Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Рецензи я на книгу Александра Старостина «Адмирал Вселенной»




Скачать 63.98 Kb.
Дата02.07.2017
Размер63.98 Kb.


Московский государственный областной университет

Кафедра «Общая физика»




Р Е Ц Е Н З И Я
На книгу Александра Старостина

«Адмирал Вселенной»

Работу выполнил

студент первого курса

12 группы ФМФ, отделения

физика и информатика

Кононов Алексей Николаевич

Москва 2004 г.

Это трудное дело: рассказать не о далеком великане, черты которого туманит дымка веков, а о нашем современнике, человеке, которого сегодня помнят тысячи людей, труды которого еще не стали дорогими фолиантами на полках – они в движении, в работе, он умер, а они живут.

Александр Старостин в своем рассказе «Адмирал Вселенной» попытался решить эту нелегкую задачу, рассказав читателю о жизни великого ученого Сергея Павловича Королева.

Первая в нашей стране ракета («09»), которую легко бы взял на плечо один человек, поднялась в 1933 году.

В 1961 году в космос была запущена ракета «Восток» с человеком на борту.

И «Девятка» и «Восток» ― дело жизни одного и того же человека ― главного конструктора ракет и космических кораблей академика Сергея Павловича Королева.

Как же сформировался и вырос главный конструктор «Востока»? Что повлияло на его характер и его «внутренний состав»? Ведь он начинал в то время, когда полеты в космос считались «Лунными фантазиями» и едва ли не чудачеством.

Трудно даже представить, какими многогранными качествами должен обладать конструктор летательных аппаратов. Прежде всего он должен иметь фундаментальные знания в газо- и термодинамике, электронике, материаловедении, астрономии, машиноведении… Летательный аппарат состоит из многих вспомогательных подсистем, каждая из которых является сгустком последних достижений техники и создается иногда многотысячными коллективами людей. Главный конструктор объединяет и согласовывает деятельность всех этих коллективов в научном и техническом плане: он должен иметь выдающиеся организаторские способности. Королев обладал исключительным даром управления человеческими взаимоотношениями. Он заставлял «крутиться на предельных оборотах» всех, от кого зависел успех общего дела.

Книга рассказывает о молодости Королева, о времени создания Группы изучения реактивного движения (ГИРД). Этот период в известной мере определил всю дальнейшую деятельность академика С.П. Королева.

О человеке этом и великих заслугах его перед нашей страной и всей планетой еще напишут много книг. А сейчас ­­— лишь этюд к портрету, всего несколько штрихов.

Королев был невысок, сутуловат, у него была короткая сильная шея; и, смотря в небо, он никогда не закидывал голову, а взглядывал вроде как бы исподлобья, и от этого казалось, что он чем-то недоволен, озабочен. Он и был озабочен, когда смотрел в небо. Там, в небе, была его работа.

В жизни его видится одно прекрасное противоречие. С одной стороны, эта жизнь – точнейшее отражение эпохи. Королев, казалось, прирос к ней навечно, неотторжимо, познав все ее триумфы, выпив до дна горькую чашу ее бед. Биография его – это конкретизированная в одном человеке история нашей страны, капля в океане, но ведь и океан и капля отражают солнце.

Странно: вот в жизни он был невысок, но всегда казался выше других, он всегда бы чуть впереди, всегда обгонял свое время – и тогда, когда летал на планерах в 20-х годах, и тогда, когда строил ракеты в 30-х, и тогда, когда задумывал полеты к иным мирам. Говорят, Королев был крут, суров, но всегда справед­лив. Рассказывают: был мягок, деликатен, ласков. Сни­мал напряжение анекдотом, цитировал поэтов. Мечтал. К. П. Феоктистов вспоминает: «Это был очень увлекаю­щийся человек. Несколько лет назад, еще до первого полета в космос, группа молодых ученых в свободное от работы время набросала проект «марсианской экспе­диции»... Все, и лучше других сам Королев, прекрасно понимали, что это была скорее игра, чем наука, что «марсианская экспедиция» — дело отнюдь не текущего десятилетия, но тем не менее он страшно загорелся, страшно обрадовался этой игре, этой возможности поло­мать голову над отдаленными и увлекательными про­блемами...»

В творческом почерке Королева есть одна особен­ность, кажущаяся поначалу противоречием. Многие специалисты, работавшие с ним, отмечали, что Сергей Павлович не любил эту самую «доводку» конструкций, предоставляя эту работу другим, а сам старался по­скорее заняться чем-то новым, более сложным. С другой стороны, его всегда занимали и беспокоили вопросы на­дежности всех его конструкций. Юношей, когда он построил свою «Красную звезду», многие считали его пла­нер излишне утяжеленным. А это была не оплошность, а конструкторское кредо. «...Планер для фигурных по­летов, обладая большим запасом прочности «на все случаи жизни»,—писал молодой Королев,—даст воз­можность практически замерить те перегрузки, которые возникают в полете, и проделать все те наблюдения, ко­торые на планере обычного типа невозможны».

