Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Роль представлений о внесубъектных и интрасубъектных ресурсах в становлении профессионала




страница2/38
Дата21.07.2017
Размер5.74 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

1 глава. Профессиональное становление субъекта.


1.1. Профессиональное становление субъекта как феномен.

1.2. Профессиональное становление субъекта: ресурсы, динамика.

1.3. Профессиональная карьера, социальная, личностная и психофизиологическая «цена» карьеры.

1.4. Корпоративная культура как среда профессионального становления субъекта.

1.5. Измерения в психологии: задачи, парадигмы, эволюция психологических объектов.

1.6. Модель динамики профессионализма субъекта.

    1. 1.1. Профессиональное становление субъекта как феномен.


Первое развернутое комплексное изучение эволюции человека в отечественной психологии было проведено под руководством Б.Г.Ананьева в середине 1960-х годов (1968, 1977). Областью изучения динамики в зрелости человека был возраст 18 – 35 лет (Акинщикова, 1969, 1977; Возрастные … , 1974; Развитие…, 1972; Розе, 1970; Рыбалко, 2002). В последующем под руководством Б.Г.Ананьева, а затем его учеников и сподвижников, возрастные фазы, которые подлежали внимательному анализу, были расширены до рубежа 45 – 46 лет (Акинщикова, 1977; Возрастные … , 1984;; Рыбалко, 2002). В программу комплексных исследований входило изучение психофизиологических, личностных и интеллектуальных особенностей людей, занятых интеллектуальным трудом (студенты вузов) и ручным, механизированным трудов (водители, монтажницы, рабочие-станочники и др.). В число обследуемых вошли десятки и сотни людей одного возраста, занятых разной деятельностью. Однако выборки чаще не были гомогенны по всем ключевым критериям.

Вместе с тем, четкая стратегия, обоснованная методология, широкий набор методических средств, строгость множества измерений сделали этот проект уникальным и несопоставимым с другими. Но более характерной практикой отечественных исследований были и остаются небольшие по числу (до 20 – 30 - 40 чел.) гетерогенные (по возрасту, по полу) занятых различной деятельностью выборки людей, особенности которых чаще не учитывались исследователем (например: Асмолов, 2010; Братусь, 1988; Леонтьев, 2011; Петровский, 1996 и др.). Изучение динамики свойств, качеств человека как личности и как субъекта деятельности затрудняет описание его профессионального становления в виде целостной, завершенной картины, как целостного процесса из-за преобладания работ с выраженной фрагментарностью задач, методов, ограниченными выборками.

Последовательное изучение «интегральной индивидуальности», сходное с работами группы Б.Г.Ананьева по методическому арсеналу, позже было начато в пермской школе под руководством В.С.Мерлина, затем продолжено под руководством Б.А.Вяткина. Эти исследования были ориентированы на выявление феноменов «интегральной индивидуальности», закономерностей ее становления, феноменов индивидуального стиля, мета-индивидуальности и др. Некоторые научно-исследовательские работы включали кратковременные лонгитюдные исследования (2 – 3 – 4 г.), которые чаще всего проводились на выборках школьников среднего и старшего возраста (Волочков, 2007; Рослякова, 2010; и др.). Но многостороннее изучение динамики развития человека в пермской школе было ориентировано на другие научные цели. При множестве отдельных независимых исследований, в целом, они также оставались фрагментарными, не рассматривающими жизненную и профессиональную эволюцию человека едино. Чаще гетерогенные выборки (по полу, возрасту) формировались по единственному виду профессиональной деятельности - учителя средней школы, воспитателя детского сада. Другой моделью была учебная деятельность школьника и студента (Волочков, 2007; Вяткин, 2000; Щукин, 1994 и др.), что также не располагало к надежной экстраполяции результатов множества отдельных исследований. Во второй половине 1990-х годов задачи изучения профессиональной эволюции человека также чаще проводились на материале изучения деятельности учителя и студента (Волочков, 2007; Поваренков, 2008; Рослякова, 2010), что еще более сужает возможности широких обобщений.

