Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Роль представлений о внесубъектных и интрасубъектных ресурсах в становлении профессионала




страница3/38
Дата21.07.2017
Размер5.74 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

1.2. Профессиональное становление субъекта: ресурсы, динамика.


В постановке проблемы «современного человекознания» Б.Г.Ананьевым, в описании результатов исследования просматривается, что многие социальные феномены середины 1960-х годов (типичные социальные группы, уровень образования людей и др.) по своим характеристикам заметно отличаются от обретенных десятилетиями позже; многие феномены перешли к другой стадии развития, изменилась и социальная структура общества в целом. Отметим некоторые черты исторической эволюции социальных объектов (человека, институтов, условий социальной среды).

Нашу современность характеризует высокая вероятность неоднократных изменений условий жизни человека на протяжении его трудовой деятельности, что нередко происходит под влиянием внешних факторов (миграции, резкие и значительные изменения социального, профессионального, семейного статуса и пр.). Профессиональная деятельность многих сопряжена с расширением спектра социальных ролей (участие в различных качествах в разных профессиональных, культурных, семейных проектах и программах). Появляется тенденция увеличения продолжительности социально активного периода жизни, который предполагает необходимость его психологически полноценного проживания.

Изменяются структуры времени взрослого человека (времени работы и досуга), в том числе, времяпрепровождения в семье (к слову, в 2011г. в РФ более 50% семей имели не более 1 ребенка; среднее число детей на одну брачную пару – 0,7). Изменяются ценности семьи в течение жизни даже одного поколения. Даже в сравнительно стабильной сфере труда происходят кардинальные исторические сдвиги. Увеличивается продолжительность периода ученичества (времени профессионального обучения). Изменяются содержание и смыслы труда человека на протяжение его профессиональной жизни. Стали «нормой» неоднократные смены характера профессиональной деятельности (По данным Министерства образования РФ в 2000-х гг. по специальности работали не более 10 - 15% выпускников вузов).

Содержание профессионализма становится более многогранным, «многофакторным», каждое «измерение» которого неоднозначно, но принципиально возможно. Согласно работам ведущих специалистов профессионализм есть: а) интегральная характеристика определенной фазы профессиональной эволюции субъекта (Зеер, 2003; Климов, 1999, 2000; Марков, 2001; Маркова, 1996; Поваренков, 2006, 2013; Шадриков, 2013 и др.); б) формирующаяся на определенных ступенях его профессионального становления при определенном отношении к деятельности, при наличии у человека определенных ценностей как личности, при определенной полноте и гармоничности его интеграции с профессией – становлении профессиональной идентичности, принятии групповых норм и др. (Климов, 1999, 2000; Маркова, 1996; Эриксон, 2000; Super, 1957 - 1983 и др.); в) профессионализм есть феномен, в котором одновременно и параллельно перманентно развиваются как позитивные процессы профессионального развития, так и негативные, деструктивные процессы (Дикая, 2006; Ермолаева, 2008; Обознов, 2006; Орел, 2008; Поваренков, 2006; Maslach C., Jackson, 1984, 1998 и др.); г) в эти процессы вовлечены множество разных «внутренних» условий - «акмеологических условий» (Бодвалев, 1998;, Деркач, Зазыкин, 2005; Маркова, 1996 и др.), разных психологических новообразований – «акмеологических инвариантов профессионализма» (Деркач, Зазыкин, 2005; Маркова, 1996), «высших компетентностей» - наборов обобщенных компетентностей разного рода (Равен, 2001, 2004), «метакогнитивных способностей» (Карпов, 2004; Холодная, 2000 и др.), «внепрофессиональных потенциалов» (Завалишина, 2005), «профессионально-личностных» и «личностно-профессиональных потенциалов» (Марков, 2001; Синягин, 2007 и др.), духовность (Пономаренко, 2004, Эммонс, 2004 и др.) и др.; д) профессионализм определяется составляющими разной природы, в том числе, разными условиями социальной среды – условиями родительской и собственной семьи, условиями допрофессионального развития человека, его активностью и самореализацией в других сферах жизнедеятельности (Марков, 2001; Синягин, 1997; Толочек, 2000 - 2011 и др.).

