Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Пролог. 2 мая 1998 года. Смерть Хиде




страница1/14
Дата30.03.2017
Размер3.6 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Пролог. 2 мая 1998 года. Смерть Хиде.
В этот день Йошики сидел за рулем собственного Лексуса. Обычно он поручал управление ассистенту или секретарю, а сам располагался на заднем сидении. Слишком много деловых телефонных звонков создавали напряженную обстановку и во время езды. Но в этот день все было по-другому. До назначенной на вечер записи было достаточно времени, и спешить не было необходимости.

До студии, расположенной в Северном Голливуде, всего полчаса езды по скоростному шоссе.

Но в этот раз Йошики свернул на обычную дорогу.

Наступал вечер 1 мая 1998 года. Однако небо над Лос-Анжелесом было еще светлым, и теплые солнечные лучи струились на землю. Глядя на голубое небо, расстилавшееся перед лобовым стеклом, Йошики наслаждался короткой поездкой.

Внезапно раздался телефонный звонок. Этот номер знало очень мало людей, так что Йошики без труда понял, кто позвонил. Это должна быть Эми, его американский секретарь.

-Хэлло, Йошики!

Но голос принадлежал не Эми, а молодой работнице студии.

-Что такое?

На вопрос Йошики сотрудница быстро начала говорить:

-Я узнала номер телефона от Эми. Позвонили из Японии и сообщили о чрезвычайном происшествии. Просили срочно перезвонить по этому номеру.

Это оказался номер телефона близкого знакомого.

Когда Йошики услышал взволнованные слова девушки, голубое небо померкло перед его взором.

«Чрезвычайное происшествие...»

Что случилось с кем-то из членов семьи или из сотрудников фирмы? Кто-то попал в аварию? Или просто рабочие проблемы? Закончив разговор, Йошики, не откладывая до приезда на студию, сразу набрал знакомый номер.

Трубку сняли почти мгновенно.

-Что случилось?- Стараясь говорить спокойно, спросил Йошики.

Голос знакомого звучал глухо. Йошики услышал только одну фразу:

-Сегодня утром Хиде умер...

Возможно, знакомый продолжал говорить что-то еще, но Йошики уже ничего не слышал. Он не помнил, как закончился разговор.

Хиде умер?

В голове Йошики словно все перемешалось. Он не понимал, куда идти и что теперь делать.

Хиде умер...

В тот самый миг, когда Йошики услышал эти слова, произнесенные тихим голосом, его сознание словно отключилось. Потом он не мог вспомнить, о чем думал в эти минуты. Руки, держащие руль, похолодели, в глаза били яркие солнечные лучи. Одетый в удобную черную футболку и тренировочные брюки, Йошики чувствовал, как будто все его тело окоченело и словно погрузилось на дно моря.

Задыхаясь, он открыл окно. Пейзаж за окном, который он видел сотни раз по дороге на студию, казался чужим и незнакомым.

Через некоторое время он понял, что заблудился. Повернув несколько раз, он увидел, что выехать на главное шоссе невозможно, и продолжал ехать по незнакомой дороге. Однако через несколько десятков минут такой езды пришлось остановить машину. Глубоко вздохнув, Йошики впервые задумался о достоверности полученного сообщения.
Что же случилось с Хиде? Может быть, он попал в аварию? Но разве можно, не зная всей информации, сразу говорить, что он умер? Может быть, обстоятельства пока не выяснены. Может быть, все совсем не так.

Но с другой стороны, Йошики знал, что человек, который сообщил ему эту новость, никогда не лгал. Все-таки что-то случилось.

Сжимая холодные руки, он приказал себе срочно ехать на студию.

Второй раз заведя двигатель и сжав руль, ему удалось быстро выехать на скоростное шоссе. Но он так и не смог унять мелкую дрожь, сотрясавшую все тело.


Через полчаса он увидел знакомую автостоянку возле студии. Быстро выскочив из машины, он взлетел на крыльцо и сообщил через интерком о своем приезде. Едва появившийся сотрудник открыл толстую деревянную дверь, он прошел через просторный коридор и тут же исчез в своем кабинете.
Даже не присев, Йошики тут же набрал номер головного офиса X JAPAN в Токио. В Японии должно было быть 10 часов утра 2 мая.

