Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Редактор Н. В. Баринова




страница9/10
Дата09.02.2018
Размер2.72 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Заключение Впервые с буддизмом я соприкаснулась еще в детстве, будучи в гостях у калмыков... Е.П. Блаватская Ойраты (калмыки), бывшие кочевниками по образу жизни, входят в так называемую цивилизацию кочевых обществ, что характеризуется активным освоением новых земель, развитием особых, специфических культурных ценностей и социальных институтов, и, в частности, участием в возникновении международных коммуникаций, ретрансляцией созданных в культурных центрах информации, и т. д. Последнее особенно важно; исходя из этого, можно понять особую пластичность кочевников в установлении контактов как между людьми, так между культурами, мировоззрениями вообще. Кочевники, воспринявшие буддизм — это всегда особая тема. Идеи о карме и нирване, неведении и просветлении, ценностях жизни и методах понимания мира настолько повлияли на мировоззрение ойратов, что вся их внутри- и внешнегосударственная деятельность была пронизана этими установками, способствовала нахождению компромиссов, углубляло осознание взаимозависимости всего живого на земле. Буддизм у ойратов (калмыков) имеет долгую и непростую историю, запечатленную в трудах средневековых летописцев Тибета, Китая, Персии, России, центрально-азиатских и монголоязычных народов. Изучение истории распространения, особенностей буддизма у ойратов позволяет восстановить подлинную историю этой религии в один из временных промежутков его центрально-азиатского периода, специфику его проявления в политике, идеологии, культуре западно-монгольских племен. Завоевательные походы Чингисхана позволили ойратам ознакомиться с пестрой мозаикой религиозных учений средневековой Центральной Азии, из которых уйгурский буддизм оказал наиболее глубокое влияние на эти племена. Именно с того периода (конец XII - начало XIII веков) можно вести отсчет первому, раннему этапу распространения буддизма (уйгурского) у ойратов. Вошедшие в состав ойратов другие западно-монгольские племена (кереиты, найманы и меркиты) принесли с собой богатое наследие несторианского христианства, и это вкупе с традиционным шаманизмом, деятельностью миссионеров тангутского (тибетского) буддизма, китайс- 147 ких учений обусловило своеобразие богатой палитры духовной жизни ойратов. К этому времени (первая половина XIII века) относится начало второго (среднего) этапа распространения буддизма (учения школы Кагью) у ойратов, который будет длиться у них до XVI века. Представляет огромный интерес дальнейшее изучение истории буддизма у ойратов в государстве иль-ханов, влияние на западных монголов шиито-суннитской культуры Персии, и появление в связи с этим этапом истории кочевников этнонима калмык, звания шаджин-лама. Соперничество западных и восточных монголов в попытках восстановить империю Чингисхана привело к многовековой вражде между ними. В их борьбу были втянуты и представители разных направлений тибетского буддизма, которые с помощью монгольского оружия пытались утвердить свое влияние в самом Тибете и среди монголоязычных народов. Уже с середины XIII века произошло разделение тибетского буддизма по признаку патронирования их монголоязычными племенами: ойраты сблизились с подшколами Кагью, а монголы — с Сакья. Сменившая династию Юань династия Мин пресекала установление близких отношений между кочевниками-буддистами и их тибетскими духовными пастырями, поскольку она стремилась и дальше оставаться единственным сакральным центром (Поднебесной империей) для всех соседних и дальних народов. Тем не менее, имеющаяся информация, прежде всего из китайских источников, позволяет отметить активную деятельность тибетских лам среди ойратов в конце XIV - XV веках. Новая династия Цин, маньчжурская по происхождению, вместе с патронированием разным школам тибетского буддизма, утверждала свой авторитет заявлением о воссоздании благословенной империи во главе с дхарма-раджей (патрон — покровитель буддизма) и даже переняла ряд функций тибетского духовенства на себя (например, нахождение перерожденцев). Распространение учения Гелук среди западномонгольских