Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Психотерапия в особых состояниях сознания




Скачать 10.95 Mb.
страница7/41
Дата09.07.2018
Размер10.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41
    Навигация по данной странице:
  • «Если
ГЛАВА 3 Основные знания и навыки, связанные с использованием особых состояний сознания Мы должны признать, что ни один опытный факт не может быть сформулирован помимо не­которой системы понятии к что всякая кажущаяся дисгармонии между опытными фактами мо­жет быть устранена только пу­тем надлежащего расшпренпн этой системы понятий. Ах, я закидывал невод а их море, Надеясь вылошпъ богатую рыбу. Но каждый раз приходили сети С головою древнего бога... Ф. Ницше Как всякая научная дисциплина, психотерапия, связанная с особыми состояниями сознания, должна располагать собствен­ной номенклатурой понятий и умений, обеспечивающих одно­значность описания психотерапевтических техник и точность теоретических формулировок. Поэтому, прежде чем приступить к изложению непосредственно методик работы с особыми со­стояниями сознания, кратко рассмотрим те операциональные термины, которые будут употребляться в дальнейшем. Тем более, что многие понятия в психотерапии обладают семанти­ческой многозначностью, связанной, с одной стороны, с их высокой зависимостью от методологического контекста, а с Другой, с их «обиходностью» и заимствованием из других об­ластей научного знания. Отнюдь не стремясь к их развернутому анализу и сопо-ставлению разнообразных интерпретаций, существующих в со­временной психотерапии, мы ограничимся только теми их трактовками, которые, по нашему опыту, наиболее приме­нимы в работе с особыми состояниями сознания в психоте­рапии. Как и полагается, начнем с развернутого плана действий. План терапевтической сессии, связанной с применением особых состояний сознания Все терапевтические сессии, на которых используются осо­бые состояния сознания, различаются между собой, но каждая из них в той или иной форме включает шесть этапов: 1) предварительная подготовка; 2) вводные разъяснения; 3) наведение; 4) терапевтическая фаза; 5) окончание; 6) продолжение. Классические сеансы гипноза развертываются всегда в ука­занной последовательности. Необходимо сразу признать, что в принципе эти этапы тесно переплетаются: так, например, наве- дение может осуществляться одновременно с вводными разъ­яснениями. Главное, что успех или неудача проделанной работы зависит от того, в какой мере будет соблюдаться гармония между пациентом и психотерапевтом (контакт, альянс). Альянс может быть естественным и зависеть от природных данных психотерапевта или пациента, но чаще всего на каж­дом этапе он создается благодаря использованию специальных средств. Формирование результата Любая психотерапия всегда начинается с формулировки результатов или целей, которых хотят достичь психотерапевт и пациент. Чем более точно и позитивно они смогут определить то, чего хотят, и, тем самым, лучше запрограммируют мозг на то, чтобы искать и замечать возможности, тем с большей вероятностью они получат то, к чему стремились. Благоприят­ные возможности возникают тогда и только тогда, когда в них узнают благоприятные возможности. В противном случае реа­лизуется ситуация Алисы. « Вы не будете столь любезны сказать мне, какой дорогой мне следует выйти отсюда — Это в значительной мере зависит от того, куда вы хотите прийти, ответил кот. ■ — Мне безразлично, куда, — сказала Алиса. — Тогда нет разницы, какой дорогой ты пойдешь, — сказал кот.» Чтобы прожить свою жизнь так, как человеку хочется, ему следует прежде всего знать, чего он желает (причем желает «на самом деле»). С этих позиций «быть эффективным» в психоте­рапии означает прежде всего помогать пациенту достигнуть тех оезультатов, которые он выбрал. Таким образом, первый шаг в тобой терапевтической сессии состоит в том, чтобы совершить выбор, причем если пациент не в силах сделать это самостоя­тельно, то весьма вероятно быстро найдется масса людей, же­лающих сделать это за него (надо признать, к сожалению, часто совершают это сами психотерапевты). Нейро-лингвистическое программирование1 предлагает сле­дующие критерии хорошо сформированного результата. Во-первых, он должен быть сформулирован позитивно. Легче двигаться по направлению к тому, чего человек хочет, нежели уходить прочь от того, что ему не нравится. Однако мы не в состоянии двигаться по направлению к чему-то, если не знаем, что это такое. Наш мозг так устроен, что может понять негатив, лишь заменив его позитивом. Чтобы избежать чего-то, людям необходимо знать, что представляет собой то, чего они сторонятся, и удерживать свое внимание на нем. Это аналогично тому, как при вождении автомобиля необходимо держать объект в поле зрения, чтобы избежать столкновения с ним. Поэтому чему бы человек ни сопротивлялся, это всегда становится навязчивым2. Во-вторых, пациент должен играть активную роль и держать результат в разумных предках под своим контролем. Результаты, которые изначально зависят от того, что предпримут другие люди, не являются хорошо сформированными, так как, если люди не реагируют так, как хотелось бы пациенту (а так время от времени происходит), он автоматически терпит неудачу. Поэтому, формулируя результат, желательно сосредоточиваться на том, что необходимо сделать, чтобы вызывать эти реакции.. Так, например, застенчивому подростку можно порекомендо­вать вместо того, чтобы ждать, когда у него появятся друзья, подумать о том, как самому подружиться с кем-нибудь. В-третьих, пациент должен представлять свой результат настолько подробно, насколько это возможно. Что он видит, слышит и ощущает, представляя себе конечные цели Попро­сите описать его, прямо или косвенно ответив на вопросы: кто, 1 Нейро-лигвистическое программировать базируется на следующих источ­никах: 1) изучение и анализ практики М. Эриксона, В. Сатир, Ф. Перлса и других известных американских психотерапевтов; 2) современные данные о межполу-Шарной ассиметрии — различиях в переработке информации правым и левым Полушарием; 3) работы Г. Бсйтсона, посвященные «экологии разума» со ссылкой ча зоопсихологаческие данные о формировании нестандартных «творческих» стереотипов поведения дельфинов при определенных условиях дрессировки; 4) трансформационная грамматика Н. Хомского, выделяющая глубинные струк­туры