Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Путешествие на землю




страница1/8
Дата21.06.2017
Размер1.91 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8



В. Васин. Путешествие на Землю.


- Моё будущее, какое ты?

- Да такое же, какой и ты!

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗЕМЛЮ

ЧАСТЬ I

«ПУТЕШЕСТВИЕ»

Глава первая.



Ёжики и молоко. Что такое путешествие. История семьи Гармошкиных.

Знаете ли Вы, что самые страшные звери, обитающие в современном смешанном лесу, – это ёжики!

Тёмной безлунной ночью, сопровождаемая завыванием ледяного ветра стая ёжиков, перепоясанных пластмассовыми ведёрками (не звенят), пробирается в колхозный коровник.

Ёжики безумно любят молоко и ради этой любви готовы на всё, даже на лихое дело.

Почуяв неладное, испуганные Бурёнки толпятся в уголке, шумно дыша и кося красно-шоколадным глазом на входную дверь, ставшую вдруг таинственной и страшной. Дверь со стремительным скрипом распахивается, и несокрушимая стая голодных ёжиков с топотом врывается в коровник. Колючие липко-волосатые пальчики впиваются в нежное розоватое вымя бедных коровёнок и выдаивают, выдаивают, выдаивают из несчастных животных остатки молока. Всё… до последней капли…

Испуганный рёв стоит над притихшей деревней. В этом рёве явственно слышна мольба, но никто из колхозников даже и не помышляет прийти на помощь.

Все пьяны в стельку…

И по этой самой причине никогда нам не догнать голубую Голландию в производстве молока (имеются в виду дикие ёжики, а вовсе не пьяные в стельку колхозники, как бы ни хотелось этого некоторым)…

…Не правда ли, мой дорогой и любимый читатель, что такое начало явилось для тебя достаточно неожиданным. Скажу больше – оно явилось неожиданным и для меня. Я, вообще-то, садился с мыслью написать нечто в стиле «Фэнтэзи», утереть нос разным там толкинам и желязным, но вот ведь какая фигня получилась… Ну да ладно, получилась и хрен, как говорится, с ней, а то ведь могло и кое-что похуже получиться.

Итак, вернёмся к тому, с чего мы начали. А начали мы вовсе не с ёжиков, как наивно предполагает несовершеннолетняя часть читателей этой книжки, а с заглавия, то есть со слова «путешествие».

Что есть путешествие? Слово это сложное и состоит из двух слов. Из слова «путе» и слова «шествие». И если с «шествием» всё ясно, то сочетание букв «Пэ», «У», «Тэ», и «Е», на первый взгляд обозначающее путь, по которому происходит это «шествие», при более внимательном прочтении наводит на некоторые размышлений. Ведь что получается!? Получается, что путешествие – это шествие по какому-то пути. А если его (путя…, то есть пути) нет? Если путешествие происходит в условиях бездорожья (что, в принципе, является характерным для нашей страны)? Получается, что и путешествия-то нет.

Вот так, дорогой друг! Если ты идёшь по проторенному пути, то ты – путешественник. Ну а ежели ты с этого пути свернул, то уж не обессудь. Не путешественник ты, а так, ноль на палочке (на верёвочке) или, как говорится, анализ в баночке (в коробочке).

Кстати, давайте немного отвлечёмся для того, чтобы я рассказал вам об одном случае, можно сказать об одном путешествии, которое совершила мужественная корякская женщина. Эта женщина, к слову сказать, была основательно беременна, и ей оставались считанные дни до того, что мы привыкли называть родами. Но в корякских условиях, которые существовали и, надеюсь, существуют в корякской деревне, то, что мы привыкли называть родами, скорее можно было бы назвать опоросом, в крайнем случае - отёлом. А надо заметить, что мужественная корякская женщина до замужества жила в райцентре и была не совсем корякской, а скорее даже совсем не корякской национальности. Как она очутилась в глухой корякской деревне – тема для особого разговора, а пока, раз уж так получилась, эта женщина выразила желание рожать в некорякских (т.е. в больничных) условиях. Такая постановка вопроса вызвала замешательство среди аборигенов, но, в конце концов, он (вопрос) был решён положительно и, в целом, нашёл определённое понимание. Половозрелые коряки мужеского пола даже выразили желание сопровождать привередливую роженицу в райцентр. Таких энтузиалистов набралось восемь человек, как раз столько, сколько было мужиков в деревне. И как раз столько, сколько могла вместить единственная в деревне моторка без вероятности затонуть на полдороге. Так что мужественной корякской женщине места не досталось. И казалось, надо бы кому-нибудь из мужиков остаться, но тогда теряется весь смысл поездки в райцентр (там торговали водкой на разлив). И всё-таки выход был найден! Ведь неспроста коряки считаются, после чукчей, самыми умными в Коряко-Чукотском Национальном Округе.

