Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава 3. Психопатический профиль




страница4/19
Дата27.06.2018
Размер3.11 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Глава 3. Психопатический профиль:

эмоциональные и межличностные особенности
Переживаю ли я за других? Трудный вопрос. Да, наверное, все таки переживаю… но я не позволяю чувствам мешать мне… То есть я такой же нежный и заботливый, как и любой другой человек, но давай посмотрим правде в глаза: каждый хочет трахнуть тебя… Ты должен быть осторожнее. Обуздай свои эмоции… Скажем, тебе что то нужно или кто то мешает тебе… или хочет ограбить… тебя это беспокоит… делай все, что нужно сделать. Чувствую ли я себя плохо, если мне нужно причинить кому то боль? Да, иногда. Но в основном… мм… (смех) а что ты испытываешь, когда давишь жука?

Из интервью с психопатом, осужденным за похищение детей, изнасилование и вымогательство
Контрольный перечень признаков психопатии позволяет нам рассуждать о психопатии, не боясь отклониться в сторону обсуждения социальной девиантности или преступности либо по иному отнестись к тем, у кого нет с психопатами ничего общего, кроме того что они тоже преступили закон. Данный перечень дает очень подробный образ психопата. В этой и следующей главах я расскажу о самых характерных чертах психопатии. В этой главе я затрону эмоциональный и межличностный аспект, а в главе 4 – нестабильный и обычно антиобщественный образ жизни психопата.
Основные симптомы психопатии
Эмоциональные и межличностные особенности
• болтливость и поверхностность;

• эгоцентричность и претенциозность;

• отсутствие чувства вины и сожаления;

• отсутствие эмпатии;

• коварство и склонность к манипулированию окружающими;

• поверхностность эмоций.


Особенности социального поведения
• импульсивность;

• слабый поведенческий контроль;

• потребность в психическом возбуждении;

• безответственность;

• проблемное поведение в детстве;

• антисоциальное поведение во взрослой жизни.


Предупредительная записка
Контрольный перечень признаков психопатии – это сложный медицинский инструмент для профессионалов.1 В этой книге я представил общее описание основных характерных черт и моделей поведения психопатов. Не пытайтесь применить их к себе или кому либо из вашего окружения. Диагностика требует хорошей подготовки и доступа к формализованному руководству по подсчету баллов. Если вы подозреваете, что кто то из ваших знакомых подходит под изложенное ниже описание, и если вам нужно услышать мнение специалиста, обратитесь к квалифицированному (дипломированному) судебному психологу или психиатру.

Учтите, что у не психопатов тоже могут наблюдаться некоторые из описанных здесь симптомов. Многие представители человечества импульсивны, или несерьезны, или холодны и черствы, или антиобщественны, но это не значит, что они психопаты. Психопатия – это синдром, т. е. совокупность указанных симптомов.
Болтливость и поверхностность
Психопаты зачастую остроумно говорят и четко формулируют свои мысли. Они могут быть веселыми собеседниками. У них на все есть быстрый и разумный ответ. Они могут рассказывать невероятные, но убедительные истории, выставляющие их в хорошем свете. Они могут представить себя с положительной стороны, что только усилит их естественную привлекательность и обаяние. Тем не менее их излишние блеск и гладкость, а также очевидные неискренность и поверхностность иногда бросаются в глаза. У проницательных наблюдателей часто создается впечатление, что психопат играет роль, машинально произнося заученные фразы.

Одна из моих ассистенток так описала беседу с заключенным: «Я села и достала папку. Парень начал разговор с комплимента по поводу моих глаз. Ему удалось вплести в разговор еще несколько лестных замечаний о моей внешности. В общем, к концу нашей беседы я чувствовала себя необычно… ну, приятно. А ведь я подозрительный человек, особенно на работе, и могу отличить вранье от правды. Когда я вышла, я не могла поверить, что чуть было не попалась на его удочку».

