Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Различие качественных методов и качественной исследовательской методологии. Основные характеристики качественной исследовательской стратегии Что такое качественное исследование?




Скачать 325.79 Kb.
Дата02.07.2017
Размер325.79 Kb.
Различие качественных методов и качественной исследовательской методологии. Основные характеристики качественной исследовательской стратегии
Что такое качественное исследование?

Под термином качественное исследование мы подразумеваем любой вид исследования, в котором данные получаются нестатистическими или неколичественными способами. Этот термин может относиться к исследованию истории жизни и поведения индивидов, деятельности организаций, социальных движений или интерактивных взаимосвязей. Заметьте, что мы имеем в виду нематематическую аналитическую процедуру, результаты которой происходят из данных, собранных различными способами. Эти данные включают наблюдения и интервью, но могут также включать документы, книги, видеозаписи и даже такие данные, в которых количество было определено для других целей, например, для переписных листов.


Место качественных исследований в системе методов психологии
Феноменологическую стратегию относятся группе описательных исследований, которая означает особый вид исследований, цель которых – предоставить всесторонние и исчерпывающие отчеты об изучаемом предмете. В психологии описательные исследования постигла незавидная судьба: сначала их идейно противопоставили объяснительным исследованиям (эксперименту, измерению), а потом под сомнение был

поставлен и сам их статус как самостоятельного вида научного исследования. Исследования, направленные на сбор описаний психологических феноменов, фактически

утратили в психологии право называться в полном смысле научными и стали трактоваться лишь как предварительный, вспомогательный этап собственно научного исследования. Стоит сказать, что в смежных науках (социологии, этнографии и др.) описательные исследования занимают гораздо более почетное место и признаются самостоятельным по своим задачам видом научного исследования, наряду с поисковыми, экспериментальными и др. С нашей точки зрения, такая трактовка имеет все основания и в психологии и даже необходима ей – в противном случае этот вид исследований так и будет оставаться на второстепенных ролях. При описательном плане исследования целью является раскрытие

структурно-функциональных связей и классификационных характеристик изучаемого предмета (что отличает данный план от экспериментального плана, направленного на раскрытие причинно-следственных связей предмета).



Этика проведения качественного исследования в психологии
Проведение интервью — событие, имеющее моральный аспект. Меж­личностное взаимодействие в ходе интервью влияет на интервьюируемого, а получаемое в процессе интервью знание влияет на наше понимание чело­веческого бытия.

Этические проблемы но семи этапам исследований

Принятие решений, касающихся этических вопросов, не является пре­рогативой какой-либо отдельной стадии исследования с помощью интер­вью; эти ситуации возникают на протяжении всего исследования. То, что вопросы этики обсуждаются как часть этапа планирования, еще раз указы­вает на важность принятия во внимание этих вопросов с самого начала ис­следования вплоть до финального отчета.



Этические принципы

ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС

Предвидя моральные вопросы, возникающие обычно на всех стадиях исследовательского интервью, исследователь может сделать осознанный выбор еще на этапе планирования исследования и обратить внимание на критические или болезненные моменты, которые могут возникнуть во вре­мя опроса.

Этический кодекс и теории редко дают определенные ответы отно­сительно правильных выборов, которые следует делать в процессе иссле­дования. Они больше похожи на тексты для интерпретации, чем на свод правил, которым должно следовать: они дают схему или принципы, под­лежащие оценке, исходя из их пригодности в данной конкретной ситуа­ции.

Во время подготовки плана всего исследования полезно также сделать набросок этического протокола, в котором нашли бы отражение этические проблемы, предвидимые во время исследования.

Этические проблемы семи этапов исследования

Выбор темы. Цель исследовательского интервью, помимо научной ценно­сти добываемого знания, должна оцениваться под углом зрения содействия исследования улучшению изучаемых в нем сторон человеческого бытия.

Планирование. Этические вопросы планирования включают получение от исследуемого осознанного согласия участвовать в исследовании, обеспече­ние конфиденциальности и принятие во внимание возможных последствий исследования для данного человека.

Ситуация интервью. На этом этапе необходимо прояснить конфиденциаль­ность ответов исследуемого и принять во внимание такие возможные для него последствия взаимодействия в интервью, как стресс во время самого интервью и изменения в образе Я. Следует учитывать и потенциальную близость исследовательского интервью терапевтическому.

Расшифровка. Здесь снова возникает проблема конфиденциальности и вста­ет вопрос соответствия письменной расшифровки устному высказыванию интервьюируемого.

Анализ. Этические проблемы на этапе анализа включают вопрос о том, на­сколько глубоко и остро может быть проанализировано интервью, а также имеет ли право голоса интервьюируемый в отношении интерпретации его высказываний.

Верификация. Вопросом моральной ответственности исследователя являет­ся публикация данных, верифицированных и защищенных настолько, на­сколько это возможно.

Написание отчета. При публикации интервью снова возникает проблема конфиденциальности, а также вопрос о последствиях опубликования отчета как для самих интервьюируемых, так и для той группы или организации, которую они представляют.
Кроме принятия проекта этическим комитетом, есть еще возможность проводить постоянные консультации по существенным вопросам с более опытными коллегами-исследователями. Навыки разрешения этических проблем, выработанные конкретным профессиональным сообществом, су­щественно дополняют этические принципы, правила и примеры, зафикси­рованные в документах.

Три этических принципа проведения гуманитарных исследований: осознанное согласие, конфиденциальность и последствия.

ОСОЗНАННОЕ СОГЛАСИЕ

Осознанное согласие предполагает информирование респондентов об общих целях исследования и основных пунктах плана, так же как и обо всех возможных потерях и выгодах от участия в исследовании. Осознанное согласие включает также и получение добровольного согласия респонден­та с сохранением за ним права в любой момент отказаться от участия в ис­следовании — таким образом создается заслон возможному злоупотребле­нию властью и принуждению.

