Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Режиссер пришел в агитбригаду




страница5/8
Дата15.06.2018
Размер1.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Отступление седьмое. Сатира и юмор Вряд ли стоит доказывать, что. непременное ка­чество любого хорошего эстрадного номера — его остроумие. Это качество обязательно и для агит- бригадного творчества. Агитбригада должна гово­рить о серьезном без нравоучений, риторики. Ее агитация должна быть веселой, звонкоголосой. Если во время выступления агитбригады в зале царит скука, то какие бы верные и важные вещи не произносились со сцены — они не достигнут же­лаемой цели. В агитбригадном искусстве, как и в эстраде, его пропагандистская, воспитательная роль неотрывны от веселого и радостного зрелища. Ведь при всем разнообразии жанров и направлений эстрада тя­готеет прежде всего и больше всего к юмору и са­тире. Такова природа искусства эстрады. Выра­жая свое отношение к отрицательным явлениям, фактам через юмор и сатиру, она (эстрада) тем самым утверждает гражданственный, нравственный и эстетический идеал советского человека. Юмор, сатира, смех — выражение силы общества, частицей которого является зрительный зал. Именно смех — основная реакция на эстрадном (агитбригадном) представлении. Но поскольку эстрадное, агитбригадное пред­ставление состоит из номеров, то все сказанное в первую очередь относится и к нему (номеру). При этом режиссеру необходимо помнить, что, выбирая приспособления, краски, детали, способ­ные вызвать смех в зрительном зале (который создает неповторимую, веселую, непринужденную атмосферу эстрадного, агитбригадного представле­ния), нельзя пользоваться любыми средствами, вызывающими смех. Низкопробные средства, пустое комикование порождают не смех, а зубо­скальство. Режиссер не имеет права безразлично, пренебрежительно относиться к смеху и к тому, что. его порождает. Смех—обоюдоострое оружие. И им необходимо уметь пользоваться. Особенно, когда речь идет о смехе на эстраде, о смехе, целью которого является нравственное очищение общества. Стр. 69 Смех имеет множество красок и оттенков: шут­ка, насмешка, ирония, сарказм и т. д. При этом ирония может быть злой, сарказм — гневным, а «юмор и трогательным, и мягким, задушевным, и холодным, и колким. В такой особой форме кри­тики, как юмор, эмоциональная ее сторона может быть озарена самыми различными духовными чувствами»1. Смешное имеет два лица: одно — добродушное, порой ироничное — юмор, а другое — горькое, жестокое — сатиру. Сатира беспощадна, она показы­вает дурное во всей его неприглядности и гневным смехом уничтожает его. Вот почему эстрадному ре­жиссеру, как никому другому, надо помнить, что в его руках весьма действенное оружие — смех. Си­лу и меру его режиссер обязан соразмерять со сте­пенью зла, которое несет в себе явление или факт, подвергающийся осмеянию. «Правильная мера смеха — это верно найденные сила и соотношение отрицания и утверждения в смехе, это полное со­ответствие оттенка смеха предмету осмеяния; это верно найденное направление смеха, при котором вышучивается или бичуется, изобличается, осуж­дается все злое, фальшивое, несовершенное и ут­верждается все истинно человеческое»2. Сказанное имеет для режиссера не только теоретическое, но и прикладное значение. Например, когда перед ре­жиссером стоит выбор, в какой форме (куплетах или частушках) преподнести со сцены тот или дру­гой факт, то совершенно ясно: если отрицательное явление требует гневного осмеяния, уничтожения смехом, то целесообразнее для этого прибегнуть к сатирическим куплетам; если же факт или просту­пок требует осуждения, если цель выступления — помочь человеку исправиться, то здесь уместнее воспользоваться частушкой, в которой насмешка будет сочетаться с доброжелательством. Выпячивая отрицательное явление, необходимо смотреть в его корень и помнить: чем острее пози­ция критика, тем определеннее должна быть точка ________________________ Ю. Б о р е в. Комическое. М., «Искусство», 1970, с. 113. Т а м же, с. 114, Стр. 70 зрения режиссера и исполнителя, с которой они критикуют то, что подлежит осмеянию и вызывает в них самих гражданское негодование. Взгляд художника на отрицательные явления жизни, на человеческие пороки только тогда становится правильно осуждающим и гневно разящим, когда он (художник) влюблен в жизнь, в челове­ка, в прекрасное, когда он вооружен знаниями а теорией, дающими ему возможность понять, что есть и куда устремлены идеалы человечества. Художническое требование соответствия, гар­моничности