Водные лыжи!

Беременную корячку поставили на водные лыжи и повезли за сто восемьдесят пять километров семьсот тридцать с хвостиком метров в райцентр – рожать. Правда, роды случились уже на седьмом километре с какими-то метрами, но это уже другая история…

… А нам, дорогой читатель, я думаю, хватит корячиться и пора приступать к реализации литературного замысла: начинать раскручивать высокохудожественный сюжет.

…Не то мы до такой хреновины договоримся!

* * *

Итак, безветренное солнечное утро обещало, что день будет знойным до беспощадности. Уличный термометр показывал пока плюс двадцать нашего русского Цельсия, но было явственно видно, как он подрагивает в ожидании чего-то гораздо большего. Реактивные ласточки торопились нахватать побольше комаров и мошек по утренней прохладце, намереваясь потом залечь в тени и прохрапеть весь день. Осуществляли они это на довольно приличной высоте, что исключало всякую возможность спасительного дождичка. Утренние троллейбусы стремительно перевозили людей из жилых кварталов в рабочие, чтобы потом лениво и не спеша перемещаться по раскалённому городу в поисках несчастных идиотов, не успевших спрятаться от лохматого огненного шара, ласково называемого в народе «солнышко». Городские трамваи делали то же самое, но при этом безумно завидовали своим дальним родственникам – голубым вагончикам метро, которые работали в прохладных тоннелях, изредка выныривая из земных недр лишь для того, чтобы пересечь водохранилище.



Короче, работать не хотелось.

Жорик лениво отодвинул в сторону тарелку с бывшей яичницей и так же лениво двинул к себе огромную кружку с суррогатом, называемым, судя по надписи на банке, «кофе». Суррогат для удобоварения Георгий разбавил молоком, кстати, тоже чем-то разбавленным (помни про ёжиков!). Уже впившись зубами в бутерброд, Жорик с неудовольствием услышал нудное журчание мобильника в недрах вороха одежды, нашедшей себе приют в углу комнаты. Потрёпанный, но непобеждённый бутерброд гордо упал на стол, кстати, почему-то, маслом вверх, и Георгий приступил к извлечению аппарата из какого-то кармана.

Звонили из Бюро торжеств и ритуалов (БТР). Милейшая Ульяна Йогуртовна таким же милейшим голосом предложила на субботу халтуру. Приличная свадьба в центре. Кафе имени Энгельса, по двадцать баксов на нос, плюс кормёжка, минус подоходный, транспорт свой. Гремя в кармане оставшейся после вчерашнего мелочью и пару минут для виду посопротивлявшись противным извозчицким голосом («прибавить бы надо»), Георгий дал себя уговорить и радостно повесил трубку1. Да, двадцать баксов не помешают, хотя и погоды не сделают.

Георгий Гармошкин был потомственный музыкант не то в седьмом, не то в восьмом поколении. В принципе можно было считать, что все Гармошкины, начиная с Гармошкина-обезьяны, были музыкантами, но профессионально заниматься музыкой, т.е. зарабатывать на ней деньги, стал лишь прапрапрапрадед Георгия Трифон Гармошкин, получивший за виртуозную игру на шарманке вольную от своего барина - большого любителя прекрасного (в основном, баб). Трифон Гармошкин основал первый в мире вокально-инструментальный ансамбль, с большим успехом гастролировавший в начале-середине XIX века по всей территории Российской империи. В репертуар этого ВИА входили наиболее известные в то время на матушке-Руси песни и частушки. Назывался ансамбль «Голубые балалайки»2.

Популярность этого коллектива среди простого народа была настолько велика, что даже сам государь однажды пригласил «Балалайки» дать концерт в Мариинке. Первые песни народного ансамбля были встречены довольно-таки холодно, но затем лёд отчуждения потихоньку стал таять, и последние номера прошли на ура. А когда под занавес «Балалайки» исполнили свой супер-шлягер «Наполеошка, Наполеошка, на хрену твоём - серёжка», зал стоя зааплодировал, причём даже были слышны крики «бр-р-раво»3. Не аплодировал почему-то только Сергей Пушкин (отец нашего великого поэта), хотя его уже с четырнадцати лет никто не называл Серёжкой. Но реакция остальной публики была настолько бурной, что разбудила государя, который, проснувшись, тактично поинтересовался у камергера: «Que se passé,4 едрит твою мать?!».

Выезжали «Балалайки» и за рубеж. Сохранился номер лондонской «The Times» со статьёй, посвящённой балалайкинскому концерту в портовом Ливерпуле. Статья называлась «Russian “Homosexual balalaikas” it is good!».

