Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Работа Джонатана Голдмена приобщает читателя к волшебному миру звука, необычайные свойства которого были известны еще в глубокой древности книга




страница1/9
Дата01.07.2017
Размер2.15 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Джонатан Голдмен

Целительные звуки

УДК 159.9 ББК 88.6 Г60

Перевод с английского Е. Александровой

Голдмен Д.

Г60    Целительные звуки: Пер. с англ. /Д. Голдмен. — М.: Издательский дом «София», 2003. — 224 с. ISBN 5-9550-0314-2

Работа Джонатана Голдмена приобщает читателя к волшебному миру звука, необычайные свойства которого были известны еще в глубокой древности. Книга повествует о специфическом искусстве обертонального пения, используемого во многих мистических традициях для лечения и самосовершенствования. Обертональное пение — умение певца производить два и более тонов одновременно — ключ к познанию неизведанных сторон бытия и человеческой натуры. Автор, признанный мастер и учитель вокальной техники, не ограничивается теорией и открывает читателю секрет самостоятельного постижения древнего знания.

УДК 159.9 ББК 88.6

Публикуется с разрешения агентства Александра Корженевского

© J.Goldman, 1992, 1996,2002 © Е. Александрова, перевод, 2003 ISBN 5-9550-0314-2                 © Издательский дом «София», 2003



СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие...........................,.......................     7



Введение. Мое знакомство с гармониками.....   18

1.  Гармоники в герметизме........................   31

2.  Гармоники в точных науках....................   45

3. Гармоники в оккультных дисциплинах......   63

4.  Гармоники в шаманских традициях.......   80

5.  Гармоники в тантре.................................   93

6.  Гармоники в медитации. Путешествие

к иным мирам.......................................... 105

7.  Исцеление гармониками: медицина будущего.................................................. 123

8.  Гласные звуки в составе мантр.............. 148

9.  Основы гармонического пения.............. 166

10. Обертональное пение............................. 177

Несколько слов в заключение...................... 199

Послесловие................................................... 203

Библиография................................................ 206

Список музыкальных произведений............ 211

 П GРЕДИСЛОВИЕ

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Дорогие читатели! Мы с радостью представляем вам новое издание книги «Целительные звуки». Впервые увидев свет в 1992 году благодаря издательству «Элемент», кии-га стала важнейшей вехой в развитии науки о целитель-ных свойствах музыки. С тех пор она неоднократно пе-реводилась на множество языков — на немецкий, португальский, голландский, испанский и другие. Издатели обратились ко мне с просьбой сопроводить новое издание книги новым предисловием, что я и выполняю с большим удовольствием.

После первой публикации «Целительных звуков» мне выпала честь проводить семинары, посвященные этой книге и ее предмету, во многих странах мира. Я не устаю изумляться волшебной силе звука и его способности влиять на людские судьбы. Иногда это влияние заключается в исцелении душевных болезней. В других случаях влечет за собой радикальные изменения в духовном, интеллектуальном и эмоциональном состоянии человека. Участники моих семинаров, отдаваясь во власть звука, открывают для себя новые горизонты человеческих возможностей, познают неизведанные стороны своей сущности. Обучаясь слушать звучание собственного тела, перевоплощаться в звук, они встают на путь самосовершенствования и обновления.

Со времени первого издания книги «Целительные звуки» эта область науки успела значительно обогатиться знаниями. Огромную роль в этом сыграли усилия первопро-ходцев, упорно приобщавших к своему делу все новых и новых сподвижников. Но нельзя умалять значения и тех великих перемен, которые переживаем сейчас мы сами.

ЧАСТОТНЫЕ СДВИГИ1

Мы живем в удивительную эпоху, ознаменованную великими открытиями, радикальными изменениями в культуре и общественном сознании, эпоху глобальной эволюции. Кто-то объясняет происходящее энергетическими изменениями, кто-то — экологическими катаклизмами. Иные — сменой тысячелетий. Я же предпочитаю говорить о частотных сдвигах и их влиянии на нашу планету и населяющих ее людей. В силу многих причин именно сейчас наше сознание постепеннолробуждается, открьи ваясь новым знаниям о нас самих, о возможностях, заложенных в человеке, о том, как изменить мир и сделать его совершенным. И удивительные свойства звука начинают обретать ключевое значение в нашей жизни, поскольку именно звук помогает нам приспособиться к процессу частотного сдвига, охватившему столь многие уровни реальности.

Во многих культурных традициях народов нашей планеты заложена идея, что прикоснуться к истокам бытия можно лишь через звук. «В начале было Слово». А значит —

'Частотный   сдвиг — изменение частоты колебаний. — Здесь и далее прим. перевод.

звук! Комплекс гармоник2. В этой концепции слились воедино религиозный подход и научный.  

