Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Протодиакон Андрей Кураев в нашем общении будет три блока




страница1/6
Дата09.07.2018
Размер1.35 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Протодиакон Андрей Кураев В нашем общении будет три блока. В первой части я буду рассказывать о нашем эксперименте как таковом: его цели, задачи и методология; Во второй части пойдет речь о курсе «Основы православной культуры»; В третьей части вас ждет презентация собственно учебника. Наша встреча носит характер скорее психотерапевтический, чем методический. Моя задача привести вас из состояния растерянности в состояние… тоже растерянности. Точнее из состояния растерянности, которое синонимично отчаянию, в ту растерянность, которая будет близка к состоянию поиска. Конечно, начинаемый эксперимент нарушает все мыслимые и немыслимые правила педагогики: спешка, неподготовленность, непродуманность… Есть риск, что учителя пойдут в классы вообще без учебников, и почти точно – учителя не успеют изучить учебники и осмыслить их как наедине, так и вместе с методистами... Но, что есть -то есть. Зачем же нужен столь срочный эксперимент Наш курс – это судорожная попытка России спасти саму себя. Цена вопроса – наше будущее. Потому неправы те мудрые пескари, которые полагают: «На нашем веку была не одна попытка реформирования школы, поэтому и эту мы спокойно пересидим, подождем, пока пройдет очередная блажь начальства. Главное - не дергаться, подождать годика два, а потом все придет на свои круги». Это не так. Той школы, которая есть сейчас, уже не будет. Сработал закон отрицания отрицания: Советская школа была школой воспитательной, но очень партийной. Эта ее идеологизированность вызвала естественный протест общества, и реформа школы конца 80-х годов пошла под лозунгом: школа должна давать только информацию, а воспитание – это дело только семьи. Увы, воспитание, изгнанное из школы, до дома не дошло. Во многих неполных семьях матери хватает лишь на то, чтобы накормить дитя. Но и не во всех даже полных семьях есть время для общения со своим школьником. А даже если время есть, то нет или интереса к воспитанию или же педагогического таланта. В итоге во многих семьях главным воспитателем стал телевизор. Кстати, я вычислил формулу конца света: «Когда передачу «Дом-2» станут показывать по телеканалу «Культура». Чтобы сериал «Школа» не стал реальной школой, воспитание должно вернуться в школу. И по этому вопросууже есть новый общественный консенсус. Так что наш эксперимент – это лишь часть тех глобальный перемен, которые намечены в системе образования. Новые образовательные стандарты предполагают, что результатом педагогического труда будет не просто энциклопедист, а человек с определенными навыками, среди которых будут и навыки совестной реакции. Кроме того, курс «Основы религиозных культур и светской этики» - это попытка России ответить на три серьезных вызова современности. ВЫЗОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Первых из них – глобализация. Мы и наши дети живем на информационном сквозняке. Новая мировая архитектура предполагает, что в мире не должно быть границ, и по миру должны спокойно передвигаться люди, идеи, технологии и капиталы. Жак Аттали – директор Европейского банка реконструкции и развития начала 90-х годов- говорил, что цивилизация XXI века – это цивилизация кочевников: «Покончив с любой национальной привязкой, порвав семейные узы, заменив все это миниатюрными микропроцессорами, такие граждане–потребители из привилегированных регионов мира, превратятся в богатых номадов» (Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. Победители и проигравшие наступающего мирового порядка. М., 1993, с. 18)1. Что это означает …Раз в году мы с ужасом смотрим на экраны телевизоров, являющие нам американские города, разрушенные ураганами, пришедшими с Карибского моря. Многие годы, глядя на это, я задавал себе вопрос: какой силы должен быть ветер, чтобы разрушить наши рублевские особняки Но побывав за океаном, я понял, что все эти шикарные дома в США – это производство фирмы«Ниф-Ниф и Наф-Наф». Они все из фанеры. Но стоит эта фанера на очень серьезном фундаменте - мировоззренческом. Если дом строится как заранее обреченная и непрочная времянка – значит, у общества просто нет установки на создание родового гнезда. Для американцев важнее работа, а не жилье. Российское общество в этом смысле не столь мобильно. Наши люди предпочтут жить впроголодь в родном городе, чем поехать за длинным рублем в даль туманную. Люди современной западной формации настроены иначе. В этом они подобны детям советского офицера: у них нет чувства малой Родины. Такой ребенок родился в одном городе, в детский садик пошел в другом; в первый класс он шел по одной улице, а в пятый - совсем по другой... В эпоху глобализации и чувство большой Родины должно