Ожидая вызова, Йошики все еще продолжал надеяться, что сейчас правда выяснится и он, успокоившись, сможет вернуться к намеченной на сегодня записи.

Вскоре раздался знакомый голос менеджера. Он звучал так четко, словно доносился из соседней комнаты.

Йошики быстро заговорил:

-Мне только что сообщили про Хиде. Но я не понял, что случилось?

-Понятно. Мы только что получили сообщение. Сегодня утром Хиде скончался.

Менеджер спокойно продолжал говорить.

2 мая примерно полвосьмого утра в собственном доме, расположенном в Минатоку Минами-адзабу, он был найден сидящим с полотенцем на шее, прикрепленным к дверной ручке. Находящегося без сознания Хиде обнаружила жившая вместе с ним девушка.

-Вот как...

Йошики не мог вымолвить ни слова. Эту девушку он хорошо знал с давних пор.

Подключенный к аппарату искусственного дыхания, Хиде был доставлен в больницу Хиро, однако спасти его жизнь не удалось. Смерть была зафиксирована утром в 8 часов 52 минуты. После консультации с родными и близкими началась подготовка к похоронам. В СМИ неожиданная новость также получила широкий отклик.

Йошики в полном молчании слушал рассказ менеджера и едва смог выдавить из себя:

-Я сейчас же возвращаюсь в Японию.

Положив трубку, он обеими руками оперся о черный полированный стол, словно внезапно лишился всех сил, потом опустился в стоящее позади черное кожанное кресло с высокой спинкой и глубоко задумался.

Прежде всего, необходимо отпустить инженеров, собравшихся в студии для вечерней записи. Это он поручил сотруднику студии. А сам позвонил Эми.

-Нужно срочно заказать билет на самый ранний самолет в Нарита.

Билет был заказан на рейс, вылетающий в час дня 2 мая.

Вскоре Йошики вернулся из студии домой, сел на софу в просторной гостиной и неподвижно просидел весь вечер. И затем ошеломленно, словно утратив чувство реальности происходящего, воскликнул:

-Хиде умер...Этого не может быть!

Йошики вспомнил международный телефонный разговор, когда он разговаривал с Хиде около месяца назад и его веселый голос.

-Йошики! Как дела?

Как всегда, Хиде радостным голосом приветствовал его и начал разговор о жизни.

-Что ты сейчас делаешь?

Йошики рассказал, что заканчивает работу над диском дочери Китано Такеши Шиёко, продюссером которой он является.

-Отлично получается!

-Это очень хорошо.

Ничего странного в разговоре не было, и о делах он ничего не сказал.

-Пока!


И разговор закончился.

Именно поэтому Йошики никак не мог понять причину внезапной смерти. Перед его глазами живо предстала фигура любящего забавы Хиде, смеющегося, с немного прищуренными глазами. Во времена Х Хиде и Йошики часто поражали окружающих своими ребяческими проделками. Во время национального тура часто бывало, что они вели себя как школьники, дурачились вдвоем, в номере гостиницы кидались подушками, часто вызывая недовольство окружающих.

Может быть, и сейчас Хиде затеял очередную проказу? Напугать окружающих людей и меня, а потом появиться перед нами с таким умным лицом. Когда речь идет о Хиде, и не такое возможно.

После этого настроение у Йошики немного улучшилось Однако он начал сердиться. Если он вздумал меня обмануть, этого нельзя спускать. Как только увижу его, он тут же получит и не мало.

Итак, попеременно жалея и сердясь на друга, Йошики провел всю ночь, не сомкнув глаз.

Приняв душ, надев белую рубашку и черный костюм, Йошики глянул в зеркало и не удивился своему бледному виду.

Не позавтракав, он отправился в аэропорт Лос-Анжелеса, словно боясь потерять и минуту.

В аэропорту он сразу зарегистрировался у стойки ANA и прошел в зал ожидания.

И вдруг он заметил фигуру друга, очевидно ждущего рейс в Токио.

-Хиде, подожди!