всех частей, составляющих номер, рас­пространяется и на характер остроумия. Мало то­го, что реприза, шутка должны быть смешными, нести в себе заряд смешного (иначе — это не шут­ка и не реприза), что смех должен быть верно ад­ресован, надо, чтобы характер, стиль шутки, ре­призы, интермедии и т. д. соответствовал стилю про­изведения в целом и индивидуальности исполните­ля, его стилю и манере. Хочет этого или не хочет актер, в каждой его шутке, остроте всегда сказывает­ся его собственное отношение к фактам и явле­ниям окружающей его жизни. Поэтому режиссер и исполнитель должны заботиться еще и о том, чтобы шутка, ирония, остроумие, без чего нельзя представить эстраду, стали органичными для ак­тера. Вообще, должен заметить, что актеру, не на­деленному чувством юмора, не имеющему опреде­ленной склонности к этому, лучше не заниматься эстрадой. Стр.71 ЭСТРАДНЫЕ ЖАНРЫ Одна из главных специфических особенностей эстрад­ного искусства заключается в том, что оно оперирует са­мыми различными жанрами. Чем богаче и разнообразнее концерт по жанрам, тем он ярче и интереснее. Арсенал жанров, которыми .пользу­ется эстрада, так же широк и разнообразен, как мир сценического искусства. Но все обилие используемых эстрадой жанров обычно делят на четыре группы; раз­говорный, танцевальный, музыкальный и оригинальный жанры. К номерам разговорного жанра относятся: конферанс, интермедия, миниатюра, скетч, пародия, эстрадный монолог, эстрадный фельетон, куплеты, частушки, мелодек­ламация и др. К музыкальному: песня (народная, советская, жанровая и т. д.), романс, инструментальная миниатюра и др. К танцевальным (хореографическим): танец, пляска, пантомима и т. д. К оригинальным: жонглирование, фокусы, акробатика и другие цирковые и спортивные номера, звукоподра­жание и т. д. Все они предстают на концерте как самостоятельные номера, как отдельные маленькие законченные выступ­ления, как краткие законченные сценические действия. Агитбригадное творчество взяло на свое вооружение почти все эстрадные жанры. Но больше и чаще всего ис­пользует номера так называемого разговорного жанра. И это понятно. Ведь во время выступления агитбрига­ды ее участники ведут конкретный разговор со зритель­ным залом на животрепещущие темы. Естественно, что лучше всего их агитационный, публицистический харак­тер раскрывается через слово. Вот почему начинаем наш разговор об эстрадных жанрах с КОНФЕРАНСА На странице 179 Театральной энциклопедии можно прочесть: «Конферансье — буквально докладчик. (Слово французское.) Артист эстрады, объявляющий номера и Стр. 72 выступающий перед публикой в промежутках между но­мерами эстрадного концерта... Поведение конферансье на сцене и текст его реплик носят обычно комедийный характер. Конферансье комментирует отдельные номера, в какой-то степени объединяет эстрадную программу, стремится придать ей злободневный характер». Казалось бы, что в этой довольно обширной цитате сказано о конферансье все. И все же... Разве задача конферансье заключается только в со­общении (докладе) зрителю, кто и с чем выступает При нынешней технике это с успехом можно делать и по радио. (Прием, часто используемый в концертах.) В объяв­лениях конферансье есть и другая цель. Он должен еще до выхода артиста на сцену подготовить аудиторию к восприятию номера, создать в зале благожелательный настрой. И не просто «подать номер», а установить со зрителями контакт. Атмосфера непринужденного обще­ния и доверия помогает конферансье предстать перед зрителями не только посланником актеров, но и радуш­ным хозяином концерта. Именно от конферансье зависит возникновение душевной, непринужденной обстановки, без которой не может существовать эстрадный концерт. Слова: «в промежутках между номерами» определя­ют место и время его работы. Конферансье должен не просто заполнять паузу, которая по той или другой при­чине может возникнуть: надо убрать рояль, установить деталь оформления, вынести музыкальные инструменты или радиоаппаратуру, но и сделать ее незаметной, нео­щутимой для зрителей. Само собой разумеется, что это может произойти в том случае, если он будет интерес­ным, веселым и остроумным собеседником. Настоящий успех приходит не тогда, когда конферансье сбивается на зубоскальство в поисках дешевого успеха, а когда его репризы, шутки — все, что произносится со сцены, остроумно и поднимает важные и большие проблемы. И все же сегодня главная задача конферансье — свя­зывать в одно целое самые различные и разнохарактер­ные по жанру номера, из которых обычно верстается