свестись к чисто спортивной самоидентификации: вспоминай про свою страну только во время чемпионата мира по какой-нибудь чепухе. А в остальное время смирно работай на какую-нибудь транснациональную корпорацию. Чтобы человек легко мог передвигать свои руки туда, где они нужна транснациональной монополии, у его сердца не должно быть глубоких корневых привязок к малой и большой Родине. Как на этот вызов глобализации реагировать Можно радостно отозваться на него в духе Владимира Маяковского: «Чтобы в мире без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитием». Этот путь мы проходили в СССР, и видели его карабахский тупик. Попытка асфальтирования и заливки гудроном национального разнообразия наших культур на наших глазах кончились националистическими бунтами и развалом государства. Но если мы хотим сохранить свое национальное и культурное своеобразие, надо найти способ донести это своеобразие до наших детей. Тут есть два пути. Первый - путь Северной Кореи: установить железный занавес по периметру границ. Но это тупиковый путь. Второй путь – научиться жить на информационном и глобальном юру. Именно – жить, а не просто присутствовать и поддаваться влияниям. И тогда, заметив наше разнствование, мы учимся о нем корректно говорить: с любовью о каждой из наших культур, о каждой из наших традиций. В начале 90-х годов посланцы модернизирующего Министерства образования РФ любили говорить, что школа должна готовить ребенка к жизни в современном мире. Эта подготовка была в их замысле трехчленной: ребенок должен выйти из школы: - со знанием компьютера; - со знанием иностранного языка; - с умением толерантно-уважительно относиться к другим культурам. Конечно, это очень хорошие умения. Но почему-то эти засланцы забывали сказать об уважении, понимании и знании своей культуре. Эти грантоеды проявляли странную и упорную забывчивость, едва речь заходила не о чужой, а о родной культуре. Как-то странно воспитывать уважение к чужим святыням, не воспитав того же чувства по отношению к своим. Тот, кто может помочиться на руины православного храма, никогда не поймет святыню другого человека, другой цивилизации, если у него своих святынь нет. Если ты не понимаешь Есенина, ты не полюбишь Шекспира или Данте. Поэтому сначала ты полюби свое, а потом, с имеющимся уже опытом любви, желания, благоговения к своему, подходи и благоговей перед чужой святыней. Конечно, дети должны уметь жить в современном мире. Они должны быть к нему приспособлены. Но если на улице минус двадцать, то это не значит, что перед выходом на улицу нужно забраться в холодильник и охладить себя до минус десяти. Напротив, я должен утеплить себя, разогреть, выпить чашку горячего чая, укутать горло - и так пронести свое тепло сквозь вьюгу. В биологии это называется закон Кеннона (У. Кеннон – автор термина «гомеостаз»-уравновешенность): совершенство живого организма определяется степенью его независимости от температуры окружающей среды2. По этому критерию теплокровные животные считаются выше хладнокровных. Что такое Россия по мысли западных политиков Это хладнокровный объект геополитических манипуляций, который должен свободно расслабляться, и позволять делать с собой все, что хотят наши «западные партнеры» (пишу в кавычках и с некоторым трепетом потому, что, как кажется, словарь русского мата недавно обогатился новым выражением: когда Путин произносит «наши западные партнеры», это звучит с такой интонацией, что понимаешь: это эвфемизм, заменяющий трехэтажную конструкцию). Или же мы можем быть теплокровным субъектом собственной истории Если нам ближе второй ответ – значит, у нас должно быть знание собственной идентичности. Понятно, такое наше стремление дарит нам серьезных оппонентов. Это не просто недоумки, которые чего-то недопонимают. Эти люди как раз хорошо понимают, ради каких целей и денег надо задушить патриотизм и религиозную самоидентификацию. И, конечно, они будут перевирать и выворачивать наизнанку все, что могло бы согреть и сохранить Россию. И мы это хорошо видим в определенной прессе… ВЫЗОВ ИСЛАМИЗМА Второй вызов современности, на который нам нужно дать ответ – это ислам. Светская пресса почти ставит ежедневно знак равенства между словами «ислам» и «терроризм». А ведь если человека 1000 раз назвать свиньей – на 1001-й он известно что сделает… Но главная проблема в том, что в отличие от российского православия, у российского ислама есть мощные единоверные центры за рубежом. У них есть политическая власть, есть деньги и есть желание свое понимание ислама навязать России. В любой мусульманской библиотеке видишь множество книг с надписями «Подарок от короля Иордании», «подарок министерства ваккуфов Саудовской Аравии» и т.