языка, правила организации и трансформации сообщения; 5) исследования кибернетики 50—60-х годов, стирающие границы между естественным и искус­ственным интеллектом; 6) теория логических типов Б. Рассела. Зго одна из причин, почему так трудно самостоятельно прекратить курить: человек вынужден постоянно думать о курении, чтобы бросить это делать. что, где, когда и как Чем более точным является представление о том, чего хочет пациент, тем лучше и он, и вы сможете проанализировать ситуацию и заметить возможности для дости­жения этого. В каком контексте он хочет получить результат Существуют ли контексты, в которых он не хочет его получать В-четвертых, пациент должен иметь логические, эмоциональ­ные и телесные критерии того, что он достиг желаемого. Пусть он вообразит, что сигнализирует ему о том, что он достиг своего результата. Что он подумает, увидит, услышит, почувствует, когда достигнет его Постарайтесь также установить временные ограничения на достижение желаемого результата, так как некоторые цели бывают настолько грандиозны и неопределен­ны, что на их достижение может уйти несколько жизней. В-пятых, пациент должен осознавать собственные ресурсы, необходимые для того, чтобы получить результат. Эти ресурсы могут быть внутренними (особые знания или умения) или внешними. Если пациент нуждается во внешних ресурсах, воз­можно, появится необходимость поставить вспомогательный результат, чтобы получить их. И, наконец, результат должен иметь реальные размеры. Он мо­жет быть слишком большим, и тогда его нужно разбить на несколь­ко более мелких, легко достижимых результатов. Если это следует сделать, спросите: «Что препятствует в достижении данной цели» При постановке больших целей пациенту, возможно, придется несколько раз пройти через процесс «формулирования», пока он не придет к тому, что первый шаг примет разумные размеры и окажется достижимым. Китайцы говорят: «Даже самый длинный путь начинается с маленького шага». С другой стороны, может получиться и так, что цели покажутся слишком мелкими и тривиальными, чтобы мотивировать пациента. В таком случае следует спросить: «Если вы получите этот результат, что он даст вам» — и двигаться к более общему результату до тех пор, пока он не станет достаточно большим и мотивирующим. Заключительная рамка вокруг выбора результатов — эколо­гическая. Нет такого человека, который жил бы изолированно от других людей, мы все являемся частью более широкой системы: семьи, работы, круга друзей и общества в целом. Поэтому всегда следует рассматривать последствия достижения результатов в контексте этих более широких взаимоотношений. Возможны ли нежелательные побочные эффекты От чего придется отказаться или с чем новым придется смириться, чтобы достичь результата Классическим примером выбора неэкологичного результата был царь Мидас, который хотел, чтобы все, чего он касался, превращалось в золото. Например, многие люди сегодня хотят «много зарабатывать». Активная реализация подобного стремления скорее всего будет приводить к увеличению работы и, значит, забирать больше времени. Следствием этого станет уменьшение времени, уделя­емого семье и своему духовному развитию. При этом такой результат может увеличить рабочую нагрузку до такой степени, что человек не сможет нормально справляться с работой. Следует также убедиться, что результат находится в полной гармонии с пациентом, как с цельной личностью. Результаты — это не то, что нужно получать в ущерб другим. Наиболее значи­тельные и удовлетворяющие результаты достигаются путем пере­говоров и сотрудничества, чтобы установить такой разделяемый всеми результат, в котором каждый оказывается победителем. Это автоматически разрешает проблему с экологическим исходом. Таким образом, если результат хорошо сформирован, то он является достижимым, мотивирующим и обязывающим. Во время формирования результата обычно калибруется и спо­соб восприятия пациентом мира. РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫЕ СИСТЕМЫ Как известно, человек воспринимает и отражает окружаю­щий мир посредством своих органов чувств. Процесс такого восприятия называется модальностью. Обычно выделяют сле­дующие модальности: визуальную (зрительную); аудиальиую (слуховую); кинестетическую (телесных ощущений); обонятелъно-вкусовую. Одна из модальностей у человека обычно доминирует, ос­тальные являются сопутствующими. Если человек воспринимает внешний мир в разных модальностях, одна из которых домини­рующая, то примерно точно так же он отражает и свой внут­ренний мир. Прежде чем что-то сказать, ответить на вопрос, пациент должен «получить доступ» к собственной информации, к своим собственным бессознательным процессам. Модальная система, отвечающая за извлечение информации, называется ведущей, система, представляющая эту информацию сознанию, — репрезентативной, а система, сверяющая полученный резуль­тат, — референтной. Существует определенная зависимость между доминирую­щей модальностью, в которой человек воспринимает мир, и предикатами речи, которыми он это восприятие выражает. Пре­дикаты формируются у пациента на бессознательном уровне, и психотерапевту, чтобы быстро установить контакт (сформиро­вать раппорт), нужно пользоваться теми предикатами речи, К которым преимущественно прибегает пациент (см. таблицу). Взаимный перевод языка модальностей Модальность неопределенная визуальная аудиальная кинестетическая Установка Перспектива, точка зрения Комментарий, мнение Направленность, уклон, стойка Обдумать Осветить Обговорить Прочувствовать Проявлять настойчивость Высматривать, выслеживать Выслушивать, подслушивать Добиваться, упор­ствовать, держаться Продемонстри­ровать Показать Объяснить Раскидать, вытащить, рассортировать Испускать что-либо Сиять, лучиться, искриться Звучать, резонировать Дрожать, вибрировать Отсутствовать Быть пустым, чистым Быть оглушенным, безмолвным Онеметь, замереть Обычный, привычный Тусклый Однозвучный, приглушенный Вялый, дряблый, безвкусный Заметный, привле­кающий внимание Яркий, показной, цветистый, бро­сающийся в глаза Громкий, оглушительный Прилипчивый, упор­ный, поразительный Быть внимательным Присматриваться, приглядываться Прислушиваться Беспокоиться, волноваться Игнорировать Упускать из виду Не услышать Не почувствовать, пропустить Сделать заметным, привлекающим внимание Выставить на вид, проявить