Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Рассказывают о своей судьбе и односельчан деревни Ивановки Тюхтетского района, Красноярского края




страница1/5
Дата15.05.2017
Размер0.77 Mb.
  1   2   3   4   5
Вспоминая прошлое и пережитое

Очевидцы рассказывают о своей судьбе и односельчан деревни Ивановки Тюхтетского района, Красноярского края



Фото. Супруги Матыскины Андрей Яковлевич (Андроник) и Прасковья Яковлевна (Паша). Примерно 1954 год. Родоначальники ивановских Матыскиных – двух сыновей – Ивана и Алексея и трёх дочерей – Паши, Марии, Тани.


Фото. Род Матыскиных: Иван, Мария, Таня, муж Марии Михаил Полянский, Анастасия и Зинаида –невестки, дети этих семей
Фото. У речки «Лёшкин островок» - слева направо Иван и Зинаида –супруги Матыскины, сестра Таня Матыскина
1. Гатин Павел Николаевич (1940 г.р., 8 марта) родился и вырос в д. Ивановке Тюхтетского района. Еще до войны мать Павла (до замужества по вербовке на стройки пятилетки) уехала в г. Владивосток. Из района в 1938 г., была сформирована бригада работящих, смелых молодых работников для рыбного хозяйства. Среди них оказалась и Мария Михайловна Прокопьева (1912). Съехались туда, встретились и перезнакомились молодые люди со всех регионов страны Советов и, конечно, многие выбрали себе спутников жизни – создали семьи. Так и Гатин Николай Захарович из Татарстана и Мария Михайловна Прокопьева поженились без особой торжественности и больших гуляний, но с регистрацией и поздравлениями друзей, небольшим кругом отметили там это событие. Через определенный срок должен был появиться ребенок-первенец, и Мария решила, лучше поехать к родным на свою Родину, в далекую Ивановку. В деревню приехали вместе с мужем, к родителям Марии. Но Николаю Сибирь не понравилась и, видно, он тоже в ней не пришелся по сердцу.

Не дождавшись рождения ребенка, Николай Гатин в 1940 г. уехал к себе домой, на свою родину, в Татарстан.

А потом… была война. Паша рос с мамой Марией, бабой Нюшей, дедом Мишей и отца никогда не знал и не видел.

Уже после окончания войны Мария подавала в розыск на мужа. Нашли советские органы Николая, определили адрес, Мария съездила посмотреть жизнь отца своего ребенка. Увидела новую семью его с 4 детьми, самого израненного и бедность в материальном положении, алименты оформлять не стала. Хотя и была Мария («Прама» в деревне за глаза её называли) порой резкой и жесткой, прямолинейной, здесь она оказалась на высоте. Посочувствовала бывшему мужу, Мария и сына Павла растила сама с помощью своих родителей.

Мальчик рос добрым, умным, любознательным, тянулся к технике, любил гармошку, песни, пляски. Одним словом, в деревне Павла любили и взрослые, и ровесники.

В 50-е годы в наших местах объявились люди, осужденные и высланные по ст. 58, Мария сошлась с одним из них – Макаревичем Филиппом Ивановичем. Так у Марии родился второй сын – Иван (1951), а Павлу сродный брат. Отчим работал в Киргизском ЛПХ – «Гари», куда в летнее время Павел тоже устроился в 10-летнем возрасте. И приняли… каково?

За ним пришли и другие дети войны, ведь родители из колхоза не могли уйти в ЛПХ, а детям не запретишь. Вся безотцовщина попала из Ивановки на эту работу: убирали горбыль на пилораме, отгребали и увозили на тачках опилки, приводили в порядок территорию ЛПХ. Мишка (Мартинов) Полянский, Шурка Полянский, Верка Ольбикова, Пашка Гатин – «горькие» кормилицы семьи, несли хоть какие-то рубли в семью, матери плакали, глядя на своих работников, но отпускали, нужда заставляла рисковать. Фото. Гатин Павел прибыл на побывку из армии (служил в Германии)

Причем до работы было 5-6 км, которые надо было каждый день утром и вечером пройти пешком. Не долго просуществовал ЛПХ, и все подработчики вернулись в свой колхоз Коммунар. Снова мальчишки стали управлять своими быками, их было в колхозе до 30 голов, – все на них перевозилось. Вспоминает Павел, что у каждого быка была своя кличка и норов. Особенно запомнился «Барабашка», если он вздумает в жару постоять в холодке болота, на покосе, не удержишь никакими силами, уйдет. А что могли сделать мальчишки с упрямцем таким? Ничего. Ждали, когда бык сменит гнев (желание отдохнуть на болоте) на милость – выйти снова на работу.

