуации.

Хотя религиозные лидеры, такие как Иисус Христос и Будда, редко попада­ют в список, они обладают многими характеристиками генералов, диктаторов, президентов и премьеров, названных выше. Но они и отличаются от них по той функции лидерства, про которую обычно забывают. Мы к этому еще вернемся.



Лидеры обладают решительностью. В чрезвычайной ситуации нужно быстро принимать решения и быстро проводить чрезвычайные меры. Эти лидеры не столько раздумывали, сколько действовали. И благодаря этому они стали героя­ми для своих последователей.

Хотя им приходилось сталкиваться с кризисами лицом к лицу, они часто делали нечто большее, чем просто .отвечали на него самым решительным обра­зом. Кризисом всегда трудно управлять, но сделать это значительно проще, если вы сами его вызвали. Многие из перечисленных вождей приложили руку к созда­нию или.раздуванию кризиса, ключевыми фигурами которого оказались.

Немало лидеров спровоцировало серию кризисов, чтобы получить большую свободу осуществлять контроль прямым и авторитарным способом. Многие из нас могут вспомнить руководителей низшего уровня, которые вели себя подоб­ным образом, — более того, мы сами иногда так поступали.

Лидеры вызывают доверие. Все перечисленные в списке были предсказуемы­ми людьми и внушали уверенность, что сделают то, о чем говорят. Их действия

не всегда отличались благородством, но поведение демонстративно соответство­вало заявленным целям и явно отвечало их намерениям.



Лидер наделен сильной волей. Сильные лидеры с готовностью принимают командование и утверждают собственную власть над ситуацией и над людьми. Такого рода лидерство практически неотличимо от господства, хотя лидерство — это не господство. Господство имеет деспотический характер, оно принуждает, сковывает и душит. Наличие же лидера раскрепощает людей, оно освобождает, мобилизует и вдохновляет. Мужчины и мальчики с качествами лидеров знают это по опыту. Чересчур властные часто попадают в ловушку, которую им под­страивают другие, — их терпят какое-то время, затем осторожно подтачивают их позиции и далее бесцеремонно избавляются от них.

А что можно сказать о сильных лидерах? Когда сила сама становится слабос­тью? Эпитет «железная леди», который получила Маргарет Тэтчер, предполага­ет, что сильные руководители как бы сделаны из железа. Какими качествами обладает железо? Это основной металл, которым пользуются люди, и без него невозможно обойтись. В обычном состоянии железо — твердое и холодное. Его можно плавить и придавать ему различную форму. Это основной материал для изготовления как инструментов, так и оружия. Если заботиться о железных изделиях, то они служат долго; но если их оставлять под дождем, то они быстро ржавеют.

Может ли такая сила иметь роковое пятно ржавчины с невидимой стороны? Если у нас железная воля, то не означает ли это, что мы стали слишком жесткими, слишком твердолобыми, чтобы видеть нюансы вокруг и внутри себя? Молоток тоже сделан из железа, но есть старинная присказка: «если кроме молотка у тебя нет других инструментов, то все вокруг тебя становится похожим на гвозди».

Лидеры демонстрируют мужество. Лидеры, которые становятся вожаками, де­монстрируют мужество. Они ведут за собой собственным примером. Они риску­ют сами. Они хотят быть на виду. Выдающееся положение словно придает им блеск молнии. Лидеры питаются энергией от других — как положительной, так и отрицательной. Им нравится выделяться из толпы. Но когда человек выделяется, он всегда уязвим. Японская пословица гласит: если гвоздь торчит, по нему бьют молотком. Мудрый лидер мужествен; глупый — безрассуден. Но кто знает зара­нее, где мужество, а где — безрассудство?

Лидеры обладают ясным видением. «Видение» — один из тех затертых штам­пов, которые не имеют конкретного смысла. Это просто способность видеть, причем без уточнения, где расположен видимый объект — близко ли, далеко, ; надо ли к нему стремиться, или лучше его избегать. «Ясновидящий» лидер, по всеобщему представлению, способен заглянуть далеко вперед и увидеть будущее с удивительной ясностью. Имеется в виду, что лидер указывает ясную цель и направление, на которое могут ориентироваться другие. Самыми сильными лидерами из перечисленных выше были те, кто сформулировал идеологию — заманчивое, но утопическое предписание целей и средств. Подчиняясь идеологии, вожди и их последователи превращают себя в орудия служения «чему-то большему», и часто — с разруши­тельными последствиями.