Провозгласить, оглашать Выдвигать вперед, выставлять Замечать Осматривать Вслушиваться Вчувствоваться Воспроизвести, повторить Сделать обзор, про­смотреть, обозреть Обговорить, проговорить Пройтись по..., прогнать Изложить Показать Рассказать Провести Придумать Вообразить Припомнить звучание Ухватить, охватить Напомнить о чем-либо Выглядеть знакомым Согласовываться с чем-либо, быть созвучным Состыкоаываться, соприкасаться Привлечь внимание к чему-либо Указать Намекнуть Коснуться Лишенный ощуще­ний Слепой Глухой Бесчувственный Давайте обдумаем Давайте рассмотрим Давайте обговорим Давайте прикинем Не менее прекрасными «ключами доступа» к бессознатель­ному являются паттерны глаз. Это движения глазных яблок, сформировавшиеся в результате сложных анатомо-физиологи-ческих процессов, о которых пациент не знает. Психотерапевт, понимая значение этих паттернов, может иметь прямой доступ к внутренним психическим процессам, а «отзеркаливая» эти паттерны и заставляя пациента двигать глазами в нужном направлении, — направлять и регулировать внутренние пере­живания. Схема глазных сигналов доступа Визуализация Терапия, опирающаяся на особые состояния сознания, во многом основана на использовании языка, и слово играет в ней главную роль. Поэтому на этапе предварительной подготовки чрезвычайно важно правильно понять слова пациента и подо­брать те, которые будут понятны ему. МЕТАМОДЕЛЬ Поскольку люди непосредственно не взаимодействуют с миром, в котором живут, они создают модели (или карты) мира, которые используют для управления своим поведением. Пси­хотерапевту очень важно понимать карту мира пациента. Ведь человеческое поведение, каким бы странным оно ни казалось, приобретает смысл, если рассматривать его в контексте выбора, который предоставляет человеку его карта. Поэтому модели не стоит оценивать с точки зрения того, хороши они или плохи, здоровы или являются «сумасшедшими», их нужно оценивать с точки зрения полезности — полезности в эффективном и твор­ческом взаимодействии с окружающим миром. Дело не в том, что пациенты совершают неправильный выбор, дело в том, что у них недостаточно возможностей выбора, когда это необходи­мо. Каждый из нас делает лучший выбор, доступный в рамках нашей модели мира. Однако существует множество достаточ- но скудных моделей, в которых недостает полезных возможно­стей выбора, что может проявляться в изобилии внутри- и межличностных конфликтов. «Возможностей выбора недостает •не миру, а модели мира, которая есть у индивида», — считают Р. Бендлер и Дж. Гриндер. Человек создает свои модели посредством трех универсальных моделирующих процессов: обобщения (генерализации), исключе­ния (стирания) и искажения. Они служат адаптивным целям, но, если человек начинает принимать субъективную реальность за одну-единственную «истинную» действительность, те же процес­сы ограничивают его и лишают способности гибко реагировать. Обобщение процесс, посредством которого части модели мира, созданной человеком, отрываются от первоначального переживания и начинают репрезентировать всю категорию, по отношению к которой данное переживание рассматривается как пример. Мы учимся действовать в мире с помощью обобщения. Например, ребенок учится остуживать горячий чай, дуя на него. Затем он обобщает опыт, узнавая множество вариаций этого действия, которые включаются в набор параметров, связанных для него с горячими жидкостями, и он пробует остуживать их все таким же способом. Однако тот же процесс может стать и причиной ограничений. Если человеку однажды не удаются какие-либо творческие опыты, которые он пробует совершить, человек может обобщить свой опыт и решить, что он не «твор­ческая натура», и далее во многом себе отказывать. Исключение — процесс, посредством которого мы выборочно обращаем внимание на определенные аспекты нашего опыта и исключаем другие. Так, человек может читать книгу, когда вокруг него другие люди разговаривают, смотрят телевизор или слушают музыку. Таким образом он имеет возможность справиться с окружающим и исключить внешние стимулы. И точно так же этот процесс может быть и ограничивающим, если исключить части опыта, которые необходимы для полной картины мира. Напри­мер, психотерапевт, который исключает из своего опыта признаки скуки и раздражения во время терапевтической сессии, ограни­чивает свой опыт, равно как и опыт пациента. Третий моделирующий процесс — искажение. Искажение по­зволяет осуществлять сдвиги в восприятии сенсорных данных. Именно этот процесс позволяет нам строить планы на будущее и «делать сказку былью». Представление реальности искажается в фантазиях, в искусстве и даже в науке. Мы можем ограничивать себя искажениями различным образом. Например, почти все люди в той или иной степени искажают собственные межличност­ные отношения разного рода играми и манипуляциями. Язык является мощнейшим фильтром нашего опыта. В опре­деленном смысле именно он направляет наше сознание в нуж- ную-сторону, формируя определенные модели мира, с одной стороны, делая более эффективным восприятие, а с другой — устанавливая рамки (зачастую достаточно жесткие), сужающие возможности выбора. Слова являются «привязками» (или якоря­ми) для всего опыта, но «опыт еще не реальность, а слова — это не сам опыт»1 (Дж. ОКоннор, Дж. Сеймор, 1990). Часто вхожде­ние в особые состояния сознания как раз и служит для того, чтобы преодолеть дискретность восприятия и мышления, создаваемую речью, и сделать их более целостными и ясными. С этой же целью Дж. Гриндер и Р. Бендлер создали метамодель2 — модель языка, благодаря которой без вхождения в особое состояние сознания можно выявить те лингвистические паттерны, которые (благодаря процессам обобщения, исключения и искажения) делают неяс­ным смысл коммуникации, и определить конкретные вопросы, имеющие целью прояснить и поставить под сомнение неточности языка, чтобы восстановить их связь с опытом, то есть расширить сознание, доведя его до глубинной структуры3 (см. таблицу). По замыслу создателей, метамодель предназначена для того, чтобы научить слушающего обращать внимание на форму комму­никации говорящего. Содержание может бесконечно изменяться, но форма подачи информации дает слушающему возможность реагировать таким образом, чтобы извлечь из коммуникации весь смысл полностью. Поэтому метамодель может быть использована для следующих целей: сбора информации; выяснения значения; идентификации ограничений; обнаружения новых выборов. В дальнейшем была разработана милтон-модель — способ обращения к метамодели, использующий специальные речевые обороты для наведения и поддержания особых состояний созна­ния. О ней пойдет речь ниже. Чтобы извлечь максимум информации из любой ситуации или опыта, человеку необходимо располагать как можно большим количеством точек зрения. Так как каждая репрезентативная система предлагает свой путь описания реальности и новые идеи возникают из этих различных описаний подобно тому, как бе­лый цвет появляется, когда смешиваются все цвета радуги, любой 1 Дж. Оруэлл как-то сказал: «Если мысли могут искажать язык, то и язык может искажать наши мысли». 