д. Мир ислама не менее разнообразен, чем мир христианства. Кто такие ваххабиты Это то же, что баптисты в мире христианства. Баптизм появился через 1600 лет после начала христианской проповеди. Ваххабизм от времени жизни Пророка отделен расстоянием в 1100 лет. Оба течения начали свою историю с весьма резкого, даже оскорбительного обличения массы своих единоверцев: баптисты критиковали католиков и лютеран; ваххабиты – обычных суннитов и шиитов. Баптисты обвинили в идолопоклонничестве (язычестве) традиционных христиан. Ваххабиты термин, который Коран прилагает к язычникам – ширк - приложили к традиционным мусульманам. Молиться Магомету нельзя, почитание водных источников, рощ, могил святых запрещено. Как баптизм – бунт против народного христианства, так ваххабизм – это бунт против народного ислама. И баптисты и ваххабиты вошли в мир с лозунгом “вернуться к Писанию” и отринуть позднейшие человеческие предания. Подчеркиваю: речь идет о сходстве некоторых особенностей их исторических путей, но я не говорю, будто этика баптистов тождественна этике воинствующих ваххабитов (хотя у американских баптистов XVIII-XIX веков было искушение объявить войну с индейцами религиозной). Острие ваххабизма направлено, прежде всего, против мусульман. В 1801 году войска ваххабитов под командованием Са‘уда напали на Ирак. Они захватили г. Карбелла и убили всех его жителей. Только небольшое их число спаслись бегством. Ваххабиты разрушили могилу Хусейна внука Пророка. В 1802 году отряд ваххабитов напал на город Тайф, который находится вблизи Мекки, на расстоянии 70-80 км. После трехдневной осады ваххабиты захватили этот город и вырезали все его население. Заходя в мечети, они убивали там даже тех, кого застали за молитвой. Младенцев резали на груди матерей, а тех, кто пытался убежать, они догоняли и убивали. По приказу руководителя этого отряда Усмана Музайяфи ваххабиты полностью разрушили гробницу известного в исламском мире сподвижника Пророка Ибн Аббаса. Тем, кто укрылся в укреплении, они пообещали не трогать их, при условии, если они сдадутся. Но после того как те сдались, ваххабиты казнили всех, объявив, что с многобожниками (мушрикинами) не может быть никаких договоров. В крепости Зави Иса 50 мусульман держали оборону. Их также коварно обманули обещаниями не трогать в случае сдачи крепости. Когда же те сдались, их повели в ущелье Важжун и, раздев догола, держали там в течение 13 дней. Голодом и пытками их заставили принять ваххабизм. В 1804 году ваххабиты окружили Мекку. В течение года они перекрыли все пути к городу. Разразился голод. И хотя защитникам города пришлось питаться травой, кошками и падалью, сдаваться они не собирались. В следующем 1805 г., увеличив свое войско до 30000 человек, ваххабиты еще больше усилили натиск. Много людей погибло от голода. На улицах лежали трупы детей. Мекка сдалась. В 1806 г. ваххабиты захватили Медину. В 1810 г. войско ваххабитов под командованием сына Сауда Абдуллы совершило нападение на Сирию. Захватив города Хаврона, ваххабиты истребили много людей, не щадя ни детей, ни стариков, угоняли в плен женщин, сжигали хутора и селения3. Прошло 200 лет. Отношение ваххабитов к мусульманам других направлений не изменилось. «В ходе контртеррористических мероприятий в конце мая с.г. были арестованы несколько улемов - Али аль-Худейр, Ахмад аль-Халиди, Насир аль-Фахд. В саудовских СМИ их называют такфиритская троица (салюс такфири), потому что они в своих фетвах объявляли неверными (это называется такфир) своих единоверцев, которые в чем-то отклонились от того, что эта троица считает истинным исламом. А против неверных (то есть подвергнутых такфиру мусульман, а также всех немусульман - христиан, иудеев и т.д.), утверждали они, обязателен вооруженный джихад»4. Этот свой «джихад» замечу, эти улемы вели на территории Саудовской Аравии, взрывая дома с иностранцами и не считаясь с жертвами среди арабского обслуживающего персонала. Российский ислам – это жемчужина мировой культуры. Это ислам, который создавался мощными творчески богатыми мусульманскими народами, которая тем не менее жили в немусульманском окружении. В странах, где мусульмане в большинстве, своя традиция отношения к не-мусульманскому миру. А там, где мусульмане жили в крайнем меньшинстве, в гетто, они своей культуры не создавали. Что создала, например, мусульманская община Италии Именно Россия дает уникальный опыт сотрудничества христиан и мусульман. Именно этот наш опыт интересен сегодня европейским политикам. И именно он сейчас ставится под угрозу. Поэтому одна из целей нашего эксперимента – сохранить особый вкус российского ислама. Неудача в достижении этой цели обернется бедой для всех, а не только для мусульман. Россия существует ровно до той минуты, пока христианские и мусульманские народы, составляющие нашу Федерацию, живут в мире. И поэтому для России жизненно важно взять под контроль потоки информации об исламе, которые идут к детям. Чтобы российские медресе, казанские и кавказские школы не стали филиалами