На практике реализация принци­па осознанного согласия осложняется некоторыми проблемами — такими, как вопрос о том, кто должен давать согласие. Осознанное согласие также предполагает вопросы о том, сколько ин­формации надо предоставлять и когда. Предоставление ин­формации об исследовании предполагает тщательно выверенный баланс, избегающий крайностей — как пропуска тех аспектов плана, которые могут быть важны для респондентов, так и сверхдетализированной избыточной информации.

КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

Конфиденциальность в исследовании предполагает, что личные дан­ные, идентифицирующие респондента, не обнародуются. Если исследова­ние предполагает публикацию потенциально узнаваемой информации, у респондента нужно получить согласие на публикацию узнаваемых данных. В таких случаях это должно быть зафиксировано письменно. Защита не­прикосновенности частной жизни респондента посредством изменения имен и различных идентифицирующих деталей является важной частью написания отчета.

Защита конфиденциальности может включать и серьезные юридичес­кие проблемы, когда, например, исследователь, пообещав сохранение кон­фиденциальности и войдя в доверие к респонденту, получает данные о различных злоупотреблениях, насилии, плохом обращении с детьми, упот­реблении наркотиков или других противозаконных действиях либо самого респондента, либо кого-то другого. Бывали случаи, когда в результате ис­следования появлялась информация, которая использовалась в судебных процессах, но бывали и случаи, когда исследователи предпочитали идти под суд, но не раскрывать информацию, предоставленную им респонден­тами.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Этический принцип блага означает, что риск нанесения вреда респон­денту должен быть минимальным. Потенциальная польза для респондента и важность получаемых знаний вместе должны перевешивать риск нанесе­ния респонденту вреда и, таким образом, оправдывать решение о проведе­нии исследования (Guidelines, 1992. Р. 15).

На исследователе лежит обязанность осознавать возможные последствия участия в исследовании не только для конкрет­ного человека, но и для организации, которую он представляет.В идеале должно существовать равновесие между тем, что отдает рес­пондент в исследовании, и тем, что он получает от участия в нем. Иногда в отчетах исследователи в изумлении отмечают, что их респонденты позитив­но оценивают свой опыт участия в интервью. Интервьюер должен очень ясно осознавать, что открытость и интимность интервью могут ввести респон­дента в искушение и заставить его раскрыть информацию, о которой он бу­дет потом сожалеть. Личностная близость в ситуации интервью предъяв­ляет очень строгие требования к интервьюеру: он должен весьма тонко чувствовать, насколько далеко он может зайти со своими вопросами.

Эти­ческие принципы Американской психологической ассоциации гласят, что одной из целей психологических исследований является благополучие лю­дей, что приводит нас к политическому вопросу о том, что есть благо че­ловека и общественное благо.

Можно выделить три этических аспекта роли исследователя: научная Добросовестность, отношение к человеку, принимающему участие в ис­следовании, и независимость исследования. Исследователь как ученый имеет обязательства перед своей профессией, перед людьми, которые принимают участие в проекте, он ответствен за то, что исследовательский проект принесет знания, заслуживающие того, чтобы о них знали, и за то, чтобы знания контролировались и верифицировались настолько, насколь­ко это возможно.

Независимость исследования может быть нарушена как «сверху», так и «снизу» — как со стороны спонсоров проекта, так и со стороны его участников. Привязанность к какой-либо из этих групп, все равно к какой, может привести исследователя к игнорированию одних данных и к ак­центированию других и, соответственно, к нарушению максимально воз­можной полноты и непредвзятости исследования данного явления. Интер­вьюирование — это интерактивное исследование; в результате тесного межличностного взаимодействия с респондентами интервьюер, возможно, будет особенно склонен выступать на их стороне. Интервьюер может столь сильно идентифицироваться с респондентом, что будет не в силах сохранить профессиональную дистанцию и будет все интерпретировать и описывать с точки зрения своего респондента.

Этические теории задают более широкий контекст для осознания моральных аспектов исследования.



Этические теории

Пропасть между фактическими знаниями и этическими ценностями сейчас обсуждается как проблема. Существуют три глобальные философские этические позиции: принципиальная этика долга, утилитарная этика по­следствий и нравственная этика умений.



Принципиальная этика долга, еще называемая деонтологической и интенциональной позицией, выносит суждение о поступке независимо от его последствий. Нравственным считается такой поступок, который соответ­ствует принципам — таким, как честность, справедливость и уважение к личности. Утилитарная позиция, также называемая телеологической позицией, делает акцент на последствиях действия: о действии прагматично судят по тому эффекту, который оно производит. В конечном итоге именно резуль­тат действия определяет его правильность. Конечной целью может быть величайшее благо для всех; то есть благо определяется тем, насколько уве­личилось счастье, здоровье или знание.

Третья позиция, идущая от аристотелевых концепций добродетели и практического суждения, предполагает этическую позицию, зависящую от контекста. Этическое поведение видится не столько как применение общих принципов и правил, сколько как интернализация исследователем мораль­ных ценностей. Акцент делается на этической интуиции исследователя, его чувствах и умениях, а также на отношениях между действующими лицами в конкретном сообществе. Учиться этике исследовательского поведения приходится в течение всей жизни, основываясь на нравственных правилах отдельной профессиональ­ной культуры.




Основные техники анализа данных в подходе «обоснованной теории». Контроль качества «обоснованной теории»
Обоснованная теория это теория, которая индуктивно выводится из изучения феномена, который она представляет. То есть, она создается, развивается и верифицируется в разных условиях путем систематического сбора и анализа данных, относящихся к изучаемому

феномену. Таким образом, сбор данных, анализ и теория находятся во взаимной связи друг к другу. Нельзя начинать с теории, а затем доказывать ее. Скорее начинают с области исследования и все, что имеет отношение к этой области, имеет шанс проявиться.