Все в нашем мире пребывает в состоянии вибрации; каждое тело обладает собственной частотой колебаний. Звук наделен огромной властью: он способен изменять молекулярную структуру, создавать новые формы. Используя этот феномен, можно воздействовать на любые предметы и явления, доводя их до совершенства. То есть тво-рить чудеса. Путем упражнений и постепенного духовного просветления можно научиться использовать гармоники, резонирующие с нашим мозгом, нашим телом, нашим эфирным полем, для того, чтобы изменять собственную частоту вибраций. А можно научиться и самостоятельно воспроизводить такие звуки. И эти волшебные звуки, рожденные под действием особого эмоционального состояния и заряженные энергией любви, вступят во взаимодействие с различными уровнями сознания, пробуждая к жизни все новые и новые его возможности. Эффект бывает особенно сильным, если в создании звука участвует целая группа людей.

В процессе пения в группе создается объединенное, групповое сознание, способное стать источником морфического резонанса3. Поля, порожденные групповым пени



2  Гармоника — минимальная составляющая звука. Музыкальный звук представляет собой сочетание основного тона (или первой гармоники) и обертона. Обертоны звучат слабее основного тона, сливаются с ним и на слух не распознаются. Наличие и сила каждого из них создают окраску (тембр) звука. К примеру, струна колеблется н издает определенный тон — основной. На струне образуются еще добавочные волны, создающие дополнительные тоны других частот, кратных частоте основного тона. Их н называют высшими гармоническими тонами, или обертонами.

3 Автор придерживается концепции, согласно которой природа вещей зависит от особых полей, называемых морфоге-нетическими, — полей, предопределяющих развитие объекта в соответствии с той или иной структурой. Морфогенетические

ем, обладают потенциалом, значительно превосходящим все наши ожидания. В одиночку человек может оказать воздействие лишь на собственную частоту вибраций, тогда как звук, порожденный группой, способен повлиять не только на каждого из ее членов, но и на всю планету в целом. Словно камушек швырнули в спокойные воды озера: камушек маленький, а'волны от него становятся все больше, набирают силу и расходятся все дальше н дальше, пока не поля присущи всем известным видам атомов, молекул, кристаллов, живых организмов, общественных установлений и складов ума. Как и поля, известные физике, они представляют собой нематериальные области воздействия, протяженные во времени н пространстве. Локализуются они внутри н вокруг организуемых ими систем. Когда какая-либо частная система прекращает свое существование (например, прн делении атома, таянии снежинки, смерти живого существа), организующее его поле в том месте исчезает. Но с другой точки зрения, мор-фогенетические поля не исчезают никогда, поскольку являются потенциальными организующими паттернами действия. Физически они могут проявить себя в иные времена и в иных местах, где угодно и когда угодно прн необходимых соответствующих нм условиях. Кроме того, прн всяком таком повторном проявлении обнаруживается, что они несут в себе память о своем прежнем физическом существовании. Согласно Руперту Шелдрейку, современному апологету этой теории, морфогенетические поля не являются отражением вечных законов природы. Шелдрейк считает, что они обладают своего рода внутренней памятью. Оии развиваются с течением времени, так как, в свою очередь, зависят от формы, которую оии определяют, а точнее говоря, от предыстории развития данной формы. Если взять, например, человека, то морфогенетнческое поле любого индивидуума зависит от всех форм его предшественников. Каждый человек как бы черпает из огромного «пула» коллективной памяти всех предыдущих поколений людей и со своей стороны что-то вносит в этот коллективный «пул». Этот процесс, в котором одни структуры оказывают влияние на другие аналогичные структуры через пространство и время, Шелдрейк называет морфическим резонансом.

достигнут самых недоступных уголков берега. Итак, нам ниспослан великий дар: заново познать волшебную власть звука.

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ СИЛА ГАРМОНИК

Гармоники одновременно реальны и бесплотны. Они незаметно существуют рядом с нами, и действие их становится ощутимым лишь после того, как происходит частотный сдвиг. В первую очередь изменения затрагивают наш слух: мы начинаем воспринимать звуки, прежде неслышимые. Затем наступает очередь голосового аппарата: мы обретаем способность производить совершенно новые, прежде недоступные нам звуки. А за этим следует этап расширения сознания, н нашему разуму открываются иные реальности.

Главная тема книги «Целительные звуки» — способность гармоник производить изменения в частоте колебаний физического тела, а также ментального, эмоционального и эфирного тел. Этн изменения, в свою очередь, влекут за собой исцеление и обновление. Цель книги — связать воедино религиозный и научный подходы к проблеме звука, не ограничиваясь при этом рамками одной культуры н одной научной дисциплины.

Законы мира звуков неизменны и универсальны независимо от того, какая традиция изучает их и какое общество использует их для лечения и самосовершенствования. С помощью звуков мы получаем возможность больше узнать о самих себе и мире вокруг нас. Я верю, что и вы сможете войти с ними в резонанс и они помогут вам открыть в себе нечто новое. Звуки наделены поистине магической властью. Горячо надеюсь, что со временем вы научитесь читать между строк и откроете для себя новые пути использования этой власти. Кое-что вы сможете почерпнуть из этой книги. Остальное же постигнете сами.