Предмет нашего исследования включает вопросы динамики и ресурсов профессионального становления субъекта. Во многих преимущественно теоретических и реже эмпирических работах подчеркивается более или менее выраженная этапность становления человека как профессионала, не редко переживание им переходов на следующий этап развития как выраженный кризис (Бодалев, 1998; Маркова, 1996; Стамбулова.1999; Сыманюк, 2005; Buller, 1960; Super, 1951, 1953 и др.). Но в изучении темпоральных характеристик, как правило, внимание ограничивалось сравнительно короткими периодами деятельности – рабочая смена, рабочая неделя, месяц, год (Якимович, Городецкий, 2012 и др.). Изучение динамики целой профессиональной жизни остаются исключениями из «правила».

В исследованиях В.Г.Денисовой (2011), О.Е.Илгуновой (2004), О.В.Онищенко (2003), изучавших профессиональное развитие представителей разных профессий (государственных служащих, менеджеров, частных охранников) было показано, что динамика эволюции разных составляющих профессионализма субъектов (стилей, отдельных профессионально важных качеств и способностей) неравномерна, гетерохронна, что пик развития приходится на середину профессиональной карьеры (около 35 – 45 лет), что профессиональная эволюция мужчин и женщин, представителей сложных специализаций, руководителей и специалистов различна. Факторизация множества эмпирических данных приводила к выделению разных факторов, в частности, таких, как «профессиональное развитие в первой половине профессиональной карьеры» и «профессиональное развитие во второй половине профессиональной карьеры» (Денисовой, 2011; Илгуновой, 2004; Онищенко, 2003).

В исследованиях В.А.Толочка (2001 – 2008) на выборках врачей, сотрудников органов внутренних дел, государственных служащих и учителей отмечается, что особенности профессиональной эволюции субъекта в первой и во второй части профессиональной карьеры дают основание для их выделения как разных частей, что профессиональная успешность в начале и в завершении карьеры разнится, что после прохождения «пика» развития (35 – 45 лет) у людей могут актуализироваться проблемы с восстановлением работоспособности, сохранением семьи и др., что в силу разных социально-экономических факторов, корпоративной культуры организации и пр., динамика становления профессионализма субъектов в отдельные периоды может быть даже отрицательной.

В трех вышеприведенных работах констатируется, что профессионализм не есть монотонно, линейно, экстенсивно возрастающее образование, однородное в динамике его составляющих компонентов, с одинаковой и неизменной их структурой на протяжении всего профессионального пути человека. Напротив, профессионализм субъекта есть довольно динамичная система - как в выраженности ее компонентов, так и в их внутренних связях, или структурах; профессионализм есть система, проходящая периодические кризисные фазы развития. Если в начале карьеры эта система формируется во многом спонтанно, то позитивная ее динамика во второй части карьеры предполагает выраженную активность субъекта, им направляемое и направленное формирование, активную коррекцию и поддержание им своего профессионализма. Один из принципиально важных результатов трех независимых исследований: динамики и детерминанты профессионального становления субъекта в первой и во второй части профессиональной карьеры различны; второй важный вывод – возрастающая межиндивидуальная вариативность составляющих профессионализма людей во второй половине их профессиональной карьеры.

В исследованиях Е.В.Харитоновой (2011) на представительных выборках выявляется сложная динамика проявления составляющих «социально-профессиональной востребованности личности» у представителей всех возрастных групп – от учащейся молодежи до лиц пенсионного возраста. Феномен востребованности не является однородным и однозначным образованием не у представителей одного возраста – от молодого до пенсионного, ни одного пола, ни одной профессии. Феномен востребованности есть динамичное, интегральное образование, структура которого может изменяться непроизвольно, в силу внешних обстоятельств, или целенаправленно, вследствие активности субъекта.

В цикле работ Ю.П. Поваренкова прослеживается динамика становления профессионализма педагога – от студента 1 курса до мастера своего дела – изменения выраженности составляющих и их структурных отношений (2008, 2013). Описываются разные формы проявления субъектности личности на разных этапах профессионального становления, с позиции системогенетического подхода выделяются характеристики и описываются особенности ведущей формы активности профессионала, анализируются особенности профессионального самоопределения на разных этапах профессионализации, обсуждаются общие вопросы управления человеческими ресурсами – «поведенческих проявлений» в «движении кадров», обстоятельно анализируются как сопряженные конструктивные и деструктивные тенденции в становлении профессионала и др.