В отечественной психологии до настоящего времени задачи интеграции научного материала разных научных школ не ставились (сопоставления эмпирических данных, сведения их в общие возрастные, профессиональные и др. группы; в научных публикациях, как правило, вообще отсутствует описательная статистика данных рассматриваемых испытуемых). Принимая во внимание проблему биологической и социальной эволюции человека в 1960 – 2000-х годах, имеющей выраженный исторических характер, нужно признать сложность обобщения эмпирического материала, полученного в разное время, на разных выборках, в разных научных школах.

К сожалению, исследования по программе комплексного изучения человека, которые были начаты под руководством Б.Г.Ананьева в 1960-х годах, во второй половине 1980-х годов были свернуты, охватив лишь возрастной период от 18 до 46 лет. Тем не менее, последовательное изучение возрастной эволюции основных психических функций, психомоторных, сенсомоторных у лиц, занятых разным трудом привело к открытию ряда фундаментальных фактов. Была выявлена и описана общая динамика эволюции физиологических, психофизиологических, психических, сенсорных, психомоторных функций и систем в период зрелости; были описаны фазы и кризисы эволюции; описаны и получили объяснение основные закономерности - гетерогенности в развитии разных функций и систем, особенности их инволюции в связи с условиями профессиональной деятельности, уровня образования, пола и возраста. Эти работы по праву стали классическими в отечественной психологии.

Работы сотрудников ленинградского университета в 1960 - 1980-х годах стимулировали в отечественной психологии последовательную разработку разных аспектов проблемы биологической, психической, социальной эволюции человека, в том числе, вопросы его профессионального становления как субъекта трудовой деятельности.



Первый аспект. В качестве важного фактора эволюции человека на протяжении жизни в отечественной психологии традиционно выделяется труд, профессиональная деятельность. Продолжая линию статьи К.Д.Ушинского (1861) о принципах обучения взрослых в воскресных школах, Н.А.Рыбников (1928) предложил акцентировать внимание на этапе взрослости, называя эту часть психологии акмеологией. Позже Б.Г.Ананьев (1957) возвращается к этой теме, обсуждая проблему целостного изучения человека. Результатом теоретического и эмпирического изучения проблемы становится выделение Б.Г.Ананьевым (1968, 1977) периода взрослости как одного из важнейших в психологии развития.

Выделенные им акценты в обсуждаемых результатах способствовали становлению новых подходов и частей психологии. С начала 1990-х гг. активно развивается отрасль психологии, называемая акмеологией. Согласно довольно сходным по содержанию определениям, под акмеологией понимается комплексная наука, ориентированная на изучение феноменологии и закономерностей развития человека. Человек в акмеологии рассматривается как активный субъект своей жизнедеятельности и изучается на ступени его личностной и профессиональной зрелости. Зрелость понимается как достижение человеком высокого уровня личностного и профессионального развития, как движение к пониманию и принятию смысла своего существования, как продуктивное проявление в жизни всех сущностных сил индивида. Считается, что в стадии «акме» имеют место разные формы активной интеграции физического, психического и духовного состояния человека, его высокая продуктивность и эффективность как субъекта труда, как профессионала; что человек в среднем возрасте находится в фазе наивысшей духовной зрелости, что он подчиняет себе и организует свои физические и психические функции (Акмеология,2000; Абульханова-Славская К.А., 1990; Бодалев А.А., 1998; Деркач А.А., 2006., Зазыкин В.Г., 2005; Маркова А.К., 1996; Марков В.Н., 2001 и др.).



