Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Рассказывают о своей судьбе и односельчан деревни Ивановки Тюхтетского района, Красноярского края




страница4/5
Дата15.05.2017
Размер0.77 Mb.
1   2   3   4   5
9. Екатерина Степановна Ольбикова (в девичестве Никитина) (1928), уроженка д. Ивановки. Ныне пенсионерка за 80 лет вспоминает деревенскую жизнь очень подробно и считает, что помнит все с 4-х лет от рождения. Всю свою большую семью, родителей вспоминает и уточняет даже небольшие семейные тайны. Особенно яркими событиями этого возраста считает бандитизм на дороге между Тюхтетом и Боготолом. В местечке Лобанова моста (большой распадок перед самой деревней Четь – это ровно на полпути – 20 км Тюхтет – Боготол). Лес смешанный и густой подходит к самой дороге со всех сторон и увидеть, скрывающихся в нем даже на близком расстоянии было невозможно. «Основная охота» велась на подводы, обозы с хлебом, когда убивали возниц, а лошадей и зерно увозили, в неизвестном направлении. Было ли это занятие местных мужиков, близ лежащих деревень, легкая нажива и явная неуловимость – безнаказанность долго держали в страхе людей, которые возили свой хлеб на продажу в Боготол, на рынок.

Для такой поездки чаще собирались мужики – возчики в группы и брали ружья, исход был разным.

Вот помнит с тех пор Екатерина Степановна как плакали в семье, провожая отца в поездку, и не верили, что вернется живым. По рассказам взрослых в Гражданскую войну колчаковские приспешники (или под видом их) рыскали по деревням, наводили страх на тех кого считали красными или им помогающими. Так, Афанасия Лавренова - старосту избили шомполами за то, что у родителей одного белогвардейца община взяла голодающим – на общее питание зерно, а Афанасий должен был вновь собрать и все вернуть. Всегда простому люду жилось трудно, у кого власть и богатство тот и пан, командует всеми и притесняет кого хочет – уверена собеседница. В этой семье супругов Степки и Прасковьи Никитиных выросли 9 детей, все окончили начальную школу. Мать была дочерью Полевых Венедикта и Ксении. Дед Венедикт умер в 1932 году, жила год после его смерти баба Ксения с Марусей (1915) внучкой - старшей сестрой Кати, что бы не одной в доме быть. А потом забрали они к себе бабу Ксению, здесь она и умерла, похоронена на Ивановском кладбище, рядом с дедом, теперь уже и не найти эти дорогих сердцу могил.

В деревне детей и молодежи всегда было много, а это значит смех, веселье, игры, кроме плясок, основное развлечение. В ремешок, фантики, «а мы просо сеяли», лапта и «выжигало», гадание в зимние святки, вносили в жизнь молодежи желание себя проявить, показать, зарождалась любовь, свадьбы, дети, а это уже другое поколение. Поженились мы с Володей в 1946 г., а 1947 родился первенец – Вася. Годы взросления и юности Катьки Степкиной пришлись на военное время, когда казалось, каждая минутка жизни только тяжелой работой наполнена и ничем больше. Косили покосы вручную, стоговали сено даже девчонки (с вилами под зародом), при уборке жали серпами днем, ночью скирдовали на трещетке. День и ночь на работе, каждый день и каждую ночь на работе. Работа эта была с самого раннего детства в колхозе, начали с 1-2 класса: сначала убирали и чистили покосы, потом посевы, дергали вручную лен, веяли зерно.

Бригадиром в войну был совсем молодой руководитель Андрей Евменов, не было мужчин, все воевали, а женщин почему-то не ставили, мельником был отец – Степан Никитин, но молоть у людей нечего было, мельница почти простаивала, привозили на помол своё зерно смирновцы и всё на этом.

Братья Иван и Степан прошли всю войну до Германии. Иван матери рассказывал, как шли по Белоруссии, называл места, откуда мать Прасковья Полевая (1893) родом была и приехала с родителями по переселению в Сибирь. Написали письмо (почти 50 лет тогда уже не виделись) и получили ответ от двоюродного брата Бориса Полевого, что остались в Витебской области родственники – за войну потерял и жену, и ногу. Но дальность расстояния и возраст так и не позволили встретиться брату и сестре больше.