Однако, экстраполяция результатов этих капитальных исследований (обследовано более 1000 студентов, более 800 учителей; рассматривался профессиональный путь человека на протяжении 15 лет – от начала обучения в вузе до десятого года самостоятельной работы в школе) так же темпорально ограничена. Проблема профессионального становления рассматривается: 1) на одной модели (студент педагогического вуза – учитель средней школы); 2) избранная модель специфична (для этой сферы не типична профессиональная миграция, высокая текучесть кадров, что является «знаком» современности); 3) специфическая корпоративная культура, «плоская» карьерная лестница, отсутствие «международной шкалы» профессионализма и других критериев оценки качества работы.

Ресурсы профессионального становления субъекта. На рубеже столетий внимание психологов привлекает феномен «ресурсов» («потенциала/ потенциалов») в адаптации человека к социальной среде, в его возможностях совладания со стрессами, решения интеллектуальных задач, в его профессиональной деятельности (Дружинин, 2008; Крюкова, 2006; Леонтьев, 2011; Марков, 2001; Холодная, 2007). К таким «ресурсам» относят довольно широкий спектр условий социальной среды, качеств человека как личности, как субъекта, а также особенности внутренних отношений внешних и внутренних условий человека. Содержательно состав ресурсов, их природа в понимании разных авторов сильно варьирует; количественные параметры ресурсов часто даже не рассматриваются. Скорее, тема «ресурсов» еще находится в стадии ее первоначального «опредмечивания», описания и осмысления, методологической и методической разработки.

К собственным, индивидуальным психическим ресурсам человека относят достаточно широкий набор психический реалий – от отдельных свойств личности, ценностей, целей, стратегий поведения, до сложных психологических механизмов саморегуляции, сложных и динамичных типов связей в системе «человек – мир» (Леонтьев, 2011; Моросанова, 2011, Эммонст, 2004; Taylor, 1995; Gomen at al., 1997 и др.).

Так, в современной зарубежной психологии вместе с более изучаемыми индивидуальными ресурсами человека, выделяют внесубъектные ресурсы - макро- и мезосоциальную поддержку, финансовые возможности семьи, физическое здоровье человека и др. Решающее значение эти факторы имеют именно как актуализированные, как идентифицированные человеком ресурсы социальной среды (Matheny u. a., 1993; Quinn u.a., 1983; Thoits, 1995 и др.). Так, при ограничении социальной помощи люди переживают более сильный стресс, проявляют меньшую социальную активность, действуют менее успешно. Подобные эффекты объясняются влиянием внешних факторов и обобщенно называются «социальным фондом». Под ним подразумеваются социальные ресурсы, активирующие, побуждающие, направляющие, оптимизирующие используемые человеком стратегии совладания, в целом повышающие его самоэффективность (Thoits, 1995).

В отечественной психологии ресурсы также часто понимают широко. Так, Ю.Я. Голиковым и А.Н.Костиным рассматриваются эффекты «потенциальности» при управлении человеком сложными человеко-техническими комплексами (СЧТК). Проблема «потенциальности» определяется в аспекте оптимального разделения активности в регуляции деятельности со стороны техники и человека; как реализация принципа «активного оператора», выступающего в роли исследователя, способного быть адекватным в нестандартных, в непредвиденных ситуациях, решающего задачи поисково-аналитического характера. Соответственно, в частности, и подход к подготовке операторов должен стать социо-ориентированным, предполагающим радикальное изменение характера труда, роли и социального статуса оператора (Голиков, 2003; Голиков, Костин, 1996).