племен торгоутов и хошоутов и последующий союз этих племен с племенами джунгаров, дербетов, хойтов и другими ойратами радикально изменили религиозную ситуацию в этой части Центральной Азии: резко возвысилась сакральная значимость Тибета (роль ламы как Наставника и Учителя), буддизм стал рассматриваться как необходимая составная часть для восстановления империи Чингисхана. Ввиду активной пропаганды религиозного принципа единения светской и духовной властей произошла значительная политизация монашества. Со второй половины XVI века ойраты вошли в затяжную полосу общественно-политического кризиса, которая завершилась в 40-х гг. XVII 148 века расколом единого ойратского государства и образованием на евразийском континенте трех ойратских государств: Джунгарского в Центральной Азии, Хошоутского в Северном Тибете и Калмыцкого в Российской империи. Внутренняя ситуация в Тибете с конца XVI века также характеризовалась системным кризисом, нарастанием напряженности, ростом вовлеченности во внутритибетскую борьбу монголоязычных народов. У джунгар продолжали сохранять влияние подшколы Кагью, что еще раз было доказано событиями джунгарской оккупации Тибета в 1717-1720 гг. Давние и устойчивые связи торгоутов и хошоутов со школой Гелук определили преобладание желтошапочников в их ханствах. Известная степень синкретизма учения Гелук способствовала расширению социальной базы приверженцев этого учения среди ойратов. Следование различными племенами ойратов тем или иным школам тибетского буддизма составляет самую характерную черту особенностей истории распространения и утверждения этой религии у западно-монгольских племен. Взаимодействие двух различных территориально-хозяйственных, этно-политических укладов, духовно-ценностных структур тибетского и ойратского обществ способствовало появлению измененных форм буддийской религии, которые соответствовали кочевому укладу жизни, воинственности кочевников: немногочисленность лам, отсутствие хубилганов, приоритет светской власти перед духовной, мирное сосуществование различных буддийских школ, верховенство Далай Ламы (включавшее выдачу им регалий ханской власти) и др. Следует также выделить такую особенность в идеологии ойратов, как преклонение прошлому как идеальному образцу, попыткам следовать Ясе Чингисхана (на их основе были разработаны Законы 1640 г.), стремлении наладить союзнические отношения с Тибетом, воссоздать империю Чингисхана; даже многовековую вражду с Китаем можно отнести к извечной вражде. В течении всей своей истории (включая центральноазиатский и российский периоды) ойраты находились в состоянии перманентной войны с теми или иными соседними странами. Изучение истории буддизма у ойратов позволяет с уверенностью заключить, что среди причин этих войн были экономические интересы (контроль над торговыми путями, товарообмен между кочевыми и оседлыми народами), политические амбиции (создание единой империи), необходимость выживания во враждебном окружении, но никогда не было войн за распространение религии, ее насильственное насаждение. С 40-х годов XVII века ойратские государства вступили в полосу расцвета. Была создана оригинальная письменность, велась активная де- 149 ятельность по переводу буддийских сочинений с тибетского, санскрита, старомонгольского, китайского языков на ойратский, много ойратских и калмыцких юношей обучалось в монастырях Тибета. С именами Нейд-жи тоина и Зая пандиты связывается окончательное утверждение школы Гелук как главенствующей среди ойратов и распространение тантризма. Новое время принесло имена новых лам: ламы Анджатан, Шакур и их ученики, которые помогали ханам создать великое, неизмеримое и неисчислимое количество добродетели [Дорджи Джодва, 1993, с. 133] ради блага подданных и всех живых существ. Кочевнические традиции неис-тощительного природопользования получили дополнительный источник в учении буддизма о взаимосвязи всего сущего в природе, и такое видение жизни бережно хранилось в степях веками, передаваясь из поколения в поколение. С конца XVII века наметились негативные тенденции в развитии Джунгарского и Хошоутского ханств, вновь начались столкновения с Китаем, которые в итоге привели к уничтожению Цинами этих