Еще в годы войны коней всех почти фронту отдали, оставили две кобылицы всего. Вот еще прикупили племенного жеребца по кличке «Дончак» - за 2500 рублей – состояние всего колхоза. Возле стойла всегда мальчишки крутились, хотя привязан был на цепь, на водопой водил конюх тоже на цепи. Отчаянные сорванцы через ограждения погладить, похлопать пытались, а прокатиться мечтали все и Павел тоже. Начальную Ивановскую школу Павел закончил хорошо, перешел в среднюю Леонтьевскую, но ресурсов в семье хватило только на 9 классов. В 1957 году работал уже в кинофикацииграмотный и сообразительный быстро освоил профессию, в деревнях ставил кино землякам. В 19 лет призвали в армию на службу, сначала был в Омске – переодели и прямым эшелоном в Германию (тогда это была ГДР). Здесь получил еще профессию шофера, служил 3 года. На фоне жизненного достатка в Советской деревне 1959 года, обеспеченность у немцев казалась чем-то недосягаемым. Дешево все и много всего казались сказочным бытием. Другая страна (побежденная причем) и совсем другая жизнь в сравнении непонятном. Вернувшись со службы Павел устроился шофером в Ставропольский ЛПХ, основанный недавно на окраине Тюхтета.

К этому времени мать и баба Нюша жили в перестроенном Павлом доме (еще до армии мальчишкой почти в 1956-57 годах). Дед Миша уже умер, поэтому командовал Павел, как старший мужчина в доме. Толокой перебрали перевезли на новое место избу, а к ней пристройку срубили, вот и появился в деревне почти новый дом. Гармонь у Павла появилась, как подарок от матери, еще до службы в армии, любил парень созывать молодежь на вечеринку, веселыми звуками после работы. После армии Павел недолго был в холостяках, очень уж влюбился в девушку из соседней деревни Двинки – Смань Стешу. Поженились, а жить стали в Тюхтете и опять стройка своего жилья на ул. Подгорной, семья увеличилась за счет рождения любимых дочек Оли и Светы – погодки. Потом построили дом побольше в другом месте, рядом с работой,- Ставрпольским ЛПХ

В 1968 г. умерла любимая баба Нюша, и мать осталась в Ивановке в доме одна. Получала пенсию колхозную сперва 7 руб. 20 коп., потом 12 руб., потом 21 руб. Младший брат Иван тоже уже вырос и жил отдельно. Фото. В доме у Гатина провожают в армию младшего Ивана в армию

А в 1982 г. Павел забрал мать к себе жить т.к. нужна была ее помощь внучкам Оле и Свете, после безвременной кончины (в 36 лет) супруги Степаниды. Горе было безутешным, безмерным, утрата невыносимой, а дочек растить надо, одна в 6 классе училась, другая в 5. Дом Ивановский был продан, усадьба заросла сперва, потом припахали к колхозному полю, и не осталось примет, что жила здесь семья. Мать в Тюхтете похоронена. А на Ивановском погосте покоятся близкие родственники и дорогие сердцу с детства: баба Нюша – Анна Петровна Романова (по первому мужу) – Синицына девичья фамилия, а Прокопьева по второму мужу. Фото. Слева направо Гатина М, Жолудева А., Полянская Ф., Иванова М

Дед Миша – Михаил Прокопьевич Прокопьев (1876) – сапожных дел мастер из сапожной артели Петрограда свое мастерство привез. Оба уроженцы Белоруссии Минской губернии, по переселению приехали в Сибирь навсегда, здесь и остались.

Дед был участником Крестного хода, того исторического Кровавого воскресенья 9 января 1905 года, во главе с попом Гапоном. Следствием этого хода было царское повеление расселить участников по России, чтобы не привлекать к другим наказаниям и впредь чтоб они не сеяли смуту. Вернулся квалифицированный сапожник Михаил Прокопьев в свою деревню, где им оставлены были его трое детей, после смерти жены, у родителей. Думал - подумал мастер сапожного дела над своей судьбой, а знал, что земляки - крестьяне многие уехали в Сибирь, и знакомые из соседней деревни Синицыны тоже были уже в таежной Сибирской глубинке, Мариинского уезда.