концерт. Он должен уметь «объединить самые разнород­ные элементы программы, превратить ее в нечто целое, в связанное между собой эстрадное представление. За­тушевать слабые места в программе, выделить сильные. Стр. 73 приспособить весь арсенал своих острот в помощь дан­ному номеру, данной программе»1. Значит, речь идет не о примитивной связи по принципу: для каждого номера своя острота. А о связях других — внутренних, ассоциа­тивных. Сегодня именно неожиданная ассоциация боль­ше и лучше всего воздействует на зрительный зал и хо­рошо им воспринимается. Природное обаяние, остроумие, находчивость, умение импровизировать вот те качества, которыми помимо всех других должен быть наделен человек этой эстрад­ной профессии, в т0 же время для конферансье особен­но важно такое качество, как чувство меры. Ведущий не будет отвечать своему назначению, если в концерте будет назойлив или многословен, ведь он появляется перед зрителями много раз. Конферансье все время должен ощущать, как он владеет вниманием зрительного зала, чутко улавливать его настроение. И когда это требуется, зритель устал, заскучал, — немедлен­но давать отдых, разрядку, находя для этого удобные предлоги. Одна из особенностей творчества конферансье заклю­чается в том, что он всегда выступает от собственного имени. Мало этого. Актер стремится создать у зрите­лей впечатление, что весь произносимый им авторский текст (репризы, ’шутки, каламбуры, монологи, фельето­ны) принадлежит ему, рождается здесь, сейчас, в данную минуту. То есть манера выступления конферансье носит характер импровизации. Конферансье должен размыш­лять на сцене, а Не «читать» заученное, делиться со зри­телями своими мыслями. В то же время конферансье —это прежде всего оп­ределенный сценический образ, наделенный какой-либо яркой чертой Характера, чаще всего присущей данному актеру, на которой и строится его сценическое поведение. Недаром если спросить очевидцев, кого играли, в каком образе представали перед ними те знаменитые конфе­рансье, о которых до сих пор слагают на эстраде леген­ды, то можно услышать ответ: в одном из них они виде­ли благодушного хозяина, принимающего гостей; ____________________________ 1.Н. Смирнов. Сокольский. Сорок пять лет на эстраде (фельетоны, статьц1 выступления). М., «Искусство», 1976, с. 239. Стр. 74 в другом — меланхолика, в третьем — смущающегося новичка, в четвертом — скептика и т, д. Значит, мало выступать просто от своего имени, нуж­но найти и решить, создать определенный сценический образ, который станет органичным для актера, близким к его актерским данным и в то же время будет ярким, выразительным и интересным. При этом режиссер в ра­боте с конферансье должен помочь актеру выявить и развить лучшие стороны его дарования. Всеми имеющи­мися у него средствами помочь актеру наиболее полно выявить свое неповторимо-индивидуальное творческое ли­цо1, помочь ему выявить свое ощущение жизни, свой идейно-эстетический склад мышления. Успех творчества конферансье решает не только его исполнительское ма­стерство, не только владение своей профессией, не толь­ко опыт, но и прежде всего широкий кругозор, разнооб­разие жизненных интересов, четкость мировоззрения. Справедливости ради заметим, что сегодня таких «чистых» конферансье почти нет. Совершенно особое место занимает конферанс в агит- бригадных программах. Здесь чаще всего используется либо «сквозной», либо парный конферанс, так как он да­ет возможность вести действие всей программы, протя­нуть сюжетную линию, раскрыть тему представления и в то же время выполняет свою первородную функцию — является логической связью между эпизодами (номера­ми) представления. Нетрудно заметить, что большинство агитбригадных представлений по своей форме ближе всего к эстрадно­му обозрению, в котором ряд номеров связан каким-ли­бо незамысловатым сюжетным «ходом». Этот сюжетный ход не только служит своеобразным стержнем, на кото­рый, как на шампур, нанизываются отдельные номера программы, но и определяет сквозной конферанс и роль ведущего (конферансье) или ведущих, наделяя его (их) определенными функциями с элементами театрализации. В одном случае — это может быть гид, проводящий экс­курсию, в другом — сотрудник газеты или фоторепортер, _______________________ Походка, жест, манера держаться — все эти компоненты физи­ческого поведения конферансье на сцене чрезвычайно важны для определения стиля. При этом они должны быть органичными для него, естественными и выразительными. Стр. 75 в третьем — диктор телевидения, страховой