обоих государств в течении 20-х - 50-х годов XVIII века. В этот же период, то есть с конца XVII века, калмыки достигали пика своего могущества, они оказывали большое влияние на все процессы, имевшие место в районе Прикаспия, Северного Кавказа. Между калмыками и русскими никогда не было войн. Калмыки изначально согласились быть пограничным войском (отсюда, кстати, русское захолустье — от калмыцкого заха улус, пограничные, то есть дальние люди), и с честью выполняли свое назначение. Южная граница государства была поистине беззащитным подбрюшьем еще со времен Киевской Руси, и в общем-то внезапное и скорое появление здесь воинственных кочевников, известных всему миру еще со времен Монгольского ига, пришедших с миром и сотрудничеством, позволило Москве наконец-то определиться с выбором стратегического союзника на этом важнейшем направлении своих геополитических интересов. Ойраты смогли добиться поступательного развития своих государств, опираясь на самодостаточную развитую экономику, сильное войско, всячески поддерживая веру своих подданных и не ущемляя иные вероисповедания. При этом буддизм во многом исполнял роль идеологии, и именно по этой причине он находился под жестким контролем государства; этот подход был привнесен ханом хошоутов Гуши в Тибет в 1642 г., и становление Далай Ламы светским и религиозным главой Страны Снегов также, по сути, знаменовало превращение буддизма в общегосударственную идеологию Тибета. 150 Столкновение тибетского буддизма и его доктринальных положений и ценностей с социально-политической системой воинственных ойратов привело к значительным изменениям в организационно-доктринальной структуре ламства и его политизации, с одной стороны, и созданию новой идеологии ойратов, с другой. Эта идеология была нацелена на выживание народа в сложных условиях политических, экономических, социальных, религиозных потрясений Центральной Азии XVI-XVII веков, и выходу общества на качественно новый уровень развития. Эволюция форм взаимодействия буддизма и ойратского общества обусловлена причинами социально-экономического и политического характеров. 151 ПРИЛОЖЕНИЯ Происхождение Дхарма-линий в стране торгоутов, благотворной, все-блаженной и всеочищающей (с. 1, об.) Да пребудет ОМ в процветании! О том, как долгая и короткая дхарма-линии произошли в регионах торгоутов, записано здесь со свидетельств и слов лам — предшественников старших поколений. Однажды, с целью обучения, ученик из правящей семьи джунгарских ойратов на р. Или и ученик из страны торгоутов на р. Иджил92 отправились каждый из своей страны в Уй-Цзан (dbus gtsang) (Центральный Тибет) в чистую страну дхармы. По прибытии в Тибет они отправились к Джетсун Чжамьян Шадбе, которого звали Нгаванг Цонду, в то время настоятель дацана Гоманг в монастыре Дрепунг. Оба ученика, прикоснувшись к стопам драгоценного мастера учителя Чжа-Шада, приступили к учебе и со временем достигли совершенства знаний. Они достигли высокого духовного ранга и получили титулы: джунгарский лхацунпа лхарамба Лобсан Пунцок и торгоутский рабджамба мава Лобсан Гелек. Затем (с. 2 л.) они обучались в нижнем тантрическом дацане и достигли полного понимания таких тантрических практик, как священные танцы, художественные пропорции и музыка. После этого они вновь явились перед великим мастером Гоманга, ламой Чжам-Шад римпоче, который сказал: Поскольку вашим высшим божеством, могущим объединить вашу карму и стремление, является многочтимый Манджушри, вам надлежит отправиться в отшельническое местечко Гефел и, уединясь в ритрите, приступить к практике медитаций Манджушри. Выслушав учителя, они оба отправились раздельно к отшельническому местечку Гефел. Когда рабджамба достиг нужного горного гребня, где в ритрите стал практиковать указанные медитации, он почувствовал моральную поддержку многочтимого Манджушри, разговаривал с ним и имел другие подобные признаки (благословения). Поскольку же ни один из таких признаков не явился лхацунпе, тот спросил рабджамбу: Не могу 92 Название р. Волга на калм. яз. 152 понять, почему это в отличие от тебя, имеющего такие признаки, как видение идама (Манджушри) и прослушивание его речи, ничто не явилось мне (Рабджамба) ответил: Тебе