Для меня мир звуков всегда был н будет источником постоянного изумления и жажды познания. Теперь же я замечаю, что вовсе не одинок в своих чувствах. В обществе все сильнее расцветает утраченный было интерес к целительным и преображающим способностям звука. Повышенное внимание уделяется гармоникам. Знания в этой области все умножаются, ширится и практическое их использование. Разумеется, этого бы не случилось, если бы главные хранители особого вокального искусства -—тибетцы, монголы и тувинцы — не раскрыли миру своих тайн.:

Монахи различных тибетских монастырей, к примеру, неоднократно совершали длительные поездки по Соединенным Штатам и Европе, делясь с неофитами тонкостями священной науки обертонального пения. Ансамбли певцов из Монголии и Тувы в рамках подобных туров давали уроки удивительной вокальной техники хоомей.

НОВОЕВРОПЕЙСКАЯ ВОКАЛЬНАЯ ТЕХНИКА

Западные учителя вокальной техники, к числу которых принадлежу и я, освоили новую форму вокальной гармоники. Она отличается от тибетского «однотонального аккорда» и хоомей монголов и тувинцев. Именно эту новую технику в основном изучают и используют в Европе и Соединенных Штатах. Я называю ее «новоевропейской». Этот стиль базируется на некоторых приемах, принятых в тибетской, монгольской и тувинской традициях. Он, однако, не требует долгих лёт практики и чрезмерного голосового напряжения. Подробнее вас с ним ознакомит глава девятая — «Основы вокального искусства». Новоевропейской вокальной технике несложно обучиться, а использование ее может принести весьма ощутимую-пользу. И стиль этот как нельзя лучше подходит именно западному человеку. Основываясь на уже приобретенных нами знаниях о свойствах звука, мы сумели создать совершенно новый тип вокального искусства. Однако этого, разумеется, не произошло бы, если бы своими достижениями не поделились с нами тибетцы и тувинцы.

По роду деятельности мне вновь и вновь выпадает счастье знакомиться и общаться с замечательными людьми — в прошлом музыкантами и учеными, целителями и учителями медитации, теперь же посвятившими себя изучению свойств звука и вокального мастерства. Я сам набирался знаний от тибетских и тувинских певцов: Мне хотелось бы рассказать вам о некоторых из недавних моих опытов приобщения к волшебному миру звука.

МОНАХИ ИЗ ДРЕПУНГ ЛОСЕЛИНГ

Право обучать людей тибетскому обертональному пению даровал мне мастер пения из монастыря Дрепунг Лосе-линг. В воскресенье, 15 декабря 1991 г., монахи этого монастыря давали концерт тибетских священных песнопений в Боулдере (Колорадо). Глубоким, низким тембром и звучностью их-пение напоминает стиль, принятый в монастырях Гьюто и Гьюдмед. Мне выпала честь провести с ними весь следующий день, принимая участие в их вокальных упражнениях. Вечером же того дня монахи проводили в Боулдере специальный семинар, посвященный их вокальной технике. Тогда мне наконец и было даровано обновление, к которому я стремился много лет с тех самых пор, как впервые услышал тибетский «однотональный аккорд».

В начале семинара монахи продемонстрировали аудитории свое удивительное искусство, а затем перешли к открытому обсуждению особенностей техники, путей ее обретения и практического применения. При этом они пользовались терминами «глубинный тон», «мягкий тон». Такое пение, как пояснили монахи, является земным воплощением речи Будды. Группа состояла из девяти монахов. Трое из них считались мастерами пения, в совершенстве постигшими технику «глубинного тона». Учителя работали с аудиторией, убеждая пришедших попытаться пропеть несколько звуков самостоятельно.

ПОВЕЛЕНИЕ УЧИТЕЛЯ

На том семинаре присутствовал и главный мастер пения монастыря Дрепунг Лоселинг — Ринчен Чугьял. Его учеником в тот вечер оказался я. Он провел со мной некоторое время, помогая развить и усовершенствовать мою технику пения. И среди пятидесяти человек, присутствовавших на семинаре, я оказался единственным, способным воспроизвести тот самый «глубинный тон». Удовлетворенный моим успехом и тем вниманием, с каким я прислушивался к его советам, он взглянул на меня и произнес: «Учи!»

«Вы позволяете мне стать учителем техники "глубинного тона"?» — воскликнул я в изумлении. «Да! — отвечал он. — Учи!»

Я уже обучался технике «глубинного тона» некоторое время назад (и практически совершенно самостоятельно), но никогда не считал возможным применить свое умение. Как вы узнаете из этой книги, мой первый опыт в этой области был не особенно удачным. Я уверен и по сей день, что обучение по неправильному методу таит в себе серьезные опасности. Поэтому до той встречи с Ринчен Чугь-ялом я даже и не думал о том, чтобы давать уроки тибетской вокальной техники. Но повеление Учителя вдохновило меня.

В РОЛИ УЧИТЕЛЯ

Свой первый урок я преподал два месяца спустя группе буддистов, посещавших семинары монахов из Дрепунг Лоселинг. По окончании занятия треть группы могла пропеть «глубинный тон», хотя их пение было далеко от совершенства. К остальным же умение пришло несколько позже.