Постепенно из семьи Никитиных Степана и Параскевы дети все выехали. Екатерина с Владимиром, как только он вернулся, отслужив три года, в 1953 г. с двумя детьми – Василием (1947) и Женей (1949) уехали в г. Норильск, там жили до выхода на пенсию. Там у них родились еще двое детей – Вера (1954) и Сергей (1957).

В 1989 супруги решили выехать и выбрали г. Междуреченск, сделали обмен квартиры с Норильском. Но пожить там не пришлось – супруг Владимир умер скоропостижно, а Екатерина переехала в Боготол, здесь жила сестра Антонина и ее дети. Все дети Екатерины остались в Норильске в своих семьях, но по разным причинам трое уже умерли: Василий в 2004 г., Женя и Сергей – в 1996 г.

Теперь только Вера дочь младшая с семьей там живет и ее дочь Лена, они навещают мать и бабушку в Боготоле. Из 9 братьев и сестер Никитиных, в живых теперь только одна Екатерина. Иван и Василий похоронены в Краснодаре, Степан и Федор - на Сахалине, остальные – в Боготоле, в том числе и родители Степан и Параскева.

В свои за 80 Екатерина Степановна держится молодцом, в чистой квартирке (однокомнатная) через телефон общается со всеми землячками г. Боготола, родственниками из других мест, ходит в магазин, что рядом с домом находится.

Желаем ей здоровья и счастья, хороших воспоминаний о прожитом и пережитом
10. Полянская Евдокия Прохоровна (по мужу Иванова) –родилась 1936 г.р. 10.12, далеко не первый ребенок в семье Прохора и Федоры. Росла умной, подвижной и очень любознательной девочкой. Умела с детства проявить чудеса настойчивости и в семье, и среди сверстников была лидером. С младшим братом Сашей – Шуркой (1939) дружили очень, он полностью находился под её влиянием до самого подросткового возраста. Взрослых слушалась, но всегда имела свое мнение и по возможности действовала по нему. Отец умер дома в 1942 году, ей было всего 6 лет. Фото. Жолудева Екатерина со своей мамой Полянской Федорой Михайловной Но девочка хорошо помнила отца. Вспоминает сейчас, как по детской наивности они с младшим братом могли запросто взять от него кусок хлеба и съесть. Отец предлагал, а они не отказывались, дети ведь наивные. Мать получала в колхозе на покосе 1 кг хлеба, делила всем и больному мужу оставляла на полочке в углу. Отец знал, что больше не встанет, сам отдавал детям этот военный хлеб в тайне от жены. Три года лежал по болезни, декабрь был суровым в 1942 году, гроб делали в доме, очень холодно было на улице.

Дуся хорошо училась в начальной школе и стремилась учиться и дальше. Ее не пугали трудности жития и учебы в другой деревне. Леонтьевская семилетка была за 6 км от дома. Все школьные предметы были любимы, хотела знать все, но особенно выделяла математику и черчение. Брат учиться не хотел совсем, ему нужна была конюховка колхозная, бычки рабочие и кони необученные. Мать – вдова, неграмотная женщина очень хотела выучить хотя бы этих младших. Саша три сентября подряд начинал ходить в 5 класс и бросал учиться, уже в октябре. Старшие сестры Катя и Вера работали в колхозе, чтобы матери помочь и младших учить. Дуся закончила семилетку в Леонтьевке, а 8-ой класс в Тюхтетской средней школе. В 14 лет стала комсомолкой – таково было веление времени и молодой задор. А в 1955 г. вместе с подружкой из д. Смирновки Мишута Феней решили поступить учиться в Ачинский с/х техникум на землеустроительный факультет. Сдали успешно экзамены, выдержали конкурс в 3 человека на место, назначили им стипендию. Бедность заставляла девочек домой за продуктами ездить, а однажды, весной попав в бездорожье, пропустили занятия. У подружки Фени сняли стипендию, она оставила учебу и уехала домой, а Дуся следом. Так закончилась её мечта учиться профессии и влилась уже Евдокия в колхозную жизнь. «Комсомольцы на свиноферму!» - наряд от бригадира и вместе с Нюркой Мартиновой они там, потом откормочник, потом телятник и так беспросветно. Детство кончилось еще в военное время, а работа до темна всю молодость поглотила. Обыкновенной двуручной пилой девушки и женщины пилили дрова по норме за день 4 куб. м в колхоз, распилить, расколоть, сложить в штабель для обмера бригадиром. До пота старались, а потом перебегали на другую делянку в лесу с подружкой Нестиной Люськой и тайно пилили, чтобы дрова продать и купить себе ткань хоть какую-то на платье.