следует отложить свою гордость. На это (лхацунпа) подумал: Еще чего! Я знатного происхождения! После этого, пребывая в своем ритрите, он усиленно занялся накапливанием (заслуг) и очищением (двух неизвестных), и затем (с. 2 об.) он (тоже) достиг таких признаков, как видение поддержки идама и разговора с ним. Окончив медитативную практику, они вернулись в дацан. Когда они встретились со своим гуру, тот спросил их: Когда вы пребывали в медитации в ритрите, какие были явления или признаки Рабджамба ответил: Я видел воплощение идама и разговаривал с ним. Лхацунпа сказал: Когда ни один признак не явился мне, я усиленно занялся накапливанием и очищением. После этого, будучи в медитации, я ощутил поддержку идама и имел другие признаки. Выслушав их, гуру не сказал ни слова. В те дни, с наступлением сумерек, лама римпоче выходил за порог храма торгоутского мицана в Гоманге и направлялся в молельню, расположенную в верхней части дацана, где находилась благословенная статуя Джово Долмы (Тары), имевшая способность говорить. Как бы долго он ни находился в молельне, он оставлял двух своих учеников, сменявших друг друга, на страже у двери. Однажды, когда (лама) надолго задержался перед Долмой, лхацунпа, стоявший на страже, (с. 3 л.) подумал: Лама римпоче надолго задержался, что бы это могло значить Он оставил другого человека за себя, а сам поднялся по ступенькам, приблизился к двери молельни и прислушался, но ничего не услышал. В другой раз, когда дверь охранял рабджамба, он поднялся наверх и услышал, как гуру задавал религиозные вопросы Джово, которая удостаивала его детальными ответами. Тогда же жила старая бездомная женщина, пришедшая откуда-то на базар Лхасы и, ввиду отсутствия на ней одежды, прикрывавшая свои гениталии кусочками материи. На базаре она просила милостыню и затем пропала в неизвестном направлении. Великий мастер Гоманга, лама римпоче, сказал как-то лхацунпе: К востоку отсюда имеется маленькая, но длинная речка, и у ее истока есть пещерка. Там находится та старая женщина, что приходит сюда просить милостыню. Отнеси эту цзампу туда и отдай ей. Лхацунпа, взвалив на себя полный мешок цзампы, отправился на место, указанное им гуру. Солнце село, и наступил вечер, и он захотел спать. На следующее утро, когда он пересек реку и добрался до ее истока, старуха появилась у входа в пещеру, и (с. 3 об.) поприветствовав его, пригласила войти. 153 Я принес эту цзампу от своего учителя, — сказал он. Старуха, вскипятив воду и сварив чай, поела цзампы и угостила им лхацунпу. Затем она собрала всю грязь со своего тела, и скатала ее, так что появился шарик из телесной грязи. Мне нечего дать тебе, принесшему мне цзампу от великого гуру, кроме этого, — сказала она и отдала шарик в руки лхацунпе. Позже, когда он возвращался в монастырь, он выбросил его. Когда лхацунпа пришел поклониться гуру, тот спросил его: Когда ты доставил цзампу от меня старухе, была ли она счастлива — Очень счастлива, — ответил (лхацунпа). — Что она дала тебе — спросил (гуру). — Она мне не дала ничего, за исключением шарика из телесной грязи, — сказал (лхацунпа). — Что ты сделал с ним — Возвращаясь, я его выбросил. Гуру на это ничего не сказал. После этого он дал цзампу рабджамбе. Тот, как и прежде лхацунпа, доставил цзампу старухе. Как и в случае с лхацунпой, имели место чай и цзампа, а также шарик из телесной грязи и особенно из грязи гениталий. Когда она дала шарик рабджамбе, тот подумал: В ответ на цзампу, присланному ей ламой римпоче, она дает мне шарик из грязи тела (с. 4 л.). Поскольку я не знаю, что бы это значило, мне следует съесть это, неважно что. Он взял шарик в рот и проглотил его; наслаждение и благословение, прежде неизвестные ему, распространились по всему его телу. После этого старуха, погладив рабджамбу по голове, сказала: Ты, ученик великого искусного гуру, станешь высшим украшением тех, кто движется к Учению. И она была счастлива. Затем рабджамба вернулся в монастырь. Когда он пришел поклониться гуру, (последний) спросил: Была ли старуха счастлива, что ты принес ей цзампу — Очень счастлива, — ответил он. — Какой подарок она дала (в ответ) — спросил гуру. — Она сделала шарик из телесной грязи и дала его мне. — Что