Второй аспект. Одним из ключевых в психологии становится понятие «профессионализма» (Бодров, 2001, 2007; Зеер, 2000; Деркач, Зазыкин, 2005; Кузьмина, 1998; Маркова, 1996 и др.). Н.В. Кузьмина характеризует профессионализм как «качественную характеристику субъекта деятельности…, которая определяется мерой владения … современным содержанием и современными средствами решения профессиональных задач, продуктивными способами ее осуществления» (Кузьмина Н.В., 1998 с. 11). Принимается многими, что уровень овладения людьми своей профессией бывает разным - высоким, средним и низким. В.Г. Зазыкин (1999), Ю.В.Синягин (1997), В.Н.Марков (2001) и др. предлагают рассматривать профессионализм широко - как деятельностные и личностные проявления; как единство профессионализма деятельности и профессионализма личности. В работах акмеологов различаются «акмеологические условия» и «акмеологические факторы». Акмеологические факторы - это основные причины, ….обусловливающие достижение высокого профессионализма деятельности, …главные детерминанты профессионализма. Акмеологические условия - это значимые обстоятельства …достижения высокого профессионализма деятельности» (Деркач, 2000; с. 302). По мнению В.Г.Зазыкина, акмеологические факторы и условия на разных этапах развития человека играют разную роль в достижении профессионализма. «Акмеологические условия по отношению к человеку как субъекту труда имеют в большинстве своем объективный характер, акмеологические факторы - скорее субъективны» (1999, с. 10). В качестве значимых акмеологических условий выделялись задатки, общие и специальные способности, условия семейного воспитания, воспитание в начальных, средних и старших классах, качество образования, полученного в учебном заведении как предстартовый период профессионализма, особенности собственной семьи и др. (Бодалев, 1998; Деркач, 2000; Зазыкин, 1999; Климов, 1995, 1996; Кузьмина,1986; Марков, 2001; Синягин, 1997 и др.).

Акмеологический подход к пониманию профессионализма декларирует рассмотрение человека как активного субъекта своей жизнедеятельности; как тесной взаимосвязи всех «составляющих» человека (индивид – субъект – личность – индивидуальность); как взаимосвязи всех сфер его жизнедеятельности (профессиональной, учебной, семейной, гражданской); как взаимосвязи процессов личностного и профессионального развития на протяжении всей активной социальной жизни человека; как становление индивидуальности человека, его индивидуального стиля (Зазыкин, 1999; Климов, 1995, 1996; Кузьмина,1986; Марков, 2001; Синягин, 1997 и др.).



Третий. На рубеже тысячелетий важной научной темой становится тема зрелости человека (как личности, как активного субъекта своей жизнедеятельности). К этой теме обращаются представители разных научных школ (Абульханова-Славская,1991, 2010; Анциферова, 2006; Волочков, 2009; Леонтьев, 2011; Пономаренко, 2004; «Феномен зрелости», 2006; Эммонс, 2005 и др.). Достаточно продолжительный период зрелости, от среднего возраста до глубокой старости, т.е., несколько десятилетий, характеризуется как сложный, достаточно динамичный процесс изменения физиологических, психофизиологических, психических функций, как процесс, в котором определяющая и «руководящая» роль принадлежит высшим личностным образованиям человека. При обеспечении такого управления биологической и психической эволюцией со стороны личности, при «наличии» отношения человека к себе как активного субъекта своей жизнедеятельности, биологическая и психическая эволюция оптимизируется, изменения функций становятся выражено гетерохронными, а сам этот период жизни может быть социально активным, творчески плодотворным (Абульханова-Славская, 1991, 2010; Анциферова, 2006; Феномен зрелости, 2006).

Четвертый. Работы Б.Г.Ананьева инициировали изучение проблемы индивидуальности в отечественной психологии, которая в постановке проблемы человека как предмета познания Б.Г.Ананьевым (1968) занимает центральное место. В индивидуальности, по Б.Г.Ананьеву, интегрируются другие проявления человека - как индивида, как личности, как субъекта. Индивидуальность человека, таким образом, понимается как триединство индивида, личности и субъекта деятельности.

Целостную, качественную характеристику индивидуальных свойств человека, становление которой происходит в онтогенезе, В.С.Мерлин обозначил понятием «интегральная индивидуальность» (ИИ). Он рассматривал ее как объект междисциплинарного исследования (1986, с.10). Теория ИИ возникла в русле дифференциальной психофизиологии – области проявлений психического, активно изучаемой в 1950 – 1970-х годах, что и предопределило особенности понимания индивидуальности. Согласно теории, ИИ есть частный случай саморазвивающихся и самоорганизующихся систем, состоящих из относительно замкнутых подсистем метасистемы «человек – общество». ИИ – это не совокупность особых качеств и свойств человека, это особый, индивидуально своеобразный характер связи между всеми свойствами человека, т.е., это целостная характеристика его индивидуальности. Согласно методологии системного подхода, ИИ выступает как проявление новых, системных свойств нового психического образования, не сводимого к свойствам исходных составляющих, отдельных нейродинамических, психодинамических свойств, свойств личности.