Они обе ещё в подростковом возрасте, лет в 14, подрабатывали в Киргизском ЛПХ. За 20 км пешком ходили в д. Дурандино собирать чернику, чтобы продать ягоду на базаре, купить что-нибудь из обуви. Возницами ездили на бычках и сдавали план зерновой государству, а при погрузке мешков на телегу вдвоем раскачивали мешок, чтобы забросить на высоту телеги.

В сумерках уже после работы все равно бежали в клуб, но только до 12.00 или чуть дольше там бывали, ведь утром снова на работу. Задорные частушки в клубе, веселые песни по дороге на работу и с работы – все это Дуся любила и с удовольствием проявляла свою активность в деревенской жизни. Она была заметна и в работе, и в увеселениях, но легкомысленные поклонники ее побаивались и не решались подойти поближе, напроситься в провожатые.

В нормативах с/х работ девушка сноровисто шла в каждом виде: в косьбе минимум 40 соток, перевыполняла всегда, а за них 2,5 трудодня, за дрова (весь процесс заготовки) – 1 куб. м – 1,25 трудодня, за 1 га льна – 50 рублей, а на жнивье – 10 соток – 1,5 трудодня.

Осенью было и того хуже – днем молотить, ночью – веять, ручку шкив крутили вручную и поочередно, по одному. Сила и выносливость здесь нужна была мужская, а стояли у веялок девчонки. Первый комбайн «Сталинец» пришел в деревню в году 1955-56, а первый комбайнер – соловьевский парень Шевчик Григорий. Свой доморощенный первый комбайнер был брат Дуси – Полянский Александр, за ним потянулись парни деревенские на курсы механизаторов по тракторам и комбайнам.

Взрослела Дуся, наступило время любви и свиданий. Молодежи всегда свойственно авантюры. Вот и это поколение в 60-е годы и много работало, и умело веселиться. Могли на работу по закладке силоса или на покос привезти с собой гармонь и в обеденный перерыв организовать пляски: кадриль, иркутянку, подгорную или краковяк, на траве и в сапогах – ничего не стоило…

Молодым, задорным, сильным – все было по плечу. Вот где был смотр женихов и невест!

А еще у молодежи здешних соседних деревень было хорошее правило – летом ходить друг к дружке на вечёрку. Один-два раза в неделю Ивановские – Смирновские – Новодмитриевские – Леонтьевские парни и девчата наносили визиты плясовые, общались и веселились, подбирали себе пару, чтобы зимой сгулять свадьбу, создать семью. Вот и эта пара Иван Иванов и Дуся Полянская поглядывали друг на друга, оценивали и что-то планировали, целых два года дружили, провожались до калитки дома. Мать Дуси не одобряла выбор дочери и говорила ей об этом т.к. сама когда-то попала в семью жесткую по работе и отношениям. А своим чутьем материнским и опытом жизненным находила в будущем зяте и родословной его то, что влюбленной Дусе не казалось таким уж серьезным препятствием для семейной жизни, когда нет сочувствия и помощи в домашней работе, в общении. Многое из материнских опасений в жизни оправдалось потом, мужа спрос жесткий, порой вздохнуть свободно мешал, ревность убивала радость жизненную. Но Дуся всегда все делала по-своему и как в народе говорили «пересолю, но выхлебаю». Она слушала только свое сердце, гармонист красив, работящ, высокого роста, ревнив до дури, но нравится, а любовь ведь зла… Так, в 1960 г. зародилась в Ивановке свадьба влюбленных Ивана В. и Евдокии П., ещё одна образовалась молодая семья в деревне. Зиму прожили в большой семье свёкра, а весной начались хлопоты о своем отдельном жилье. Из разъезжающейся тогда Михайловки купили и перевезли домик Калистрата Павлюченко, поставили на новом месте между отцовским домом и Трофимовичей усадьбой. Так запланировал Иван (ни в коем случае, он не хотел отъезжать от матери), они очень с ней любили судачить по деревенским новостям, были единомышленниками во всём.

Строителем Иван сам был хорошим, а отец и братья меньшие тоже помогали. Поэтому подворье было отстроено как игрушечка, всему было свое место и назначение. Молодая хозяйка поддерживала во всем чистоту и порядок, готовилась стать матерью. Была разнорабочей в колхозе, сноровистая во всякой работе и всегда стремилась делать хорошо, быстро и много - такова была «планка» и мужа. Может поэтому первенец – доченька родилась неживой, а может и не совсем так, но это случилось. Назвали Ниной и похоронили. Дуся свято несла (выполняла) материнскую заповедь – рожать здоровых детей.

