Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Публицистические приемы в памфлете Д. Дефо Кратчайший путь расправы с диссидентами




Скачать 92.02 Kb.
Дата26.06.2017
Размер92.02 Kb.
ТипРеферат


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. М.В. ЛОМОНОСОВА

___________________________________________________


ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ




Кафедра мировой журналистики




Реферат на тему:

«Публицистические приемы в памфлете Д.Дефо

«Кратчайший путь расправы с диссидентами»

Выполнила студентка

I курса д/о (гр.)



Преподаватель –

Аникеев В.Е.

Москва – 2004



Вступление

Целая эпоха английского Просвещения, состоявшая из борьбы оппозиционных абсолютной монархии сил «царства разума», основанного на «естественном равенстве», с царством тиранов и угнетателей простого люда, в полной мере отразилась на судьбе великого писателя и публициста XVII-XVIII вв. Даниеля Дефо.

За 71 год жизни, с 1660 по 1731, вследствие общественных изменений он оказывался то на краю финансового и бытового краха, то становился настоящим народным героем. «Судеб таких изменчивых никто не испытал; Тринадцать раз я был богат и снова беден стал", - бросая взгляд на свою жизнь, писал Дефо с присущим ему прагматизмом. Однако интересы Дефо не ограничивались буржуазным предпринимательством. Его привлекала политическая и публицистическая деятельность. И, прочитав биографию, мы увидим, как органично преломилась в ней история века: тонко улавливая народные настроения, в 1685г. Дефо участвовал в народных восстаниях против стремившегося восстановить католичество короля Якова II, а в 1688 г. сочувственно встретил «Славную революцию» Вильгельма III Оранского.

Буржуазно-демократические взгляды Даниеля Дефо можно охарактеризовать как практические. И это было в духе Просвещения: Дефо постоянно размышлял над способами наилучшей организации общества. Он выступал с многочисленными проектами усовершенствования и изменения существующих порядков, которые он предлагал в своих трактатах и памфлетах. Дефо волновало многое: просвещение соотечественников и особенно вопросы женского образования; проблема сословных привилегий и судьба обездоленных природой людей – слепых, глухих и умалишенных; он писал о возможных путях обогащения и затрагивал вопросы этики коммерсанта; смело выступал против господствующей англиканской церкви, высмеивая основные положения ее вероучения и отвергая церковные догматы. Многие памфлеты Дефо не были подписаны его именем, и все же авторство обычно становилось известным. Народ приветствовал сочинения Дефо, а сам автор не раз подвергался аресту и отбывал очередное тюремное заключение.

Ни одна эпоха, кроме разве что Инквизиции, не знала такого отношения к оппозиционным авторам: за каждым сочинением неугодного власти писателя следовала неотвратимая реакция. Тем не менее Дефо продолжал вести свою политику, настоящую народную политику, направленную на народ и поддерживаемую им же.

Для того, чтобы в тяжелых условиях давления власти произведения Дефо все-таки находили своего читателя и воздействовали на него, журналисту приходилось изворачиваться и изобретать.

Памфлет «Кратчайший путь расправы с диссидентами» (The Shortest Way with the Dissenters, 1702 г.) – это одно из самых заметных сатирических произведений Дефо, в котором новаторское литературное мышление публициста отразилось наиболее полно.

Основная часть

Для того, чтобы точнее и глубже понять тему и идею памфлета, определить своеобразие и оценить его место в литературном контексте, необходимо обратиться к истории написания речи. Создание любого публицистического произведения неотъемлемо связано с событиями «злобы дня». А в сложной ситуации, сложившейся в Англии XVIII века, это особенно очевидно. В марте 1702 года умирает король Вильям III, приверженец толерантных взглядов по отношению к исповедующим другие религии (диссидентам), и к власти приходит королева Анна (1702-1714), защищавшая Англиканскую церковь. Она отменила принятое при Вильяме временное соглашение («occasional conformity»), дававшее диссидентам право считать себя членами Англиканской церкви, посещая службу всего лишь раз в год. Радикально настроенные Тори и члены высшего руководства Церкви («High Flyers») восприняли это решение как толчок к восстановлению прежних безграничных прав единственной в стране церкви и усилению репрессивных мер против диссидентов. Несмотря на то, что протестанты, превалировавшие среди религиозных верующих при Вильяме, были наиболее прогрессивной частью общества и выступали за терпимое отношение одного лагеря к другому, предложенный ими в 1689 г. Акт о веротерпимости («Act of Toleration») на законодательном уровне так и не был принят. Более того, в законе против «временного соглашения», принятом в ноябре 1702 г., у диссидентов были отняты некоторые их права, которые остались только у англикан.