ты сделал — Я проглотил его, - ответил рабджамба, но гуру ничего не сказал. Позже, когда лама-римпоче давал учение по дхарме многим монахам дацана Гоманг и другим, он сказал эти слова: — Я изучил образ действия знамений о долгой и короткой дхарма-линиях, случившихся в отношении двух учеников, которые прибыли из 154 двух мест и вошли в связь со мной, в трех различных ситуациях: во-первых, в Гефеле, где они были в уединении, занимаясь медитативной практикой главного божества, (с. 4 об.), во-вторых, в случае с Долмой и в-третьих, в случае с доставкой цзампы старухе, которая была эманацией мудрой дакини. — При первом случае, в период медитативного ритрита, рабджамба ощутил моральную поддержку божества и слушал его речь. Лхацунпа ощутил поддержку и слушал речь только после усиленного посвящения себя накоплению и очищению. — При втором случае, когда я задавал вопросы в ходе разговора с Долмой, лхацунпа ничего не слышал, тогда как рабджамба слышал вопросы и ответы по дхарме. — В третьем случае, связанном с доставкой цзампы старой нищенке, рабджамба проглотил шарик, который был сделан ею из телесной грязи. — Таковы знамения (которые показывают), что дымок от дхармы рабджамбы будет подниматься долгое время. Поскольку лхацунпа был чуть менее (искусен), как показали эти три (случая), то это есть знамение, что его линия дхармы вскоре прекратится. Так говорил учитель. В общем, лхацунпа известен по своему дхарма-титулу — Гоманг Лазу Лобсан Пунцок (или), на монгольском, нойон Кемпотан. Рабджамба известен по своему дхарма-титулу — рабджамба Лобсан Гелек (или), на торгоутском, Анчитан. Таким образом, согласно знамениям, упомянутым в своей речи гуру, учение лхацунпы из джунгарских ойратов пропало спустя примерно тридцать шесть лет с начала распространения, (с. 5 л.). Дхарма-линия Анчитана, начавшаяся согласно трем знамениям рабджамбы, пропагандируется и распространяется до сих пор. Лхацунпа также просил Кьябгон Гьялва римпоче дать предсказание относительно распространения стального учения на земле джунгарских ойратов. Тот ответил, что на той земле распространение стального учения будет длиться около сорока лет. Однажды лхацунпа отправился в Уй-Цзан. Когда он прибыл, то встретил своего гуру, великого мастера учителя Гоманга, который спросил его: Что ты смог сделать у себя в стране — Я основал дацан по логике и тантрийский дацан и строго следил за исполнением уставов. — Уставы стали очень жесткими. 155 — Я думал, что если доктрина не является твердой в отдаленных странах, учение не будет существовать там долго, поэтому я стал еще более ужесточать монастырские требования. — Если вначале кто-то продолжал вести обычную жизнь и затем постепенно принимал все более жестские монашеские правила, я полагал, что этот путь может быть более верным. Если же кто-то сразу оказывается связанным веревкой, его первым стремлением становится осуществление желания разорвать эту веревку. Таким образом, в соответствии с тремя знамениями (с. 5 об.), предсказанием Гьялва и речи ламы Чжам-Шада, изложенной чуть выше, учение у джунгар распространялось и существовало короткое время. И подобно тому, как речная вода, превратившись в лед, тем не менее продолжает существовать, так и линия дхармы торгоутского учителя распространяется и существует до сих пор, и святой гуру Анчитан стал источником известных и благословенных семерых учеников. Указанные семеро: Хаслун и Нусухе Таши из рода кереитов, Цултрим и Йонтен из рода цатан, Драгпа Таши из рода барран (барун), Оргун Чжам Таши из рода шабинер, Лодро Зангпо из рода хошоут. Каждый из них имел множество учеников, которые были хранителями линии дхармы, и таким образом, звук рожка и благоухание благовоний линии дхармы Анчитана не были прерваны до настоящего времени, и эта (история) сама является его верным продолжением. Таково небольшое повествование о происхождении линий дхармы в стране торгоутов, о рассуждениях лам прежних поколений, которые называются благими, благословенными и всеочищающими. Эта работа была написана по указанию Лобсана Тудоба, являющегося хранителем сокровищницы множества совершенств, достойных похвалы, например, таких, как глаз знания и понимание дхармы и всего мира как