Молясь, чтобы это была лишь дурная шутка, Йошики опустился в ближайшее свободное кресло, а перед глазами все стояла фигура Хиде, проходящего на посадку. Но когда Йошики, наконец, вошел в самолет, он увидел, что вопреки ожиданиям, места первого класса были пусты. Ну, все, никаких оправданий. Увижу — прибью, и никто не остановит! Самолет взлетел. Йошики чувствовал давление на спину, но перед его глазами стояло лицо смеющегося Хиде.

Вскоре самолет набрал высоту, и пассажирам предложили напитки. Йошики заказал минеральную воду. Аппетита не было. Ничего, была бы вода, тогда и двенадцатичасовой полет можно выдержать.

В следующую минуту на переднем экране стали показывать новости NHK, и взгляд Йошики замер, прикованный к одной точке. Это были семичасовые утренние новости 3 мая.

-Самоубийство бывшего участника X JAPAN HIDE.

Теперь невозможно было не признать, что все случившееся — правда.

Услышав новости, Йошики лишь слабо вскрикнул и закрыл лицо руками. Перед его мысленным взором постепенно угасали улыбка Хиде и его веселый смех.

Йошики, обхватив себя руками, больно прикусил губу, стараясь изо всех сил сдержать рвущиеся из горла рыдания. Но под темными стеклами очков все текли и текли никому не видимые слезы.

Глава 1. Вечная разлука.
Траурная церемония.
3 мая 1998 года около 4 часов пополудни Йошики прибыл в аэропорт Нарита. Он быстро прошел иммиграционную службу и таможенный досмотр и направился в зал прибытия. Едва он открыл двери, как его встретил ослепительный блеск множества фотовспышек. Представители многих СМИ после смерти Хиде стремились получить фотографии Йошики и дожидались его появления в аэропорту.

Телохранитель Ито, оттесняя ряды корреспондентов, занял место рядом с Йошики и помог ему добраться до ожидающего автомобиля. Ито, бывший телохранителем музыканта еще во времена Х, не смог скрыть беспокойства при виде его спутанных волос и измученного вида.

-Все в порядке?

Ответ был едва слышен.

-Да.

Йошики едва пробился через ряды репортеров и сразу сел на заднее сидение автомобиля, подогнанного к самому выходу из аэропорта.



В этом году во время Золотой недели погода стояла теплее обычного. Воздух был жарким и влажным. Это Япония, а не Лос-Анжелес — подумалось ему.

Машина, которую вел водитель, сразу же помчалась к центру Токио.

Тело Хиде было помещено в зале под названием Спейс Синагава, расположенном в Эбара, Синагава-ку.

В машине повисло молчание. Никто не мог найти слов, чтобы нарушить его.

Ито исполнял также и обязанности телохранителя Хиде во время его сольного тура. Узнав о несчастье, он тут же приехал в больницу. Как раз перед этим Хиде перенесли в морг. Рядом с еще не остывшим телом находились лишь его девушка и младший брат, являющийся его менеджером. Увидев лицо лежащего Хиде, Ито потерял дар речи, не в силах поверить в случившееся.

В памяти сразу всплыл недавний разговор. Потягивая саке, Хиде рассказывал Ито, что не так давно нашел участок земли для строительства дома. Вместе с отцом он ездил посмотреть этот участок, и ему понравились окрестности и условия продажи. Так что недавно он внес деньги для покупки земли.

-Если построить дом, то в подземном этаже можно будет оборудовать студию звукозаписи.

Хиде хотел записывать музыку в своей студии. И еще он с большим желанием говорил о национальном туре.

-Осенью хочу отправиться в тур по всей стране. Ито-сан, будешь моим телохранителем?

Хиде выглядел таким довольным, мечтая о будущем, и невозможно было уловить ни малейшего предчувствия беды.

Ито подумал, что надо рассказать Йошики об этом разговоре. Но тот лишь упорно молчал и тоскливо глядял в окно, и Ито так и не смог начать разговор.
В тот день, когда Йошики в Лос-Анжелесе сообщили трагическую новость, родные и близкие начали подготовку к похоронам. Неподтвержденная информация и неясные слухи, распространившись в обществе, могли вызвать панику среди фанатов Х и Хиде. Представители прессы, узнав о трагической новости, сразу начали собирать инфориацию в больнице и возле дома Хиде.