Зачем строить теорию, которая обосновывается?

Хорошо сконструированная обоснованная теория должна отвечать четырем центральным критериям для того, чтобы судить, насколько теория применима к феномену: она должна соответствовать реальности, она должна быть понимающей, обобщающей и контролируемой. Если теория верна по отношению к повседневной реальности конкретной предметной области и тщательно выводится из различных данных, то она должна соответствовать этой области реальности. Поскольку она репрезентирует эту

реальность, то она должна быть также понятной и иметь смысл и для тех, кого изучают, и для тех, кто применяет ее в своей практической области. Если данные, на которых она основана, понятны, а интерпретации концептуальны и широки, то теория должна быть достаточно абстрактной и включатьг достаточное количество вариаций, чтобы ее

можно было применить к множеству контекстов, связанных с этим феноменом. Наконец, теория должна обеспечивать контроль в отношении действия, касающегося феномена. Последнее обусловлено тем, что гипотезы, предполагающие взаимосвязи между понятиями — которые позднее могут быть использованы для того, чтобы направлять

действие — систематически выводятся из фактических данных, связанных с этим (и только этим) феноменом. Далее, условия, в которых она применяется, должны быть четко расшифрованы. Следовательно, условия должны применяться конкретно к данной ситуации.

Что представляет собой подход обоснованной теории?

Подход обоснованной теории — это качественный исследовательский метод, который использует систематический ряд процедур для разработки индуктивно выведенной обоснованной теории некоего явления.

Теоретическая формулировка изучаемой реальности строится скорее на основе результатов исследования, чем на основе ряда цифр или группы слабо связанных тем. Благодаря этой методологии понятия и связи между ними не только рождаются, но также проходят предварительную проверку. В этом подходе много процедур и они довольно

специфичны, как вы увидите.

Цель метода обоснованной теории, конечно, состоит в том, чтобы построить теорию, которая заслуживает доверия и помогает понять данную область исследования. Исследователи, работающие в этой традиции, надеются также, что их теории будут обязательно связаны с другими теориями в рамках соответствующих дисциплин по принципу кумулятивности и что выводы теории будут иметь полезное применение.

Обоснованная теория является качественным исследовательским подходом, совместно разработанным Глезером и Страуссом. Его систематические техники и процедуры анализа дают исследователю возможность разработать теорию, относящуюся к конкретной предметной области, которая удовлетворяет следующим критериям «хорошей» науки:

значимости, совместимости теории и наблюдения, обобщения, воспроизводимости,

точности, строгости и верификации. В то время как процедуры составляются для того, чтобы придать аналитическому процессу точность и строгость, творчество также является важным элементом. Именно это последнее дает исследователю возможность задавать

подходящие вопросы о данных и делать такого рода сравнения, которые позволяют извлекать из данных новые проникновения в суть феномена и новые теоретические формулировки. Данный подход может использоваться специалистами любой дисциплины или теоретической ориентации, стремящимися к развитию обоснованной теории.


Феноменологический подход в качественном психологическом исследовании: общая характеристика. Классическая (интуитивная) и новая (эмпатическая) феноменология
(Квале) Феноменологический подход в широком нефилософском смысле очень широко распространен в качественных исследованиях. В социологию фе­номенология проникла через основанную на идеях Э. Гуссерля феномено­логию Шутца (Schuetz), а затем была введена П. Бергером и Т. Лукманом в их работе «Социальное конструирование реальности» (Berger, Luckmann, 1966).

Феноменология зародилась на рубеже XIX—XX веков в форме фило­софии Гуссерля, а затем развивалась как экзистенциальная философия Хайдеггером, а также Сартром и Мерло-Понти — в направлении экзистен­циализма и диалектики. Предметами изучения феноменологии сначала были сознание и опыт, затем этот предмет расширился и включил жизнен­ный мир человека (Хайдеггер) и поступок человека (Сартр). Если учесть, что в центре интервью находятся переживаемые смыслы жизненного мира собеседника, то феноменология, видимо, подходит для прояснения спосо­ба понимания в качественном исследовательском интервью.

«Феноменология — это изучение структуры (и ее вариаций) сознания, которому явлены любая вещь, событие или человек» (Giorgi, 1975. Р. 83). Феноменология заинтересована в освещении как того, что явлено, и того, как оно явлено. Она изучает взгляды исследуемых на их мир; старается де­тально описать содержание и структуру сознания субъектов, ухватить ка­чественные различия в их переживаниях и выявить сущностный смысл переживаний. Феноменология пытается проникнуть за пределы непосред­ственно переживаемого смысла, чтобы сделать незримое зримым. Мы об­судим два вклада философской феноменологии, важных для понимания ка­чественного исследовательского интервью: феноменологический метод и первичность жизненного мира.

Феноменологический метод. X. Спигельберг выделил феноменологический метод, включающий описание, исследование сути и феноменологическую редукцию. Невоз­можно дать точную инструкцию для открытого описания, и Спигельберг иллюстрирует этот метод, используя метафоры; например, «к самим ве­щам», «видеть и слышать», «держать глаза открытыми», «не думать, а ви­деть». Согласно Мерло-Понти (Merleau-Ponty, 1962), важно описать дан­ное настолько точно и полно, насколько это вообще возможно; описывать, а не объяснять или анализировать. Феноменология — это попытка прямо­го, непосредственного описания опыта, без каких бы то ни было предпо­ложений относительно происхождения или причин опыта. В философской феноменологии объективность достигается посредством интенционального сознательного акта и является выражением доверия исследуемому фе­номену.

В исследовании сути мы переходим от описания отдельных феноменов к поиску их общей сущности. Гуссерль назвал один из методов исследова­ния сути «свободными вариациями в воображении». Он состоит в свобод­ном варьировании всевозможных форм данного феномена. То же, что оста­нется неизменным во всех вариациях, и является сутью феномена.