2 Слово «мета» пришло из древнегреческого языка и означает «выше или нада, либо «на другом логическом уровне». 3 Глубинной структурой лингвисты называют неосознаваемую полную и завершенную идею того, что хочет сказать говорящий. Сокращая эту глубинную структуру, чтобы выразиться ясно, говорящий высказывает поверхностную структуру. Формы нарушений метамодели и примеры уточняющих и корригирующих вопросов Форма нарушения Речевое Уточняющий метамодели искажение и корригирующий вопрос ИСКЛЮЧЕНИЕ Неспецифическое Меня почти преследуют. Кто или что именно существительное В этом суть вопроса. Дети доставляют хлопоты Неспецифический глагол Переживаю, чувствую Как вы это чувствуете Что переживаете Утраченный префорштив Я недостаточно хорошо В сравнении с чем (оценка или суждение это сделал Кто высказал это без указания стандарта) суждение и на чем он основывался, делая его Номинализация Моя плохая память Что вас угнетает (Перевод (обозначение процесса мучает меня. Депрессия существительного существительным) сводит меня с ума в глагол). Что тревожит ОБОБЩЕНИЕ Модальный оператор Я не могу... Что произошло бы, если возможности бы вы сделали.. Что препятствует вам Модальные операторы Я должен... Что бы случилось, если бы необходимости Я не должен... вы сделали (не сделали).. Универсальные квантифи- Всегда... Действительно всегда каторы (сверхобобщения) никогда Неужели никогда Было ли когда-нибудь время, когда.. ИСКАЖЕНИЕ Комплексная Если он не... Каким именно образом эквивалентность значит это.,. одно связано с другим Пресуппозиции Почему он не заботится Что заставило вас обо мне должным образом подумать, что.. Нарушение причинно- Он надоел мне. Каким конкретно образом следственных связей Я раскис из-за погоды. одно вызывает другое Я бы рассталась с ним, Что должно произойти но без меня он погибнет,,. такое, чтобы одно не было вызвано другим Как именно вы заставляете себя реагировать таким способом на то, что видите, слышите, чувствуете «Чтение мыслей» Ты что, не знаешь, Как именно (от интуитивного как я чувствую себя вы узнаете, что.. высказывания «это может Тебе следует знать, быть» отличается тем, что мне это не нравится, что «это точно так») Он не обращает на меня никакого внимания... психотерапевт не сможет успешно действовать, опираясь лишь на одну репрезентативную систему. Ему необходимы как мини­мум две системы: одна — для того, чтобы получать информа­цию, а другая — чтобы интерпретировать ее другим способом. Точно так же точка зрения любого отдельного человека будет иметь слепые пятна, вызванные его привычными способами восприятия мира, а точнее, фильтрами восприятия. Развивая способность видеть мир глазами других людей, психотерапевт получает возможность видеть мир с помощью своих собствен­ных слепых пятен1. ТРОЙНОЕ ОПИСАНИЕ РЕАЛЬНОСТИ В своих работах Джон Гриндер и Джудит Делозье (1994) выделяют по крайней мере три способа, с помощью которых люди могут взглянуть на свой собственный опыт — первую, вторую и третью позиции восприятия. Во-первых, человек может смотреть на мир полностью со своей собственной точки зрения, изнутри своей собственной реальности, не принимая в расчет ничьей другой точки зрения. Психотерапевт просто думает: «Как это на меня действует» Это называется первой позицией. Во-вторых, он может представить себе, что бы увидел, по­чувствовал и услышал с точки зрения другого человека. Очевид­но, что одна и та же ситуация или поведение могут иметь свой особый смысл для каждого человека. Поэтому для психотера­певта существенно важно оценить точку зрения другого чело­века и спросить себя: «Как он это видит» Это есть вторая позиция, часто известная как эмпатия2. В модели самораскрытия «окно Джогари» (названной так в честь ее изобретателей Джозефа Лафта и Гарри Инграма) выделяют четыре зоны лич­ности содержащие информацию о ней: «арену» — зону нашего Я, о которой знает человек и знают другие люди; «видимое — то, что знает о себе человек, но не знают другие люди; «слепое пятно» — то, что другие знают о человеке, но сам он об этом не знает; «неизвестное» — то, что скрыто и от человека, и от других людей. 2 Эмпатия (грсч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоциональ­ного состояния, проникновение-вчувствование в переживания другого челове­ка. Различают эмоциональную (основанную на механизмах проекции и подра­жания моторным и аффективным реакциям другого человека), когнитивную (базирующуюся на интеллектуальных процессах сравнения, аналогии и т. п.) и предикативную (проявляющуюся как способность человека предсказывать аффективные реакции другого в конкретных ситуациях) эмпатии. В качестве особых форм эмпатии выделяют непосредственно сопереживание — пережи­вание субъектом тех же эмоциональных состояний, которые испытывает другой человек, через отождествление с ним и сочувствие-переживание собственных эмоциональных состояний по поводу чувств лnvroro. В-третьих, человек может иметь опыт наблюдения за ситуа­цией со стороны, как совершенно независимый наблюдатель, некто, лично не включенный в ситуацию. Для обнаружения этого ■ спросите себя: «Как это выглядит для стороннего наблюдателя» Это даст вам объективную точку зрения, известную как третья позиция. Все мы ежедневно находимся попеременно в этих трех позициях: часто делая это естественным образом, мы лучше понимаем жизненные ситуации и их результаты. Все три позиции одинаково важны, и для психотерапевта чрезвычайно важно уметь свободно менять их и переходить от одной к другой, иначе он никогда не сможет выйти за преде­лы односторонней косности. Так, зафиксировавшись