Знал, что в семье Синицыных есть молодая вдова Анна с двумя детьми (Иван и Кристина) – муж её Иван Романов погиб молодым. А вдова была замечена местным барчуком, сыном знатной помещицы, ухаживать пытался… Но мать его стояла настороже и никак не могла допустить их встреч и общения. Цель помещицы-богачки разлучить и развести молодых влюбленных по далеким углам России. Вот и появилась мысль отдать – поспособствовать замужеству Анны Романовой (вдовы), за Михаила Прокопьева – (вдовца), который уже собирался ехать в Сибирь по переселению. Влиятельная дама умело провела переговоры в семьях обеих сторон, оказала денежную помощь отъезжающим, решилось несколько проблем сразу. Так в 1906 г. новая семья из Белоруссии – Анны и Михаила Прокопьевых с пятью сводными (3 2) детьми выехали в Западно-Сибирский округ, а конкретно, в Ивановское поселение Боготольской волости, Мариинского уезда на постоянное местожительство. Родители Анны еще раньше сюда приехали, поэтому большого страха с переездом не было. Дети Михаила и Анны были почти ровесниками, разногласий не было.

Старшая (1901 г. рождения) Федора, потом Прокоп и Варвара были свободными для Ивана и Кристины Романовых, а Акулина (1907), потом Мария и Пелагея здесь родившиеся были сродными и тем, и другим. Но было строго принято в таких семьях называть друг дружку братом и сестрой независимо от кровности по рождению. Коль семья одна, значит и общение близкородственное, и детей своих они позже учили этому же. Так, Катя – Федорина дочь, и Алексей Романов – сын Ивана, всю оставшуюся жизнь (они ровесниками были) звали друг друга братом и сестрой, хотя их родители только росли вместе и родством крови не были скреплены. Это пример хорошей христианской традиции и нравственности человеческой, всегда бы так…

Все это повествование – быль от 24 февраля 2010 года мы вспоминали с Павлом Гатиным в его доме. Куда пришла я как к очевидцу и участнику жизни и бытия в д. Ивановке. У нас с ним общие корни родства по Михаилу Прокопьевичу Прокопьеву – мне он прадед (по материнской линии), я - Федорина внучка, а Павлу – дед тоже по материнской линии (Марии сын). Жизнь быстротечна, нет никого из тех 8 детей, что вырастили Михаил и Анна Прокопьевы. И вот уже другой виток смертей пошел – внуки уходят в мир иной. В январе 2011 г. и Павла Гатина похоронили на 71 году жизни.

Вечная память и царствие небесное! Он свою родную деревню Ивановку боготворил… Все лето, когда стал пенсионером, он почти жил там, на речке, в лесу, на кладбище, просто гулял по дороге заросшей через всю улицу.

У него было великое желание поставить на въезде в деревню камень-памятник с нанесением фамилий всех тех, кто когда-то жил в ней, по - родословной. Например:



Прокопьевы Матыскины

Романовы Лавреновы

Полянские Ивановы и т.д.

Не суждено было сбыться его мечте…

Павла похоронили на Тюхтетском кладбище рядом с матерью Марией Михайловной, а через 40 дней погребен его младший брат Иван в г. Боготоле.

Жизнь человеческая переплетена непознаваемыми до конца нитями родства и кончины. Так вот разметала судьба семью, что эту родословную больше невозможно восстановить никем из близких - родных Павла Николаевича Гатина, родившегося 8 марта 1940 г. в д. Ивановке Тюхтетского р-на, Красноярского края. Вырос, учился, женился в этой деревне, похоронил здесь очень близких ему людей, навещая и обихаживая их могилы, любил трепетно каждый уголок этой деревни


2. Жолудева (Пугачева, Никитина) Раиса Александровна,

1929 г.р., теперь живет в г. Боготоле, ул. Октябрьская, дом 1, кв. 11.