Талибана, для этого необходимо государственное взаимодействие с ними: помощь им в обмен на контроль над ними. Кошмар Афганистана в том, что талибы – это его интеллигенция. Это мусульманские семинаристы. Студенты-террористы…Интеллигенты-боевики… Как-то я спросил заместителя верховного муфтия Татарстана: в начале 90-х годов вы во множестве посылали молодых людей учиться за рубеж, на Ближний и Средний Восток. Как Вы сейчас оцениваете результаты их обучения И он мне ответил, что это было величайшей ошибкой: большинство ребят, которые поехали учиться в исламские университеты за рубежом, стали воинствующими атеистами. Потому что здесь они получили добротное советское естественнонаучное образование. А в исламских зарубежных школахих начали учить буквальному пониманию средневековых хадисов: из какого камня сделано первое небо, второе небо, сколько шел караван верблюдов от первого неба до второго и т.п.5 И они взбунтовались и вообще отошли от веры. Те же, кто принял эти правила игры, в большинстве так и остались заграницей. А те, кто вернулся назад, были отторгнуты своими же прихожанами, потому что отформатированные под ближневосточный формат молодые муллы несли не тот ислам, который был дорог и знаком нашему Поволжью. В нашем эксперименте будет шесть модулей, и в политическом смысле в этой шестерке «коренная лошадка» – это модуль по основам исламской культуры. Основы православной культуры – это лишь пристяжная лошадка. По той причине, что с Православной Церковью у государства нет проблем, тогда как с исламом у общества проблемы есть. Поэтому очень важно, чтобы в восприятии детей, которые пройдут через этот курс, слово «ислам» соответствовало своему изначальному и высокому значению - «мир». ВЫЗОВ ДЕПОПУЛЯЦИИ И третий вызов, на который пробует ответить наш курс – это демографический кризис. «Детское население» России за двухтысячные годы сократилось с 32 до 26 миллионов. И впереди только все новые падения… Тут самый раз вспомнить слова профессора Преображенского: «Разруха не клозетах, разруха- в головах». Исток демографического кризиса не в экономике, а в аксиологии, то есть дело не в нехватке денег, а в кризисе иерархии ценностей. Смог же чеченский народ в тяжелейшие для него 90-е годы двукратно увеличить свою численность. Значит, дело не в доходах, не в размерах материнского капитала, а в смысловых ориентациях. Когда я могу сказать – «жизнь удалась!» Когда я с балкона моей краснокирпичной дачи на Рублевке смотрю на свой многочисленный парк иномарок Или я могу сказать, что жизнь удалась, когда в понедельник в своей панельной трешке подклеиваю обои после вчерашнего нашествия моих многочисленных внуков Светская идеология оказалось в этом смысле нерепродуктивной. Именно безрелигиозные страны Европы, страны, гордящиеся своей светскостью, стремительно вымирают. И в России мы видим, что многодетны семьи почти и только религиозные: православные, старообрядцы, мусульмане, иудеи, баптисты… Как-то отца Дмитрия Смирнова – главного военного попа Русской Православной Церкви - спросили, что он думает о демографическом кризисе. Тот удивился: «Какой кризис Где кризис Не вижу никакого кризиса… У меня на приходе рождаемость выше, чем в Египте!». Поэтому среди задач нашего курса – 1) привить детям вкус к жизни, 2)привить вкус к жизни в России, а не в эмиграции, и 3) привить вкус к жизни в России в многодетной семье. Уже сейчас осетинский остроумнейший бард Тимур Шаов поет: Это что за остановка Византия или Рим А с платформы отвечают: - Вихади, па-а-гаварим! А что будет через век-полтора …2150 год. В кафе на берегу Невы около Медного всадника сидят два китайца и пьют чай. Один другого спрашивает: - Ли Юй, а ты не помнишь, как звался тот смешной народец, который тут жил до нашего прихода - Ну как же, не помню! Конечно, помню, дорогой Вай Бэй! Кажется, они звались Джи Гит. Чтобы этот футурологический анекдот не стал кратким курсом истории России в XXI веке, нам нужно хоть что-то попробовать сделать. Да, наш эксперимент не подготовлен. Но он - судорожная попытка лягушки дергать лапками в банке сметаны. Иначе - утонем. Грех ставить в вину мигрантам то, что у них много детишек. Любой ребенок - это чудо. Но неужели все, на что мы способны - это любоваться на чужих детишек! Свои дети нам совсем не интересны Подчеркнуто светская культура неспособна привить любовь к жизни в многодетной семье. Ведь основа светско-либеральной идеологии – права человека. В лексиконе этой идеологии нет такого слова как служение. Зато именно религии говорят о служении человека, о его призвании, о способности к жертве. Нельзя всю жизнь человека сводить к его правам. Поскольку наш курс – это попытка ответа на очень серьезные вызовы, то не стоит полагать, что государство отступится. На кону -само существование России. ПСЕВДОЦЕЛЬ КУРСА: «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» Не