лепестков лотоса и который является настоятелем монастыря Самтен Чойлинг, золотой трон которого, принадлежавший драгоценному Анчитану, уже с ножек наполнен несравненной добротой. (Лобсан Тудоб) сказал: Ты должен написать немного об этом, и с тех пор, как это прозвучало, что было подобно усыпанию цветов на мою голову и что не могло быть преступлено, я, монах по имени Чжамцул, с желанием глупца рассказать о происхождении духовенства, не обладая даже каплей дхармы или самоуверенности, написал это в прекрасное время — на второй день гава второго месяца года огненного тигра. Завершая, таким образом, работу, я посвящаю ее будущим поколениям для воспитания и во благо всех живых существ. Пусть этим трудом благостная добродетель да распространяется! 156 Транскрипция (с. 1 л.) l thor god yul grui chos brgyud kyi byung khungs phan bde kun gsal zhes bya ba bzhugs so (c. 1 об.) l ОМ bde legs su gyur cig dir thor god yul ljongs kyi chos brgyud ring thung ji ltar byung bai khungs snyan brgyud cung tsam sngon gyi bla ma rgan rabs 2 rnams kyi gsung las thos pa bris pa la de yang I li о rod jun gar gyi yul las dpon rigs kyi slob ma gcig dang I jil yul gyi thor god yul las slob ma 3 gcig dang rnam gnyis rang rang gi yul ljongs las chos kyi zhing khams dbus gtsang gi phyogs su slob gnyer la gro bas der slebs pai dei tshe bras spungs sgo mang 4 gra tshang gi gdan khri la rje btsun jam dbyangs bzhad pa ngag dbang brtson grus kyi zhal snga nas phebs pai skabs yin skad dei tshe slob ma de gnyis kas mkhan 5 po rje jam bzhad rin po chei zhabs la btugs nas slob gnyer la thugs sbyong byas bas yon tan gyi mthar phyin nas ming btags kyi go sai ming bos pai lha btsun 6 pai jun sgar lha rams pa blo bzang phun tshogs dang thor god rab byams smra ba blo bzang dge legs zhes pa ming btags pai go sa thob pa yin skad de nas dpal (c. 2 л.) l ldan smad rgyud grva tshang la bzhugs nas nas rgyud pai gar thig dbyangs gsum sogs cho ga phyag len rnams legs par khong du chung bzhin pas dug 2 pai tshe skabs su sgo mang mkhan chen bla ma jam bzhad rin po chei zhal snga nas slob ma gnyis la khyed gnyis kyi las smon brel bai lhag lha rje btsun jam dbyangs yin 3 pas dge phel ri khrod la song nas rje btsun gyi bsnyen mtshams la bzhug shig ces gsung gnang nas de dag gyang phral du ge phel ri khrod la byung ste rje btsun 4 gyi bsnyen mtshams la bzhugs pai bsnyen pai sgang la slebs pai tshe rab byams pas rje btsun gyi zhal gzigs dang gsung gleng sogs kyi rtags yod ba la lha btsun pa 5 la ci yang mi byung bas bdag gi yid la khyod kyis yi dam dang gsung gleng sogs byung bai rtags shar bas bdag la ci yang mi yong ba di ji lta bu zhig yin zhes rab byams pa 6 las dri ba la khyed kyis nga rgyal skyangs cig zhes pa la ga re bdag ni dpon rigs can yin zhes pas lan pa lags sam snyam nas ri khrod di nyid du bsags sbyangs la bad pas rdzogs (c. 2 об.) l pai mjug tu yi dam gyi zhal gzigs gsung gleng sogs kyi rtags brnyed pa yin skad de nas bsnyen pa tshar nas slar yang grva tshang la ong nas bla ma 157 mkhan po dang phrad pai dus su bla mai zhal snga 2 nas khyed gnyis bsnyen mtshams su bzhugs skabs su rtags mtshan ci byung zhes pai gsung gi dri ba gnang bai tshe rab byams pas phran bdag la yi dam gyi sku mthong zhing gsung gi gleng 3 lan sogs yod ba yin zhes zhu ba yin skad lha btsun pas bdag rtags ci yang mi byung ba la sags sbyangs la bad nas bsnyen par bzhugs pas yi dam gyi zhal gzigs sogs 4 rjes su byung ba lags zhes zhus pa la bla mai zhal snga nas gsung lan ci yang mi gnang ba yin skad yang dei tshe khong nas mtshan mo re rei dgong mo srod kyi rjes 5 su sgo mang thor god mi tshang gyi lha khang gi thog gi khang gtsang gi nang du jo mo sgrol ma gsung byung ba byin brlabs can gyi drung du them skas nas yar phebs ste yun ring tsam du bzhugs 6 gnang zhing them skas kyi sgo bsrung la slob ma gnyis po res gas byed du bcug pa yin skad de ltar mang por jo moi drung du thogs pai skabs gcig tu sgo bsrung ba po lha (с. З л.) l btsun pas di ltar bla ma rin po che nas ring du thogs nas ji lta bu zhig la gtad nas them skas nas dzegs ste 2 gtsang khang gi sgo drung du song nas nyan pas ci yang med pa zhig byung ba skad yang rab byams pas sgo bsrung pai skabs su