Хорошо помнится, теперь уже 80-летней женщине, как отца Александра Андреевича Жолудь – председателя колхоза Коммунар взяли на войну по добровольному желанию. Мать Елизавета Афанасьевна, маленькая ростом, но сильная духом, осталась с 6 детьми, старшие дочери Мария (1919) и Зинаида (1925) были уже взрослыми и помогали матери. Раиса третья была бойкой, быстрой и очень красивой, девчонкой умела и со сверстниками поспорить и со взрослыми договориться. В войну почти всю работу в огороде и хозяйстве делали вручную и на себе все таскали. Один эпизод помнит очень ярко: на ферме у Никитина Василия –была старая кобылка Белощечка, спокойная и даже с детьми дружила, вернее они с ней.

Утром наказала мать Рае заборонить «на себе» посеянный ячмень, а сил у девочки немного. Вот и сообразила попросить у дяди Васи Белощечку, а тот возьми и разреши. Сумела Рая вскарабкаться на худобу – лошадку и заборонить посев ячменя не только себе, но и вдове Анютке по соседству. Мать долго еще боялась, что привлекут к штрафу семью за использование колхозной лошади на своем огороде. Не работали тогда колхозным тяглом в личном хозяйстве.

Хорошо помнится, как летом 1943 года принесли похоронку на отца, и мать бездыханная упала во дворе, а дети бросились с криком к соседям, собрав полдеревни. Напоили мать водой, обмахали ветерком, подняли с земли и еле живую увели в дом, который хозяин построил и больше в него никогда не вернулся. Кончилось детство сразу в один день. Пошла и Рая – третья дочь с матерью, на колхозные работы, с весны до поздней осени на полях. Сучья убирали с покосов, пололи посевы, косили, сгребали, скирдовали летом сено, к осени ближе – лен, потом на жнивье выходили все и стар и мал. Жили селяне, особенно молодежь, много на полевых станах – кульстан чаще называли. Поварами работали пожилые женщины – старушки, остальные всех возрастов в полевых работах, день деньской, да и большую часть ночи.

Звоном сломанного лемеха от плуга, созывали на обед и ужин, до темна работали, спали 4-5 часов. Мать бралась за любую работу и дояркой работала, и сепаратчицей, стряпала хлеб для колхоза – в амбаре колхозном всегда были круглые буханки, а рядом весы. В выпечке хлеба прилагала все свое старание и умение, даже картошку толкла для пышности, это важно, ведь и вес надо выдать. А дети свои рядом стоят, смотрят голодным взглядом, как не отрезать кусочек. Вот и изворачивалась мать как могла. Она не знала отдыха, вспоминает сейчас уже дочь о своей матери. Работала и поварихой: приготовленный дома обед для работающих в поле, надо было унести на себе, в ведрах на коромысле за 4-5 км. Мать ведра несет, а Рая - хлеб в полотенце за спиной, время по солнцу смотрели. Если видим, что не так солнце показывает, как к обеду, то мама говорит: «Доченька, я вот под кустиком сосну (посплю) минутку, а ты за солнцем наблюдай. Как только вот сюда выйдет, так сразу меня разбуди» – дочка свято выполняла наказ матери. Жили в повседневных трудах. Когда заканчивалась уборка или до окончания чуть какое –то времечко освободилось, всю молодежь бригадир сразу отправлял в лес – заготавливать дрова-чурки для машин, на этом топливе работали присланные из МТС машины.

Веселье все выливалось в вечерки, в клубе пляски, частушки, уходя домой по дороге – песни, молодость своё брала. Гулять ходили в Смирновку, Михайловку, Ново-Дмитриевку и они к нам, по Советским праздникам были выходные дни.

Зимой вся молодежь работала на ферме: доярке – 11 коров подоить 2 раза и обиходить. В 50-е годы (указ правительства) выделить из общего стада овцематок и поставить их на раздой, чтобы потом делать брынзу. И делали, нельзя было ослушаться.

Мужчины построили стойло-станок для овцы, чтобы выше от земли она стояла, а женщины овец доили. В те годы было строго с указами правительства – никто не мог ослушаться. А еще в годы войны, вспоминает пожилая собеседница, даже своих овец стригли, шерсть перерабатывали и вязали рукавицы военного образца для фронта, собирали посылки из последних крох своих.

Зимой не только занимались вязанием для фронта - и себя обуть-одеть надо было. Вили из льна веревочки – плели лапти. Младший брат Петя даже в Леонтьевскую среднюю школу ходил учиться в лаптях, он 1936 г. р.