Руководство ансамблем передавалось от отца к сыну на протяжении нескольких поколений до тех пор, пока в 1905 году (после известных событий) коллектив не был расформирован царским режимом и отправлен по этапу в Сибирь.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция, дай ей бог здоровья, влила новую, свежую струю в семейный Гармошкинский промысел. Клан Гармошкиных вернулся из ссылки и начал усиленно трудиться над созданием новых форм и методов вокально-инструментальной работы с народными массами.

Глубокий след в истории отечественной поп-культуры оставил ВИА «Глаза Ленина», основанный прадедом Георгия Тимофеем Гармошкиным в суровом 1918 году. Этот коллектив впервые в мировой истории ввёл в свой состав музыкальный инструмент угнетённых негров – банджо, и в своих выступлениях напропалую пропагандировал дружбу народов и идеалы интернационализма.

В 1937 году ВИА «Глаза Ленина» в полном составе, включая парторга, комсорга, профорга, осветителя и продюсера5, был расстрелян за сотрудничество со всеми иностранными разведками одновременно. Не расстрелян был только Павлик Гармошкин, юный барабанщик ансамбля, который и настучал в НКВД. Правда, его потом дорасстреляли в 38-м.

Лишь в 1960 году, в период хрущёвской оттепели, потомки расстрелянных «Глаз» предприняли попытку возродить дело отцов. Результатом их бесконечных хождений по столь же бесконечным инстанциям явилось Постановление № 12-38/1а от 1.02.61 г. «О создании при Совете Министров СССР вокально-инструментального ансамбля «Молодой коммунист им. Ф.Дзержинского». Несмотря на, мягко говоря, неудачное название и убийственную цензуру, которой подвергался каждый номер ансамбля, это был гигантский шаг вперёд.

Художественный руководитель ансамбля Искандер Гармошкин, дед нашего Георгия, впервые в СССР ввёл в состав ВИА опытный образец электрогитары отечественного производства. Он (образец) хрипел и бил гитариста током, что придавало непередаваемое очарование и без того оригинальным (по сравнению с царившей в то время на нашей эстраде утёсовщиной) концертам «Молодого коммуниста». Поэтому гитаристы в этом спецколлективе надолго не задерживались.

Наиболее докучливые читатели могут нудно поинтересоваться – почему, мол, никто не слышал об этом ВИА? Ответ на этот каверзный вопрос лежит прямо на поверхности, но, прежде чем ответить, я хотел бы задать Вам, докучливые читатели, ответный вопрос, – что вы слышали о концерте «Битлз», который проходил в колонном зале Дома Союзов в сентябре 1967 года? Ничего? И это правильно, ведь на тот спецконцерт были приглашены только члены Политбюро и Министры СССССР. Даже их ближайших родственников, как это сейчас называют, «кинули». Лишь теперь, по прошествии многих лет, пытливые журналисты «Новомосковского неокомсомольца» обнаружили в сверхсекретных архивах ЦК сверхсекретную папку. Сведения, содержащиеся в ней, настолько сверхсекретны, что я много и долго думал6, прежде чем их сверхрассекретить. И решил не рассекречивать. Лишь вскользь замечу, что группа «Битлз» проходила в этих документах под псевдонимом «Хор имени Пятницкого», что, конечно же, делалось для того, чтобы ещё более запутать и без того запутанное содержимое папки.

А теперь отвечаю на обещанный вопрос – почему никто не слышал о ВИА им. Ф.Дзержинского? Да потому, что это был спецВИА, который выступал со спецконцертами для спецзрителей. Спросите М. С. Горбачёва, он вам про это много чего понарассказывает!

Но вернёмся к династии Гармошкиных.

Отец Георгия Гармошкина Василий Гармошкин организовал в 1971 году группу «Машина нашего времени», которая, правда, не выдержав жёсткой конкуренции с тогда ещё худощавым и кучерявым Макаревичем, быстро распалась. Надо заметить, что песни В.Гармошкина не отличались оригинальностью, да и голосок у него был, между нами говоря, паршивенький, поэтому Василий нашёл своё призвание на благодатной ниве музыкальной критики. Он специализировался на разгромных статьях «…о тлетворном влиянии западной рок-музыки на податливые умы неопытной молодёжи». Естественно, что дома у него всегда были самая свежая виниловая музыка. В коллекции В.И. Гармошкина было всё. И «Пёпл», и «Пинки», и «Квин», и Эмерсон, и даже «Бони М», не говоря уж о «Битлах» и «Роллингах». Так что податливый ум молодого и неопытного Георгия Гармошкина испытал на себе всю мощь тлетворного влияния Запада.

* * *

А знаешь, о чём я подумал, мой дорогой читатель? Знаешь!? Ну и о чём же? В общем, то правильно, но о них, проклятых бабах, я всё время думаю, а ещё о чём? Нет, ну и кроме выпивки, конечно? А-а-а! Тогда не знаешь?! А подумал я о жрачке! Ну, шучу, шучу.… О том, что первая глава-то уже закончилась, а нить повествования практически не удлинилась ни на миллиметр! А посему, чтобы компенсировать этот кажущийся простой, мною и была написана ударная



Глава вторая.