Е.П.Ермолаева представляет феномен ресурсов как возможные преобразования «социально-профессиональной идентичности» субъекта труда в системе «человек – профессия – общество». В таких преобразованиях могут различаться разные степени и уровни отношений человека – общества – профессии, разные степени их взаимного соответствия (Ермолаева, 2008). Интеграция процессуального, личностного, социально-коммуникативного, - выступает как система детерминант успешного профессионала как субъекта труда; исторические эпохи предопределяют разные потенциальные ресурсы. В современном мире в субъектной активности профессионала изменяются и возрастают его самостоятельность во взглядах, в поступках; происходит переосмысление норм, ценностей; усиливаются чувства независимости, ответственности за выбор профессии, места работы; возрастает потребность в повышении квалификации. В целом, на рубеже ХХ и ХIХ веков актуализируются новые социальные условия, которые могут выступать в качестве ресурсов самореализации профессионала (Ермолаева, 2008). Показываю, что «система жизнеспособности» людей слабо подкрепляется внешними, социальными ресурсами. Так, для молодых людей наиболее значимыми ресурсами являются взаимоотношения в семье и со сверстниками, национальные культура и традиции, наряду с личностными характеристиками образующие базовую структуру жизнеспособности человека (Лактионова, Махнач, 2010).

В широких контекстах проблем глобализации, в т.ч., стрессов глобализации, Л.Г.Дикая, выделяя факторы повышения «потенциала профессионала» отмечает, что совладание со стрессами поддерживается посредством «развития нравственных и духовных качеств, творческих способностей и стремления к самореализации»; «способности профессионала быть интегрированным в новую систему ценностей, которая зависит от характера … деятельности, типа профессии и … готовности к факту неизбежности глобализации и принятию ее ценностей» (Дикая, 2007, с. 39). В модели субъектной активности выделяются ресурсы: профессионального пространства, включающие профессию, субъекта, условия деятельности, взаимодействующие с окружающей средой; субъектно-деятельностные: когнитивные ресурсы, управленческие технологии, тренинги, профессиональное самоопределение, уровень интеллекта и образования и др.; субъектно-личностные: (оптимизация самооценок, уверенности, независимости, самоконтроля, ценностей, интернальности, самоактуализации, эмоциональнй саморегуляции и др.); социально-психологические ресурсы как «социальный фонд» (качество жизни, государственная и общественная поддержка, престижность и популярность профессии и др.); социально-профессиональные (государственное финансирование на стадии обучения, возможности повышения профессиональной квалификации и др.) (Дикая, 2007; Ермолаева, 2007).

Принимая за основу представление о континууме условий среды, В.А.Толочек (2009, 2010).выделяет два основания классификации ресурсов – континууму «субъект – объектные» и «субъект – субъектные» отношения и четыре группы ресурсов: 1. Индивидуальные ресурсы человека. К ним относятся способности, умения, знания, навыки, мотивация и т.п. 2. Ресурсы физической среды: пространство, время, информация, энергия. 3. Ресурсы социальной среды (культура, социальные технологии) - опосредованные результаты деятельности других людей, запечатленные в культуре. 4. Ресурсы взаимодействия людей - как процессы, или отношения (взаимозависимости, взаимовлияния) и как их результаты, или эффекты.

Через «призму» концепции ресурсов раскрываются взаимосвязи ресурсов разных групп, биполярность и амбивалентность свойств ресурсов, динамичность и неоднозначность эффектов, возникающих при обращении людей к ним: 1) Индивидуальные ресурсы человека характеризуются их актуальным состоянием, мерой представленности и, соответственно, могут сравнительно легко и адекватно измеряться. Они динамичны: могут изменять, развиваться, угасать. 2) Ресурсы физической среды выражено динамичны. Их сложно оценивать, они редко становятся предметом исследования в психологии (чаще в этнографии, психологии культуры). 3) Ресурсы социальной среды (культуры) - различием актуального и латентного, высокой ситуативной изменчивостью. Они не всегда доступны субъекту и не всегда реализуемы им, когда доступны. Их сложно оценивать. Они редко становятся предметом исследования в должном объеме. 4) Ресурсы взаимодействия людей процессуальны и скоротечны, избирательны, реактивны, имеют ближайшие и отсроченные множественные эффекты. Их сложно оценивать (Толочек, 2009).

Сходство типологии ресурсов, предложенных С.Тейлор (Taylor, 1995) и В.А.Толочком (2009) дает основание рассматривать эти типы ресурсов как качественно разные, а взаимодействие человека с окружением, предпочтительное использование им разных типов ресурсов как определяющие жизненные стратегии.