Даниель Дефо последовательно выступал за свободу вероисповедания, однако он был решительно против «временного соглашения», столь радостно воспринятого стоявшими в то время при власти диссидентами. Дефо возмущало лицемерие, с которым авторы проекта отзываются о высшей категории человеческих прав – свободе, в частности свободе вероисповедания: «Это две дороги в одной», - писал он в эссе 1698 г. «Предположения о последствиях временного соглашения» (An Enquiry into the Practice of Occasional Conformity; in Cases of Preferment). В данном вопросе для Д.Дефо была характерна позиция «всё или ничего».

В декабре 1702 г. выходит памфлет «Кратчайший путь расправы с диссидентами». Он стал реакцией на распространявшиеся речи в защиту единства Церкви, заключенные в форму проповеди, в частности на памфлет епископа из Оксфорда доктора Генри Сачеверелла (Henry Sacheverell (1674-1724). Из работы Сачеверелла Дефо беззастенчиво «позаимствовал» стилистические приемы и даже целые фразы. Цель оправдывает средства – а целью Даниеля Дефо было показать необоснованность и поверхностность крикливых сентенций Тори, видевших единственный выход из данной проблемы в уничтожении всех диссидентов. Получается, прямо как у Грибоедова: «Собрать бы все и сжечь».

Преследуя обозначенную цель, автор выражает свою позицию предельно ясно, тезисно. Он убеждает читателей «воздвигнуть строение» Церкви Англии «на костях врагов» и даже называет этих врагов – «паписты и шизматики». Осталось только раздать оружие – и шашки наголо! – двинуться на «врагов народа», которых автор называет не иначе как «змеиным отродьем» («viperous brood». В английском языке существует идиома «to cherish a viper in one’s bosom», то есть «пригреть змею на груди»; интересно, что в памфлете Дефо не раз проводится мысль о том, как много сделала Церковь для неблагодарных диссидентов.), от которого необходимо освободить нацию. «Убить жабу и змею легче, пока они не наделали злых дел», - наставляет Дефо. Призывы к оголтелой борьбе с врагами, безосновательное осуждение всех, кто не креститься по установленным англиканской Церковью порядкам, звучат со страниц эссе с простотой Просвещения. Свою стилистическую концепцию Дефо выразил, сказав однажды, что «если меня спросят, какой стиль я считаю наилучшим, то я отвечу – тот, на котором можно разговаривать с пятью сотнями людей самых разнообразных профессий, исключая идиотов и сумасшедших, и быть понятым всеми». Увы, переводчиками «Кратчайшего пути…» не были усвоены истины Просвещения: оригинальный вариант и перевод отличаются, как понятные любому два таинства протестантства от бесчисленных напыщенных католических обрядов.

Позиция повествователя отражает царившие в кругах высшей духовной власти мнения о решении проблемы диссидентов путем сатирического преломления, в котором делается упор на самые крайние точки зрения.

Любопытно, что в течение нескольких недель после выхода памфлета читатели верили в искренность доказываемых убеждений. Оказалось, что прием мистификации, «заключающийся в том, что автор намеренно вводит читателей в заблуждение путем использования образа мнимого автора и высказывания противоположных ему умонастроений и учений» (Большой словарь литературных терминов, 2002), который применил Дефо, сработал «слишком хорошо», и произошла полная идентификация создателя произведения с героем, от лица которого ведется повествование. Мастерство Даниэля Дефо таково, что даже самый дерзкий вымысел выглядит в его интерпретации вполне правдоподобным, а самое невероятное событие предстает как реальный и будничный факт. В дальнейшем у Дефо этому методу будут учиться великие литераторы России, Европы и Нового Света. В XVIII веке писатели, как нам кажется сегодня, довольно-таки наивно полагали убедить читателя в правдивости авторства. Дефо, сам того не замечая, противоречил любимой протестантской религии, совершая поистине небесный поступок, на который люди, по утверждению церкви, не способны. Он создавал нового человека, с его собственным стилем письма, оригинальными мыслями, взглядами и даже неповторимой судьбой. В своей газете «Обозрение» («Review»), выходившей с 1704 по 1713 гг., Дефо широко применял метод мистификации. Поставленный перед задачей отражать противоречия происходящих событий, организовывать полемику, ему приходилось практически в одиночку писать материалы на противоположные темы, подписываясь разными именами. «Он был мастером правдивой выдумки», - так о Дефо говорит биограф Дмитрий Урнов. Самый известный роман Дефо «Робинзон Крузо» тоже был написан как мистификация – в названии указано, что публикуются записки самого Робинзона, а Дефо выступает только как редактор.

