Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Рождение «народной оперы»




Дата27.05.2017
Размер55 Kb.
Рождение «народной оперы»




В Нижегородском академическом театре оперы и балета им. А.С.Пушкина состоялся долгожданный праздник –

премьера оперы-мюзикла «Коко Шанель: страницы жизни» Эдуарда Фертельмейстера.
Премьера вызвала живой интерес - билеты на спектакли были мгновенно раскуплены, а СМИ переполнены восторженными отзывами. В чем же секрет такого успеха? Прежде всего, в уникальной судьбе самой героини - Габриель Шанель (Коко), создавшей себя и свой увлекательный роман с миром, сюжет которого стал основой множества книг и фильмов. «Непревзойденность и величие искусства Коко Шанель - олицетворение борьбы прекрасного за выживание во все более сложном и стремительно меняющемся современном обществе. Происходит подмена духовной стороны жизни бесконечной погоней за денежными знаками, эдаким лукавым эквивалентом истины. Чей злой умысел хоронится в этой мизантропии, нам неведомо, но факт остается фактом, он существует» - размышляет режиссер-постановщик спектакля, Заслуженный деятель искусств РФ Ольга Иванова.

Спектакль стал уникальным событием для нижегородцев еще и потому, что идея его создания родилась в стенах оперного театра, когда директор, Заслуженный работник культуры РФ Анна Ермакова предложила тему. Три года создавали музыкально-драматическую версию жизни Коко Шанель драматург и режиссер Ольга Иванова (в содружестве с либреттистом Александром Бутвиловским и поэтом Сергеем Плотовым), композитор Э.Фертельмейстер (Нижний Новгород), художник-постановщик Виктор Герасименко (Москва), художник по костюмам Игорь Дадиани и дирижер-постановщик Ренат Жиганшин.

Изысканный и смелый стиль Chanel - художественный камертон музыкального произведения, следуя которому родился новый спектакль: опера-мюзикл - новаторский по жанру, яркий и динамичный по драматургии, роскошный по оформлению, а по духу непостижимо созвучный высокому модерну. Все художественные «голоса» оперного спектакля гармонично дополняют друг друга: «глянец» черно-белой минималистской декорации (округлостью форм напоминает знаменитую шляпку-тюрбан от Шанель) подсвечен компьютерной графикой с экрана «немого» кино; в замкнутом пространстве сценического «тюрбана», украшенного экзотическим вензелем неоновой лестницы, развертывается динамично выстроенная, продуманная в мельчайших нюансах сценография; великолепные костюмы, достойные самой Коко, и гипнотически заразительная «шлягерная» музыка, с аллюзиями на джаз, шансон и музыкальную классику ХХ века – чудо ожившей эпохи, ее праздничный танец, цирк и дефиле, звуки аккордеона и аромат «Шанель №5», атмосфера парижской богемы, а в ней - страницы жизни великой художницы.

Авторам удалось создать свой миф о красоте: она оживает в искренней и доверчивой лирике воспоминаний Коко, в ее решительных схватках с житейскими бурями, формирующими дерзкий характер и нежную душу, способную превращать обыденное в прекрасное. «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…» - об этой тайне искусства языком моды рассказывает Коко Шанель, о счастье и драме быть женщиной-творцом.

Такой «вкусный» материал не мог оставить равнодушными артистов нижегородского театра. С огромной самоотдачей и упоением, утоляя творческую «жажду» новой музыки, готовили спектакль молодые солисты - выпускники Нижегородской консерватории: Надежа Маслова, искренне и драматически убедительно проживающая на сцене страницы биографии Габриэль Шанель; Татьяна Гейн - олицетворение изящества и грации Коко; Сергей Коблов – по мужски обаятельный и ветреный Бой, навсегда покоривший сердце Коко; Алексей Кошелев - его Бой аристократичный и трепетно-нежный; Татьяна Гарькушова – «светская львица» и покровительница Коко, а также многочисленные исполнители ролей второго плана - выразительных, запоминающихся типажей многокрасочного водоворота парижской жизни, словно сошедших с экрана старого французского кино.