Так здесь в Ивановке и родились поочередно с 1963 по 1974 г. Виктор, Борис, Николай, Елена, Александр, Сергей в полном здравии и на радость всем.

Жила семья на колхозный заработок Ивана, содержали дом, хозяйство и Дуся, пока было только трое деток, ходила на работу. А потом, когда родилась четвертая – Лена, не стало возможности детей куда-то определить. В деревне яслей не было, к ней еще две мамочки стали приводить своих (по двое деток) и оказалась Дуся в роли няни с 8-ю детьми.

В 1973 г. умерла соседка Ефросиния О. – школьная техничка, Дуся пошла на эту работу. Зимой печь топила и пыль убирала, а летом на ней была заготовка дров для школы. К этому времени старший Витя в Леонтьевку пошел учиться, а там и Борис с Колей подрастали. В 1974 г. отправили троих в интернат. Дети подрастали в работе – домашний покос и огород, уже в 10 лет все умели с ручной косой идти косить прокосики ряд в ряд. Надеялись на себя т.к. государство пособие давало на 5, 6-го ребенка по 6 рублей. Для мальчишек отец был примером в наведении порядка вокруг дома, за ягодами и грибами всей семьей ходили, а на рыбалку меньших водил старший Виктор. Они и теперь в деревню приезжают, чтобы сразу же в лес, на речку попасть. Но закрыли школу в нашей деревне и в 1975 г. Ивановы переехали жить в Тюхтет. Иван устроился рамщиком в межколхозном ЛПХ с 1975 г. до смерти в 1992 г. Умер скоропостижно в 58 лет. Евдокия Прохоровна два года только была домохозяйкой, пока устраивала детей по школам и садикам – ведь их шестеро. С августа 1977 года пошла разносить почту по улицам Тюхтета, а в августе 1978 г. перешла товароотборщицей в райпо, потом продавцом хлебного магазина, и до самой пенсии, в декабре 1991 г. ушла на заслуженный отдых. Дети младшие еще учились, когда Иван умер, хозяйство содержала – работы было много. Справлялась, всегда помогала детям и с внуками поводиться и совет нужный, а порой, и нагоняй хороший дать. В своей семье, вернее у мужа, она была авторитетом справедливости, до сих пор дети это признают и против никогда не идут.

Фото. У Жолудевой Екатерины в доме. В гостях Иванова Евдокия, Жолудева Екатерина с внучкой на руках (Котельникова Марина –дочь Ольги), внук Иван (сын дочери Раисы), зять Оленев Николай (муж Раисы), Иванов Иван Васильевич с внучкой Наташей

В Тюхтете дом и все постройки хозяйственные перебрали, перестроили своими руками. Хорошо запомнила Евдокия Прохоровна свой жизненный уклад и то, как веселились в молодости… Память разума и сердца крепка. Живёт в воспоминаниях её, всё, что было по жизни, даже чьи – то шутки…



Хорошо тебе смеяться
Ты на том уж берегу,
А мне трудно перебраться
Через быструю реку.
(Сочинитель -Козя Чернявский)

Теперь дети все в г. Красноярске: хорошая работа, достаток в семьях. Помощь получили от старшего Виктора, у него все работают на водочном заводе «Шушенская марка». Но это уже не д. Ивановка, значит история другая. Главное, они молодцы во всём…



11. Полянская Зинаида Мартиновна (1941) (Петушкова по мужу, ныне жительница с. Лазарево Тюхтетского района) – активная пенсионерка. Зинаида помнит себя Ивановской девчонкой из очень бедной и большой семьи – 6 детей и мать - вдова.