С тех пор я стал лучше понимать физиологический механизм «глубинного тона». Кроме того, я полнее осознал, сколько необычайных возможностей и священных сил заложено в этом звуке. Это заставило меня перене-

14сти практическое обучение технике «глубинного тона» на заключительный этап моих семинаров. Нередко, однако, отдельные ученики — как мужчины, так и женщины — с первых же семинаров овладевали этой техникой лишь в результате того, что находились рядом со мной и слушали мое пение. Таким образом, на моих собственных семинарах мне довелось собственными глазами наблюдать несколько удивительных примеров «гармонической передачи». Я и сам обрел дар «глубинного тона» через общение с мастерами этой вокальной техники — монахами из тантрических школ Гьюто и Гьюд-мед. Продолжателями их священной традиции стали монахи Дрепунг Лоселинг.

Года два спустя после вышеописанных событий мне довелось пережить еще один незабываемый опыт, связанный с тибетским обертональным пением. Впечатлениями о нем мне хотелось бы поделиться с вами.

КОНЦЕРТ

Выдающийся композитор и музыкант Китаро пригласил меня принять участие в составе его ансамбля в бенефисном концерте, посвященном Тибету За неделю до концерта мне сообщили, что* вместе с нами будут выступать монахи из монастыря Дрепунг Лоселинг! Это совпадение показалось мне весьма примечательным: ведь на тот момент в Соединенных Штатах гастролировало сразу несколько тибетских ансамблей.



Тем вечером, 9 октября 1993 г., мне довелось пережить поистине чудесный спыт приобщения к священной музыке. Концерт проходил в Нью-Йорке, в церкви св. Иоанна Евангелиста, в присутствии пятитысячной аудитории. Открывал программу ансамбль «Голоса Тувы», исполнявший тувинские народные песни в стиле хоомей. За «Голосами Тувы» последовали священные песнопения тибетских монахов, поражающие красотой и мощью звучания. Третьим на сцену вышел ансамбль Китаро.

Китаро играл на синтезаторе и барабанах тайко4. Кроме него в ансамбль входили гитарист, еще один клавиш-ник и музыканты, играющие на диджериду5 и табла6. Я же играл на тибетских «поющих чашах»7, бамбуковой флейте, колокольчиках и ударных, а также пел в технике «глубинного тона» и в «новоевропейской» гармонической технике. В заключение монахи Дрепунг Лоселинг исполнили еще одно песнопение. На сей раз в их хоре участвовал и я.

Это был замечательный вечер: была воздана равная честь и старинным священным традициям разных народов, и традиции, возникшей лишь недавно. Мне хочется рерить, что, приняв в нем участие, я смог выразить хотя бы часть своей великой благодарности тибетским монахам за тот чудесный дар, который они принесли человечеству.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В завершение мне хотелось бы еще раз сказать о том, как я невыразимо благодарен всем мастерам вокальной техники и знатокам звукотерапии, которые помогали и продолжают помогать мне в моей работе. Своим появлением на свет эта книга во многом обязана их содействию и моральной поддержке.

4 Тайко ■- японские барабаны в форме бочки, к которой привязывается нлн прибивается мембрана; бьют по ней специальными палочками — бати.

5 Диджернду — духовой музыкальный инструмент аборигенов Австралии, прямая деревянная труба длиной около 1,5 м.

6 Табла — пара маленьких барабанов, различающихся высотой тона; используются в Камерной музыке Северной Индии.

7  «Поющая чаша» — тибетский музыкальный инструмент, металлическая шарообразная чаша, к которой прилагается металлический пест. Водя пестом по внутренним стенкам «чаши», музыкант извлекает из инструмента протяжный звонкий гул.

Я хочу поблагодарить и вас, дорогие читатели! Я рад, что вы разделяете мой интерес к удивительному феномену звука. И мне хочется верить, что однажды судьба сведет нас и я смогу помочь вам приобщиться к священному искусству гармонического пения. Раскройте свое сердце божественному потоку звука!

2 Я-786

Введение



МОЕ ЗНАКОМСТВО С ГАРМОНИКАМИ

6 ноября 1981 г. я принимал участие в конференции «Целительство в современном мире», проходившей в Вашингтоне под эгидой Суфийского ордена целителей. Перед многотысячной аудиторией, наполнившей лекционный зал, выступали знаменитые целители, основатели и главы различных религиозных и научных организаций. Докладчики затрагивали разнообразнейшие аспекты главной темы: Элизабет Кублер-Росс говорила о смерти и умирании, Роберт О. Бикер — об электромагнетизме и целительстве, Долорес Кригер — о терапевтическом воздействии прикосновения, Хироси Мотояма — о чакрах, Тельма Мосс — об эффекте Кирлиан.

Так было положено начало мощному движению, приобретшему к середине 90-х годов необычайный размах. А в моей жизни это была первая конференция, посвященная вопросу, уже тогда интересовавшему меня всерьез. Незадолго до нее я посетил семинар по теме «Лечение звуком и мелодией», а поскольку воспитывали меня стойкие приверженцы традиционной аллопатиче'ской медицины (мои дед, отец и брат — доктора медицины), этот новый подход к проблеме духовного и физического здоровья показался мне крайне необычным и увлекательным.