«Наш спектакль не только о блистательной Коко, но и о Коко страдающей, одинокой и ранимой», - говорит Н. Маслова. «Она родом из сиротского детства. Коко его несет в себе всю жизнь, как крест, испытывая боль утрат, боль несчастливой любви, которую прикрывает резкостью и цинизмом. Судьба Шанель, конечно, трагична, она умирает в полном одиночестве… И это все передает музыка. Она удивительная, очень красивая и глубокая. В ней столько нежности! Композитор смог открыть мне – женщине самые сокровенные глубины чувств Шанель, тончайшие оттенки ее переживаний, о которых просто нельзя рассказать словами, это невероятно».

Все перипетии сюжета - драма и лирика, любовь и смерть, счастье и отчаяние воплощены в простой и мелодичной музыке Э.Фертельмейстера, она - главное действующее лицо. Композитор признается, что в этом либретто его привлекла возможность говорить о творчестве художника, о его противоречивой и трагичной судьбе. Сначала была написана музыка, а потом пришло осознание ее жанра. В нем соединились черты оперы и симфонического развития, мюзикла, эстрады, шансона. Такой синтетический жанр предъявляет особые требования к исполнителям: обладать универсальной манерой пения, соединяя оперное исполнение и эстрадный вокал на «полутонах», «полудыхании». А, кроме того, в этом спектакле певцы свободно владеют актерской техникой и хореографией.

«Коко Шанель» не первый мюзикл композитора, предыдущий - «Дикая собака Динго», также был поставлен О.Ивановой и много лет живет успешной сценической жизнью. Однако премьерный спектакль композитор считает значительно большей своей удачей, новой творческой ступенью. В этой опере он смог соединить огромный театральный и хоровой опыт, достижения симфониста и свои находки в жанре мюзикла. Композитором руководило стремление точнее передать переживания героев, и потому здесь встречаются удивительные решения: одновременно могут звучать мелодекламация, диалоги, речитатив и вальсовая вариация – неожиданно, однако психологически оправдано, если так сплетаются события и чувства.

Универсальный жанр, универсальный музыкальный стиль, динамизм и афористичная «минималистская» манера представления – характерные черты постмодернистского художественного мышления. Этих синтетических принципов придерживается и режиссер спектакля. Перелистывая страницы жизни и воспоминаний Коко Шанель, О.Иванова выстраивает оперу по законам киномонтажа: лаконизм мизансцен и афористичность образов, стремительная смена событийных «кадров». Однако подобная быстротечность действия не мешают режиссеру высвечивать мир чувств «крупным планом», создавать точные и яркие характеристики, в которых символические обобщения наполнены теплом искренних переживаний героев. Динамизм действия усилен еще и сценической активностью хора, многочисленных ансамблей (сочувствующих или конфликтующих с героиней) - в мире обывателей действуют свои интриги, и далеко не по законам красоты течет жизнь, что заставляет Г.Шанель воскликнуть: «Если женщина не красива, значит, она глупа».

Кстати, в истории преображения пестрой толпы парижанок в элегантных красавиц, очарованных искусством Коко, звучит важная драматургическая тема - ожидание преображения современного мира, появления реформатора, способного взмахом «волшебной палочкой» превратить безобразную гусеницу в прекрасную бабочку… Имя реформатора – Красота, которая, по мысли Достоевского, способна спасти мир.

В это романтическое чудо искренне верят и создатели спектакля. Дивные наряды, совершенные формы, изящные украшения, разноцветные меха – коллекция великой Коко Шанель из 20 моделей 1954 года, представленная на сцене Нижегородского театра, восхищает изысканной роскошью, вкусом и талантом модельера. «Сделать их копии было невероятно сложно»,- признается Заслуженный художник Чувашии Игорь Дадиани, - « потому что на сегодняшний день осталось всего четыре платья. Одно из них в Париже, три других в Нью-Йорке».

Разумеется, «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа», но такая гармония все реже возможна в жизни, и встреча с ней вызывает искреннюю радость. Зрители всех возрастов идут на спектакль; зрители плачут и смеются, переживают и бисируют, напевают выразительные мелодии, как когда-то итальянцы напевали мелодии из опер Верди.



Сами зрители назвали спектакль «народной оперой». И действительно он получился народный - не зря нижегородцы собрали деньги на его постановку, их ожидания оправдались - родилась новая демократичная опера о женственной красоте, о красоте моды, возведенной на пьедестал музыкального искусства.

Лидия Птушко

профессор, канд. искусствоведения, зав. кафедрой музыкальной журналистики Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И.Глинки
Фото Ирины Гладунко