агент, шофер такси и т. д. Все зависит от фантазии автора, ре­жиссера и исполнителя. В парном же конферансе каждый из его исполни­телей обязательно должен быть наделен определенным, ярким, причем противоположным характером. Это уже само по себе создает между ними конфликт, дает повод к всевозможным недоразумениям, своеобразным сценкам- интермедиям, возникающим как бы по ходу концерта, представления. Скажем, один из ведущих (конферансье) из-за боязни взять на себя ответственность за очередной номер всяческими способами старается уклониться от объявления номеров; или, наоборот, считая, что партнер плохо объявляет номера, каждый раз «учит» его; или, что нравится одному, отрицается другим, а что привле­кает внимание второго, кажется недостойным первому и т. д. Но, придумывая «ход», образы, режиссеру необходи­мо помнить, что, выбирая и монтируя интермедии и текс­ты для сквозного конферанса, следует учитывать, что сюжет, «ход», лежащий в основе сквозного конферанса, сам по себе, как бы он ни был органичен и убедителен, не вызовет интереса у зрителей, если каждая интерме­дия не будет хлесткой, занимательной, веселой. ИНТЕРМЕДИЯ Из всех разговорных жанров она чаще всего исполь­зуется исполнителями парного конферанса. Короткая сценка смешного содержания, шутливого характера, ко­торую обычно конферансье или ведущие разыгрывают между номерами. В последнее время, особенно в выступлениях таких актеров, как Миров и Новицкий, Тимошенко и Бере­зин, Шуров и Рыкунин и других, она стала самостоятель­ным номером в эстрадной программе. В отличие от та­ких номеров, как скетчи, сценки, миниатюры, где всегда обозначены место и время действия, в интермедиях ак­теры выступают в обстоятельствах данного концерта и выступают в том виде, в каком конферируют программу. Как самостоятельный номер, интермедия широко ис­пользуется в агитбригадных программах, так как очень удобна для сценического раскрытия местного материала. Стр. 76 Конфликты в интермедиях обычно происходят из-за разных точек зрения актеров по самым различным пово­дам. Причина же столкновения заключается в противо­положности взглядов и характеров партнеров. Обычно для интермедии выбирается такой конфликт, который не носит непримиримого характера. Например; Первый. Скажите, вы смогли бы вести концерт один Второй. Наверное. А вы что, уходите Первый. Да, ухожу я от вас. На другую работу. Второй. Обиделись на кого-нибудь или зарплата вас не устраивает Первый. При чем здесь зарплата Как бы это вам объяснить... Вот думали ли вы когда-нибудь прославиться Подвиг какой-нибудь совершить Второй. Нет, как-то не думал. Первый. Вот почему я от вас и ухожу. С вами раз­ве прославишься. Второй. Если вы уже решили, я не буду вас отго­варивать. Но, по-моему, у нас человек может просла­виться на любой работе, на любом месте. Первый. Нет, для подвигов есть специальные места. Северный полюс, Южный полюс, целина и еще несколь­ко пунктов... Второй. Уж не в космос ли вы собрались Первый. Опоздал. Там уже столько народу побыва­ло. Даже женщина. После женщины разве прославишь­ся Нет, я человек другого полета... Второй. Тогда, может, на целину Первый. Тоже поздно. Там уже все ордена и меда­ли выдали. Второй. Услышали бы вас целинники, наверняка бы обиделись. Разве они о наградах думали Мы с ва­ми недавно были на целине. Помните, колхоз «Победа», образцовая молочная ферма... Первый. Я -на ферме не был. А вот бюст там заме­чательный. Второй. Какой бюст Первый. Знатной доярки. Из бронзы. Перед сельсо­ветом стоит. Оторваться не мог. Стоял и мечтал — вот бы мне такой на моей родине соорудили — на Невском проспекте, в парадном. Идешь вечером с работы, а ты в Стр. 77 парадном стоишь. По пояс в бронзе. И лифтерша тебе почтительно дверцу открывает. Второй. У вас же в доме лифта нет. Первый. На родине героя обязаны поставить. Так что оставаться с вами мне нет никакого смысла. Второй. На какую же работу вы все-таки уходите Первый. Не ухожу, а перехожу. Перехожу в отста­ющую бригаду. Возьму какого-нибудь конферансье по­хуже вас и буду его учить. Второй. Решили последовать примеру Гагановой Первый. Да. Только мне трудней будет. Разве на эстраде найдешь отстающих Каждый себя Райкиным считает. Но я своего добьюсь — найду. Второй. Что же вы сразу об этом не сказали А я уже бог знает что о вас подумал. Поздравляю. Если вам трудно будет, всегда рад помочь. Первый. Почему трудно Второй. Ну как же — у вас теперь зарплата умень­шится, полставки получать будете. Первый. Эх, вы! Человек, можно сказать, на под­виг идет, а