По стопам своего отца я не пошел. Поначалу я избрал стезю рок-музыканта. Играя на гитаре в обычных коммерческих ансамблях, я и предположить не мог, что между музыкой и излечением недугов может существовать какая-то связь. Именно поэтому я с таким нетерпением ожидал на той конференции выступления Пир Вилаят Хана, духовного главы Западного суфийского ордена, который собирался прочитать доклад на тему «Исцеление светом и звуком».

Пир Вилаят Хан заговорил о том, какое влияние могут оказывать свет и звук на состояние человеческого организма и ауры. Меня чрезвычайно занимало, что тлкое чакры и как они связаны со звуком, так что я слушал Пир Вилаята с живейшим интересом, надеясь, что он затронет волнующую меня тему. Однако мои надежды не оправдались. Не в силах усидеть на месте, я вскочил и замахал рукой, пытаясь привлечь внимание докладчика. Пир Вилаят принял несколько вопросов от аудитории, но меня проигнорировал. После лекции я затесался в обступившую его толпу и вдруг очутился с седовласым учителем лицом к лицу. Он взглянул на меня и кивнул.

—  Пир Вилаят, — начал я, — существует ли связь между звуками и чакрами?

Учитель на секунду задумался.

— Да, — наконец ответил он. — Я думаю, связь существует. Но истинная исцеляющая сила, по моему мнению, скрыта в гармониках.

—  В гармониках! — воскликнул я. — Да! В гармониках! Благодарю вас!

И я с ликованием удалился, чувствуя, что наконец получил ответ на самый важный вопрос.

ГАРМОНИЧЕСКИЙ ХОР

Проблема заключалась лишь в том, что я и понятия не имел, о чем говорил Пир Вилаят. Термин «гармоника» был знаком мне как музыканту в связи с техникой настройки гитары: натяжение струны ослабляется до тех пор, пока она не начнет издавать особый, приглушенный, еле слышный тон, а затем в соответствии с этим тоном настраивается другая струна. На этом, однако, мои познания в области гармоник заканчивались.

Тем не менее эта встреча с духовным учителем, признанным авторитетом в области лечения звуком, взбудоражила меня. Покинув лекционный зал, я завернул в книжный киоск, поставленный специально для участников конференции. Здесь можно было найти материалы по различным видам целительства — в книгах и на кассетах. Словно ведомый невидимой силой, я очутился у стола с аудиокассетами. Внезапно мне в глаза бросилась надпись: «Гармонический хор». «Да, вот это мне и нужно!» — подумал я, хотя прежде мне не приходилось слышать об этой кассете и я не имел ни малейшего представления о ее содержании. Однако магическое слово «гармоника» околдовало меня. «Купи ее!» — приказал мне таинственный внутренний голос.

С кассетой в руке я вернулся в холл отеля, где проводилась конференция. Поскольку в моем портфеле лежал плейер с наушниками, я мог немедленно приступить к прослушиванию таинственной пленки. Первое, что я услышал, был мощный голос, выпевающий единственную ноту. И вдруг эта нота начала шириться, наполняясь волшебным звоном, словно возникшим из пустоты. Не стану утверждать, будто мистический опыт посреди переполненного людьми вестибюля — обычное для меня дело, однако от этой прекрасной, неземной гармонии я немедленно погрузился в транс. Очнулся я лишь от щелчка кнопки «стоп».

Мне не раз случалось, слушая музыку, испытывать бурные эмоциональные переживания, но никогда прежде музыка не заставляла меня полностью утратить связь с реальностью и унестись в иной, неведомый мир. В ту же секунду я дал себе клятву узнать о гармониках все, что возможно.

С тех пор я слушал ту кассету практически постоянно, и с каждым разом музыка, записанная на ней, очаровывала меня все больше. Таких божественных звуков мне не приходилось слышать никогда. Чуть ли не каждого встречного заставлял я послушать эту запись. Реакция других людей в основном совпадала с моей, хотя и была лишена оттенка обуявшей меня одержимости.

В небольшом примечании на коробке пояснялось, что голоса на кассете не подвергались никакой студийной обработке. А столь необычайного звучания исполнители добились, изучив вокальную технику, используемую в древней монгольской традиции священных песнопений. Особенность этой техники заключается в том, что певец способен одновременно издавать две ноты и более. Называется же она гармоническим пением.

Живя в Бостоне, я много месяцев подряд пытался самостоятельно повторить звуки, записанные на кассете. И наконец, путем проб и ошибок, научился пропевать самые элементарные гармоники. Затем, в 1983 году, я отправился в Нью-Йорк на концерт «Гармонического хора», чтобы услышать их исполнение и поучаствовать в семинаре, посвященном их необыкновенному искусству. Семинар помог мне усовершенствовать собственную вокальную технику. После нескольких месяцев тренировки я достиг такого уровня мастерства, что смог уже обучать азам гармо-нического пения и других людей.