Но не помнит отца Мартина Павловича Полянского т.к. его забрали в трудармию в 1944 г. ввиду слабого зрения, и домой он не вернулся. В школу – 1 класс Зинаида пошла со своими ровесниками беднее других, по осени босиком, а зимой в березовых лаптях, что сплел дядя Ваня Чикун из Ново-Дмитриевки. Учителями были супруги Белякович С.А и Петушкова В.П и учили они в таком режиме 1, 3 классы она, 2, 4 классы – он. Варвара П. не имела педагогического образования, а потому С.А. сам ее стажировал в процессе работы. Сестры Зины – Анна и Надя не учились совсем, не в чем было ходить, да и некогда, надо было лен и шерсть прясть, чтобы ткать - полотно сделать и вязать одежду. Братья – Иван (1928) и Михаил (1936), учились в школе и по 4 класса закончили. Своевременно Ивана в армию призвали, попал в Калининградскую обл., там и обосновался после армии. В семье прожил свой век, там и умер. Письма писал, фото присылал, но приезжал с женой всего один раз на свою родину. Михаил отличался из семьи остротой ума, житейской смекалкой, хорошо учился в начальной школе, а когда в армию призвали на службу по возрасту, то выучился на шофера. Так весь свой трудовой стаж провел за рулем легкового автомобиля, возил районное руководство, был на хорошем счету у начальства, в Тюхтетском райкоме начал и продолжил в Боготольском до самой пенсии. Трое детей с женой Тамарой Антоновной (из Лазарева) вырастили и выучили, а теперь и внуков на путь жизненный наставляют. Хорошо уяснила Зина с детства, что трудно жить без отца и видела, что Анне Никитиной папа сшил сапоги, а Гале Прокопьевой – (Карпихиной) мама, получив пенсию, за погибшего отца обновку купила. Отец этой семьи умер в трудармии в каменных копях Черногорки, а пенсию детям не дали. Почему? Им до сих пор не понятно. Школьные годы помнятся тем, что учась в 4 классе - была организована первая в 1952 году, новогодняя ёлка в истории этой деревни. Игрушки самодельные, бумажные, но казалось такие красивые. И хотя чернила из сажи, а тетради хранились в школе, бережно к ним относились, но в памяти это навсегда. Закончив 4 класса - все подростки шли в колхоз работать. Девчонкам – ручная прополка посевов, грабли в руки и на покос, лен дергали вручную, лопатами зерно в амбарах и точках колхозных лопатили – так было все лето, босиком и полуголодные. Зимой не ходила на работу – не было одежды и обуви. Немного позже, лет в 12, с матерью Татьяной Сергеевной ухаживала за овцами в кошаре, летом их же пасла. Через два года уже со взрослыми женщинами Ольбиковой Пелагеей, а потом Марьей Гатиной – на свинарнике, определились на уход за свиньями. Целый год женщины учили её работе, а потом подружку ровесницу Зою Жолудеву дали в помощь и пошли девочки уже работать за взрослых.

В 60-м году замуж вышла за местного парня Николая Петушкова. На фермах свиных в районе объявилась чума, свиней убрали с ивановской фермы.

Фото. В силосной яме. Фото на память. 1960год

Так стала Зинаида разнорабочей колхоза: косила, жала, молотила, веяла, дрова пилила, навоз убирала. Делала все, что назначал бригадир - многолетний руководитель Ольбиков Иван Тихонович. Рождались дети, один за одним: в 1961 – Коля (умер младенцем), в 1963 – Люда, в 1966 – Нина, в 1972 – Вера. Муж был уже бригадиром колхоза им. Ленина. Деревню назвали неперспективной, а в совхозе в 1969 так и обозначили на расселение, переезд людям по самоопределению т.к. квартир в других бригадах никому предоставить нет возможности. Механизаторам еще что-то могли предложить, а остальным – ничего. Детям нужна была школа, ее закрыли.

Так и выехала в 1972 г. семья в с. Лазарево, где до выхода на пенсию Зинаида Мартиновна трудилась дояркой, растила и учила дочерей, похоронила мужа и свекровь, теперь на заслуженном отдыхе. В разговоре участвует дочь Нина (1966), тоже в Ивановке родилась и помнит переезд из деревни, свое дошкольное детство. Красивое место, где дом стоял на косогоре, а ребятишки с него на санках зимой катались до темна. Под мостом через ручей ласточек пугали, а на конец деревни бегали открывать ворота двинским машинам, за что водители платили ребятам «пятачками». Сестра Люда (чуть постарше) ходила в школу, а Нина следом по-своему желанию бегала, ей не было еще и семи лет. Вера Николаевна – учительница очень доброжелательная была к девочке, любима и учениками, и Ниной, поэтому, когда в семье родилась еще сестренка и была названа Верой (Николаевной) т.к. папу звали Николай. Беззаботное детство помнится Нине и ещё её друзьями и подругами. Галя Прокопьева, Вера Романова, Толик Матыскин, Вася Моисеенко. Речка, мастики, простор деревенский, магазинчик на дому, куда сами ребятишки бегали за конфетами запросто. Все помнится, как родное, но уже безвозвратно ушедшее. Поэтому всегда хочется приехать и убедиться, что нет уже ничего, ни дорог, ни домов, только осталось место - Ивановка. Лес стареет вокруг деревни, да зарастает все порослью тополей и малинника. Нет деревни больше этой, нет Малой Родины нашей, смирились с сожалением и радуемся встречам с земляками и общими воспоминаниями.