Феноменологической редукцией называется временный отказ от сужде­ния относительно того, существует или не существует содержание опыта. Редукцию можно описать как попытку вынести за скобки предварительное обыденное и научное знание о феномене, чтобы получить непредвзятое описание сущности этого феномена. Феноменологическая редукция подра­зумевает не абсолютное отсутствие исходных предпосылок, а скорее кри­тический анализ собственных предпосылок.

Первичность жизненного мира. Качественное исследовательское ин­тервью обладает уникальными возможностями доступа к повседневному жизненному миру и его описанию. Попытка получить непредвзятое описа­ние приводит к восстановлению прав Lebenswelt — жизненного мира — в отношении мира науки. Жизненный мир — это мир, с которым мы встреча­емся каждый день, который дан нам в прямом и непосредственном пережи­вании, не зависит от объяснений и первичный по отношению к любым объяснениям. Качественное интервью может рассматриваться как одна из реализаций программы Мерло-Понти, программы для феноменологичес­кой науки, которая начинается с первичного переживания мира.

«Все мои знания о мире, даже мои научные знания, получены мной, исхо­дя из моей собственной точки зрения или из некоего переживания мира, без которого научные символы были бы бессмысленны. Вся вселенная науки пост­роена на мире, который переживается непосредственно, и если мы хотим под­вергнуть саму науку внимательному изучению и прийти к точной оценке ее смысла и границ, мы должны начать с восстановления базового переживания мира, по отношению к которому наука является отражением второго порядка» (Merleau-Ponty, 1962. Р. VIII).

В этом фе­номенологическом подходе качественные исследования переживаний субъектом его мира являются базовыми по отношению к более абстракт­ным научным исследованиям социального мира.
(Улановский) В терминологическом же смысле понятие «феноменология» используется тогда, когда речь идет, собственно, об особом феноменологическом, досконально-описательном, беспредпосылочном исследовании и досконально-описательно выявленных характеристиках чего-либо. Именно в таком строгом смысле М. Мерло-Понти говорил о феноменологии восприятия, а Ж.-П. Сартр – о феноменологии воображения. Феноменологический метод является наиболее характерной особенностью феноменологии как направления. Феноменология – это прежде всего метод познания, а не система взглядов и истин.

Классические феноменологические исследования и их отношение к психологии

Феноменология с самого своего возникновения предстала в работах Э. Гуссерля как форма исследования – соотношений знака, предметных референтов, значений и структуры наших переживаний, способов нашего обыденного восприятия вещей и той работы сознания, которая обеспечивает связность, осмысленность и сохранность во времени нашего опыта. Гуссерлем и его последователями были проведены поразительно тонкие и проницательные дескриптивные исследования восприятия, мышления, интуиции, воображения, суждения, символических репрезентаций, смысла, значения, ценности, субъективного времени и других феноменов, интересующих психологию, – исследования, которые многими считаются главным достижением и визитной карточкой феноменологии как направления. Целью феноменологических исследований сознания было раскрыть всю ту его многообразную черновую работу, которая обычно не рефлексируется нами, но которая непрерывно протекает при восприятии вещей, которая организует и сводит воедино наш опыт, придает этому опыту значение «нашего» опыта, поддерживает в нас ощущение устойчивости и реальности мира, тождественности собственного «я». Основной упрек Гуссерля в адрес психологии состоял в том, что исходные классы понятий, которыми она оперирует (восприятие, фантазия, высказывание и т.д.) и которые задают смысл ее предметной области и ее теориям, берутся из обыденного опыта и остаются спутанными, многозначными и слишком грубыми для описания. Каждое из таких слов указывает на целое множество горизонтов явления, его составных частей и сторон, которые остаются неразличенными и неотрефлексированными. Сама феноменальная жизнь нашего сознания дана нам в очень спутанном виде, что и требует особого рода науки, которая занималась бы тщательным и специальным ее изучением. Цель феноменологии заключалась как раз в интуитивном, непредубежденном, доскональном, дескриптивном, аналитическом установлении различий и в приведении к ясности феноменов сознательной жизни. Для полноты картины представлений Гуссерля

о психологии, скажем кратко, что он выделял три разные по своей ориентации дисциплины: чистую феноменологию, которая изучает предельные структуры сознания (эго-субъекта, интенциональные акты и интенциональные объекты), феноменологическую психологию, которая изучает фундаментальные типы психологических феноменов в субъективном аспекте, безотносительно к их связи с психофизиологическим организмом, и собственно эмпирическую психологию, которая занимается изучением психических образований как неотъемлемой части единого психофизического организма.

Использование идей феноменологии в экспериментальных исследованиях. Феноменология оказала огромное влияние на современников Э. Гуссерля, занимающихся экспериментальными исследованиями в психологии – в первую очередь на немецких психологов, представителей школы гештальтпсихологии. М. Вертгеймер, К. Коффка, К.Дункер использовали идеи Гуссерля в своих исследованиях восприятия, продуктивного

мышления, исследованиях по решению задач.



Адаптация феноменологии для работы с клиентом в психотерапии. Идеи, принципы и метод феноменологии были взяты на вооружение в гештальттерапии, гуманистической, экзистенциальной и собственно феноменологической психотерапии. Среди первых, кто способствовал переориентации феноменологии с чисто исследовательских задач на задачи психологической практики, были Ф. Перлз и К. Роджерс, которые стали использовать феноменологические самоописания клиента в качестве способа работы с переживаниями и удержания необходимого эмоционального контакта в процессе терапии. Целый ряд идей и принципов феноменологии стал неотъемлемой частью экзистенциальной психотерапии (Р. Мэя, Р. Лэйнга, Дж. Бюджентала, Ф. Бьютендика, Э. Кина, Д. Крюгера, А. Лэнгле, Э. Спинелли и др.), интегрировавшей идеи, методические приемы и принципы феноменологии, такие, как беспредпосылочность, наивность и открытость новому опыту, интенциональность, поток, структура переживания и пр.