Причины, двигавшие мной, были весьма просты. Хотя идея о целительных свойствах музыки была для меня не нова и мне приходилось сталкиваться с интереснейшими и весьма эффективными системами звукотерапии — от музыки Стивена Халперна до «Тонинга» Элизабет Лорел Кейс, — ничто не оказывало на меня столь мощного и глубокого воздействия, как гармоническое пение. Эти вокальные упражнения наполняли меня одновременно покоем и энергией. Я чувствовал, как звук резонирует у меня в голове и во всем теле. Ничего подобного прежде мне не случалось испытывать. И мне хотелось поделиться этим чудесным откровением с другими.

ПЕСНЬ ДУШИ

Вскоре удивительные возможности музыки раскрылись передо мною еще более полно. Моим первым учителем вокальной техники была Сара Бенсон, уроженка Новой Англии8. Посвящая своих учеников в тайну использования звука для врачевания и самосовершенствования, особое внимание она уделяла человеческому голосу. К примеру, одно из ее упражнений, весьма эффективное, наделяло ученика умением при помощи голоса исследовать ауру другого человека, а затем направлять в нее звук. Начав осваивать эту технику, я столкнулся с поистине изумительными результатами: она позволяла в кратчайшие сроки облегчать нервные, умственные и физические заболевания и даже устранять их.

По-настоящему испытать преображающую силу звука мне довелось за несколько месяцев до вашингтонской конференции на одном из занятий Сары Бенсон. Упражнение, которое мы выполняли, называлось «Песнь души», и заключало ь оно на следующем: члены группы окружали кольцом одного из участников и начинали выпевать его имя. На протяжении всего упражнения мое сознание оставалось ясным, и я отчетливо помню, как перенесся из круга в центр пурпурной хрустальной пирамиды, покоящейся на потоке зеленого света. Когда группа перестала петь, я вернулся в собственное тело. Это было незабываемое переживание, одно из самых удивительных в моей жизни.



8Новая Англия — район на севере Атлантического побережья США.

Почувствовав себя вправе передавать свое мастерство другим, я начал вести мастер-классы по вокальной технике. В ходе этих занятий я понял, что, выполняя вышеописанное упражнение Сары Бенсон — исследуя голосом ауру другого человека и направляя в нее звук, — незаметно для себя обретаешь способность пропевать гармоники. Слушая пение ученика, я мог даже с закрытыми глазами определить, когда издаваемый им звук достигнет намеченной цели. Ни один из членов группы не был посвящен в искусство гармонического пения, однако в тот момент, когда они начинали использовать голос для исцеления, гармоники рождались в их горле сами собой.

Интуиция подсказывала мне, что эта древняя вокальная техника таит в себе настоящие чудеса, однако никакой возможности получить необходимую информацию я не видел. Пару раз мне попались крохотные отрывки, посвященные этой теме, но о том, что так занимало меня — о связи между вокальными гармониками и врачеванием болезней, — там не было ни слова.

Эти события моей личной биографии совпали с новым расцветом гармонического пения на Западе в начале 80-х годов.

«ЛЯМБДОМА» И «КИМАТИК»

В надежде отыскать ответы на свои вопросы я обратился к научной литературе, посвященной природе звук,а, где гармоники рассматривались как физическое явление, порождаемое вибрацией. А затем я встретил Барбару Хироу. Барбара уже долгое время работала над проблемой лечения звуком. Ее система звукотерапии основывалась на «лямбдоме» — пифагорейской таблице частот. Барбара воспроизводила эти частоты при помощи синтезатора. Я понял, что пифагорейская формула базируется на принципе гармонического ряда и вполне приложима к человеческому голосу.

В 1983 году через Барбару я познакомился с доктором Питером Гаем Мэннерсом, английским остеопатом. Доктор изобрел прибор — так называемый киматик, — позволяющий напрямую воздействовать звуком на человеческое тело. В основе его методики лежал следующий принцип: гармонически связанные между собой звуки резонируют с пораженными недугом частями тела, восстанавливая частоту вибраций, присущую им изначально. Я спросил доктора, можно ли использовать подобным образом человеческий голос, и получил утвердительный ответ. Это окончательно убедило меня в правильности моих смутных до гадок: гармоники действительно могут служить инструментом исцеления. Я начал прилежно изучать науку о волнах и принципы резонансной терапии

ТИБЕТСКИЕ МОНАХИ И «ОДНОТОНАЛЬНЫЙ АККОРД»

Следующим моим шагом стало знакомство со священной музыкой Тибета. Однажды мне довелось услышать песнопения монахов из монастыря Гьюто. Издаваемый ими звук был таким глубоким и низким, что походил скорее на рев дикого животного. А к этому невероятному, нечеловеческому звуку примешивались еще и другие, высокие тона, словно пели фальцетом мальчики из школьного хора. Все вместе производило совершенно неземной эффект.

Мне, разумеется, немедленно захотелось воспроизвести услышанное, однако это казалось лишь несбыточной мечтой. Из того скудного материала по интересующей меня теме, который мне удалось добыть, я узнал: монахам требуется от десяти до пятидесяти лет, чтобы научиться петь «однотональный аккорд». И тем не менее я проникся твердым намерением самостоятельно овладеть этим искусством. В 1984 году у меня появился новый учитель вокальной техники. Он специализировался на индийской музыке, но помимо этого умел воспроизводить певческие приемы чуть ли не всех музыкальных традиций мира, а также в совершенстве владел техникой хоомей, применяемой монгольскими шаманами. Имитировать «однотональный аккорд» монахов Гьюто он тоже умел, хотя не мог тянуть его дольше пятнадцати секунд: мешала боль в горле. Просьба научить меня этой технике повергла его в недоумение. Он не мог понять, зачем кому-то учиться производить звуки, обременяющие голосовые связки такой непереносимой нагрузкой.