В.Н.Марков (2001, 2004) выделяет пять уровней профессионального потенциала государственных служащих в контексте изучения акмеологических факторов становления их профессионализма. Представители пяти разных уровней профессионального «потенциала» различаются по ряду социально-демографических характеристик, по характеристикам родительской и своей семьи, по личностным свойствам, по доминирующим ценностям. В.Н.Марков выделяет границы количественных параметров, определяющих разный «потенциал» служащих, предлагает математические уравнения, позволяющие его оценивать и прогнозировать, а также вклады отдельных ресурсов в профессиональную успешность служащих, опираясь на фиксируемые эмпирические данные.

Выделяя феномен «ресурсы» как новый и еще не структурированный объект изучения в психологии, Д.А.Леонтьев размышляет о подходах, предшествующих и подготавливающих его современное понимание. Обобщая сложившиеся традиции, Д.А.Леонтьев (2011) констатирует, что феномен «ресурсы» предопределяет возможности адаптации человека к социальной среде, ее изменениям, адекватность и успешность поведения в стрессовых и экстремальных ситуациях. К ресурсам относятся психологические механизмы саморегуляции, способные значительно компенсировать природные психофизиологические и личностные дефициты. Сущность таких ресурсов саморегуляции отчасти определяется структурами системных связей во взаимодействиях человека с миром (Леонтьев, 2011).

В.Н.Дружининым (2007) «ресурсы» понимались как особая организация составляющих ментальной деятельности, как системы их связей, позволяющие человеку ограниченно/полно использовать подобные сети, организация сетей содержит в себе большие или меньшие возможности.

М.К.Кабардов изучение «ресурсов человека» (задатков, склонностей, возможностей освоения и накопление знаний, опыта и др.), предлагает рассматривать в широком функциональном контексте – «учитель – метод – ученик». «Предлагаемая триада отражает взаимосвязь внешних (среда, условия, методы обучения) и внутренних (природные предпосылки) факторов развития и формирования индивидуальности. … эффективность деятельности в широком смысле – это благоприятное сочетание указанных в триаде факторов» (Кабардов, 2011, с. 24). Изучение индивидуальных различий и индивидуальности может и должно обеспечиваться в единстве трех уровней анализа: психофизиологического (природно обусловленных свойств), психологического (определение особенностей познавательных процессов, темперамента и личности), поведенческого (социально-психологических проявлений: особенностей межличностных отношений, взаимодействий с другими людьми, условия формирования соответствующих способностей и овладения социальными технологиями – методами обучения и др.). Они являют собой важные научные задачи; центральной практико-ориентированной - выступает помощь в «самореализации индивидуальности» в разных сферах жизнедеятельности (Кабардов, 2011).

В качестве важных ресурсов человека в последние годы рассматривается его духовность. (Завалишина, 2006; Ожиганова, 2010; Пономаренко, 2004; Марков, 2003; Эммонс, 2005 и др.). Так, Р.Эммонс (2005) полагает, что духовность, духовный интеллект органично включены в разнообразное поведение человека: «духовность … образует основу множества навыков решения проблем, релевантным повседневным жизненным ситуациям» (2005, с. 311). Духовность «повышает вероятность достижения целей. Духовные устремления влияют на то, каким способом люди создают свой мир, преследуют цели и регулируют свое поведение…» (там же). В духовный интеллект входят способности к трансценденции, возвышенные состояния сознания, сакрализация повседневного опыта, использование духовных ресурсов для решения повседневных задач.

Н.Нобл (Noble, 2000) расширяет состав духовности и духовного интеллекта, добавляя понимание человеком физической реальности как включенной в другие реальности, как стремление к психологическому здоровью, согласованного с активностью человека, ориентированного на общественное благополучие, как развитие тонкости и остроты восприятия своих чувств и состояний другого человека, способности к состраданию и эмпатии, осознаванию внутренних ресурсов и их использованию.