Разработка феноменологической психологии как самостоятельного психологического направления. Несмотря на популярность самого названия и попытки реализации исходного проекта феноменологической психологии, как о самостоятельном направлении с более или менее четкими границами о ней можно говорить, на наш взгляд, лишь с начала 70-х гг. ХХ в.5. Основным центром ее разработки стал университет Дюкесна в Америке, где А. ван Каам добился организации образовательной программы по феноменологической психологии, а позже А. Джорджи объединил вокруг себя целую группу психологов, занявшихся разработкой принципов феноменологической методологии в психологии. Обобщая и систематизируя взгляды различных авторов, работающих в данном направлении, мы бы выделили несколько базовых положений феноменологической психологии: 1) рассмотрение переживания как центрального психологического феномена; 2) интерес к анализу смысла, способов видения и понимания человеком мира; 3) признание принципов беспредпосылочности и очевидности в качестве отправных пунктов эмпирических исследований и построения теории; 4) дескриптивный подход

к исследованию психологических явлений; 5) использование субъективных отчетов испытуемых как основного источника данных исследования; 6) использование методов качественного исследования (преимущественно интервью и анализа документации) и процедур анализа качественных данных.



Феноменологический метод: исходное назначение, принципы и процедуры исследования.

Метод приведения к интуитивной ясности феноменов сознания и понятий.

Раскроем исходный смысл и назначение феноменологического метода, как он был предложен Э. Гуссерлем и традиционно использовался в феноменологических исследованиях. В этом виде он рассматривался как способ интуитивного прояснения, рефлексивного анализа и всестороннего описания разного рода предметного содержания, представленного в сознании, позволяющий привести к ясности, строгости и адекватности используемые нами философские, научные понятия и положения. Можно выделить несколько базовых принципов, на которые традиционно опираются феноменологические исследования. Первый из них – принцип беспредпосылочности – заключается в отказе от убеждений и предпосылок, которые не были полностью исследованы, отказе от феноменологически непроясненных, непроверенных и непроверяемых предпоссылок. Другой важнейший принцип феноменологии – принцип очевидности, который Гуссерль называл «принципом всех принципов». Согласно ему, все, что дано нам, нужно принимать и описывать таким, каким оно дает себя, и только в тех рамках, в каких оно дает себя. Это означает отказ говорить о явлении сверх того, что явлено, сверх того, что мы с очевидностью усматриваем в нем. Можно различить несколько составных процедур классического феноменологического метода, тесно связанных между собой: 1) феноменологическая редукция; 2) феноменологическое интуирование; 3) феноменологический анализ; 4) феноменологическое описание.



Феноменологический описательный и феноменологический интерпретативный (герменевтический) подходы в качественном психологическом исследовании: сходства и различия в философских основаниях, позициях исследователя, процедурах сбора и анализа данных
(Улановский) Феноменологический описательный подход:

Процедура сбора данных

Целью феноменологического исследования в психологии является получение ясных, точных и систематичных описаний тех или иных аспектов переживания человека.

В феноменологическом исследовании используются три основных источника сбора данных: а) отчеты испытуемых, полученные в ходе исследовательского интервью или изложенные письменно; б) рефлексивные самоотчеты исследователя, а также в) всевозможные личные документы и общекультурные тексты, содержащие развернутые описания внутренней жизни человека.



Использование испытуемых в качестве источника получения оригинальных наивных описаний является наиболее распространенным и принятым способом сбора феноменологических данных в психологии.

Значимым является не количество отчетов, а их избыточность, развернутость, подробность и т.д. В конце концов целью отбора испытуемых является получение широко варьируемых описаний, а не достижение определенного статистического обобщения. Общим правилом остановки в сборе новых отчетов (интервью) является наблюдаемая повторяемость их содержания.

Отметим, что А. Джорджи и его коллеги полагают, что следует быть осторожным в использовании литературных протоколов в качестве данных, предназначенных для феноменологического исследования. Это связано с тем, что подобные протоколы могут содержать множество непроясненных моментов (замысловатых метафор, недоговоренностей и пр.), которые могли бы быть устранены только при живом интервьюировании человека. Именно поэтому общекультурные тексты часто с неизбежностью требуют обращения к герменевтическому, интерпретативному подходу – к истолкованию их с учетом их жанра, исторического контекста написания, особенностей биографии автора и его намерений, что уже является отходом от чисто феноменологического подхода к исследованию. Сбор данных у испытуемых может проходить как в форме интервью, так и в форме письменного изложения, хотя более предпочтительным признается первое. Процедуры анализа качественных данных стали активно разрабатываться в социальных науках, начиная с конца 1970-х гг. Несмотря на различия в подходах и языке, общий акцент в них делается на том, как категоризовать данные и установить связи между категориями. Эта задача составляет ядро качественного анализа.



Схема анализа А. Джорджи, обобщенная и согласованная со схемами других авторов:

а) Первоначальное прочтение данных.

Анализ данных начинается с целостного ознакомления с текстом расшифровки интервью, в ходе которого рекомендуется делать пометки и комментарии относительно отдельных его участков.



б) Выделение смысловых единиц текста. Далее следует выделение значимых утверждений, или «смысловых единиц» текста, критерием которого служат любые

различимые смысловые переходы и изменения в повествовании. В результате составляется список неповторяющихся и непересекающихся смысловых единиц, относящихся к изучаемому переживанию (каждая обычно занимает от одного до трех предложений). Некоторые авторы предпочитают составлять такой список для каждого отдельного испытуемого, придавая значение анализу «индивидуальной психологической структуры» переживания конкретного человека, и лишь затем сравнивать их с описаниями других испытуемых. Другие исследователи ориентируются на составление общего списка значимых утверждений и даже предлагают использовать подсчет процентного соотношения протоколов, в которых эти утверждения появляются, что по их замыслу может повысить валидность анализа.