Как уже говорилось ранее, Дефо был приверженцем либеральных взглядов и последовательно утверждал их в своих работах. Еще в начале публицистической деятельности Д.Дефо в 1687 году выходит памфлет, направленный против реакционной политики короля Якова II (“Pamphlet Against Addresses to James II”), и, если вначале его взгляды еще не сложились в продуманную систему, то к 1709 году в «Истории Великобритании» («History of the Union of Great Britain») он уже вполне определенно указывал на причины кризиса в государстве, обвиняя господствующие власти в слабости и отступлении от достижений буржуазной революции. Памфлет «Кратчайший путь расправы с диссидентами» стал промежуточным этапом в формировании взглядов Дефо о проблемах свободы вероисповедания. Мы можем предполагать, что наиболее заостренные и доведенные до абсурда убеждения тори, появляющиеся в тексте, - это те мысли, с которыми Дефо категорически не согласен. Приведем цитату о раскольниках: «Вся эта нечисть: жабы, змеи и гадюки – опасна для здоровья и вредна для жизни тела, тогда как те нам отравляют душу, растлевают наше потомство! Заманивают в сети наших чад, подтачивают корни нашего земного счастья и небесного блаженства. И заражают весь народ!» Травестия, употребленная в этом фрагменте («жабы, гадюки» - «земное счастье и небесное блаженство») создает эффект иронии. А иронизирует уже не выдуманный автор памфлета, а сам писатель, т.к. этот призыв «убить зло в зародыше» действительно парадоксален и противоречит «автору», когда он говорит, что «правосудие – всегда насилие для нарушителей, ибо любой невинен в собственных глазах», но кто может гарантировать, что судьи сумеют определить виновных за отсутствием доказательств?

Еще одна цитата: «Достало бы и одного закона, но только строгого и точно соблюдаемого, о том, что всякий посещавший их гнусавые молельни присуждается к изгнанию, а проповедник отправляется на виселицу, и дело было б решено! Диссиденты бы валом повалили в Церковь! Уже при жизни следующего поколения мы стали бы единою церковью!» Здесь кричливый герой доводит до того, что представляет искренние религиозные верования протестантов (да и не только их – наверняка всех, кто не верит в «правильную» религию) как каприз, «протест из протеста». «Валом повалили,» - объявляет оратор. Но зачем же тогда они решили отколоться, может быть, от того, что церковь Англии «привлекала их к себе любовью и мягкосердечием»?

Как видим, как только мы начинаем рассматривать эти пропагандистские лозунги поближе, их структура и смысл мгновенно разрушаются, а на их место выходят подлинные взгляды Дефо-журналиста. Таким образом, проводя анализ текста, можно, на раскрывая биографии писателя, определить его взгляды по проблеме. Даже в таком «таинственном» и запутанном памфлете как «Кратчайший путь…».



Заключение

Подбирая материал этого реферата, я была удивлена, насколько противоречива личность Дефо. Например, в одном источнике прямо сказано «Дефо выступает против короля», в другом – «В своей газете Дефо проводил проправительственную политику», а в третьем, в книге Роэна Вильяма «История секретных спецслужб», ясно написано, что «вы, мол, думали, Дефо был писателем? А вот и нет! Дефо, оказывается, шпионил». Согласно соображениям автора книги, вся публицистическая деятельность, пропитанная ненавистью деятеля, лишаемого прав властями, «пошла насмарку», кроме того, единственным верным, отражающим настоящую позицию журналиста памфлетом представляется, как это ни удивительно, «Кратчайший путь…». Вряд ли этому источнику можно безоговорочно верить, но одно становится понятным: личность Дефо была более чем неординарная. И речь идет даже не о его заслугах, а о способности быть человеком с тысячью лиц. Для журналиста это, наверное, одно из важнейших качеств. Умение рассмотреть проблему со всех сторон, с разных точек зрения – не это ли делает мастера Мастером? Думаю, Дефо своим творчеством дал ответ на этот вопрос.



Список литературы

  1. Аникин Г.В., Михальская Н.П. История английской литературы. М., «Высш. школа», 1975.

  2. Daniel Defoe. The Shortest Way with the Dissenters // http://www.reformedreader.org/shortestway.htm

  3. Literary Encyclopedia, 2002 // http://www.litencyc.com/php/sworks.php?rec=true

  • Выполнила студентка