на пер­вой позиции, он превратится в эгоиста; если ему станет при­вычна вторая позиция, он слишком легко будет подпадать под влияние чужих точек зрения; привычка же находиться в тре­тьей позиции сделает его равнодушным сторонним наблюда­телем жизни. Главная идея такого тройного описания заключается в том, чтобы выявлять и принимать различия в жизни, а не пытаться навязать однородность. Вдохновения и инсайты1 приходят имен­но из новых взглядов на многообразие реальности. Однообразие порождает скуку, посредственность и борьбу (так, например, из биологии известно, что только одинаковые виды вступают в конфликты и борьбу за выживание; социология и политэкономия утверждают, что войны вспыхивают тогда, когда государства пре­тендуют на одни и те же скудные ресурсы). Говоря о тройном описании реальности, нельзя не упомя­нуть о парадоксальной логике особых состояний сознания. Она тесно связана с ситуацией бессознательной коммуникации с па­циентом и так называемыми процессами первичного мышления (primary-process), которые подробно разбираются в психодина­мической психотерапии. Вкратце эти идеи выглядят следующим образом. В своей книге «Бессознательное как бесконечные множества» М. Бланко (1975) выделил два понятия из матема­тической теории множеств, позволяющие любопытным обра­зом прояснить многие феномены психотерапевтической работы в особых состояниях сознания. 1 Ипсайт (от англ. insight — постижение, озарение) — внезапное и невы­водимое из прошлого опыта осознание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы. В работах немецкого психолога В. Келера оно было противопостав­лено бихевиористскому представлению о постепенном и «слепом» научении (осуществляющимся методом «проб и ошибок»), а в исследованиях психологов М. Вертхаймера и К. Дункера применено к описанию мышления и истолковано как особый акт, противопоставленный другим интеллектуальным опепяниям Одно из этих понятий — «множество», определяемое как совокупность предметов (составляющих, вещей), имеющих об-ший элемент. Например, мы можем выделить множество всех кошек. В нем может быть подмножество всех черных кошек. Мы можем также, если захотим, образовать множество черных предметов с подмножеством черных кошек. Другое понятие, используемое Бланко, — понятие «бессо­знательной симметрии». Оно образует логику, лежащую в Ос­нове первичного процесса мышления. Если сознательно мы ориентируемся на асимметричную (аристотелевскую) логику (где А не может быть одновременно не-А), то бессознательно (или в особых состояниях сознания) мы воспринимаем все отношения как симметричные. Например, если начальник гне­вается на исполнителя, то бессознательно допускается, что исполнитель тоже гневается на начальника; если отец находится справа от ребенка, то первичное мышление тоже «думает», что ребенок находится слева от отца, ведь они связаны отношением местонахождения бок о бок и т. п. Подобные положения имеют бесконечное число подтверж­дений в психотерапевтической практике. Так, если рассмат­ривать перенос, вызывающий (как это описано в психоана­литических моделях) особые состояния сознания, то можно определить, что запускает этот процесс, — настоящее начинает напоминать похожую ситуацию, принадлежавшую ранее бессо­знательному множеству. Такое ощущение сходства между про­шлым и настоящим может исходить либо от пациента, либо от психотерапевта. Чаще считают, что именно пациент приписы­вает составляющие прошлого опыта психотерапевту или ситуа­ции, возникающей при психотерапевтическом воздействии, и реагирует на это таким образом, как если бы прошлое «разли­лось» в настоящем1. 1 Здесь также нельзя не вспомнить о квантовой логике фон Неймана, согласно которой, помимо аристотелевских «истинно» и «ложно существует еще состояние «может быть». Это положение иллюстрируется множеством парадоксов, из которых наиболее известен кот Шредингера. (Э. Шредингер Доказал, что кот может существовать в математических условиях «собственного состояния», когда утверждение, что кот мертв, и утверждение, что кот жив, в равной степени имеют смысл, причем утверждение, что кот и жив, и мертв, тоже имеет смысл. Ю. Вигнер дополнил аргументы Э. Шредингера, доказав, что, даже если кот стал определенно мертвым или определенно живым для одного физика, он останется как мертвым, так и живым для другого физика, находящегося где-нибудь в другом месте.) В некотором отношении это соответствует понятию логической неопреде­ленности, но полностью исключает понятие логической бессмысленности. Кроме того, из этого вытекает такое важное следствие: мы сами создаем собственную модель реальности, или собственный «туннель реальности» (Т- Лири), или (как говорят социологи) собственную фразеологию тех реаль­ностей, с которыми сталкиваемся, И, наконец, на этапе предварительной подготовки необхо­димо определить те жизненные тактику и стратегию, которые имеет пациент. СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ ИМЕТАПРОГРАММЫ Как уже говорилось, человек редко воспринимает и отражает мир в какой-то одной модальности, поэтому психические про­цессы (при одинаковых внешних стимулах) и поведение (как результат) у всех людей разные. Цепь психических процессов, ведущих к той или иной форме поведения, называется страте­гией поведения. Обычно при всем многообразии возможных форм поведения в той или иной ситуации человек выбирает какую-то одну как более для него приемлемую. Это зависит от многих причин, в том числе и от многообразия репрезентативных систем. Если у чело­века есть опыт реагирования в конкретной ситуации, он выбирает определенный стереотип поведения исходя из имеющегося у него опыта. Если опыта реагирования нет, то стратегия поведения чаще опирается на сознание, которое конструирует возможный вариант поведения. Социально незрелый или патологический индивид для каждой ситуации имеет очень мало стратегий. Чем больше стра­тегий, тем больше выбор, тем больше творчества, тем лучше адаптация. Исходя из этого, психотерапевт должен установить, что ограничиваегвыбор пациента, что можно изменить в его внутрен­них стратегиях, чтобы выбор увеличился, а также научить паци­ента делать не один, а несколько выборов. Кроме того, человека постоянно окружает масса информа­ции, на которую он мог бы обратить внимание, но большая ее часть оказывается проигнорированной, так как произвольное