Лидеры говорят простым языком (отправляют «простое послание»). «Нечто большее» относится к фундаментальным переменам, и хотя последствия их мо­гут быть болезненными, само по себе «послание» всегда очень простое. Вожди не передавали сложных концепций со сложным обоснованием; их «послания» были

ростыми, прямыми и покоряли красноречием. Обычно в «посланиях» давались

бразы, но не более двух-трех аспектов. Большинство «посланий» действовало одновременно на многих уровнях — на ознательном, правдоподобном и рациональном и на бессознательном, мифи-еском и иррациональном.



От «Тысячелетнего рейха» Гитлера до «Новых рубежей» Кеннеди эти впосла-1ия» заключали в себе простые и яркие воззвания к переменам, но опирались ia темные силы подсознательной символики. Вот почему люди хотят следовать а своими лидерами до конца, А иногда и еще дальше.

Сфокусированность на поставленных целях. Вожди были преданы своим взгля-1ам и потратили огромную энергию на достижение своей цели. Сосредоточен-юсть на простом «послании» помогает брать энергию из других сфер жизнеде­ятельности, она привлекает, сплавляет воедино и направляет все людские заботы ia достижение поставленной цели. Такие лидеры непоколебимы в стремлении 'бить в одну точку», и их целеустремленность переходит во всепоглощающую "грасть.

Лидеры коммуникативны. Их отличает умение посылать и принимать «посла-1ия». Все названные лидеры, безусловно, характеризуются как хорошие комму­никаторы, т.е. каждый из них был способен говорить о простых вещах, как они 1идятся ему, простыми словами или выражать свой взгляд в простом «посла-4ииа, привлекая значительную аудиторию. Их эффективность как коммуникато-эов зависела от готовности аудитории слушать, а многие из последователей 5ыли просто-напросто готовы отбросить личную ответственность и погрузиться в коллективные фантазии. Люди, теряющие надежду и ищущие облегчения, <ватаются за любого новоявленного мессию, а помогает им уверенность такого мессии в своей правоте.

Лидеры обладают харизмой. Мессия может казаться харизматичным, но не исключен и такой вариант, когда не столько он обладает харизмой, сколько харизма овладевает им. Харизма — это качество, которое легче наблюдать на сцене и на стадионе, чем рационально объяснить в газетной статье или в гости­ной, Харизматические лидеры обладают неким магическим качеством, которое, вероятно, берет начало не столько в личных чертах, сколько в том, что ему приписывают окружающие. Это некий ореол, источник которого, вероятно, ле­жит скорее в бессознательных ощущениях последователей, нежели в самой лич­ности лидера. Говорят, что харизма — это божественный дар. благодать, и таким образом харизматическое лидерство и лидерство вообще имеет иррациональную и подсознательную природу.



Лидеры мобилизуют и зовут последователей к свету через темные глубины подсознания. Харизматические лидеры затрагивают и возбуждают глубинные слои психики своих последователей- Истинные харизматические лидеры проявляют исключительную силу для мобилизации людей, затрагивая подсознательную об­ласть духа. — область, где обитают неисчезающие образы богов, демонов и событий, которые как бы ведут свое собственное архаичное существование.

Вспомните, как аятолла Хомсйни назвал Америку «Великий Сатана». Вспом­ните, как Ро'Иалд Рейган назвал Советский Союз "империей зла». Эти образы действуют в «темной области», ниже уровня разума. В одном из самых известных американских журналов говорится, что со времен Чингисхана (1167—1227), ко­торого признали Человеком Тысячелетия, лидеры не стали лучше. Здесь надо остановиться подробнее. В Истории войн крупнейший английский военный исто­рик Джон Киган цитирует Чингисхана: «Величайшее счастье для человека — это



преследовать и поразить врага, захватить все его имущество, заставить его жен плакать и выть, оседлать его меринов и использовать тела его женщин в качестве подстилки и опоры», Подумайте об этом. «Человек Тысячелетия» Неужели это серьезно? Мы уподобляемся детям, играющим с огнем на складе боеприпасов. Наше понимание поведения, к сожалению, поверхностно. Чтобы следовать за харизматическим лидером, люди должны захотеть отдать часть себя, доверить свои способности и качества, свое внутреннее понимание добра и зла вождю и покориться судьбе, которая им не подвластна.