Для фронта собирали посылки с рукавицами, носками, кисеты для махорки шили, записки вкладывали с наказом бить врага. А еще сушили соломкой картошку: отваривали в «мундире» чуть остудив, чистили, резали и ставили на листах в печь средней жары (то есть температуры), чтобы картошечная соломка стала золотистой, хрусткой. Для себя этого не могли позволить и брали себе меньше картошин, добавляли растертые пупуши – хвощ полевой не распустившийся колос и добавляли к ним еще чуть-чуть муки (если у кого была) и делали лепешки. Отчетные колхозные книги фиксировали, что в войну гороха много сеяли в своих огородах. Это надо было для оладьев гороховых, чтобы быстро делать и скоро насытиться, вот основное преимущество крестьянского питания того времени.

В той жизни и к хитрости кто - то прибегал. Соседняя д. Смирновка жила богаче, народ мог и своровать что-то с полей,и никто не выдаст. Председатель там о людях думал. Так и отправила мать Зину Жолудь (дочь) туда жить и работать т.к. дядя Семен Кузьмич Петров был председателем и мог позволить себе принять в колхоз племянницу. В Ивановке смирновский колхоз им. Калинина звали «Берлин» - за его умение неплохо жить материально даже в годы войны. Ивановцы этим не отличались: они много работали и честно все вывозили фронту, отдавали последнее от себя, но никогда больших почестей от властей не заработали, хотя в конце войны большая группа подростков и взрослых награждена медалью «За доблестный труд в годы ВОВ».

Из семьи поочередно выходили замуж дочери Мария, Зина, Рая. Ушли служить в армию братья – Александр и Петр. Все образовали свои семьи и в Ивановку не вернулись, все кроме Зины. Мать семейства Елизавета Афанасьевна осталась с младшей дочерью Зоей, выдав ее замуж, приобрела зятя Попелышко Александра. Но в конце 70-х годов, признали Ивановку неперспективной, переехали на родину зятя в д. Ириновку.

Фото. Подружки Таня М. и Рая Ж. у реки в половодье

Там через несколько лет, тот же приговор деревне, и они все вместе уехали в 1971 г. в г. Боготол. Умерла мать уже, умерла самая младшая Зоя и старшая Зина, Раиса Александровна пережила смерти: мужа, 18-летней дочери Любы, 40-летнего сына Анатолия, сестёр Зины и Зои, матери Елизаветы Афанасьевны, дождалась уже правнуков.

В Красноярске живет 90-летняя сестра Мария, брат Петр в Черногорке (Хакасия), а Александр во Владивостоке, остался после службы. Там они обрели дополнительные корни, на малой родине бывает только Александр т.к. нет у него семьи, его и тянет в родные края.

Все лето он может быть в деревне, заниматься рыбалкой, помогать на покосе, обрабатывать огород у сестры Зинаиды и Ивана Матыскиных.

Это были последние жители деревни. Деревня прекратила свое существование в 2002 г., со смертью Ивана и отъездом в г. Боготол Зинаиды, где и она уже похоронена в июне 2004 г.

P.S. – зимой 2011 года умер во Владивостоке брат Александр, не смогла по здоровью Раиса Александровна поехать на похороны, слишком далеко, хоронили друзья и соседи. Вот ещё одна судьба в Ивановской истории, похожая на тысячи других в России



3. Раиса Григорьевна Жолудева (Оленева по мужу) – 1947 года рождения, уроженка д. Ивановки, прямой потомок первых переселенцев из Белоруссии, которые в начале 20 века основали эту деревню. По линии отца: Жолудь Андрей Густинович, супруга Анна Антоновна и их сын Жолудев Кузьма Андреевич – супруга его Козлова Варвара Митрофановна и их сын Жолудь Григорий Кузьмич (мой отец) и его супруга Полянская Екатерина Прохоровна (моя мать), а я их дочь Жолудева Раиса Григорьевна (муж Оленев Николай Иванович и наши дети Сергей (1971), Надежда (1975), Иван (1981), дочь (сестра моя) Жолудева Ольга Григорьевна (муж Котельников Николай Вениаминович, их дети Марина (1984) и Антон (1992). Это наша родословная по отцу и матери. Фото. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт»…Жолудева Екатерина Прохоровна за обычной работой в Ивановке

По линии матери мы – Полянские, приехали из Белоруссии. Прапрадед Полянский Лука Семенович, прадед Полянский Сельвестр Лукич, дед Полянский Прохор Сельвестрович, мама - Екатерина Прохоровна Полянская.