В то время я не знал, что он воспроизводит «однотональный аккорд» неверно. Мне казалось, что звук, издаваемый учителем, идентичен пению монахов из Гьюто. И лишь позже я понял, в чем заключалась ошибка: мой учитель производил «однотональный аккорд» не той частью голосового аппарата, какой следовало, и связкам действительно наносился значительный ущерб. Но тогда, не зная, в чем дело, я убедил его продемонстрировать мне свои приемы, а когда попытался их повторить, то сорвал голос. Горло у меня болело почти месяц, и от дальнейших попыток научиться воспроизводить «однотональный аккорд» пришлось отказаться.

Год спустя монахи из Гьюто отправились в турне по Соединенным Штатам. На карте их маршрута значился и Бостон. Мне выпала неоценимая привилегия провести некоторое время в их обществе и посетить все их выступления и мастер-классы по вокальной технике. Во мне возродилась надежда наконец узнать, как они производят свой «однотональный аккорд». Монахи, однако, упорно не желали передавать свои знания- слишком могущественным и священным орудием была для них эта музыка, чтобы раскрывать ее секреты непосвященному.

Спустя некоторое время в Бостон прибыла группа монахов из Гьюдмед. (Гьюто и Гьюдмед — тибетские тантрические школы,'основанные и изначально располагавшиеся в одноименных районах Лхасы, столицы Тибета.) Мне посчастливилось стать одним из организаторов уникального события — студийной записи священных песнопений монахов из Гьюдмед.

Тем вечером, после сеанса звукозаписи, я вернулся домой с кассетой и, прослушивая пленку, заснул прямо в комнате для медитации. А следующим утром, просыпаясь, я вдруг услышал, как из моего горла вырывается прежде неведомый ему звук. Это и был «однотональный аккорд» тибетских монахов. Потрясенный до глубины души, я отправился в студию и продемонстрировал свое достижение Дэвиду Ко-летту, вместе с которым мы делали вчерашнюю запись. Дэвидусмехнулся, затем открыл рот — и тот же самый звук слетел с его губ! Каким-то непостижимым образом мы оба вдруг овладели этим изумительным даром!

Спустя некоторое время монахи из Гьюдмед вернулись в Бостон, чтобы выступить на организованном нами концерте. Когда они вошли в студию, мы с Дэвидом улыбнулись им и пропели «однотональный аккорд». Ринпоче, рассмеявшись, что-то сказал переводчику. Тот повернулся к нам: «Ринпоче говорит, что на Западе вам нет равных!»

Все вышеописанное — один из удивительных примеров феномена, который я называю «гармонической передачей»: учитель передает священное искусство тому, кто жаждет его обрести, просто находясь с ним рядом. Мне приходилось слышать истории о том, как гуру подобным образом наделяли знанием своих учеников, однако я и не думал, что таким же путем может передаваться и вокальное мастерство.

Этот чудесный опыт сделал для меня мир звуков во сто крат притягательнее. Время от времени я использовал «однотоналыый аккорд» на сеансах группового пения, и всякий раз находилось немало желающих перенять мое умение. Но я ничем не мог им помочь. Позже мне довелось узнать, что в тибетских монастырях для обучения вокальному мастерству юношей просто помещают в среду старших, более опытных собратьев.

ОТ ЗВУКА-К СВЕТУ

Следующий год ознаменовался для меня опытом, полностью преобразившим мои представления о возможностях гармоник. Случилось это во время Гармонической ковергенции, проходившей 17 августа 1987 года9. Это был особенный момент: огромные массы людей, убежденные, что Земля стоит на пороге новой эры, стремились — путем медитации и песнопений — открыться потокам льющейся из космоса преображающей энергии. Я отправился в Мексику. Первой целью моего паломничества был знаменитый кипарис в Туле, под который, по древнему преданию майя, однажды должен возвратиться Кецаль-коатль, Пернатый Змей, чтобы установить на планете эру нового сознания. Затем я поехал в Паленке, древний город майя, где высятся сооружения, напоминающие о Древнем Египте.

Как-то раз поздно вечером местный гид пригласил меня и еще пятерых туристов в путешествие по Паленке, обещая показать его нам с совершенно новой стороны. Он привел нас в храм, обычно закрытый для публики, и, следуя за светом его фонаря, мы спустились по лестнице под землю. Вдруг, указав на дверной проем, он обратился ко мне со словами: «Пой здесь». Проводник знал о моем интересе к песнопениям, однако я и предположить не мог, для чего ему понадобилось заставлять меня петь.

Тем временем проводник погасил фонарь, и мы погрузились в кромешный мрак. Никогда прежде мне не приходилось бывать в такой непроглядной темноте, не оживляемой даже слабым лучиком.