ИИ – это динамическая система активной адаптации человека к конкретным условиям среды, в ней он выступает как активный субъект. ИИ содержит ряд иерархических уровней свойств человека: биохимических, физиологических, психологических, личностных, социально-психологических, находящихся между собой в особой зависимости, организованных в подсистемы и структурированных по иерархическому принципу. При этом каждый уровень интеграции свойств конкретного человека определяется уникальным сочетанием его свойств выше- и нижележащего уровней в силу разнообразных связей между ними. В свойствах разных уровней проявляются разные этапы развития материи.

В становлении индивидуальности человека, согласно теории, выделяются два основных феномена – интегральная индивидуальность как своеобразное объединение всех его свойств в процессе развития и функционирования человека, и индивидуальный стиль деятельности (ИСД) как своеобразие активной адаптации человека к среде (условиям профессиональной деятельности, специфике контактных социальных групп и общества в целом). Становление ИИ и ИСД взаимосвязано, при этом ИСД рассматривается как психологическая система, опосредствующая взаимодействия индивидуальности человека и внешних условий его жизнедеятельности (Мерлин В.С., 1984; Интегральная индивидуальность, 1999). Иначе говоря, взаимодействие человека зрелого возраста, состоявшегося как субъект квалифицированного труда, всегда опосредовано психологическими системами разного уровня, разной общности, разной меры интеграции с фрагментами социальной среды.



Пятый. В становлении человека как субъекта своей жизнедеятельности (профессиональной в том числе) одним из актуальных является вопрос активности человека (Абульханова-Славская, 1981 – 2001; Анцыферова, 1981, 2006; Брушлинский, 2003; Волочков, 2006; Джидарьян, 1988; Знаков, 2005; Рубинштейн, 1976 – 2003; Сергиенко, 2006).

Как уже отмечалось, в отечественной психологии доминирующей активностью («деятельностью») человека признан труд. «…Человек определяется прежде всего … отношением к труду. … Это сознательное, общественное отношение к труду является стержнем, на котором перестраивается вся психология личности …» (Рубинштейн, 1999, c. 640). В работах Б.Г.Ананьева, К.А.Абульхановой-Славской, А.Г.Асмолова, А.В.Брушлинского, Ш.Бюллер, И.А.Джидарьян, А.В.Петровского, В.А.Петровского, С.Л.Рубинштейна выделяются такие сопряженные моменты становления человека как субъекта, как особенные образ жизни, жизненный путь, жизненная позиция человека как активного субъекта, как личности. В означенных взглядах также можно выделять каскад интеграций человека, его «внешних и внутренних условий» в процессах становления и воплощения активного отношения к действительности.

Если, по В.С.Мерлину, в качестве основного звена, опосредствующего взаимосвязи разноуровневых индивидуальных свойств, рассматривается индивидуальный стиль, то Б.А.Вяткин и А.А.Волочков выделяют новое опосредствующее звено — активность субъекта, опираясь на разработку вопроса К.А.Абульхановой-Славской (1981 - 2000), Э.А.Голубевой (1990), И.А.Джидарьян (1980). Новый подход в познании условий развития интегральной индивидуальности показал, что человек сам начинает искать наиболее эффективные приемы и способы деятельности и общения лишь в тех случаях, когда изменяются (повышаются) требования деятельности, т.е., когда он сам проявляет определенную активность.

Современное представление об активности исходит из понимания ее как меры взаимодействия субъекта с окружающей действительностью, «как такого способа самовыражения и самосуществования личности в жизни, при котором достигается (или нет) ею качество как целостного, самостоятельного и саморазвивающегося субъекта» (Абульханова-Славская, 1981, с.18). И.А.Джидарьян отмечает, что «активность не является абсолютной и исходной характеристикой психического, а приобретает свой реальный смысл лишь в сопоставлении со своей противоположностью — пассивностью. По параметру активность-пассивность достигается более качественная характеристика психических явлений... С понятием пассивности связываются в них не просто представления об отсутствии какой-либо активности или об ее меньшей интенсивности, а идея о качественно другом, более низком уровне функционирования психического» (Джидарьян, 1980, с.87). Свою транзитивную функцию (создание новых связей и отношений между разноуровневыми индивидуальными свойствами) деятельность приобретает только тогда, когда она осуществляется на более высоком уровне активности.