Родилась я в доме бабы Федоры на её руки, ранним морозным утром января, когда отец уже ушел на скотную ферму. А потому бабушка сразу отправила за ним мою тетю 10-летнюю Дусю. Молодому 20-летнему папаше было велено посмотреть ребенка и решить его ребенок или нет. «А если нет, то бери и выбрасывай»– шутка и с каким-то намеком: бабушка огорошила зятя. Так я еще одним седьмым ртом появилась в семье. Дядя мой и тети были на 7-14 лет старше меня, а потому уже няньки хорошие. Хотя больше всего 10-летней Дусе пришлось водиться со мной.

Фото. 1959 год. Братья Жолудевы Слева Иван, Григорий, Дмитрий. Антонина –жена Ивана, Раиса –дочь Григория, Екатерина –жена Григория, Антонина –жена Дмитрия с дочерью Ниной

Жили бедно, трудно. Бабушка похоронила деда в 1942 г., Когда мне исполнилось 1 год 3 месяца, отца забрали на действительную военную службу РККА в апреле 1948 г. Отправили на Дальний Восток, в минометные части, прослужил до августа 1951 года. По окончании службы домой не вернулся. О семье решил забыть, писем не писал, женился не официально т.к.развода с мамой у него не было.

Уже 16 ноября 1951 г. зачислен горнорабочим 3 разряда в экспедиции 22, а в апреле 1952 – старшим буровым рабочим по 5 разряду. Очень быстро рос профессионально, разрядностью по бурению до октября 1954 г. был уже мастером 7 разряда. Подженился там, построил дом. Но в 1953 году, когда стало известно местонахождение папы Гриши, мама Катя подала на алименты. И он тут же приехал в деревню, чтобы воссоединиться с семьей. Мама уже не ждала возвращения служивого и вышла замуж за местного парня, тоже Григория. Родственники заняли сторону первого мужа, уговоры и хорошее мнение о папе до призыва сделали свое дело. Мама оставила второго мужа и переехала к матери, продав свой домик. Ну, а папа Гриша уехал после отпуска в свой Красноармейск, и вновь стал жить там с женой Марусей, а маме писать, что нужен срок отработки для увольнения. И только летом мама поехала на Д. Восток, чтобы узнать правду его жизни.

Вернулись они вдвоем, когда я пошла в 1 класс, зиму никак не могла мама уговорить отца пойти работать в колхоз и жить в своей деревне. Я жила у бабушки, училась в школе, а родители весной ушли в экспедицию рабочими – топографами партии № 15 по отводу границ для лесоразработок сибирского региона, для будущих леспромхозов. До поздней осени ходили по лесу, рекам и болотам, вырубая просеки для учета делян. Один год отработали в Тюхтетском ЛПХ, а осенью 1955 года построили они себе избу, перевезли из Ивановки Карпихину хату и устроились работать в Тюхтетский райпищекомбинат. Мама работала зимой в цеху, где сушили картофель для Севера, а весной и летом на парниках в огороде по выращиванию ранних овощей. Папа был разнорабочим в пищепроме, а это ему не очень нравилось, после того как был буровым мастером. Вот здесь мамины уговоры вернуться в Ивановку возымели свое действие. И в марте 1957 года на лошадях перевезли свои пожитки и вернулись на Малую родину. Фото. Родные люди рядом – все уже ушли в мир иной…

Семья Жолудева Гришки вселилась в гавричихин домик, в колхозе им. Сталина, где прожили первые 7 лет. В 1960 г. маме предложили поработать продавцом ларька на дому. Я училась в школе хорошо, больше всего нравилась математика и естественные науки. Папа наш умелый работник во всем: делал бочки, шил сапоги, подшивал обувь, легко справлялся со столярными и строительными работами, но платили мало в колхозе, все чаще стал «быть рядом» возле проезжающих двинцев, когда они в ларек заходили. Двинская лыжная фабрика «гремела» на всю страну своей значимостью. Люди там работящие всегда при деньгах были, водку на разлив и бутылками покупали. Вот и составлял наш Григорий Кузьмич всем компанию. Начинал в семье разборки создавать, унизительные условия нам с мамой. Скандалил, дебоширил, мог нас даже из дома прогнать. Жаль было маму одну оставлять на ночь с пьяным вот и ночевали иногда у соседей, родственников, чаще у М. Гатиной, а иногда за огородами в соломе, а то и просто на сарае затаившись. Это было возможно в весеннее-осенний период, а зимой? Могу только пожалеть маму т.к. я сама училась уже в Леонтьевской средней школе.