Чтобы дать возможность всем спокойно проститься с Хиде, нужно было время для подготовки, и прежде всего найти подходящее место, чтобы не привлекать излишнего внимания прессы и фанатов. После тщательного обдумывания ситуации выбрали Спейс Синагава. Туда и доставили тело Хиде, но до самого начала похорон информация об этом не разглашалась, за исключением самых близких людей.

Друзья, получив печальное известие, не могли прийти в себя от шока, и все время, пока проходила подготовка, не могли говорить ни о чем другом.

Прежде всего, пришли, конечно, Пата и Хис, а также Тоши, вышедший из состава группы в 1997 году. Кроме того, в Спейс Синагава пришли участники группы Хиде Spread Beaver, а также групп LUNA SEA и LADIESROOM.

Весь зал был наполнен горем и поистине душераздирающими рыданиями всех тех, кто любил Хиде. Голоса, звавшие его по имени, сменялись плачем. У руководства зала было получено разрешение задержаться в помещении дольше обычного. И поэтому все вместе остались рядом с Хиде, окутанные дымом ароматических свечей, все еще не в силах вынести боль от потери.

Когда в 10 часов вечера двери стали закрывать, неожиданно появился Тайджи, о котором не было известий с тех пор, как он покинул Х в январе 1992 года. Едва отдышавшись, он сказал, что несколько километров бежал бегом, чтобы добраться до места прощания.

Поздно вечером, после окончания работы, приехали участники группы BUCK-TICK. Они прошли через черный ход, и в полном молчании смотрели на Хиде.
Почти до рассвета друзья оставались с Хиде, и лишь получив сообщение о том, что завтра прилетит Йошики, стали расходиться.
Вечером третьего мая Йошики приехал в Спейс Синагава. В просторном зале был сооружено возвышение, где и поместили тело Хиде. Перед ним струился дым ароматических свечей, а вокруг собралось в несколько раз больше людей, чем накануне. Многие молодые музыканты, считавшие Хиде своим старшим братом, узнав печальную новость, поспешили прийти в этот зал. Гроб было не видно из-за спин собравшихся людей.
При виде приехавшего сразу из аэропорта Йошики, которого никто не видел после последнего концерта 31 декабря 1997 года, Пата, Хис, а также участники групп LUNA SEA и Spread Beaver поднялись со своих мест. Не найдя нужных слов, они лишь молча проводили его взглядами.
Йошики медленно подошел к возвышению и не мог отвести взгляда от Хиде, спокойно лежащего в белом гробу. Его лицо было удивительно красивым. Казалось, что он спокойно спит с мирной улыбкой на лице.

Йошики неотрывно смотрел на Хиде. Казалось, что слезы, уже выплаканные в самолете, потекли с новой силой.

-Хиде, проснись!

Позвал Йошики, но ответа не было.

От всего сердца он снова и снова звал друга, умоляя проснуться.

Почему ты спишь здесь? Вставай, Хиде, сейчас же вставай!

Вытирая слезы платком, чтобы не замочить лицо друга, Йошики звал его, не переставая.

«Йошики!»

Вдруг откуда-то словно донесся ясный звонкий голос.

Перед мысленным взором Йошики стояло улыбающее лицо Хиде, и он замер в ожидании чуда. Но больше ничего не услышал. Долго-долго он стоял и смотрел на Хиде, пока не смог смириться с тем, что его друг уже никогда не поднимется. И лишь спустя долгое время он медленно отошел от гроба.

Пата, Хис и другие музыканты, сидящие вокруг, принесли ему стул.

И вновь потекло время, пронизанное скорбью.

В таком месте, в такое время немыслимо было вести какие-то личные разговоры. Поэтому Пата и Хис, не видевшиеся с Йошики около пяти месяцев, лишь тихо спросили, как дела и как работа. Конечно, разговор почти сразу прекратился. Теперь, когда Хиде больше не было, этим троим было особенно больно, и не было слов чтобы выразить это мучительное чувство.

Никто ничего не ел и не пил. И хотя уже наступила полночь, никто не расходился.