в) Преобразование смысловых единиц.

На следующем этапе отобранные утверждения подвергаются упрощению и переформулировки в более емких и строгих описательных терминах. Предполагается,

что эта переформулировка должна сохранять связь с оригинальным языком и описаниями испытуемого, удерживать их ситуационный характер, но вместе с тем должна преобразовывать их в более строгую психологическую форму.

г) Группировка смысловых единиц по темам. Преобразованные утверждения далее группируются по темам и затем сводятся к общим темам (кластерам тем, или смыслов).

Каждая такая общая тема, или кластер, как считается, должна иметь определенное соответствие некоторому значимому аспекту, или составляющей переживания. Для получения исчерпывающего списка тем может использоваться так называемая зигзаг процедура: проверка текстов в обратном направлении и пополнение списка до тех

пор, пока все значимые утверждения не будут представлены в кластерах.

д) Формулировка структурного описания. На завершающем этапе исследователь формулирует на основе полученного списка «общее структурное описание», или «синтетическое описание», связным, развернутым, содержательным образом характеризующее изучаемое переживание.


Феноменологический (описательный) подход

Герменевтический (феноменологический интерпретативный)

Гуссерль: интерес к субъективности, к содержанию сознания, понимание феномена – то, что само себя являет. Представление о феноменологическом методе – феноменологическая редукция: попытка «заключить в скобки» всё, что связано с естественной установкой.

70-е гг. Джорджи создал описательный метод. У Джорджи феноменологическая редукция – рефлексия, воздержание от своих знаний. Отслеживание влияния установок. Респондента побуждают рассказывать об опыте. Выбирается образец переживания (составляется исследовательский вопрос), респондента просят расписать вариации опыта и самим выделять повторения.



Объектом является переживание или опыт. Цель – описание, структура. Описание не противопоставляют интерпретации. Исследование не выходит за рамки понимания респондентом.

Данные собираются методом интервью (развернутые описания своего опыта), письменные источники. Анализ данных техники конденсации смысла, тематический анализ, пошаговые техники (текст разделяется на единицы). Выделяются темы – структурированные компоненты переживания. Контроль качества: использование экспертной оценки. Привлечение нескольких человек, работающих с текстом. Есть возможность сделать правку. Феноменологический вопрос: Что такое опыт обучения?

80-е 90-е Дж.Смитт – интерпретативный феноменологический метод. Описание носит интерпретативный характер. Интерпретативный характер понимания. Герменевтический круг – от целого к частному, от частей к пониманию целого.
Хайдеггер: герменевтический принцип – прежде чем начать понимать, нужно уже понимать.
Спор понимания осуществляется в интерпретации.

Объект: переживание существует в своем выражении. Переживание опыта как текст. Описание – всегда интерпретация. Цель: интерпретация переживаний или опыта, выделение важных фрагментов опыта. Данные: интервью, письменные источники, дневники, биографии. Анализ: исследование движется между частями текста, текст не разбивается на единицы. От целого к частям, от частей к целому. Особенности рефлексии: суждения рефлексируются, как я вижу данные в своих предсуждениях. Контроль: критерии хорошей интерпретации.
От формирования целого переход к фрагментам, воссоздание целого. От общего схватывания к измерению целого. Выделение ряда тем и их последовательное описание.


Феноменологический и интерпретативный модусы понимания. Идея «глубинной герменевтики»
(кусок из статьи Бусыгиной)Феноменологический и интерпретативный модусы понимания. В одной из работ С. Квале [19] говорит о двух модусах понимания — феноменологическом и герменевтическом — не в смысле целостных методологических подходов, как мы это делали до сих пор, а в смысле локальных установок исследователя, которые последний может сочетать в рамках одного исследования. Феноменологический модус понимания заключается в том, что исследователь пытается «ухватить» смыслы на уровне самопонимания исследуемого. В герменевтическом модусе исследователь не останавливается на том, как сам респондент понимает смысл своего высказывания, но предполагает, что высказывание всегда говорит нечто большее, чем подразумевает говорящий. В герменевтическом модусе понимания высказывание обогащается смыслами, привносимыми в него интерпретатором.
В целом принимая идею Квале о двух разных модусах понимания как локальных установках исследователя, мы бы предложили говорить о феноменологическом и интерпретативном модусах, последний, в свою очередь, подразделяется на собственно герменевтический и глубинно-герменевтический варианты. В своих представлениях об исследовательском интервью Квале [5] в основном следует феноменологической исследовательской традиции (хотя при этом он и выделяет такой тип прочтения, как симптоматическая интерпретация, близкая идеям глубинной герменевтики). Работа с содержанием у Квале, как правило, не подразумевает «вертикали» бессознательного: текст, как это принято в эмпатической и герменевтической феноменологии, обращается к нам в своей истине, услышать которую и призван интерпретатор посредством феноменологического и герменевтического модусов понимания (мы сейчас намеренно обходим стороной социо-конструкционистские воззрения С. Квале, поскольку их раскрытие неактуально для прояснения темы, выделенной в названии этой части статьи). Наше предложение говорить об интерпретативном модусе понимания взамен герменевтического связано с попыткой учесть глубинно-герменевтическую традицию, основанную на идее бессознательного, которая, будучи также интерпретативной, тем не менее, значительно отличается от традиционной герменевтики.
На наш взгляд, выделение двух модусов понимания актуально именно для интерпретативных исследований. В ряде исследований такого рода уместно начинать анализ с техник, традиционно применяемых в феноменологическом подходе (конденсации смысла и выделения тем): на первом этапе анализа данных исследователь представляет сжатое изложение наиболее очевидных смыслов, ориентируясь на самопонимание говорящего, и лишь затем приступает к концептуальной интерпретации текста. Можно думать, что такой тип анализа будет содействовать большей эмпирической обоснованности интерпретаций и контролю произвольности интерпретативных конструкций.
Схема интерпретативного анализа может быть примерно следующей: «смысловые единицы » конденсированный смысл » темы » интерпретация исследователя (на основании исследовательских вопросов и определения теоретической перспективы.
(Лекция)


  1. Феноменологическая (описательная): раскрытие опыта в перспективе самого переживающего. Работа на уровне самопонимания. Пошаговые техники работы (метод Джорджи, например). Последовательное описание смысла и выделение смысла. Конденсируем смысл в темы.