У психопатов обычно хорошо подвешен язык. Они могут рассказывать о себе истории, которые иногда кажутся неправдоподобными тем, кто хоть немного их знает. Обычно они стараются показать свою компетентность в области социологии, психиатрии, медицины, психологии, философии, поэзии, литературы, искусства или правоведения. На эту черту характера часто указывает и полное безразличие к возможности быть разоблаченным. В одном из просмотренных нами дел содержится описание заключенного психопата, который заявлял, что у него есть диплом специалиста по социологии и психологии, хотя на самом деле он не окончил даже среднюю школу Он не отказался от своей фантазии и во время беседы с одним из моих стажеров, кандидатом психологических наук. По ее словам, заключенный употреблял термины и понятия с таким уверенным видом, что мог бы без труда произвести впечатление на далекого от психологии человека. Вариации на тему «профессионализма» достаточно популярны среди психопатов.

Этот Дик! Хладнокровный. Ловкач. Надо отдать ему должное. Черт его побери, он умеет «втереть очки». Ну хотя бы с этим продавцом из магазина в Канзас Сити. Там Дик начал действовать. Перри то и в голову не приходило пытаться подделать чек. Никогда он этого не пробовал. Перри нервничал, но Дик был спокоен.

– Ты только стой рядом – больше мне ничего от тебя не надо. Не вздумай смеяться или удивляться, что бы я ни болтал. Вся штука в том, чтобы перестраиваться на ходу.



Дик небрежно вошел в магазин, представил продавцу Перри как друга, который собирается жениться, и быстро продолжал:

– Я буду шафером. Помогаю с покупками. Ха ха ха, с его, с позволения сказать, приданым.



Продавец попался на крючок. И вскоре Перри примерял довольно мрачного вида костюм, который продавец счел наиболее подходящим для предстоящей церемонии. Оглядев непропорциональную фигуру покупателя, продавец сказал:

– Боюсь, нам не обойтись без кое каких переделок.

– О, не беспокойтесь, – сказал Дик. – Свадьба состоится только на будущей неделе.

Уладив дело с костюмом, они выбрали кучу пиджаков и брюк ярких расцветок, которые, по мнению Дика, как нельзя лучше годились для медового месяца во Флориде.

– Вы знаете Иден Рок? – спросил Дик продавца. – В Майами у них там забронированы места в гостинице. Ничего себе подарочек преподнесли ее старики: две недели по сорок долларов в день. Как вам это нравится!



Девочка в порядке, да к тому же еще и богата. Неплохо пристроился несчастный коротышка. А красивые парни вроде нас с вами…

Продавец протянул ему счет. Дик полез в карман, нахмурился, щелкнул пальцами и сказал:

– Черт возьми, я забыл бумажник.



Эти слова показались Перри жалкой уловкой, которая вряд ли обманет даже «старого ниггера». Однако продавец не разделял мнения Перри. Он достал чековый бланк и после того, как Дик заполнил его и проставил сумму, на восемьдесят долларов превышающую предъявленный счет, немедленно вернул разницу наличными.

Выйдя из магазина, Дик сказал:

– Значит, на будущей неделе ты собираешься жениться? Тогда надо купить кольцо.



Трумэн Капоте, «Обыкновенное убийство»

В своей книге Echoes in the Darkness2 («Эхо в темноте») Джозеф Уэмбо мастерски рассказывает об учителе психопате Уильяме Брадфилде, который своей эрудицией мог сбить с толку кого угодно. Вернее, почти кого угодно. Те, кто хорошо разбирался в дисциплинах, которые Брадфилд считал своим коньком, быстро замечали поверхностность его знаний. Кто то как то подметил, что учитель отлично знал «только первые две строчки из введения».

Конечно, не всегда легко определить, насколько искренен говорящий с вами человек, особенно если вы плохо его знаете. Представьте такую ситуацию. Женщина встречает в баре привлекательного мужчину, и он, потягивая пиво, рассказывает ей следующее.

Я потратил впустую большую часть своей жизни. Увы, время не воротишь. Я попробовал наверстать упущенное тем, что начал делать больше всяких дел. Но все у меня получалось хоть и быстрее, но никак не лучше. Поэтому я решил вести размеренную жизнь. Я стараюсь дать людям то, чего нет у меня. Сделать их жизнь счастливой. Я не говорю о чем то экстраординарном, я просто стараюсь изменить жизнь кого то из окружающих к лучшему. Это может быть женщина, но не обязательно.