Когда бремя ответственности за что-либо один человек передает другому, то он освобождается от этого бремени и обретает «обещание вечности». То, на­сколько человек становится орудием в руках коллектива, это степень, до кото­рой он себя умаляет.



Связь между лидером и его последователем — не просто бессознательное само отождествление второго с первым, с его программой или с более широким коллективом. Последователь, скорее, похож на проводник, через который кол­лективные подсознательные архетипы-образы воплощаются в форме определен­ного лидера и группы. Образы становятся персонифицированными; процесс идет от внутреннего к внешнему.

Вот почему и Джон Кеннеди, и Адольф Гитлер считаются выдающимися лидерами. Они действовали па тех же самых уровнях психики и затрагивали подсознание. Тот факт, что лидерство одного принесло добро, а другого — зло, мало что меняет в сути явления.

Для последователя отождествление себя с харизматическим лидером расши­ряет его «я», заполняя внутреннюю пустоту обещанием вечности. Через тридцать два года после убийства Кеннеди левые в США все еще вздыхали об утрате «двора короля Артура», но на самом деле потеряли они свою собственную не­винность и свои мифы и фантазии. «Двор короля Артура» и «крестовые похо­ды» — это сильные, убедительные и «долгоиграющие» образы, но они имеют свою темную сторону. Когда-то малые и неприметные «я», «вождь», другие «избранники» живут более чем земной жизнью, раздуваясь от своего величия, пока в конце концов не лопнут.

Лидеры появляются в нужном месте в нужное время. Каждый из лидеров в нашем списке отвечает своему времени. Может быть, им просто «повезло» в том, что они жили и определенную эпоху при определенном стечении обстоятельств. Родись Гитлер в другом месте и в другое время, он мог бы стать в конце концов художником-графиком или душевнобольным. Странным образом обстоятельства определяют лидера в большей степени, чем лидер определяет обстоятельства.

Лидеры — это победители. Всех лидеров в списке можно считать в каком-то смысле «победителями». Например, все они стали бессмертными — а точнее, бес­смертными стали их имена и образы. Тем не менее их успех не был безусловным. Большинство преуспевали какое-то время и затем находили безвременный конец.

Лидеров часто ожидает плохой конец. Многие из них терпели поражения — на войне или на выборах, были сосланы или убиты.

Эти превратности судьбы связаны прежде всего с линией поведения, кото­рая так высоко их вознесла. То, что успешно служит им в начале, обращается против них и конце. Вопреки распространенному мнению, эти факторы не под­даются рациональному контролю. Имеется довольно любопытная психоаналити­ческая теория, согласно которой группа (организация, страна), подвергшаяся нападению или оказавшаяся в состоянии стресса или кризиса, выбирает в каче­стве лидера «наименее благополучного» индивида (т.е. самого беспокойного,

юнее уравновешенного, наименее устойчивого, «самого нездорового», т.е. •да даже страдающего паранойей).

ito представляется весьма крайним предположением, но оно не так уж гастично, как может показаться на первый взгляд. Нечто подобное мы на1аем чуть не каждый день как на индивидуальном уровне, так и на государ-нно-политическом. На индивидуальном уровне это можно наблюдать, когда )Вые собирается маленькая группа — например, для самостоятельных заня-или конференции. Самые беспокойные личности начинают по собственной циативе организовывать и структурировать процесс, предлагая, чтобы каж-представился или чтобы каждый разделял их ожидания. Они просто прини-т на себя начальное лидерство над группой.

Аналогичные явления наблюдаются и на политической арене. Выдвижение ix националистических лидеров, как Владимир Жириновский в России или с Фаррахан — глава «черных мусульман» в США — это просто крайнее явление «нормальной» в остальном схемы поведения.

Внутренняя озабоченность и неуравновешенность многих лидеров заставляет Организовывать и структурировать «окружающую среду», собирать вокруг 1 последователей и маршировать к намеченной цели. Они ищут спасения от следующих их призраков, но поскольку призраки по большей части поселя-я у них в душе, изнутри, редко удается усмирить их за счет каких-то шних воздействий.