вы... Разве я о пол ставке думаю Я четырех отстающих возьму, за каждого полставки — уже две. Так что трудно будет — заходите. Всегда одолжу! В. Константинов, Б. Рацер. Интермедия «Слава» Любой факт, явление, которые нужно показать агит­бригаде со сцены, может стать (в силу этой особенно­сти интермедии) причиной конфликта, то есть сцениче­ского действия между персонажами представления. По­этому в работе с исполнителями над интермедией режис­сер прежде всего должен заботиться о создании у них таких характеров, так разработать игровые взаимоотно­шения, чтобы мы могли поверить в то, что между ними не только может, но и каждый раз возникает конфликт. И чем занимательнее, тем лучше. Работая над интермедией, режиссер и исполнители должны помнить, что интермедия играется от первого ли­ца, а происшествие (событие) в ней носит сиюминутный характер. Оно как бы возникает на сцене (или за ку­лисами) «здесь», «сейчас», только что с одним из парт­неров. Стр. 78 В отличие от интермедии миниатюра — это очень ко­роткая, состоящая всего из нескольких реплик, постро­енная на точном сюжете микропьеса, мысль которой вы­ражена в одном действии, происшествии. В основе ми­ниатюры чаще всего лежит анекдот, то есть рассказ о смешном происшествии, остром необычном положении с неожиданным концом (поворотом). Причем конец ми­ниатюры не может быть подсказан зрителем, хотя и вытекает из всего предыдущего действия. Он, как пра­вило, всегда парадоксален. Например: - Ну и молодежь нынче пошла! Волосы длинные, все в брюках: парня от девчонки не отличить. Вон полю­буйтесь-ка на это создание! - Ну, это моя дочь. - Ах, простите, я не знал, что вы ее отец. - Отец Я ее мать. Или: - Как ты учишься - Не знаю. - А какие у тебя отметки - Несправедливые. Или: Он. Верочка, потанцуем или поговорим Она. Ох, я сегодня так устала!.. Давай лучше по­танцуем! В миниатюре режиссер и исполнители заботятся не только о точности взаимоотношения действующих лиц, но и уделяют особое внимание нахождению вырази­тельного, броского отыгрывания ее неожиданного конца. Огромное значение в актерском и режиссерском ре­шении миниатюры имеет ее темпо-ритм — действие в ми­ниатюре развивается сверхстремительно. СКЕТЧ Это маленькая пьеса для эстрады на двух-трех чело­век шутливого или сатирического характера. В основе скетча лежит одна стремительно развивающаяся интри­га, один простейший сюжет, построенный на Стр. неожиданных забавных положениях (поворотах), которые возни­кают по ходу действия от целого ряда нелепостей, выз­ванных заданной драматургом ситуацией (предлагаемы­ми обстоятельствами). Характеры действующих лиц в скетче обычно только очерчены, но язык их индивидуализирован. Некоторая упрощенность образов — одна из особенностей этого ви­да эстрадной драматургии. Комедийность ситуации и диалога в скетче создается тем, что одна нелепость порождает другую. Например, в скетче «Бодливая невеста» молодой человек получает от любимой девушки Маши записку, в которой она про­сит прийти его к ней в дом и познакомиться с будущей тещей. Случилось так, что к приходу жениха девушки не оказалось дома, а будущая теща незадолго до его прихода вывесила на воротах объявление о продаже ко­зы Машки. (С этого начинается скетч.) Жених, придя в дом, говорит, что он пришел по записке и начинает разговор о невесте. Будущая теща, уверенная, что моло­дой человек пришел по объявлению о продаже, все вре­мя говорит о козе Машке. На нелепости ситуации построен и другой скетч, в котором заказчик, идя к портному, ошибается дверью и попадает к гробовщику. Оба думают, что они говорят об одном и том же. На самом же деле мы, зрители, по­нимаем, что один говорит о костюме, а другой — о гробе. Из сказанного, из приведенных примеров можно сде- _ лать вывод, что в основе скетча, его драматургического конфликта лежит нелепая случайность, которая и созда­ет комедийный эффект. Секрет исполнительского, решения скетча заключает­ся в том, что действующие лица не осознают, не дога­дываются о нелепости ситуации, в которой они находят­ся. Поэтому режиссер и исполнители, работая над ролями в скетче, все время должны следить за тем, чтобы по­ступки их персонажей в ситуации, которую каждый вос­принимает по-своему, были абсолютно логичными и оп­равданными. Ведь каждый из действующих лиц стре­мится к своей цели и живет в своих предлагаемых об­стоятельствах. Стр. 80
1   2   3   4   5   6   7   8

  • Но поскольку эстрадное, агитбригадное пред­ставление состоит из номеров, то все сказанное в первую очередь относится и к нему (номеру).