могу не сказать об имеющихся серьезных разногласиях среди участников нашего проекта. У меня в руках учебное пособие «Основы православной культуры» для учителей, изданное Московской академией повышения квалификации сейчас, в 2010. Вроде бы это методическое пособие к моему учебнику. Но это позорище, а не учебное пособие. Здесь нет ни одной цитаты из моего учебника. Здесь не так названы все уроки. Уроки даны не в том порядке. Перечисляемые здесь иллюстрации не присутствуют в моем учебнике. И вообще все сто страниц - треп ни о чем. К учебнику и к изучению православной культуры это издание не имеет никакого отношения, кроме названия6. Но люди гонорара получили, бюджет распилили... Мне эту методичку не показывали, при ее написании со мной не советовались. В итоге на четвертой странице читаю: «Целесообразно считать, что курс «Основы религиозных культур и религиозной этики» является, прежде всего, средством формирования у школьников поликультурной компетентности, которая понимается как интегративное качество личности ребенка, включающая в себя систему поликультурных знаний и умений, которые реализуют себя в способности выстраивать позитивные взаимодействия с представителями различных культур, национальностей, верований, социальных групп. Содержание поликультурной компетентности включает принятие человеком культурного и религиозного разнообразия мира, доброжелательное отношение к любой культуре и ее носителям». Это же смертный приговор России! Доброжелательное отношение к любой культуре, означает доброжелательное отношение и к гей-культуре. Но гей-культура – это культура смерти, ибо это культура бездетности. Гей-культура и дети несовместимы. Пропаганда гомосексуализма – это пропаганда смерти...7 А ЛСД-культура, культура наркотиков – это тоже культура. Тоже будем учить детей толерантно к ней относиться! А культура нацистской Германии А рэперская культура черного расизма Но беда даже не в этом! По мнению авторов этой чудовищной декларации среди целей курса даже не значится освоение ребенком ценностей самой православной культуры. У авторов явно в глазах еще сталинские линзы, для них религия- это зараза, нечто среднее между триппером и сифилисом. Поэтому им так важно надеть на наш курс большой и толстый презерватив, чтобы никакая религиозная инфекция в мозги детей не попала. Самое смешное, что мне нагло врали еще в воскресение 29 февраля, что этого пособия не существует. Я спрашивал куратора курса в Московской академии повышения квалификации: - Я слышал, вышла методичка по курсу основ православной культуры - Нет, отец Андрей. А в эту минуту книжка, чье существование отрицал ее же издатель, уже лежала у меня в портфеле. Наш эксперимент разворачивается так, что постоянно заставляет вспомнить две присказки: «Жалует царь, да не жалует псарь» и «Если не сможешь остановить движение, возглавь его». Слишком многие товарищи, которые в гробу этот эксперимент видели, бросились его возглавлять – и именно с целью его стерилизации. Например, генеральный директор издательства «Просвещение» А. Кондаков заявил, что он надеется на то, что эксперимент не получит продолжения8. Причем такое заявление он сделал еще даже до начала эксперимента… И при этом он боролся за то чтобы никакое другое издательство кроме его не было допущено к изданию учебников для эксперимента. Более того – он их лично правил (к атеистической выгоде). А координатор группы разработчиков учебных пособий Марианна Шахнович столь громко с самого начала говорила о том, что она взялась «координировать» проект, который сама же считает крайне нежелательным, что ее даже журналисты спрашивают: « - Но, насколько понимаю, для вас было неожиданностью то, что вы вошли в комиссию по созданию этого курса. Вы ведь не были сторонником идеи его введения в школе вообще - Я склонялась к тому мнению, что курс по истории и культуре мировых религий наиболее удачен для рассказа о религиях в светской школе, и никогда этого не скрывала, и такой курс есть среди шести модулей нового предмета «Основы религиозных культур и светской этики»9. Эти потомственные воинствующие атеисты требуют от авторов учебников и учителей: «Так уж и быть, рассказывайте о религии, но так, чтобы дети с вами не согласились!». Дело тут не только в пережитках советской эпохи. Это уже труд новонародившегося племени грантоедов. У этих людей другие жизненные планы. В этом племени принято обучать детей и хранить деньги вдали от России. Тут они просто охотятся (точные и печальные слова Михаила Ходорковского). Просто бизнес. Их жизненные планы к сохранению России не имеют никакого отношения. Так в чем же подлинная цель эксперимента в замысле не его врагов, а его сторонников Вот выдержки из статьи трех академиков РАО – А. Я. Данилюка (он автор 1-го и 30-го уроков во всех шести учебниках), В. А. Тишкова (он автор книги для учителя), и, как это ни