sngar bzhin du them skas nas yar song ste snyen 3 gtad pas bla mai zhal nas chos kyi dri ba jo mor zhus pa la gsung gi lan zhib tu stsol ba thos pa skad yang de tshe gnas gang nas ongs pai nges pa med ba bud med rgan mo 4 gcer bu gos med mo mtshan tsam ras kha tshar gcig gis sgrib nas lha sai khrom dus slong mor rgyu nas rjes su gang du song bai nges pa med par yal song ba zhig yod pa yin skad 5 dei tshe sgo mang mkhan chen bla ma rin po chei zhal nas lha btsun pa la di nas shar phyogs su klung cung ring ba zhig yod pai de phur brag khung la sngar slong mar ong nas rgyu bai bud med 6 rgan mo de dug pai phyir de la rtsam pa di khyer song te sbyin cig ces gsung nas rtsam pa khung gang ma gnang bai de lha btsun pas rgyab tu khur nas bla mai gsung ltar klung der bzhugs nas 7 bgrod skabs su nyi ma nub nas mtshan mo srod byung nas der zhad gcig gi gnyid log cing sang nang klung de brgyud nas phur sleds pai tshe rgan mo bud med des brag klung nas phir byung te (с. З об.) l bsus mas nang du bcug nas nged kyi bla ma nas khyed la rtsam pa di bskur ba yin zhes phul pa las rgan mos ja bskol te bcos nas rtsam pa las rang gis bzhes nas lha btsun pa yang gtod nas 2 rgan mo lus las rdul byung ba kun la lag pas mnye zhing gril bas lus kyi dri mai ril bu zhig byung ba de bla ma chen moi rtsam pa bdag la khyer ongs te sbyin pa khyed la di las gzhan sbyin 3 rgyu cang ma mchis zer nas lha btsun par stsol ba de lag du dzin pas de nas slar phyir zlog skabs su sar thed bor nas dgon par song nas bla mar phyag 158 skabs su bla mai zhal nas nged nas 4 rtsam pa bskur bas rgan mo de dgtes pa am zhes gsung pa la shin tu che ba dgyes paо zhes zhu ba la de nas khyed la ci gtod ba yin zhes gsung dri ba la nga la lus kyi dri mai ril bu de sbyin pa las 5 gzhan ci yang med zhes zhu ba la khyed kyis des ci byed pa yin zhes pa la bdag gis de tshur gro bai tshe sa thed bor nas ongs lags zhes pa la gsung lan ci mi gsung skad de nas 6 yang rab byams pa la sngar bzhin rtsam pa gnang nas rgan mor bskur ba bzhin gong ga lha btsun pai skabs bzhin ja rtsam pa dang sngar bzhin lus kun spyi dang bye brag tu mo mtshan gyi dri ma 7 phyi nas dri mai ril bu de gong gi lha btsun pa la gtod ba ltar rab byams pa la sbyin pai tshe na bla ma rin po che nas di lta bur rtsam pa bskur bai lan du nga la lus kyi dri mai ril bu di lta bu zhig (с.4л.) l gtod pa di ni ji lta bu zhig nga rang gis mi shes pas di ci byung yang zos dgos snyam nas khar bcug nas mgul du mid pas lus la sngar med pai dga 2 bdes lus kun khyab pa skad de tshe rgan mo des rab byams pai mgo la phyag gis byungs nas bla ma mkhas pa chen poi slob ma khyed kyis bstan groi btsug rgyan zhig byung ba 3 yin zhes gsung nas mnyes pa lags skad de nas phyir ldog nas dgon pa slebs nas bla mar phyag byas pai tshe rgan mo de rtsam pa bskur pas dgyes paam zhes gsung bai tshe 4 shin tu dgyes pa lags zhes zhu bai tshe de nas des khyod la cis bya dga ster ba yin zhes gsung gi dri ba gnang pai tshe bdag la lus kyi dri mas ril bu byas nas gtod ba yin zhes 5 zhu bai tshe des khyed kyis ci byed pa yin zhes gsung pai tshe de mgul du mid pa lags [zhes] zhu bai tshe cang ci yang mi gsung ba yin skad de nas dus slad mar rin po che khong gi zhal 6 nas sgo mang grva tshang gi dge dun mang po sogs rnams la bka chos gnang bai dus kyi skabs su di skad gsung skad bdag gis yul gru gnyis nas yong nas bdag rang la brel 7 thogs pai slob ma gnyis kyi chos rgyud ring thung ji ltar byung bai rten brel rnam pa gsum gyis brtags pai dang po dge phel la lhag lhai bsnyen mtshams la bzhugs pai skabs (c. 4 об.) l bzhin dang gnyis pa jo mo sgrol mai skabs bzhin gsum pa ye shes mkha gro mai rnam phrul rgan mo la rtsam pa bskur bai skabs dang gsum po lags zhes gsung gi bshad pa 2 gnang bai dei dang po bsnyen mtshams kyi skabs su rab byams pa lhai zhal mthong gsung thos pao lha btsun pa bsags sbyangs la bad nas rjes su zhal mthong pa lags gnyis 3 pa nga rang jo moi gsung gleng dri ba byed pai tshe lha btsun pas ci yang mi thos pa lags rab byams pas jo mo dang chos kyi dri lan byed pa de thos pao gsun pa rgan mo slon ba pa la tsam pa 4 bskur bai skabs su rgan moi lus gyi dri ma ril bur byas 159 nas sbyin pa de rab byams pas mgul