Судьба Е.Р.Хвостовского и краткая биография его мамы. Вечные темы. Деньги, как основное условие достижения счастья.



Направление сексуальной ориентации7 Евгения Романовича Хвостовского позволяло надеяться на то, что у него будут дети. Но эти надежды пока не сбылись. Евгению Романовичу, начиная с периода полового созревания и до сегодняшнего дня, хватало многих других не менее важных дел. Сначала нужно было окончить школу и думать об «этом» было, естественно, рано. Затем – педагогический институт и, казалось бы, пришла самая благодатная пора для «этого», но тогда – прощай аспирантура и здравствуй романтическая профессия сельского учителя. Чего Евгению хотелось меньше всего. Поступив в аспирантуру, Хвостовский на некоторое время утратил половую бдительность и как результат – бурный роман с итоговым абортом и клятвенными обещаниями (себе, дураку), что подобное больше не повторится. По крайней мере до тех пор, пока не будут достигнуты основные цели хвостовской жизни – приличная зарплата и положение в обществе. На сегодняшний день официальный8 среднемесячный заработок Евгения Романовича составлял около тысячи долларов, что по нашим провинциальным понятиям было весьма недурственно. Несколько затягивалось достижение второй цели - вот уже почти три года тридцатитрёхлетний Евгений Романович ждал перевода в министерство.

Теперь несколько слов о том, за что кандидат педагогических наук Хвостовский Евгений Романович получал такие приличные бабки. Для этого нам с Вами, как бы это ни было противно, придется вспомнить школьную программу по литературе. Не знаю уж как Вам, а мне, например, были практически непонятны проблемы первобытного Фонвизина и смешны потуги древнего Чацкого. Я безумно жалел Наташу Ростову за то, что ей, молодой и здоровой девке, приходится по ходу действия сталкиваться с такими дремучими идиотами. Меня не волновали покрытые пылью переживания Анны Карениной и не трогало пахнущее нафталином детство Алёши Пешкова…

В этом месте некоторые разгневанные читатели должны отбросить прочь сию книженцию с гневным ропотом:

- Да что этот Васин себе позволяет! Не любить нашу классику могут только… только…

Погодите, погодите, некоторые разгневанные читатели! Я ведь, кажется, ничего не говорил о своей нелюбви к нашей классике. Речь здесь идёт лишь о том, что эти произведения оставляют равнодушными подавляющее большинство молодых людей. И ещё о том, что вышеуказанных молодых людей заставляют беспрестанно онанировать эти произведения, чтобы потом отвечать на дурацкие вопросы типа: «Почему Пьер Безухов не стал помогать Чацкому вытаскивать труп Анны из-под асфальтоукладчика?». И, наконец, речь здесь идёт о том, что проблемы, интересовавшие людей сто или двести лет назад, несколько утратили за это время свою свежесть или, если хотите, актуальность. Не так ли?

Но оставим на некоторое время полемику, ведущуюся, как я подозреваю, автором с самим собой и вернёмся к источнику доходов Евгения Хвостовского. По заданию Министерства Просвещения Российской Федерации Евгений Романович «переводил» классиков прошлого на современный язык. При этом он немного «подзакручивал» сюжет, создавал современную интригу, и интерес молодёжи к данному произведению возрастал неизмеримо. Таким образом незаметно осуществлялась генеральная линия постсоветсткого образования – скрытая догматичность школьной программы. Это позволяло с высокой степенью вероятности воспитывать стандартного члена общества с прогнозируемым уровнем интеллекта и регулируемыми эмоциями.

Наш герой, если можно так выразиться, съел собаку на этих переводах. В его активе уже были такие произведения, как «Горе от ума» (в переводе – «Проблема с интеллектом»), «Война и мир» («Похождения князя Волконского), «Евгений Онегин» («Жека»), «Анна Каренина» («Смерть под поездом»), «Мёртвые души», причём оба тома9 («Приключения зловещих мертвецов» и «Зловещие мертвецы возвращаются») и ряд других, по большей части незначительных стишков, коротеньких рассказов и новелл.

Не могу отказать себе в удовольствии процитировать здесь некоторые перлы из коллекции Е. Хвостовского, кандидата педагогических наук и без двух минут замминистра. Для начала – «Жека». Все мы прекрасно помним неувядающие строки про Пушкинского бедного (не в материальном смысле) хворого дядю:



Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил…

…ну и что-то после этого не смог (скорее всего, по женской части).

В транскрипции бесцеремонной лиры Е. Р. Хвостовского это звучит так:

Мой дядя не пи..дил ни разу,

При бабках и здоровый лось,

Но как-то подхватил заразу,

  1   2   3   4   5   6   7   8