странно, А. М. Кондакова: «Средняя школа, ориентированная на передачу системных научных знаний, пока не уделяет должно­го внимания вопросам формирования мировоззрения, позитивной ценностной ориентации обучающихся. При сохранении такого положения в последующие годы обуче­ния у учащихся вырабатывается устойчи­вое неприятие, утилитарное отношение к образованию (только ради аттестата и диплома), к труду и творчеству (только ради денег), к жизни (только ради удо­вольствия). Одна из приоритетных задач Предме­та — формирование у младшего подрост­ка основ мировоззрения в его духовных, нравственных, личностно значимых из­мерениях, установок и ценностей, обес­печивающих осознанный нравственный выбор. Традиционные ценности, присва­иваемые обучающимися, являются для них средствами осознанного различения добра и зла. Основное содержание Предмета со­ставляют нравственные идеалы, вопло­щенные в образах наших соотечествен­ников, явивших своей жизнью лучшие примеры духовного подвижничества, со­циально значимого поведения. Ценности нельзя усвоить путем запоминания и пос­ледующего воспроизведения полученной информации. Ценности нетождественны научным понятиям о них. Усваивается не сама ценность (которая есть всего лишь отношение к чему-то), а способ се приме­нения личностью в определенных жиз­ненных условиях. Мало сказать: будь доб­рым. Надо показать пример доброго по­ведения, создать условия для принятия, осмысления этого примера обучающим­ся, перевода доброты как общественно одобряемого человеческого деяния из плана значения в план личностного смысла. Российскую историю, литературу, искусство трудно понять и, следовательно, принять, не зная их общих религиозно-культурологи­ческих основ, не понимая тех идеалов, ценностей, жизненных приоритетов, ко­торые разделяли и к которым стреми­лись наши предки. Цель курса — духовно-нравственное разви­тие и воспитание младшего подростка посредством его приобщения к российс­кой духовной традиции. Первоисточником духовной традиции в религиозном значении является Бог, в светском — морально-нравственный опыт предшествующих поколений, культура народа. Основные задачи: • приобщение младших подростков к традиционным морально-нравствен­ным идеалам, ценностям, моральным нормам; • развитие представлений младшего подростка о значении нравственности и морали для достойной жизни личности, семьи, общества; • формирование начальных пред­ставлений о российской духовной тра­диции, включающей знание, понимание и принятие обучающимися общего, осо­бенного и уникального в каждой из тра­диционных религий и этике, основан­ное на отечественных культурных тра­дициях; • формирование представлений о традиционных религиях в России, их ис­тории, современном состоянии, значе­нии для жизни человека, общества, наро­да, России; • укрепление ценностно-смысловой, содержательной, методической преем­ственности между ступенями начального и основного общего образования; • смягчение негативных послед­ствий кризиса младшего подросткового возраста. У обучающегося формируется систем­ное представление о той духовной тради­ции, которую он избрал в качестве пред­мета изучения. В результате освоения со­держания данного блока учащийся дол­жен знать и понимать, что есть (по вы­бору): православие, ислам, буддизм, иуда­изм, традиционные российские религии, этика. Основная педагогическая задача — сфор­мировать первоначальное представление об определенной духовной традиции, позна­комить обучающихся с примерами лю­дей, следующих в своей жизни нрав­ственным ценностям; сформировать у учащихся представление о том, во имя каких идеалов, на основе каких ценностей должен жить нравственный человек» (Данилюк А. Я., Кондаков А. М., Тишков В. А. Учебный предмет «Основы духовно-нравственной культуры народов России» Педагогика. М., 2009, № 9, СС. 15-21)10. Стоит также обратить внимание на послание президента Медведева к Патриарху Кириллу от 1 февраля 2010 года (http:www.kremlin.rulettersdate=1.02.2010). В нем Президент поздравляет Патриарха с годовщиной его патриаршего служения. При этом президент пишет о нашем с вами курсе и отмечает, что задача этого курса – нравственное воспитание подрастающего поколения. И очень неумно было бы считать, будто задача нравственного воспитания сводится к воспитанию толерантности. Воспитание в духе толерантности не ответит на вышеперечисленные вызовы. Воспитание в духе толерантности не прибавит количества детей, наоборот, убавит (ибо дети, воспитанные в духе уважения к любой (гей)культуре, будут беззащитны перед рекламой бездетной«любви». Воспитание в духе толерантности не поможет сохранить суверенную российскую историю, наоборот, ее уничтожит. Воспитание в духе толерантности не поможет вести диалог с мусульманским миром по той простой причине, что мусульманский мир не уважает людей, у которых нет убеждений. Спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асланова