Или дети этой женщины. Или один из родственников. Я думаю… нет, я не думаю… я знаю, это доставляет мне удовольствие и наполняет смыслом мою жизнь.

Искренен ли этот мужчина? Убедительны ли его слова? Их произнес сорокапятилетний заключенный с жутким уголовным прошлым, человек, который набрал максимально возможное количество баллов по Контрольному перечню признаков психопатии и который жестоко обращался с женой и бросил родных детей.

Джо Магиннис в своей книге Fatal Vision («Смертельное видение»)3 рассказал о своих взаимоотношениях с Джеффри Мак Дональдом, врачом психопатом, которого осудили за убийство жены и детей.

Через шесть, а может, семь или восемь месяцев с момента вынесения обвинительного приговора после всех неприятностей, которые мне пришлось пережить как писателю, и заверений этого обаятельного и убедительного человека в своей непричастности к преступлению я все еще задавался вопросом, виновен ли он. Однако все чаще я спрашивал себя: «Если он мог сделать такое, как он может мне нравиться?» (McGinniss, р.668).

Джеффри Мак Дональд подал в суд на Магинниса. Среди пунктов обвинения было и «умышленное причинение душевных страданий». Писатель Джозеф Уэмбо давал показания в суде и рассказал о Мак Дональде, которого считал психопатом, следующее.

Он невероятно разговорчив… Я никогда еще не встречал такого болтливого человека. Я был поражен тем, как он рассказывал [о себе]. Он описывал ужасные события, но, несмотря на это, мог изобразить их достаточно реалистично… легко и беззаботно….Я беседовал с десятками уцелевших в жутких ситуациях людей, включая родителей убитых детей, как непосредственно после события, так и по прошествии нескольких лет, но я еще никогда не слышал, чтобы кто то говорил о преступлении так развязно, как д р Мак Дональд (Wambaugh, р.678).

Эгоцентричность и претенциозность
«Я. Я. Я….Мир продолжал вращаться вокруг нее – не самой яркой, но единственной на небосклоне звезды», – так отозвалась Энн Рул о Дайан Даунз, которую в 1984 году осудили за то, что она стреляла в собственных маленьких детей: одного убила и тяжело ранила двоих.4

Психопаты чрезвычайно самовлюбленны и надменны и поразительно эгоцентричны и претенциозны. Они считают себя центром Вселенной, высшими созданиями, которым позволено жить по собственным правилам. «Я не могу сказать, что не следую законам, – заявила одна из психопаток. – Я придерживаюсь своих законов и никогда их не нарушаю». Затем она перечислила свои жизненные принципы, и в них явно просматривалась «претензия на позицию номер один».

Когда у другого психопата, осужденного за ряд преступлений, среди которых грабеж, изнасилование и мошенничество, спросили, есть ли у него слабости, он ответил: «У меня нет слабостей, кроме, наверное, излишней заботы о других». По десятибалльной шкале он оценил себя «на все 10. Я бы поставил себе 12, но я ведь не хвастун. Если бы я получил лучшее образование, я был бы просто великолепен».

Претенциозность и напыщенность некоторых психопатов часто проявляется и в зале суда. Для них, например, в порядке вещей раскритиковать или уволить своего адвоката и самим взяться за свою защиту. Обычно это приводит к катастрофическим для них последствиям. «Мой сообщник получил год. А я два. И все из за этого пустоголового адвоката», – заявил как то один из участников нашего исследования. Позже он сам составил апелляционную жалобу, и его срок увеличился до трех лет.

Психопаты часто производят впечатление высокомерных и бесстыдных хвастунов – надменных, самоуверенных, властных и заносчивых. Они обожают управлять другими и не признают чужих мнений. Некоторые считают их харизматическими личностями.