Из этой семьи есть и еще одна свидетельница жизни исчезнувшей деревни – Надежда Мартиновна Полянская (по мужу Хабарова) – 1934 г.р. – сестра Зины, но старше ее на 7 лет. Она хорошо помнит отца, статного русоволосого, с кудринкой на голове, высокого мужчину, был всегда в колхозе скотником на ферме. Фото. Ждём команды на начало работы. Приблизительно1965 год.

Отец был неграмотным, поэтому и писем не было из трудармии, не вернулся. Говорят, умер там, когда стоял в очереди за похлебкой, очевидцы говорили. Наде в школе учиться не пришлось, война началась на её первоклассные 7 лет. А потом мать стала определять в заработки её – няней в семью, где девочку кормили, что-то из одежды давали. Так в 10 лет в Смирновке у Митрохиных была, через год в Тюхтете у двоюродной тети Полянской Анны Леонтьевны Тамару нянчила. Вернулась домой и пасла скот, летом с другой тетей Марией Полянской, сестрой отца. В помощь к ним всегда младшие попадали Зина, Валя, Галя и так 7 лет подряд. А потом уже с Верой Полянской, ровесницей, сестренкой в третьем поколении, самостоятельно пасли телят и овец колхозных и босые, и полураздетые, и полуголодные.

В 50-е годы ЛПХ стали в районе открываться и колхозы должны были поставлять рабочую силу. Так Надя Полянская с Ириной Шакуро оказались в Кандатском ЛЗУ, позднее Сплавной. Два года пилили ручной пилой лес, жили в общежитии, там встретила свою первую любовь. Но семья не состоялась и вернулась в деревню беременной. Родился в 1954 г. мальчик Коля, ныне житель в Саяногорском округе, д. Николаевка. Ребенок был оставлен у матери в Ивановке, а сама – на работу в Тюхтетский пищепром: сушила картошку для Севера, делала кисель на продажу и пряники. Там сумела получить документы и отправилась строить по линии РСУ Тюхтетского восьмилетнюю школу и поликлинику в Тюхтете нынешнюю, позже дома для жилья людям и так до 1965 года. В этом же году встретила судьбу свою на 25 лет семейной жизни Хабарова Ивана и уехали вместе на Саяно-Шушенскую ГЭС, взяв с собой ребенка и мать за няню. Родился еще сын Саша, мать помогала дорастить до яслей и уехала помогать младшей Галине растить деток в г. Боготол. Надя там работала без перерыва смазчицей машин в гараже до пенсии. Мать Татьяны Сергеевны помогала дочерям работать и растить детей, не уходя на большой перерыв в декретном отпуске. Детей сына Михаила опекала в определенный период. А в 75 лет, не узнав ничего о кончине мужа, умерла и похоронена на боготольском кладбище. Через много лет появились у детей и другие сведения об отце – совсем иного толка, когда-то младшая Галина была в 70-е на курорте Шира и там встретилась с другой Галиной Мартиновной, как оказалось сродной сестрой. Якобы отец остался в годы военного труда в Хакасии в другой семье, ничего не сообщив семье в Ивановке. Похоронен был уже к этому времени, а потому ивановская семья не стала ворошить то, что уже не имело значения. Хотя горечь от неизвестности у сестры осталась и по настоящее время. Малограмотность в свое время не дала им возможность подробнее узнать об отце, его смерти и жизни в годы войны.

А эта последняя весть уже никому не нужна, так они решили исход кончины отца не искать.

Боль потери и жизненных трудностей им уже никто не залечит, ничего не изменит.



Вот и такая судьбина семьи в Ивановке была тоже, все сестры и братья уехали и теперь разбросаны по всей стране, но общаются наездами, хотя и редкими, чаще по телефону, благо он сейчас доступен всем
1   2   3   4   5

  • 10. Полянская Евдокия Прохоровна
  • 11. Полянская Зинаида Мартиновна