du mid pas rab byams pai chos kyi dud pa yun ring du thul bai rten brel 5 byung ba lags lha btsun pas de gsum gyis cung zad dman pas dii chos brgyud yun thung du gyur pai rten brel yin zhes gsung gnang skad spyir na chos kyi go sai mtshan snyan 6 lha btsun pai sgo mang bla zur blo bzang phun tshogs zhes pa dang sog skad du no no yon mkhan po than zhes pao rab byams pai chos kyi go sai mtshan snyan rab byams pa blo bzang dge 7 legs dang thor god skad du an ci than zhes pao de ltar bla mai gsung gi rten brel gyis о rod tsun gar gyi lha btsun pai bstan pa lo so drug tsam du dar nas nub pa yin skad (c. 5 л.) l rab byams pas rten brel gsum gyis brtag pa tshul bzhin du gyur pas an ci than gyi chos brgyud da ltai bar dar zhing rgyas pa di nyid yin skad yang lha btsun 2 pas skyabs mgon rgyal dbang rin po cher о rod dzun sgar gyi yul la dri ma med pai bstan pa dar bai lung zhu bai tshe yul der dri med bstan pa lo bzhi bcu tsam du dar pa yin zhes lung gnang 3 pa skad yang lha btsun pas slar yang dbus gtsang gi phyogs su chibs ba bsgyur nas der slebs pai tshe rang gi bla ma sgo mang mkhan chen la mjal bai skabs su khong gi zhal nas khyed 4 rang gi yul der bya ba ci byed pa yin zhes pai gsung gi dri ba gnang bai tshe bdag rang gi yul du mtshan nyid grva tshang dang rgyud pa grva tshang gnyis bskrun nas bca khrims dam por bsrung ba 5 zhig byed pa yin zhes zhu bai tshe bca khrims de ha cang dam par gyur pa yin zhes pai gsung gnang bai tshe mtha khob yul du bslab bya dam po mi byung na bstan pa yun ting du gnas 6 par mi byung snyam nas bca khrims dam por bya nas tshugs pa yin zhes zhu bai tshe de dang po nas lhod por byas nas de nas rim gyis bslab bca dam por bgyis na legs par 7 byung ba lags zhes gsung skad de yang thag bai gril pa dam na myur du chad pa yin zhes gsung gnang ba skad de ltar gong gi rten brel gsum dang rgyal dbang gi (c. 5 об.) l lung bstan dang bla ma jam bzhad kyi gsung ma thag pa bshad pa ltar dzun sgar gyi bstan yung cung tsam dar zhing rgyas pa de lta bu byung pa yin skad do yang chu go gangs la 2 thugs pa ltar thor god gyi bstan pa chos kyi brgyud pa yun da ltai bar du dar rgyas pa di nyid skyang bstan pai chu go bla ma dam pa an ci than las slob ma bkshi ming can bdun 3 byung ba yin skad de yang khe red shog gi has lun dang nu su he bkshi gnyis tsha than shog gi tshul khrims dang yon tan gnyis bar ran shog gi grags pa bkshi zhabs gnyer 4 shog go or gun byams bkshi ho shod blo gros bzang po ste bdun byung bas so so nas slob ma chos brgyud dzin pai mang po byung bas an ci than [gyi] chos brgyud dung sgra dang 5 bsang gi dud pa ltai bar du sgra mi chad cing 160 bsang gi dud pa ma chad pas thul zhing gnas pa di nyid lags zhes pao ces thor god yul grui chos brgyud kyi byung 6 khungs cung zad smras pa sngon gyi bla ma rgan rabs rnams kyi bel gtam phan bde kun gsal zhes bya ba di ni bka drin mtshungs med an ci than rin po chei gser 7 khri la zhabs kyi padma bkod pa dgon sde bsam gtan chos gling gi khri chen pa bla ma chos dang jig rten la mkhyen dpyod kyi spyan padmai dab ltar sogs bsngags os yon (с.6 л.) l tan du mai mdzod dzin pa blo bzang mthu stobs lags kyi zhal snga nas di lta bu zhig bris cig ces gsung gi bskul mai me tog spyi bor 2 gtor bai gsung bcag par mi nus par mi nus pas rang gis gang spobs pa chu thig tsam du chos med ser gzugs rmongs brtul gyi na ba dge slong byams tshul ming can zhi[g] 3 gis rab tshes kyi nang tshan me stag loi zla ba gnyis pai dga ba gnyis pai nyin mor sug bris su bgyis nas phul bas phyi rabs kyi gdul bya dang skye gro yongs 4 la phan thogs par gyur cig dis kyang bkra shis dge legs phel bar gyur cig Примечания Т. Гибсона: Знак обозначает пробел в тексте. На с. 1 об. опущен знак, напоминающий тибетское написание цифры 7. Знак [] определяет места, где буквы, ввиду их нечеткости, проставлены мною. Знак показывает на междустрочные дополнения. Выделенные курсивом слова были подчеркнуты в тексте рукой, отличной от руки автора. Орфография не стандартизирована. (Дано по: [Gibson, 1990])
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • ПРИЛОЖЕНИЯ Происхождение Дхарма-линий в стране торгоутов, благотворной, все-блаженной и всеочищающей
  • Транскрипция