Если кризиса нет или он незначительный, его легко создать или раздуть, бы позволить осуществить героический рывок и мобилизацию последовате-в стремлении к идеалу. Совершенно ясно, что многие группы, организации траны ищут внешнюю угрозу, полезную для «рационализации» своих внут-1НИХ страхов и для собственной мобилизации. Паранойя — это плохая основа Подготовки общественного согласия, и с течением времени реальная жизнь (Чтожает даже самые устойчивые коллективные иллюзии.



Лидеры смертны. Ни Третий рейх, ни Железный занавес не могли существо-ь бесконечно или слишком долго. То же самое относится к их лидерам. Они

умерли. Смертность очень полезна для образа вождя, она усиливает его. эаздо легче написать безупречный портрет давно умершего лидера, чем со-iTb публичный имидж живому человеку. Все, что остается от умерших, — это

•ендарные образы, и мы сравнительно легко можем придать им нужную фор-, нужную окраску и раздуть их так, чтобы они «жили в веках».

С другой стороны, если брать живущих, то здесь за внешней маской всегда исутствует реальный человек, и это причиняет большие неудобства. Консуль-сты по средствам массовой информации основали целую индустрию создания разов своих клиентов, но у клиентов есть пагубная привычка портить свой раз: они остаются самими собой. В качестве актера, политического или рели-озного деятеля, врача или главы фирмы вы можете видеть рабское почтение к эе со стороны чужих людей, когда вы на сцене, на подиуме, на кафедре, в льнице или в дочерних компаниях, — но ваша семья и ваши друзья знают, о вы на самом деле и что собой представляете. По этой причине многие деры стараются все время разъезжать.

Практически все лидеры — мужчины. Приведенный выше список лидеров 'стоит почти исключительно из мужчин, независимо от того, участвовали ли в о составлении женщины. На вопрос «почему это так», слушатели отвечают,

•о общество приучило нас рассматривать лидерство как прерогативу мужчин, и

мы склонны не замечать женщин, которые столь же сильны, как лидеры-муж­чины, потому что это разрушает наши стереотипы.

Согласно этому утверждению, мы следуем сложившейся традиции игнориро­вать сильных женщин. По моему мнению, причина коренится глубже. Когда слушателям предлагается назвать имена женщин, которые были выдающимися лидерами, они называют Маргарет Тэтчер, Голду Меир, Жанну д'Арк, Клео­патру, Хиллари Клинтон, Екатерину Великую, Еву Перон и т.д.

Эти женщины обладают теми же атрибутами лидерства, что и мужчины. Рассказывают, будто израильский премьер однажды заметил: «в моем кабинете министров нет ни одного мужчины лучше, чем Голда».

Они также стремятся персонифицировать ту узкую концепцию лидерства, которую проявляют мужчины — генералы и политические деятели. Проблема не в том, что другие женщины не способны осуществлять лидерство, а в том, что мы рассматриваем лидерство только в одном измерении.

Женщины усвоили ту истину, что по-настоящему эффективное лидерство требует дополнительного набора качеств, но совсем иных, нежели рассмотрен­ные выше. Героическое «мужское» лидерство не исчерпывает всех его функций. Причина, по которой Христос, Будда, Мать Тереза и Папа Римский редко попадают в «краткий список» вождей, — та же самая, по которой женщины вообще редко в нем фигурируют: просто они воплощают другую сторону лидер­ства. Однажды Сталин презрительно спросил: «А сколько дивизий у Папы Рим­ского?» Но Советского Союза уже нет, а Католическая церковь жива — и это не случайно. Понятие руководства включает в себя осуществление власти иными способами, чем так называемым героическим лидерством.

Во второй статье, которая является продолжением первой, мы рассмотрим некоторые из способов руководить.


  1   2   3   4   5

  • Практически все лидеры — это высшие военные или крупные политики.
  • Лидеры обладают решительностью.
  • Лидеры вызывают доверие.
  • Лидер наделен сильной волей.
  • Лидеры демонстрируют мужество.
  • Лидеры обладают ясным видением.
  • Лидеры говорят простым языком
  • Сфокусированность на поставленных целях.
  • Лидеры мобилизуют и зовут последователей к свету через темные глубины подсознания.
  • исто­рик Джон Киган цитирует Чингисхана: «Величайшее счастье для человека — это преследовать и поразить врага, захватить все его имущество, заставить его жен
  • и выть
  • Связь
  • похо­ды»
  • Лидеры
  • Лидеры — это победители.
  • Лидеров часто ожидает плохой конец.