Психопаты редко обращают внимание на юридические, финансовые и личные проблемы. Они относятся к ним как к временным неудачам и винят в них отсутствие везения, вероломство друзей или несправедливость и некомпетентность судей.

Хотя психопаты часто заявляют о том, что у них есть конкретные цели, они так же часто не знают, что нужно для их достижения. Учитывая их послужные списки и отсутствие устойчивого интереса к образованию, у психопатов нет никаких шансов осуществить намеченные планы. Заключенный психопат, думая о досрочном освобождении, может представить, что на свободе он станет промышленным магнатом или защитником прав бедных. Одному заключенному (не очень грамотному) удалось получить авторские права на название книги, в которой он хотел написать о себе. Сделав это, он уже представлял, сколько денег принесет ему его бестселлер.

Психопаты считают, что их способности позволяют им стать тем, чем они хотят стать. При благоприятном стечении обстоятельств – определенном везении и наличии безропотных жертв – их претенциозность может разыграться особенно сильно. Психопатический бизнесмен, например, всегда «мыслит широко», но, как правило, за чужой счет.

Лишенный свободы за взлом и проникновение (это всего лишь одно звено в цепочке преступлений, берущей начало еще в подростковом возрасте), Джек набрал максимально возможное количество баллов по Контрольному перечню признаков психопатии. Обычно в начале беседы он проявлял неуемный интерес к видеокамере. «Когда мы посмотрим записи? Я хочу увидеть, как я выгляжу со стороны». Затем Джек пускался в подробное и долгое – около четырех часов – описание своего уголовного прошлого, перемежая свой рассказ напоминаниями: «Да, с этим я уже покончил». Его жизнь была историей жульничества и обманов: «Чем больше людей ты встретишь, тем больше денег ты сможешь из них выудить. Но они то не жертвы. Черт возьми, по страховке они всегда получают больше, чем теряют».

Воровство, которое со временем переросло в ночные кражи со взломом и вооруженные ограбления, сопровождалось постоянными драками. «О, да, я мочил всяких педиков лет с четырнадцати. Но я не делал ничего плохого: я ведь не бил женщин и детей. Вообще то я люблю женщин. Я думаю, все они должны сидеть дома. Я бы хотел, чтобы все мужики сдохли. Тогда я был бы единственным в мире мужчиной».

«Когда я выйду, мне хотелось бы завести сына, – сказал Джек нашему интервьюеру. – Но когда ему исполнится пять, я выгоню женщину, чтобы воспитывать ребенка по своему».

На вопрос о том, как начиналась его криминальная карьера, он ответил: «Во всем виновата моя мать, самая прекрасная женщина в мире. Она была сильной. Ей приходилось много работать, чтобы прокормить четырех детей. Я начал воровать ее драгоценности, когда пошел в пятый класс. Знаете, я никогда не понимал эту стерву – мы шли разными дорогами».

Джек, как и все психопаты, оправдывал свои преступные действия: «Да, мне нужно было что то украсть, чтобы выбраться из города, но я, черт возьми, не преступник». Однако позже он вспомнил, что как то «совершил шестнадцать взломов за десять дней». «Я чувствовал себя великолепно. Как будто сидел на игле и получал дозу».

«Вы когда нибудь врали?» – спросил интервьюер.

«Ты шутишь? Я вру как дышу».

Интервьюер Джека, опытный психолог, отзывалась об этой беседе не только как о самой продолжительной, но и как о самой занимательной из всех, что ей довелось провести. По ее словам, Джек был самым артистичным заключенным из тех, которых ей пришлось повидать. Джек не сочувствовал своим жертвам, однако, несомненно, любил свои преступления и, казалось, хотел произвести на интервьюера впечатление своими подвигами. Он говорил бойко и, как многие психопаты, часто сам себе противоречил. Длинный послужной список отражал не только криминальную разносторонность Джека, но и его неспособность учиться на собственных ошибках.

Таким же ослепительным было и неумение заключенного строить реальные планы. Хотя Джек был уже далеко не в форме и годы тюремной пищи и дешевого фастфуда на свободе добавили ему лишних килограммов, он с уверенностью молодого спортсмена говорил о том, что, выйдя на волю, станет профессиональным пловцом. Он собирался завязать с преступным прошлым, жить за счет побед и после ухода из большого спорта путешествовать на выигранные деньги.