внимание способно ухватить семь (плюс-минус две) единиц информации. Метапрограммы представляют собой фильтры восприятия, действующие в нас привычным образом, это пат­терны, которые мы используем для того, чтобы определить, какая информация будет допущена в сознание. Например, подумайте о стакане, наполненном водой. Теперь представьте себе, что ровно половину воды отпили. Будет ли стакан напо­ловину полным или наполовину пустым И тем, и другим; несомненно, вопрос лишь в том, как на него посмотреть. Одни люди в любой ситуации обращают внимание на позитивную ее сторону, на то, что в ней действительно есть, другие же видят лишь то, чего в ней не хватает. Обе точки зрения являются полезными, и каждый человек будет предпочитать тот или иной способ смотреть на вещи. Метапрограммы действуют систематически и привычно, и мы нечасто задаем себе вопрос, достаточно ли хорошо они нам служат. Эти паттерны могут не изменяться от контекста к контексту, но устойчивыми привычками обладают немногие люди, поэтому метапрограммы скорее всего изменяются от контекста к контексту. То, что привлекает наше внимание в рабочей обстановке, может совершенно отличаться от того, на что мы обращаем внимание дома. Таким образом, метапрограммы фильтруют окружающий мир с целью создания карты этого мира. Психотерапевт может заметить метапрограммы пациентов как по их поведению, так и по их языку1. Выявление метапрограмм чрезвычайно важно для психоте­рапии, использующей особые состояния сознания, так как они являются ключевыми моментами в процессах мотивации и принятия решения. Как мы уже говорили, искусный психоте­рапевт формирует свой язык так, чтобы он соответствовал модели мира пациента. Поэтому употребление языка, согласо­ванного с метапрограммами собеседника, заранее приспосаб­ливает информацию к восприятию и гарантирует, что он легко сможет извлечь из нее смысл. Это сбережет ему энергию, необходимую для принятия решений и мотивирования. Существует множество паттернов, которые можно было бы квалифицировать как метапрограммы, и различные книги по нейро-лингвистическому программированию делают акцент на различных паттернах. Здесь мы предложим лишь некоторые наиболее часто употребляемые паттерны2. Когда вы будете читать описания метапрограмм, то, вероятно, обнаружите, что какая-то из точек зрения окажется более близкой, чем другие (возможно, вам даже покажется странным, что кто-то может думать иначе). Таким образом, вы, вероятнее всего, обнаружите тот паттерн, который используете сами3. Важно отметить, что никакие оценочные суждения непри­менимы к этим паттернам. Ни один из них не является «более хорошим» или «более правильным» сам по себе — все зависит от контекста и от цели. Немногие люди проявляют эти паттерны в столь крайних формах. Поведение большинства представляет собой смесь этих двух характерных черт. 1 Поскольку метапрограммы фильтруют опыт и мы передаем каш опыт с помощью языка, то определение паттерны языка оказываются типичными Для определенных метапрограмм. 2 Это лишь самый краткий обзор некоторых наиболее важных метапро-1рамм. Подробнее они рассмотрены в книгах Р. Бендлера и Л. Камерон-Бен-Длер, а также Р. Бэйли (применительно к бизнесу). 3 Из двух крайних точек зрения внутри одной метапрограммы, вероятно, только одну вы не сможете принять или понять. Противоположная и будет вашей собственной. 1. Активный — пассивный Первая метапрограмма касается образа действия. Активный человек Сам проявляет инициативу, быстро начи­нает и продвигает дело вперед. Не дожи­дается, пока другие начнут действовать Ждет, когда другие начнут действовать, или выжидает удобного случая для старта. Может провести в нерешительности много времени или вообще на предпринять ни­каких действий Будет скорее использовать законченные предложения с личный подлежащим (су­ществительным или местоимением), с глаголом в активном залоге и реальным дополнением, например: «Я собираюсь вы­лечиться за короткий срок! В его речи будут чаще встречаться гла­голы в пассивном залоге и незаконченные предложения. Вероятно, он будет употреб­лять определительные фразы и номинали-зации, например: «Есть ли какая-нибудь возможность излечиться от этого заболе- Чаще мотивируется фразами типа: «Иди туда», «Сделай это», «Пора действовать» Будет лучше реагировать на фразы типа: «Подожди», «Давай проанализируем», «По­думай об этом» и «Посмотрим, что думают другие» 2. Приближение — уклонение Вторая метапрограмма объясняет, каким образом люди фоку­сируют свое внимание и создают проблемы при установлении хорошо сформированного результата. Вспомните старую нравст­венную дилемму бизнеса, образования и воспитания детей: чем лучше стимулировать, пряником или кнутом Другими словами, Предложить ли человеку награду или пригрозить ему Исходя из понимания метапрограмм, ответ, конечно, таков: все зависит от того, кого вы хотите мотивировать — людей типа «приближение» или «уклоняющихся». А спорить о том, какой из этих способов лучше, в обшем случае совершенно бессмысленно. Люди с метапрограммой приближения Люди с метапрограммой уклонения Фокусируются на своих целях, продвига­ясь к тому, чего хотят Зажигаются знанием цели и вознагражде­нием Говорят о том, чего они хочят, достигают или обретают Лучше справляются с делами там, где необходима способность неотступно стре­миться к определенной цели Легко осознают проблемы, зная, чего следует избегать, петому что они четко представляют себе, чего они не хотят Мотивируются избеганием проблем и на­казания Ведут речь о тех ситуациях, которых хоте­ли бы избежать, и о проблемах, которые хотели бы обойти стороной Превосходны в обнаружении ошибок и бу­дут хорошо работать, например, контро­лерами качества (а также критиками) 3. Внутренняя референция — внешняя референция Эта метапрограмма касается того, где люди находят свои нормы. Люди с внутренней референцией Люди с внешней референцией Будут обращаться к своим внутренним нормам и использовать их для сравнения Нуждаются в том, чтобы кто-то другой ука- зал им норму и направленность действий. различных образцов действий и для при­нятия решения относительно того, как Они убеждаются в том, что работа вы­полнена хорошо, лишь тогда, когда кто-то поступить. В ответ на вопрос: «Как вы скажет им об этом узнаете о том, что хорошо справились с работой» — они вероятнее всего скажут что-то