При разработке и первых ракетных пусках ГИРДа, по мнению Королева С.П. не хватало надежности узлов и агрегатов. Устойчиво работающий, надеж­ный «ракетный мотор» нужен был ему для его ракето­плана. То же и в послевоенные годы. Член-корреспон­дент Академии наук СССР Б. Е. Черток вспоминает:

— В период, когда ракетная техника делала первые шаги, примерно до начала 50-х годов, действовал прин­цип: «простота — залог надежности». В дальнейшем от него пришлось отказаться, ибо сложность, главным образом электронного оборудования, сделалась не­обходимостью. Одним из первых, кто не побоялся от­бросить привычный девиз, был С. П. Королев. Тем, кто жаловался на сложность и трудоемкость бортовых при­боров, он отвечал: «Не бойтесь сложности. Это неизбеж­но. Учитесь отрабатывать сложные системы и делайте их надежными». И об этом хорошо пишет в своей книге Александр Старостин.

Сергей Павло­вич писал: «Мы стараемся все делать не торопясь, основательно. Наш главный девиз — беречь людей». Ведь еще учась в школе, Сергей Павлович Королев пришел в гидротряд, где проводил испытания самолетов-амфибий. Он выполнял черновую работу бортмеханика. А в некоторых полетах рисковал своей жизнью, чтобы проверить исправность машины. Да, он мог рисковать своей жизнью, но в дальнейшей своей работе авиаконструктором он не мог позволить себе рисковать жизнью других.

Мера на­дежности находилась в прямой зависимости от постав­ленной задачи. Если эта зависимость удовлетворяла Королева, он ставил точку, предоставляя другим воз­можность улучшать и совершенствовать. А чаще даже не давая такой возможности, поскольку считал подоб­ную работу ненужной. Ведь новая, следующая задача требовала уже иной системы отсчета всех параметров.

Но никогда желание двигаться вперед, горячее не­терпение решить эту новую, более сложную задачу не могли заставить Королева поступиться надежностью его конструкций, никогда спешка, его собственное жела­ние, а подчас и чужие требования быть впереди не могли заставить его изменить выбранным научно-техническим принципам, а говоря точнее — жизненным, челове­ческим принципам, ибо жизнь Королева — это его рабо­та. Ведь ничего более важного никогда для него не было.

Никаких хобби: ни охоты, ни рыбалки, ни преферан­са. На дорогой дареной двустволке «Зауэр — три коль­ца» затвердела смазка. Отдыхать не умел, не был при­способлен для этого дела. По воскресеньям много спал. Просыпался, читал, снова засыпал. В это с трудом верят те, кто работал с ним: ведь там весь он был неуемная энергия. Был равнодушен к одежде, к прихотям моды, неохотно менял костюмы, любил «неофициальные» цветные мягкие рубашки, которые носят без галстука. Деньги тратил, давал в долг, просто так давал, если видел, что человеку очень нужно.

Он был хитер, но не юлил. Он был резок, но знал де­ло. И главное — у него была идея.

Удивительно ли, что на вопрос: «Кто из окружающих людей старшего поколения наиболее тебе интересен?» — один студент-физик как-то ответил так: «Мне всегда нравились люди, у которых есть идеи и которые способны проводить эти идеи в жизнь. Все узнали недавно об академике Королеве — крупнейшем конструкторе. Все, что я узнал о нем, убеждает меня, укрепляет меня в том, что для меня это идеал человека. Я считаю, что таким людям, как Королев, будет принадлежать будущее».

Это мнение, я думаю, разделит каждый, кто прочтет рассказ о времени и человеке «Адмирал Вселенной» Александра Старостина.

Автор повествует нам о том, как начинал Сергей Павлович Королев свой путь в науке.

Читатель понимает, что знания, которые С.П. Королев получил в школе, в институте то значение, которое он придавал изучению иностранного языка помогло ему в дальнейшем. И в школе и в институте он всегда безошибочно мог определить, что ему особенно пригодится в дальнейшем. Все те навыки и знания, которые он получил были лишь подготовкой и определили направление всей его жизни.

В книге происходящее изложено таким живым и интересным языком, что порой начинает казаться, что сам находишься рядом с этими увлеченными и одержимыми большой идеей людьми. Огромное впечатление производит описание испытаний планеров.

В книге даются технические описания некоторых узлов самолета, именно чтение этих моментов вызывает затруднение из-за недостатка знаний в области самолетостроения.

Мне очень понравилась эта книга, потому что жизнь С.П. Королева является примером для каждого человека, который хочет добиться большой цели в своей жизни.

Список использованных источников и литературы.



  1. Старостин А.С.

Адмирал вселенной. Королев. — 2-е изд. — М.: Мол. гвардия, 1982. — 223 С., ил. — (Пионер — значит первый. Вып. 73 (33)).

  1. Голованов Я.К.

Этюды об ученых / Худож. А. Белюкин. — 3-е изд., доп. — М.:

Мол. гвардия, 1983. — 148-184 С., ил.