  2. Интерпретативная (просто герменевтический): раскрыть переживания можно будучи в интерпретативной позиции. Описание тем в результате. Анализ отличается от целого к частям, от частей к целому.

Как правило, совместимы данные подходы. Техники, как правило, совмещаются друг с другом. Работа с большим количеством текстов. Работать пошагово невозможно и ненужно. Соответственно работают как с целым. Но есть фрагменты, которые требуют пошаговой работы. Он тогда выделяет, кодирует и с ними работает пошагово. Либо непонятные фрагменты. Возможно соединение техник.




  1. Симптоматическая (глубинная герменевтика). Есть тотальные разрывы смысла. Мы воспринимаем как процесса иного, смысл, который совершается в другом месте. Тотальные разрывы смысла, которые надо реконструировать. Нет доверия произносимых смыслов, это симптом других смыслов, которые нужно реконструировать. Все аналитические интерпретации – симптоматические. Техника интерпретативной реконструкции. От описательной феноменологии к симптоматической. Усиливается интерпретативная позиция. Исследователь выходит за пределы говоримого. Метафора: «углубление» (не в смысле оценки анализа)


Представления о конститутивной роли языка как методологическое основание дискурсивных подходов в психологии
(Лекция) Главная идея дискурсивных подходов – идея конститутивной роли языка. Язык не как средство выражения описания, а как действие. Язык как средство сознания чего-то. Дискурс не столько отражает, сколько создает мир, что для другого кажется истинным. Вместо репрезентационной модели языка мы имеем дело с инструментальной моделью языка, которая активная сила, с помощью которого человек создает образ своей жизни, воздействует на слушателя, создание мира или его вариантов. Языковые конструкции – дискурсивные действия.

Представление о конститутивной роли языка: согласно сторонникам дискурс-анализа, язык не столько описывает (репрезентирует) некие до-языковые сущности, сколько конструирует те или иные версии мира, событий, феноменов и т.д. В целом можно сказать, что сторонники дискурс-анализа понимают реальность как то, что конструируется посредством дискурсивных практик (онтология конструкционизма).

Исследователей дискурса интересует, как именно люди упорядочивают свой опыт, чтобы придать смысл событиям и поступкам своей жизни. При этом внимание уделяется не только собственно содержанию рассказов, но и самой форме рассуждений об опыте, позиции, которую занимает рассказчик в непосредственной коммуникации, и т.п.. Исследователи дискурса пытаются ответить на вопрос, почему история рассказывается именно так, как она рассказывается, каковы лингвистические и культурные ресурсы, на которых она строится, какие дискурсивные действия использует рассказчик для самопрезентации и убеждения слушателей и т.д.
Вариации дискурс-анализа в психологических исследованиях (дискурс-анализ Дж. Поттера и М. Уезерелл, критический дискурс-анализ, анализ разговора, позиционный анализ)
Дискурсанализ в психологии

На волне «поворотов»:



  1. Лигвистический поворот. Феномены социальной жизни рассматриваются как сконструированные в языке. Необходимо обратиться к анализу языка. Особое значение языка. Техники лингвистического анализа.

  2. Нарративный поворот. Человеческие феномены рассматриваются с точки зрения нарративов. Осмысление жизни имеет нарративную структуру. Исследование повествования.

  3. Текстуальный поворот.

  4. Интерпретативный поворот.

  5. Дискурсивный поворот. Дискурс – язык в употреблении. Языковые практики. Язык в его социо-культурных и интерактивных аспектах. (психотерапевтический дискурс, медицинский дискурс)


Дискурсанализ – анализ языка в его употреблении. Через повседневную речь к исследованию психологических феноменов.

Психология заимствует у философии языка и лингвистики, социо-лингвистики черпает техники.


Несколько вариаций дискурса:

  1. Грамматический анализ психологических понятий (Вильгельштейн). Исследует в каких контекстах употребляется то или иное понятие.

(Харре, Биллик, Эдвардс)

Пример: мы интерпретируем поведение как гнев, так как он попадает в лингвистическую структуру.


  1. Дискурс-анализ (по Поттеру и Уэзерел). Выделение интерпретативных репертуаров.

  2. Критический дискурс-анализ. Основан на идеях постструктурализма (Фуко, Лакло, Муфф). В психологии представитель: Уэзерел. Критика тонких форм доминации. Гендер, сексуальность, власть – основные формы анализа.

  3. Диалогический анализ (Бахтин)

  4. Анализ разговора (Щеглофф). Для чего именно, с какой целью коммуникативные ходы возникают и т.п.

  5. Позиционный анализ. Промежуточный между критическим анализом и анализом разговора.

Главная идея дискурсивных подходов – идея конститутивной роли языка. Язык не как средство выражения описания, а как действие. Язык как средство сознания чего-то. Дискурс не столько отражает, сколько создает мир, что для другого кажется истинным. Вместо репрезентационной модели языка мы имеем дело с инструментальной моделью языка, которая активная сила, с помощью которого человек создает образ своей жизни, воздействует на слушателя, создание мира или его вариантов. Языковые конструкции – дискурсивные действия.