вроде: «Я просто знаю об этом» Воспринимают информацию, но настаи- Таким людям необходимы внешне опре- вают на самостоятельном решении, опи- деленные нормы. Они будут выспраши- рающемся на их собственные нормы. Со- вать вас о ваших нормах. Все это выглядит противляются любому чужому решению, так, как будто они с трудом принимают даже если это решение в их пользу решения С трудом поддаются управлению. Из них могут получиться хорошие предпринима- Нуждаются в том, чтобы их вели и ими управляли, Им необходимо, чтобы нормы тели, и они обычно сами находят себе были установлены извне, в противном слу- работу. Не нуждаются в управлении со чае они никогда не уверены в том, что стороны поступают правильно 4. Альтернативы - рецепты Эта метапрограмма определяет открытость и свободу мыш­ления человека, его творческий потенциал. Сторонники альтернатив Любители рецептов Стремятся иметь выбор и рассматривают различные возможности, чувствуя себя скованно, если им приходится следовать строгому предписанию, каким бы хоро­шим оно ни было Незаменимы в выполнении четких пред­писаний, хорошо спланированной после­довательности действий, но не очень удачно действуют в тех случаях, когда им самим приходится составлять планы, по­скольку больше интересуются тем, как вы­полнять задание, а не целью. Чаще всего убеадены, что существует «правильный» способ делать вещи При вопросе: «Почему вы выбрали именно эту работу» объяснят причины, по кото­рым они занимаются именно этим Скорее всего расскажут о том, как они к этому пришли, или просто приведут фак­ты, ответив так, как будто им задали во­прос «как», а не «почему» Отзываются на рационализаторские идеи, которые расширяют их возможности вы­бора Реагируют на идеи, которые открывают перед ними четко размеченный проверен­ный путь 5. Общий — частный Этот паттерн имеет дело с процессом деления (обобщения). «Общие» люди Нравится рассматривать задачи крупным планом. Они чувствуют себя более ком­фортно, работая с большими кусками информации и мысля глобально. Будут видеть последовательность целиком, как один кусок, а не серию следующих друг за другом шагов Любят обобщать, иногда пропуская шаги в последовательности, тем самым созда­вая трудности для ее воспроизведения и теряя информацию Более комфортно чувствуют себя среди мелких кусков информации, из которых могут выстраивать куски больших разме­ров. Поэтому любят иметь дело с последо­вательностями и лишь в крайних случаях переходить к следующему шагу в той по­следовательности, которой он следует. Имеют склонность уточнять и все назы­вать собственными именами, давая точ­ные описания Успешно справляются с разработкой пла­нов и стратегий, а также с задачами, состо­ящими из небольшого количества последо­вательных шагов и требующими вниманий к деталям Разговаривая с пациентом, вы можете определить, мыслит ли он общими или частными категориями, опираясь на следую­щий критерий: описывает ли он детали или рисует картину крупным планом 6. Сходство — отличие Это метапрограмма того, как люди делают сравнения. Одни люди замечают то, что является сходным в различных вещах. Их относят к категории «ищущих сходство». Другие при срав­нении обращают внимание на отличия. Они часто указывают на отличительные черты и нередко вступают в споры. Человек, который мыслит от общего к частному и обращает внимание на отличия, будет прочесывать информацию до мельчайших по­дробностей в поисках расхождений. Если вы при этом склонны к тому, чтобы искать сходства и мыслить обобщениями, то такой человек доведет вас до сумасшествия. Взгляните на три треугольника, изображенных на рисунке. Прервитесь на минуту и ответьте про себя на вопрос: «Какая связь между этими треугольниками» Правильного ответа на этот вопрос, конечно, не существует, поскольку связь эта включает как сходство, так и различие. Но этот вопрос выделяет четыре возможные реакции. Одни люди, ищущие сходство, отметят те вещи, которые оказываются одинаковыми. Они могут сказать, что все три треугольника равны между собой (что на самом деле верно). Такие люди часто будут довольствоваться одной и той же работой на протяжении многих лет, при этом они будут хорошо справляться с теми задачами, которые, по существу, похожи ■ друг на друга. Найдутся люди, которые заметят сходство с исключениями. Они сначала увидят сходство, а затем отличия. Глядя на рису­нок, они могут отметить, что два треугольника одинаковы, а третий отличается от них, будучи перевернутым. (Совершенно верно.) Такие люди часто предпочитают, чтобы изменения происходили постепенно и небыстро и чтобы ситуации на работе медленно развивались во времени. Когда они узнают, как выполнять работу, они готовы заниматься ею долго и достигают успеха в решении большинства задач. Они часто пользуются компаративами, например, «лучше», «хуже», «боль­ше», «меньше» Они реагируют на ту рационализацию, которая выражается словами «лучше», «улучшенный» или «усовершен­ствованный». По-другому будут реагировать люди, обращающие внимание на отличия. Они скажут, что все три треугольника различны. (Что опять же верно.) Такие люди стремятся к переменам и получают от них удовольствие, имеют склонность часто менять работу. Их привлекают нововведения, если они заявлены как «новые» или «не имеющие аналогов». Люди, мыслящие категориями отличий с исключениями, сначала отметят отличия, а затем сходства. Они могут сказать, что эти треугольники различны, но два из них одинаковы. Они склонны к переменам и разнообразию, но не в той степени, как люди предыдущей категории. А чтобы определить эту метапро-грамму, задайте вопрос: «Какая связь между этими двумя ве­щами» 7. Паттерны процесса убеждения В том, как человек становится убежденным в чем-либо, Можно выделить два аспекта. Во-первых, по какому каналу поступает информация и, во-вторых, как человек управляет этой информацией, получив ее однажды (мода). Вначале о канале восприятия. Представьте себе ситуацию психотерапевтической сессии. Что необходимо сделать пациен­ту, чтобы убедиться в правильности выбранного направления в психотерапии или компетентности психотерапевта Ответы на эти вопросы часто связаны с тем, какая репрезентативная система у данного человека является первичной. Одним людям необходимо увидеть это свидетельство (визу­альный канал). Другие хотят послушать кого-нибудь. Некото­рым людям требуется