рассказала: «Однажды в Пакистане меня с одним коллегой-журналистом местные люди позвали на обед. А за обедом спросили, указывая на мой крест: Ты – христианка Да, – ответила я с гордостью. А мой коллега испугался и ответил: Я атеист. Его с оскорблениями выгнали из-за стола. То, что я христианка, люди приняли: Христос в Коране – вообще почитаемый пророк. Но они отказались обедать с безбожником» (http:volgograd.kp.rudaily24446610881). Четверть века назад, будучи семинаристом, я ехал в ночной электричке из Москвы в Загорск. Ко мне подсел парень лет двадцати восьми, поддатый, азербайджанец, и начал вполне русский разговор «по душам». Одна его фраза до сих пор не дает мне покоя своей оскорбительной правдивостью: «Ты знаешь, за что мы, мусульмане, вас, русских, презираем За то, что у вас нет ничего святого! Вы в Бога не верите, а слово «мать» у вас ругательное!». Вот почему не стоит полагать, что если русские дети будут идентифицировать себя как христиане, то это вызовет аллергию у мусульман. Все будет как раз наоборот. Когда советская армия получала в свое распоряжение призывников-семинаристов, она их посылала в стройбат. Ракеты и танки советская страна «религиозным фанатикам» не доверяла – в отличие от лопаты. Советский стройбат был конгломератом «национальных меньшинств». Поэтому внутри него уже наши русские православные семинаристы оказывались в меньшинстве – среди номинальных мусульман. Когда уже после службы они возвращались в семинарию, я спрашивал: «Скажите, как менялось отношение к вам, если узнавали, что вы семинаристы» И всегда слышал в ответ – «Только в лучшую сторону. Как только мусульмане узнавали, что мы верующие, христиане, готовящиеся стать русскими муллами, нам тут же говорили: мы вас берем под свою защиту! Вы наши! Никто не смеет их обижать». А немецкий лютеранский богослов как-то сказал мне: «Отец Андрей, я не понимаю, кого присылает к нам Московская Патриархия на диалоги, на богословские конференции Зачем вы шлете к нам дипломатов с гибким языком Нам не интересны общие места, не интересно согласие с нами, мы хотим узнать своеобразие вашего русского Православия, а свое мы знаем и так! Нам интересно вас понять! И знаете, для тех людей, которые со всеми соглашаются, всем поддакивают, у нас в немецком языке для есть специальное выражение - мягкие яйца (weiche Eier)». Такие люди никому не интересны. Так вот, у нашего курса задача воспитательная, и под воспитанием имеется в виду не просто принятие толерантных установок. Речь идет о том, чтобы принять нравственные и духовные ценности, содержащиеся в каждой из этих религий. ПОСЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТА Эксперимент будет длиться только два года, и, входя в него, надо понять, куда мы из него выйдем. Здесь не должно быть иллюзий. Мы выйдем в общешкольное пространство. Если преподавание в 19 регионах в течение двух лет покажет, что серьезных конфликтов не возникает, в этом случае этот курс станет общешкольным. В какой именно форме - никто еще не может сказать. Будет ли это еженедельный урок во всех одиннадцати классах… А, может, это будет по одной четверти каждый год… Мне же кажется, что для того, чтобы не прискучить детям, лучше обращаться к ним по временам. То есть дать три годичных курса: по одному году в начальной, средней, старшей школе (например, в 4, 7 и 10 классах). Так по спирали можно возвращаться к ребятам в разных их возрастах, на разных этапах их самопознания. И хотя будущая форма нашего курса еще не определилась, но привыкать к его стабильному присутствию в расписании надо уже сейчас. Копить необходимые книжки и интернет-знакомства. Готовить родителей к тому или иному выбору. Преодолевать былые стереотипы. ЦЕЛЬ КУРСА Так какова же цель именно курса, а не эксперимента Цель эксперимента маленькая и локальная – доказать нашу способность говорить о наших святынях на разных языках и при этом не провоцировать гражданскую войну. Цель эксперимента - открыть дорогу курсу. Этой стратегической цели эксперимента (доказательству его бесконфликтности) служит техническая его цель – обкатать механизм выбора модулей родителями. А цель самого курса – привить детям навыки нравственного самоанализа. Чтобы ребенок открыл внутренний мир своей души, познакомился со своей душой. Чтобы он научился реагировать не только на боль в пальчике, но и на боль в своей совести. Чтобы он научился делать запросы к совести, прося ее ответить - к добру или ко злу то или иное его стремление. В этом смысле задача курса – это именно нравственное воспитание. Заметьте, задача курса не в том, чтобы подготовить богословски грамотных прихожан. Весь наш курс из шести модулей является морально-экуменическим. Это означает, что нравственные ценности, которые доносятся им до ребенка, одинаковы: почитание старших, забота о слабых или о младших, бережное отношение к природе, любовь к отечеству и т.