Различие в контексте и субъекте

  1. Кто является субъектом говорения?

Субъект речи – эмпатическая личность как источник смысла. В языке существует доля свободы, речь всегда больше, чем человек хотел сказать.

Или Субъект речи – источник речи где-то вне личности.



  1. Различие между подходами и контекстом (узкий/широкий)


Дискурс-анализ по Поттеру и Уэзерел. В основе конститутивная роль языка. Люди используют язык для достижения результатов. Язык для конструирования версий опыта (а также форматирование).

Способы форматирования опыта – интерпретативные репертуары, не являются полностью индивидуальными, заимствуются из культурного пространства.

Цель: как именно осмысляется опыт, как именно применяются интерпретативные репертуары. Пример: исследование успехов/неудач в изучении иностранного языка. Финских студентов просили написать рассказ о их изучении английского языка вопросы (когда вы в 1 раз начали изучать, о преподавателях и т.п.). Сочинение, словно рассказываешь другу.

Аттрибуции (по авторам) – дискурсивный феномен, исследуют интерпретативные репертуары.

Интерпретативный репертуар

Процедура : 1) кодирование (кодировка/категоризация). Кодирование случаев успехов/неудач. Выделяются все причины успехов/неудач.

2) Интерпретативный – выделение способов осмысления. Как позиционируется субъект? Кому приписывается ответственность за успехи/неудачи?

Цель: как люди осмысляют опыт?
Критический дискурс-анализ по Уэзерел.

Цель: Критика существующих форм доминации, чтобы сделать социальное устройство справедливым.

Интерпретативные репертуары близки к моральным идеологическим делемам.



Пример: «Хорошие девочки попадают на небеса, плохие девочки учатся быть хорошими». Исследование формы тестов из популярных журналов для девочек (оценка классификация девочек на хороших/плохих – на это направлены тесты). Тесты имеют тенденцию приписывать девушкам необходимую форму поведения. Прописывается тип поведения.
Л.Браун «Перформанс феминность» исследование женской идентичности у девушек-подростков. В фокус-группах обсуждают, что для них идеальная девушка. Актуализируют определенные образы. Девочки 11-13 лет описывают продвигаемый общественный образ, а затем осмеивают этот образ.

Определенные типы социальных голосов (образов). Много исследований культурных образов/ национальных.



Критические исследования: Как образы связанные с гендером, национальной идентичностью, сексуальностью представлены в сознании, как влияют на взаимодействие между людьми. Как доминирующие дискурсы подавляют личность? Каким образом появляется любовь к собственному подавлению?

Человек всегда носитель социальных тенденций. Индивидуальное сознание – сцена многих «голосов». Человек – носитель обобщенной проблемы.



Позиционный анализ

Субъект и контекст понимаются интегративно.



Позиционирование: человек использует культурные ресурсы (клише) и дальше их индивидуализирует. Позиционирует не только себя, но и другого. Вскрытие повествовательных линий и определение позиций, которые занимает сам и приписывает другому.

Каждый привязан к определенной повествовательной линии.




(кусок статьи Бусыгиной) О дискурсивном повороте в психологии говорят последние 20-30 лет. Означает он направленность на исследование феноменов сознания посредством анализа дискурса — т.е. языка в его социокультурных и интерактивных аспектах. В этом движении психология обращает внимание на методологии, разработанные в других гуманитарных дисциплинах, прежде всего в лингвистике, теории дискурса, социальной философии.

Сегодня можно говорить о нескольких типах дискурс-аналитических исследований: это анализ дискурса, опирающийся на идеи Л. Витгенштейна (анализ правил употребления тех или иных слов, касающихся, например, эмоциональной сферы; анализ «грамматики» языка и т.п.); дискурс-анализ, опирающийся на структурно-семиологические и постструктуралистские идеи, а также критический дискурс-анализ, использующий идеи социальных теорий критики идеологии; анализ дискурса, берущий начало в этнометодологии и разговорном анализе (conversational analysis); позиционный анализ; анализ дискурса в рамках идей М.М. Бахтина и некоторые другие.

Одной из ведущих идей этих подходов является представление о конститутивной роли языка: согласно сторонникам дискурс-анализа, язык не столько описывает (репрезентирует) некие до-языковые сущности, сколько конструирует те или иные версии мира, событий, феноменов и т.д. В целом можно сказать, что сторонники дискурс-анализа понимают реальность как то, что конструируется посредством дискурсивных практик (онтология конструкционизма).

Исследователей дискурса интересует, как именно люди упорядочивают свой опыт, чтобы придать смысл событиям и поступкам своей жизни. При этом внимание уделяется не только собственно содержанию рассказов, но и самой форме рассуждений об опыте, позиции, которую занимает рассказчик в непосредственной коммуникации, и т.п. [Калая, Хейкинен, 2002; Калмыкова, Чеснова, 1996; Ярская-Смирнова, 1997; и др.]. Исследователи дискурса пытаются ответить на вопрос, почему история рассказывается именно так, как она рассказывается, каковы лингвистические и культурные ресурсы, на которых она строится, какие дискурсивные действия использует рассказчик для самопрезентации и убеждения слушателей и т.д.


(Квале) Природу беседы в интер­вью можно прояснить, опираясь на философский анализ дискурса. Так, у Дж. Поттера и М. Уизерелла (Potter, Wetherell, 1987), применивших анализ дискурса, тексты интервью не просто соотносятся с некоторой реальнос­тью за пределами текста, но и сама по себе речь участников становится объектом интереса. Авторы ставят вопросы типа «Как конструируется разговор?» и «Чего он достиг?». Они подчеркивают, что дискурсивный анализ — не столько метод, сколько подход, фокусирующийся на конст­руктивной природе постановки вопросов, расшифровки и анализа в иссле­дованиях с помощью интервью.