Жила я на квартире у хороших людей, доброго хозяина Федорова И.К. и Прасковьи Андреевны (тёти Паши). Иногда, неприятие и ссоры родителей доходили до разрыва: с помощью сельского депутата составляли акт дележа имущества. Отец уходил к своей тете Аннушке Жолудь жить.



Наступала тишина в семье, а маме одиночество, когда я в школу на неделю уходила. Примерно месяц длилась эта игра… в обидчивость и гордыню друг перед другом, а потом все вставало на круги своя. Мама старалась работать, со всеми вмести и в колхозе на полях, на покосе, а утром и вечером продавцом для сельчан. Эта зарплата придавала материальную уверенность семье, а мне в школу уже давали на неделю целый рубль. Кино, ручки, тетради, чуть сладостей я могла себе позволить за эти деньги. В 1961 году прошла в стране реформа денег –замена тысячных купюр на рубли Фото. Собираясь в 1 класс – фото на память… Теперь автор этих строк Жолудева Раиса -1954 год

А потом родители решили строить новый дом, что бы иметь хороший огород, тот был разорван ручьем на два берега, и очень неудобное местоположение. Домик был тенистый, в дорогу упирался палисадник и весь двор. Дома и другие хозяйственные постройки в то время рубили толокой. Просили заранее мужчин-умельцев на какой-то день-два иногда три после посевной, в свободное время. Хозяева готовили богатую выпивку, и с приглашением их жён - женщин вечером в деревне был праздник. Одновременно в деревне могло быть 2-3 толоки. Так строились все, всем все помогали без оплаты, а в качестве взаимопомощи по принципу я - тебе, ты - мне. Так и наша семья строилась.

В 1963 году переехали в новый дом и появилась на свет у нас в семье еще одна девочка, долгожданная дочь и сестра Оля (12 июля). Через месяц в честь этого рождения была большая гулянка и женщин, и мужчин деревни. До этого как-то в «ответки» ходили женщины без мужиков, но тут все перевернулось. Хозяин обошел с приглашением мужчин тех женщин, которые уже пришли проведать новорожденную и мать. На веранде стоял длинный стол, было что выпить и чем закусить, гуляли до утра. Мне в это время было 16 лет - 10 класс. Бурное чтение книг о любви, романтичные фильмы, влюбленность полудетская и наивная - все это свойственно было и мне. Но я была одержима учебой, мне хотелось по окончании 9 классов продолжать учёбу, стать педагогом, быть хорошей учительницей. Еще в 9 классе наша школа получила заказ Боготольского РОНО о введении для выпускников профессионального обучения «Учитель начальных классов» т.е. 11-ый педагогический класс. Мы 14 человек два учебных года 10-11 изучали методики обучения детей в начальной школе, психологию, проходили в начальных классах практику. Трое из всех так и остались педагогами, закончив потом институты заочно, в т.ч. и я. Пединститут закончила в 1973 году.

С 1966 года началась педагогическая деятельность учителем начальных классов в д. Ченстаховке Тюхтетского района. В 1968 году я вышла в Безручейке замуж, но мои дети не Ивановцы. Я 40 лет учила детей, подростков и юношество, училась сама жизни и мудрости. В 1982 г. в Ивановке выдали родители замуж младшую сестру Ольгу за Николая Котельникова. Это была последняя свадьба в деревне Ивановке (в семье Жолудевых Екатерины и Григория)


  1   2   3   4   5

  • 1. Гатин Павел Николаевич
  • Прокопьевы Матыскины Романовы Лавреновы Полянские Ивановы и т.д.
  • 2. Жолудева (Пугачева, Никитина) Раиса Александровна
  • 3. Раиса Григорьевна Жолудева