На момент проведения интервью Джеку было тридцать восемь лет. Плавал ли он хоть раз в своей жизни, никто не знал.
Отсутствие чувства вины и сожаления
Психопаты демонстрируют ошеломляющее безразличие к разрушительным последствиям своих поступков. Не скрывая своих подлинных чувств, они спокойно заявляют, что не испытывают чувства вины и не сожалеют о причиненной ими боли. Они считают, что у них нет причин для беспокойства.

Когда одного психопата спросили, сожалеет ли он о том, что ударил ножом жертву ограбления, которой из за нанесенных ран пришлось пролежать три месяца в больнице, он ответил: «Посмотрите на вещи трезво! Он провел несколько месяцев в больнице, а я гнию здесь. Я только немного подрезал его. Если бы я хотел его убить, я бы перерезал ему глотку. Вот такой я парень. Я дал ему отпуск». На вопрос, жалеет ли он о каком либо из своих преступлений, он сказал: «Я ни о чем не сожалею. Что сделано, то сделано. То, что я делал, имеет свою причину, которая и объясняет мои поступки».

Перед смертной казнью серийный убийца Тэд Банди в нескольких беседах со Стивеном Микодом и Хьюго Эйнисвортом говорил непосредственно о чувстве вины.5 «Знаете, что бы я ни сделал в прошлом, – сказал он, – все эти переживания или их пережевывание не беспокоят меня. Попробуйте коснуться прошлого! Попробуйте его изменить. Это нереально. Это просто сон!» (Michaud & Aynesworth, p. 284). «Сон» Банди стоил жизни сотне молодых женщин. Он не только уходил от своего прошлого, но и перечеркивал будущее каждой своей жертвы. Вот одно из его тюремных высказываний: «Чувство вины? Мы используем его, чтобы держать людей под контролем. Это иллюзия. Это не что иное, как один из рычагов управления обществом. Это чувство очень опасно. Оно делает ужасные вещи с нашими телами. Есть намного более эффективные способы управления поведением, чем такая довольно необычная эксплуатация чувства вины» (ibid., р.288).

Все же психопаты иногда выражают сожаление. Правда, затем они противоречат себе и словами, и делом. Заключенные быстро понимают, что слово сожаление играет важную роль. Когда мы спросили одного молодого преступника, раскаивается ли он в совершенном убийстве, он ответил: «Да, конечно, я сожалею». После нескольких наводящих вопросов он сказал, что не «считает это чем то плохим».

Однажды я был потрясен логикой одного заключенного, который считал, что его жертва извлекла выгоду из преступления, поскольку получила «хороший жизненный урок».

«Этот парень должен винить себя, – так отозвался другой заключенный в адрес мужчины, убитого им во время спора из за неоплаченного счета. – Все видели, что в тот вечер у меня было паршивое настроение. Нечего было меня беспокоить». Он продолжил: «В любом случае, парень умер без страданий. Перерезанная артерия – самый быстрый способ уйти в мир иной».

Отсутствие чувства вины и сожаления дополняется у психопатов отличительной способностью находить разумное объяснение своему поведению и перекладывать ответственность за свои деяния на родных, друзей, сообщников и других людей, которые «играют по правилам». Обычно они находят для своего поведения оправдание. Бывает, что они вообще отрицают свою причастность к делу.

Джек Эбботт «засветился» в теленовостях, когда писатель Норман Мейлер помог этому заключенному издать его книгу In the Belly of the Beast: Letters from Prison («В чреве у зверя: письма из за решетки»). Благодаря сотрудничеству с известным романистом и обозревателем Эбботт не только прославился, но и получил свободу. Вскоре после досрочного освобождения он затеял ссору с официантом одного нью йоркского ресторана за то, что тот хотел выставить его из заведения. Эбботт упирался, и они зашли за ресторан, где он и нанес безоружному официанту Ричарду Адану смертельный удар ножом.