Д.Зохар и Я.Маршал (Zohar, Marshal, 2000) предлагают понятие и коэффициент «духовного интеллекта» (SQ – spiritual quotient), аналогичные раннее введенными в актив психологии IQ (intelligence quotient) и EQ (emotional quotient). Ими выделяются такие его составляющие, как умение быть гибким, адаптивным; высокий уровень самосознания; готовность к принятию и совладанию со страданием; высокое качество жизни, достигаемое ориентацией на высокие ценности, проницательностью; открытостью и готовностью искать ответы на фундаментальные вопросы бытия; способность видеть множественные связи между явлениями; умение брать на себя ответственность; быть честным с самим собой; высокий уровень личностной целостности, принятия личностных проблем и сложных черт своего характера; способность постоянно исследовать и учиться.

Ф.Воган (Vaughan, 2002) отмечает, что каждому человеку присущ врожденный, «базовый», универсальный характер духовных способностей, проявляющихся как мудрость, служение, любовь, сходных в разных культурах. В основе духовного интеллекта лежат способности к пониманию экзистенциальных вопросов, признание духа и духовности основой бытия, творческой силой эволюции, способности к проникновению в различные слои, уровни сознания. Формирующийся в процессах жизни человека духовный опыт лежит в основе его психологического роста, здоровья и благополучия; он выступает основой интеграции и трансформации личности.

Обобщая концепции духовности и духовных способностей Г.В.Ожиганова (2010) формулирует их «ключевые идеи»: интегративные функции духовного интеллекта в организации интрасубъектных ресурсов и поведения человека, универсальный и врожденный характер; обращение к категории «внутренний (духовный) опыт», активность в самопознании, саморегуляции, саморазвитии; открытость к экзистенциальным вопросам; связь с личностным развитием человека, его психологическим и физическим здоровьем; влияние «внутреннего опыта» на организацию бытийной жизни; зрелость личности; добродетельность, поведением на основе высоких моральных принципов; мудрость, дальновидность, ответственность, рефлексивность, креативность, открытость к действительности.

Чаще под ресурсами понимаются лишь интрасубъектные: ресурсы есть «инструментальные проявления индивидуальности» (Асмолов, 1996); «…Ресурсы – это психические свойства, которые устойчиво связываются в ментальном опыте субъекта с позитивным эффектом, наличием ощутимого преимущества и могут быть использованы для повышения эффективности жизнедеятельности» (Хазова, 2012, с. 62).

В обобщающих концепциях ресурсов человека даются обзоры и описания их разных видов (Водопьянова, 2011; Карпинский, 2013; Леонтьев, 2010; Хазова, 2009; Diener, Fujita, 1995; Matheny u. a., 1993; Quinn u.a., 1983; Taylor, 1995; Thoits, 1995 и др.). Согласно Э.Динер и Ф.Фуджиты, различаются физические ресурсы (здоровье, атлетичность и т.д.), материальные (деньги, собственность и т.п.), социальные (власть, поддержка семьи и т.п.), личностные (уверенность в себе, интеллект и др.) (Diener, Fujita, 1995). Выделяют внешние и внутренние, экстернальные и интернальные, средовые и личностные ресурсы (Александрова, 2011; Крюкова, 2010; Постылякова, 2005, 2010; Baumeister, Schmeichel, Vohs, 2007; Taylor, 1995). По К.В.Карпинскому (2012) как ресурсы различаются: 1) внешние условия жизни (природные и социальные обстоятельства); 2) индивидуальные возможности (широкий спектр материальных и нематериальных средств); 3) свойства личности (устойчивые индивидуально-психологические особенности); 4) операционально-технический потенциал индивидуальной жизнедеятельности (практикуемые виды деятельности).

Вместе с тем, нужно признать, вопросы взаимосвязи и взаимозависимости ресурсов разных видов, гендерные и возрастные особенности в предпочтениях, профессиональная специфика в использовании разных ресурсов, динамика привлечения разных ресурсов на протяжении профессиональной карьеры изучены меньше. В качестве рабочих концепций были избраны типологии ресурсов, предложенных С.Тейлор (Taylor, 1995) и Толочком (2007, 2008, 2009, 2013). Ввиду сложности феномена «ресурсы» в нашем исследовании предполагалось не их прямое выделение («Какие ресурсы вы используете…?»), а их косвенное оценивание (в «шапке» анкеты при описании респондентом условий родительской и собственной семьи, при выделении сравнительной роли разных людей и условий среды в их профессиональном становлении). Такой метод назван «квази-измерения» (Толочек, 2004 – 2013).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38