прочитать отчет. Еще каким-то людям ■ необходимо что-то сделать. Возможно, им понадобится опро­бовать на себе некоторые выбрзнные методы или поработать бок о бок с новым человеком, чтобы сделать заключение об уровне его компетентности. Вопрос, который следует задать для определения этой метапрограммы, звучит так: «Как вы узнаете, что человек подходит для своей работы» Визуальный человек должен увидеть примеры. Слушающему необходимо поговорить с людьми и собрать информацию. Чи­тающему требуется прочитать сообщение или справки о чело­веке. Делающий обязательно поработает вместе с человеком, чтобы убедиться в его пригодности. Другая сторона этой метапрограммы заключается в том, каким образом люди легче всего осваиваются с выполнением новых задач. Визуальный человек легче справляется с новой задачей, если ему показать, как это делать. Слушающий освоит лучше, если ему расскажут, что делать. Читающий учится бы­стрее, читая инструкции. Лучший способ научить делающего — сделать это вместе с ним. Вторая часть этой метапрограммы касается того, как человек управляет информацией и каким образом она должна быть пред­ставлена. Некоторым людям необходимо представлять доказа­тельство определенное число раз (может быть, два, три или более), прежде чем они убедятся в его верности. Есть люди, которых убеждает несколько примеров. Другие не нуждаются в большом количестве информации. Они берут несколько фактов, додумы­вают другие и быстро принимают решение. Они часто приходят к заключению, опираясь на весьма малочисленные данные. Это называют автоматическим паттерном, С другой стороны, неко­торые люди вообще никогда не бывают уверенными до конца. Их убеждает только конкретный пример или конкретный контекст. Этот паттерн называют паттерном постоянства. Завтра вам, по-видимому, придется снова и снова находить для них доказа­тельства, потому что завтра — это уже другой день. Их необходимо убеждать все время. И, наконец, для некоторых людей доказатель­ство должно быть представлено загодя — за день или за неделю до того, как они станут убежденными в этом. Метапрограммы могут изменяться с изменением эмоцио­нального состояния. Человек может стать более активным в состоянии стресса и занимать пассивную позицию, будучи спокойным. Как и в отношении всех остальных паттернов, представленных в этой книге, ответ следует искать в том чело­веке, который находится перед вами. Паттерн — это всего лишь карта. Метапрограммы не представляют собой еще один способ биения ЛЮдей на психологические типы. Их основной во­прос заключается в следующем: можете ли вы осознать свои собственные паттерны Какие выборы вы можете предоставить Другим АНТИСУГГЕСТИВНЫЙ БАРЬЕР Психотерапевты со стажем хорошо знают, что существует так называемый антисуггестивный барьер (И. Вельвовский и соавт., 1984), проявляющийся в негативной установке на психотера­пию вообще и на методы, связанные с особыми состояниями сознания, в частности. Такой антисуггестивный барьер связан с понятием контр­внушаемости — внутренней способности личности сопротив­ляться навязываемому извне. По большей части она зависит от возможности проверить истинность того, что внушается: если проверить невозможно или объективных критериев либо зна­ний недостаточно, контрвнушаемость снижается. Контрвнушаемость также избирательна. Исследования по­казали, что один и тот же человек обнаруживает разную степень контрвнушаемости как в отношении разных суттесторов, так и в зависимости от разного содержания внушений, исходящих от одного и того же лица. Это связано с тем, что восприятие человеком новой информации всегда динамично. Выделяют следующие виды контрвнушаемости. 1. Непроизвольная и произвольная. В основе первой — свойственная всем людям некоторая степень критичности, скептицизма и недоверия, проявляющих­ся на бессознательном уровне и включающихся в момент суг­гестии. Вторая действует в соответствии с конкретными, осознан­ными целями и намерениями личности, когда она критически анализирует то, что ей пытаются внушить, сопоставляя содер­жание суггестии со своими знаниями и убеждениями. 2. Индивидуальная и групповая контрвнушаемость. Индивидуальная обусловливается характерологическими и возрастными особенностями личности, а также ее жизненным опытом. Групповая контрвнушаемость зависит от качественного и количественного состава группы, степени ее сплоченности, Ценностно-ориентационного единства и т. п. 3. Общая и специальная контрвнушаемость. Первая основывается на общей критичности личности в отно­шении внешних воздействий. Этот тип отличается широким Диапазоном проявлений, но, как правило, небольшой силой. Специальная контрвнушаемость имеет более узкую сферу действия, влоть до установки на одного человека, или конкрет­ную информацию и бывает резко выраженной1. Чем выраженнее антисуггестивный барьер, тем меньше те­рапевтический эффект. В связи с этим на этапе вводных разъ­яснений психотерапевту следует подчеркивать, что терапия, опирающаяся на особые состояния сознания, никогда не про­водится против желания пациента. Она не назначается как лекарство или инъекции. О психотерапии в особых состояниях сознания психотерапевт и пациент всегда договариваются (за­ключают терапевтический контракт), поэтому здесь обязатель­ны обоюдное согласие и активное участие самого пациента в проводимой терапии. Часто на начальных этапах полезно рассказать, что во время особых состояний сознания нормализуются процессы высшей нервной деятельности и работа внутренних органов, улучшаются психические функции, приобретаются навыки самоконтроля. На последнем стоит делать особый акцент, так как некоторые паци­енты уверены, что лечение, основанное на использовании особых состояний сознания, мешает развитию или вовсе подменяет «их собственную волю». Главное на этих стадиях — возбудить у пациента интерес к лечению, усилить его уверенность в успехе и добиться макси­мального доверия к психотерапевту. Как мы отмечали выше, предварительная подготовка и вводные разъяснения — по сути, начало психотерапии. Кроме того, уже здесь психотерапевт может составить предварительное впечатление о степени под­верженности пациента трансу и заранее спланировать свои лечебные стратегию и тактику. Основные навыки, которые необходиы психотерапевту на этих этапах:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41

  • «Если