В интервью для одной телекомпании Эбботта спросили, сожалеет ли он о своем поступке. «Не думаю, что это правильное слово…. Сожаление подразумевает, что вы сделали что то неправильное….Если я единственный, кто ударил его ножом, значит, его смерть была случайной».

Эбботт был осужден за преступление и отправлен обратно в тюрьму. Через несколько лет жена Адана подала на него иск в гражданский суд за смерть своего мужа в результате его противоправных действий. Эбботт выступал на заседании не только в роли обвиняемого, но и собственного адвоката. С места свидетеля Риччи Адан так описала отношение к ней Эбботта: «Он может сказать, что ему жаль, а затем неожиданно оскорбить меня».

«Все в зале суда знали, что обвинение было ложным», – заявил Эбботт телерепортеру. Глубину его осознанных переживаний по поводу этой смерти иллюстрирует следующее замечание: «Боли не могло быть, рана была что надо». Вот еще его реплика о самом Ричарде Адане: «У него не было актерского будущего. Возможно, там он найдет, чем заняться».

Служба новостей The N. Y. Times News Service (16 июня 1990 года) заявила, что Эбботт сказал Риччи Адан, что жизнь ее мужа «не стоила и цента». Тем не менее суд присудил ей более семи миллионов долларов.

Потеря памяти, амнезия, обморок, множественная личность и временное помутнение рассудка часто всплывают на допросах психопатов. Хороший пример: широко разрекламированный ролик вещательной компании PBS с Кеннетом Бьянки, одним из печально известных «хиллсайдских душителей» из Лос Анджелеса, в главной роли. В нем он душераздирающе и искренне разыгрывает случай множественной личности.6

Даже если психопат признает свои поступки, он сильно преуменьшает или даже отрицает тяжесть последствий. Один заключенный с очень высокими баллами по Контрольному перечню признаков психопатии заявил, что его преступления оказывали положительное влияние на жертв. «На следующий день я брал газету и читал о своей выходке – грабеже или изнасиловании. Там обычно были и интервью с жертвами. Их имена становились известными. Женщины, например, зачастую рассказывали обо мне что то приятное – я был с ними действительно вежлив и почтителен, даже щепетилен. Поймите, я не был с ними жесток. Некоторые даже благодарили меня».

Другой психопат, в двадцатый раз осужденный за кражу со взломом, сказал: «Конечно, я украл эту вещь. Но послушайте! Хозяева ведь застраховали эту штуку, поэтому никто не пострадал. В чем же проблема? Да и вообще, я оказываю им услугу, потому что даю им возможность забрать страховку. Они получат намного больше, чем стоила эта рухлядь. Так всегда бывает».

Как это ни иронично звучит, настоящими жертвами психопаты часто считают себя.

«Из меня сделали козла отпущения… когда я смотрю на себя со стороны, я кажусь себе больше жертвой, чем преступником». Так говорил Джон Уэйн Гейси, серийный убийца психопат, который, пытая, убил тридцать три юноши и мальчика и закопал их тела в подвале собственного дома.7

Рассказывая об этих убийствах, Гейси говорил о себе как о тридцать четвертой жертве. «Жертвой был я. Меня обманом лишили детства». Он хотел знать, есть ли «где то человек, который смог бы понять, как больно быть Джоном Уэйном Гейси».

В своей книге Питер Маас цитировал Кеннета Тейлора, дантиста, который жестоко избил свою жену во время медового месяца, изменял ей и в конце концов забил ее до смерти: «Я так сильно ее любил. Мне ее очень не хватает. Произошла трагедия. Я потерял любимую женщину и лучшего друга….Почему никто не может понять, как мне тяжело?»8
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

  • Из интервью с психопатом, осужденным за похищение детей, изнасилование и вымогательство
  • Основные симптомы психопатии Эмоциональные и межличностные особенности
  • Особенности социального поведения
  • Предупредительная записка
  • Болтливость и поверхностность
  • Эгоцентричность и претенциозность
  • Отсутствие чувства вины и сожаления