п. Это общие семейные ценности. Опыт показывает, что донести эти ценности до ума и сердца всех детей одним языком и одним путем невозможно. Этико-религиозные традиции различны, а светская этика не всех убеждает творить добро по причине нехватки у нее аргументов: «Дети, надо творить добро! - А почему надо – Потому что надо!». Что ж, раз аргументы светской этики не для всех убедительны, пусть к детям обратятся разные культуры с разным подбором образов и аргументов. Если мне нужно лекарство, то мне нужна такая таблетка с этим лекарством, которая гарантировала бы, что оно сработает именно в больном моем органе, и не начнет свое действие еще по дороге к нему. Поэтому в таблетке есть еще и защитная оболочка, предотвращающая ее разрушение лекарства в желудке, есть балластные, защитные вещества. Так вот лекарство нашего курса - нравственные ценности, - одинаково во всех шести модулях. Но форма и пути их доставки до ума и сердца детей разные. Для кого-то заповедь «Люби ближнего твоего» будет значима, если под ней будет подпись «Иисус Христос». Для кого-то будет авторитетна подпись «Лев Толстой», а для кого-то - «Пророк Магомет». Вот поэтому аргументация будет разная. В химически чистом атеистическом виде нравственные нормы мало убедительны и доходчивы. В живой народной культуре (равно как и в высокой) нравственные размышления и советы растворены в том числе и в религиозных сюжетах. Примеры и слова святых. Горькие антипримеры грешников. Слова мудрецов и бабушкины сказки. Истории и легенды. Все это вместе создает целостную картину мира, усваивая которую, ребенок вместе с ней получает и представления о добре и зле, равно как и мотивы к тому, чтобы их различать. Значит, не только выцеженные из народных культур прописи должны придти к детям, но в школу должны придти сами эти культуры в своей органической целостности – даже если при этом они не «стерильны» с точки зрения атеистов. Именно и только в таком осуществлении нашего эксперимента школа, наконец, перестанет быть антиконституционным институтом. На сегодняшний день школа – это антиконституционный институт, потому что в Конституции РФ ясно сказано о запрете на установление любой идеологии в качестве обязательной. Но школа никак этого не может расслышать, и в образовании до сих пор идеология воинствующего сциентизма оказывается единственно допустимой. Сциентизм (от лат. scientia - знание, наука) - мировоззренческая позиция, в основе которой лежит представление о научном знании как о наивысшей культурной ценности и достаточном условии ориентации человека в мире. Сциентизм - это вера в науку. Это вера в то, что язык естествознания и математики является единственным достойным языком, с помощью которого человек может познавать мир и самого себя. Сциентизм - это идеологическая установка, которую осуждала даже советская марксистско-ленинская философия. Но сциентизм и наука – не одно и тоже. Сциентизм – это частный случай европоцентризма, т.е представления о том, что единственный «нормальный» путь развития - это путь развития Западной Европы, а единственно «нормальная культура» – это культура новоевропейских университетов. И хотя сами европейские университеты давно уже отказались от европоцентризма и сциентизма, наша школа оказалась феноменально консервативна. Она по прежнему верна заветам 19 века. Появление нашего курса означает, что плюрализм, который приветствуется либеральной идеологией во всех областях, войдет и в школу. Наш эксперимент означает, что школа открывает свои двери для народной культуры, причем не на шутовском уровне ложек и матрешек. Через наш проект в нашу школу входят азы демократии. Теперь каждая семья получает право сделать заказ школе: пусть обычная школа на соседней улице (а не платная или национальная гимназия) продолжит работу с моим ребенком - но на основании тех ценностей, которые дороги именно для меня. Да, воспитание- это, прежде всего, дело семьи. Но семья имеет право попросить школу ей помочь. Законы математики одинаковы для всех людей. Но убеждения и пути воспитания у людей разнятся. Поэтому школа должна гибко реагировать на различные просьбы разно-верующих родителей. Не заставляйте ребенка выбирать, кого он любит больше - маму или завуча. Пусть завуч говорит моему ребенку то же, что я ему говорю дома. А соседскому ребенку пусть тот же самый завуч говорит то, что дорого и значимо в традиции моих соседей. И хотя у моих соседей другая духовная традиция, у них точно такое же право сделать свой воспитательный заказ этой же общей нашей школе. Просто сама школа должна стать разноязыкой.
  1   2   3   4   5   6

  • Но, насколько понимаю, для вас было неожиданностью то, что вы вошли в комиссию по созданию этого курса. Вы ведь не были сторонником идеи его введения в школе вообще
  • Мы выйдем в общешкольное пространство.