Шестым магистральным путем можно считать исследования жизни человека в качестве активного субъекта структурирования им своей жизненной среды (Bronfenbrener, 1979 и др.). Если в зарубежной психологии 1950 – 1970 человек - дисциплинированный и законопослушный, рассматривался как типичный для своей социальной группы, общества в целом и исторического времени, как человек, послушно следующий некоторым жестким социальным нормам, как человек, изменяющийся согласно исторической и биологической хронологии, то в работах 1980 – 2000 годов – D.T.Holl, Р.Н.Marvis, D.T. Holl, I.MacNein,, А.М.Mitchell, G.B.Jones, J.D.Krumboltz, R.Noe, A.W.Noe, J.A.Bachuber и др., жизненная эволюция человека чаще понимается как уникальное становление каждого индивида как субъекта и как личности, как выражено индивидуальный процесс подобного становления, как возникающие «моменты» самодетерминации, взаимодействия и активное влияние друг на друга индивида и социальной среды - как двусторонний процесс, как возможность повторения каждым отдельных циклов своего развития. В качестве примера можно привести «Модель экологических систем» У.Бронфонбреннера. Развитие человека понимается как динамический процесс, проходящий в двух взаимосвязанных и постоянно взаимодействующих, взаимноопределяющих направлениях – от индивида и от окружения. В своем становлении индивид активно реконструирует свою многоуровневую жизненную среду и в то же время сам испытывает воздействие среды – как ее отдельных элементов, так и взаимосвязей между ними. Среда жизнедеятельности многоуровневая. Эти отношения можно условно описывать как отношения четырех вложенных друг в друга систем (микросистемы, мезосистемы, экзосистемы – от первого уровня условий родительской семьи до третьего, отражающего сегменты широкой социальной среды) (Bronfenbrener, 1979).

Седьмой линией исследования можно считать проблематику образа (стиля) жизни как уникальных систем идентификации и приспособления личности к социальной среде внутри больших и малых социальных групп, начиная с работ А.Адлера, М.Вебера, Т.Верлена, В.Уотермента и др. В новом свете приспособление к среде и ее приспособление субъектом к своей индивидуальности рассматривается как уникальное структурирование человеком разных видов деятельности, как темпоральное структурирование, как формирование разных психологических механизмов согласования личности с социальной средой (Абульхановой-Славская, 1981 – 2001; Анциферовой, 1981, 2006; Тодоров, 1979 и др.). Уникальная в каждом случае интеграция интра- и интерсубъектных ресурсов, порождаемых взаимодействиями людей, понимается как особенность таких систем.

Завершая обзор, отметим следующее. Исследования под руководством Б.Г.Ананьева были первым масштабным опытом, который во многом повлиял на последующее развитие отечественной психологии. В то же время, в цикле этих исследований имели место некоторые несогласованности естественнонаучной и гуманитарной парадигм, несогласованности методических подходов к изучению разных функций и систем (например, при анализе проводилась четыре этапа агрегирования эмпирических данных и др.). Анализируя основные положения концепции Б.Г.Ананьева, можно выделить несколько открытых вопросов проблемы эволюции человека на протяжении жизненного пути.



Первый вопрос – о типе полученных данных и их интерпретации. Б.Г.Ананьев не однократно подчеркивал, что наиболее ценные и корректные данные дают лонгитюдные исследования (1968, 1977). Однако чаще и масштабнее им использовался материал «срезов». В двух монографиях есть разделы, названные «индивидуальное развитие», но ни разу не приводятся все отражающие индивидуальную вариативность статистики (средние, размах вариации признака, средние квадратические отклонения). Авторы цикла работ оперируют преимущественно коэффициентами корреляции, «факториальными» структурами; в ряде сборников иногда приводятся отдельные, трижды агрегированные «средние» статистики (Возрастные…, 1974, 1984; Развитие…, 1972). Половые различия, будучи базовыми индивидными особенностями человека, не всегда выделяются и акцентируются даже при иллюстрации «средними». При организации исследования и, соответственно, интерпретации полученных данных, не учитывается проблема «когорт» (не-тождества и даже «разрыва» социально-экономических условий в жизни обследуемых групп людей, биологическое и социальное созревание которых проходило в разное историческое время).