«Пой!» —  настойчиво повторил гид.

«Хорошо!» — отозвался я, пожав плечами, что было совершенно бессмысленно в этой чернильной тьме.

И я начал выпевать гармоники, направляя звук туда, куда указал проводник, прежде чем погасить фонарь. И вдруг помещение озарилось слабым светом. Вскоре я уже мог раз-



9 В этот день на Земле одновременно завершилось несколько космических, галактических и земных циклов. Согласно представлениям многих школ нью-эйдж, такое схождение («конвергенция») циклов дало всей нашей планете энергетический толчок, переведший ее на новый уровень сознания

личить очертания комнаты и фигуры людей. То же происходило и с остальными. Когда я закончил петь, мои спутники разразились изумленными восклицаниями. Гид же снова включил фонарь, и мы продолжили путешествие.

Лишь по возвращении в Соединенные Штаты до меня полностью дошел смысл этого происшествия. Значит, каким-то непостижимым образом при помощи звука человек может производить свет! Это открытие, однако, не имеет ничего общего с научной гипотезой о превращении звука в свет, согласно которой звуковая волна, получив определенное ускорение, становится световой. Здесь речь идет совсем о другом — об использовании звука, и в особенности вокальных гармоник, для создания светового поля.

О КНИГЕ «ЦЕЛИТЕЛЬНЫЕ ЗВУКИ»

Книга «Целительные звуки» посвящена гармоникам — мощнейшему инструменту самосовершенствования и врачевания недугов. Мы подойдем к предмету нашего изучения с научной стороны, затронув физику и математику, а затем увидим, как все вещи в нашем мире гармонически связаны между собой. Мы рассмотрим звук в качестве первичной и главнейшей созидательной силы во Вселенной, вспомним об использовании гармоник в шаманских ритуалах и магических традициях, начиная с монгольского священного пения хоомег и заканчивая каббалой и ее Древом жизни. Ближе познакомившись с искусством тибетских мастеров священного пения, мы перейдем к практике, освоим азы звуковой йоги и научимся самостоятельно использовать гармоники для медитации и самосовершенствования. И постепенно мы сможем приблизиться к полному осознанию великой силы, заложенной в звуке.

На страницах этой книги вы найдете упражнения и практические советы, призванные помочь вам овладеть искусством гармонического пения. И даже если вам не удастся достичь желаемого результата, часы, проведенные за чтением, не следует считать временем, потраченным впустую.

Человек не способен в полной мере оценить тот величайший потенциал, что заложен в звуке, не испытав на себе чудотворной силы вокальной гармоники. Помочь ему в этом и призвана моя книга.

Несколько лет назад в Германии мне выпала честь выступать с докладом, посвященным гармоникам, перед большой — около полутораста человек — группой врачей и ученых. Все они состояли в международном обществе «Музыка в медицине». На протяжении первого часа лекции я говорил о гармониках как природном явлении и об их использовании в различных эзотерических традициях. Второй час я посвятил подробному рассказу о вокальных приемах, позволяющих производить гармоники самостоятельно. «Я поделился с вами всеми известными мне сведениями о том, что представляется мне наиболее мощным и действенным орудием в области лечения звуком, — сказал я в заключение. — Не обладая присущим вам опытом и доступным вам оборудованием, я не в силах подвести истинно научную основу под свои изыскания. Однако вам не придется ехать в Монголию и вывозить оттуда шамана, поскольку вы сами теперь посвящены в основы его вокального искусства. Может быть, вы захотите продолжить работу в этой области, и результаты ваших исследований потрясут мир. Благодарю за внимание».

Предвидя, что моя лекция вызовет у слушателей вопросы, я специально отвел время на общение с аудиторией. Первым руку поднял врач, которого мне уже приходилось встречать на других лекциях. Он был дотошным слушателем и постоянно выискивал в докладах ошибки и неточности. Ни единое выступление не избегало его придирок и критики. Набрав в грудь побольше воздуха, я предоставил ему слово, уверенный, что сейчас услышу нечто вроде «Да как вы посмели потратить наше драгоценное время на такую чепуху!».

Но я ошибся. «Мистер Голдмен, — начал доктор, — вы поделились с нами могущественным и священным знанием. Что вы сейчас чувствуете?»

Я улыбнулся: «Я счастлив разделить с вами плоды своей работы. Настало время, когда религиозные и научные сообщества должны объединить усилия в общем стремлении познать исцеляющую и преображающую силу, заложенную в звуке».

Именно для того, чтобы каждый из вас смог приобщиться к этому удивительному дару, ниспосланному человечеству, я и изложил в книге накопленные мною знания.

Знакомство с волшебным миром звука повлекло за собою величайшие изменения в моей собственной судьбе, наполнило мою жизнь счастьем, а тело — здоровьем. Благодаря звуку я сделал удивительные открытия в сферах медитации, врачевания и во многих других важнейших областях. Звук стал моим учителем и проводником. Мне хочется верить, что и вы станете его преданными последователями.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Введение МОЕ ЗНАКОМСТВО С ГАРМОНИКАМИ