Второй вопрос – о факторах социальной среды, пространствах профессиональной деятельности, роли образования человека. В литературном обзоре Б.Г.Ананьевым приводятся данные о фактическом историческом смещении на 5 лет всех фаз развития к более позднему возрасту за последнее столетие (1860 – 1960), данные почти двукратном с 1913 года увеличении продолжительности жизни за последующие 40 – 50 лет (там же, с. 83). Но эти темы не находят конструктивного отражения в концепции эволюции психических функций. Проблема связи эволюции, уровня образования и характера профессиональной деятельности людей чаще обсуждается на основании обследования групп с неполным средним образованием, образованием, полученным в вечерних школах, неполном и законченном высшем. В исследованиях чаще рассматриваются данные студентов и представителей отдельных рабочих профессий, связанных с ручным и частично автоматизированным трудом. Очевидно, что спустя полвека человек как субъект труда и сам труд могли стать другими. Характеристики типичных социальных групп изменились.

Третий вопрос – о полноте и достаточности базы исследования для формулирования сделанных выводов. Программа «экспериментальной акмеологии» была разработана в 1957 г., а реализована в 1965 – 1970 годах, т.е. почти десятилетие спустя, в двух экспериментальных планах - лонгитюдном и возрастных «срезах» (Ананьев, 2002, с. 237 – 238). Лонгитюд – это 350 студентов, обследуемых на протяжении пяти лет обучения, т.е., в основном, это лица в возрасте от 17 до 25 лет. «Срезы» – около 1800 человек: 18 возрастных групп по 50 мужчин и 50 женщин по каждому возрасту от 18 до 35 лет. Из них только около 400 человек прошли «углубленное дифференциально-психологическое исследование» (там же, с. 238). Иными словами, не всегда ученые располагали достаточным эмпирическим материалом.

Сопряженным с рассматриваемыми остается и вопрос о временной перспективе развития человека. Исследование планировалось, осуществлялось и завершалось периодом ранней взрослости – 35-летним возрастом. Последующее продвижение в 1970 – 1980-х годах ограничилось возрастом 45 – 46 лет. Но что происходит в последующем? Предстоящая отставка и выход на пенсию никак не отражаются на монотонно ослабевающих функциях? Несостоявшаяся карьера? Ожидания счастливой семейной жизни? Легкость решения жилищных вопросов?



Четвертый открытый вопрос - о нетождестве «психических функций» и «психологических систем». Под руководством Б.Г.Ананьева изучались «основные интеллектуальные функции» (различные формы восприятия, мышления, памяти, внимания), физиологические, психофизиологические, сенсорные и психомоторные функции. Распространяются ли сделанные выводы о их закономерностях на закономерности сложных психологических систем, не очевидно.

Спустя полвека можно задать много обоснованных вопросов. Однако, оценивая научное значение исследований, выполненных под руководством Б.Г.Ананьева, нужно признать, что до настоящего времени они остаются наиболее глубокими и последовательными в отечественной психологии. Продолжая логику этих работ, отметим следующее. Исторически изменчивы все социальные феномены - социальные объекты и их свойства (человек как субъект труда, точки его старта в трудовую жизнь, уровень образования людей, социальные ситуации развития личности, изменяющийся на протяжении жизни ее социальный статус, социальный престиж профессии и многое другое). За минувшие почти полстолетия коренным образом могли измениться едва ли не все «координаты измерения», в рамах которых в 1960-х годах строилось исследование Б.Г.Ананьева. Едва ли не во всех изучаемых феноменах выделены новые параметры, по которым их можно оценивать.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

  • 1.1. Профессиональное становление субъекта как феномен.