И лишь после трех часов ночи люди, потрясенные смертью друга, неуверенной походкой покинули зал.

Йошики приехал в свои апартаменты в Токио, но не мог сомкнуть глаз. Глядя из окна верхнего этажа на городские кварталы, на светлеющее небо, он не мог думать ни о чем другом. Перед его глазами словно светился образ Хиде.

Хотя Йошики слышал лишь отрывочную информацию о происшедшем, он не в силах был поверить в намеренное самоубийство друга.

Накануне вечером в 10 часов Хиде закончил запись для телепередачи и вместе с другими участниками группы отправился выпить. После продолжавшейся почти до утра пирушки он был совершенно пьян, чему не приходилось удивляться. Такое часто случалось с любящим выпить Хиде.

Младший брат, который также являлся и его менеджером, привез Хиде домой второго мая около шести часов утра. А уже через полтора часа он был найден без сознания с полотенцем на шее. В его комнате на столе стоял включенный компьютер, и по-видимому, Хиде писал сообщение для фанатов на своем сайте.

Возможно, что Хиде, любящий забавы, и к тому же пьяный, просто развлекался, но из-за неточного движения встретил смерть? И такое тоже могло быть.

И всего какой-то час!

Йошики глубоко вздохнул, как бы пытаясь избавиться от бесконечной боли, словно грудь пронзили насквозь, и сознание его затуманивалось. Все тело горело, и кровь, казалось, бурлила, словно исчезнет вовсе.

Если бы можно было забыться в этом хаосе...

Продолжая жить дальше, выдержит ли он это горе? Сможет ли он когда-нибудь найти утешение в ком-то или в чем-то? Сейчас он мог только полностью погрузиться в скорбь. Почему, почему Хиде умер? Он никак не мог этого понять.

И даже видя его в гробу, касаясь холодного лба, щек и губ, он все равно не мог осознать, что Хиде действительно больше нет.

Смерть Хиде, и собственная жизнь, и существование Х, казалось, что все погибло, и невозможно справиться с этой болью.

Больше всего Йошики хотелось закрыть глаза, чтобы открыв их вновь, увидеть свою спальню в Лос-Анжелесе. Может быть, это не реальность, а только затянувшийся кошмарный сон...Отчаянно цепляясь за эту надежду, он, находясь как в тумане, несколько раз закрывал глаза. Но когда снова открывал их, то видел лишь светлеющее небо.

Небо Токио, в котором больше не было Хиде.


4 мая до полудня Йошики возвратился в Спейс Синагава.

Траурную церемонию было решено провести в храме Цукидзи Хонгандзи, о чем было сделано объявление в прессе.

5 мая должна была пройти закрытая церемония для родных и близких покойного, 6 мая — всенощное бдение, а 7 мая - похороны. 6 и 7 мая было назначено и время для возложения цветов фанатами.
Йошики и близкие родственники должны были теперь перевести тело покойного в специальное место для траурной церемонии при храме Цукидзи Хонгандзи.

Однако корреспонденты каким-то образом смогли узнать о том, где находится тело Хиде, и в ожидании появления машины собрались возле выхода.

На машинах и мотоциклах они намеревались сопровождать автомобиль, и чтобы избежать этого, вначале выехала подставная машина. Когда собравшиеся операторы и репортеры устремились за ней, машина с Хиде направилась в храм.

По приезду тело Хиде сразу поместили на подготовленное возвышение.

Во время всех приготовлений Йошики был рядом с семьей друга и скорбел вместе с ними. Каждый раз, видя их полные боли глаза, ему хотелось кричать.

В храм Хонгандзи пришел и Тоши, вышедший из состава группы 20 апреля 1997 года и последний раз участвовавший в Last Live 31 декабря 1997 года. В храм пришел и Тайджи, который долгое время не давал о себе знать и неожиданно появился накануне, узнав о смерти Хиде. Какой трагический повод собрал вместе всех участников Х!


Сидя перед гробом, Йошики закусив до боли губы, смотрел на погрузившихся в отчаяние друзей и молодых музыкантов.

Даже сейчас он так и не смог осознать и принять смерть Хиде и ничем не мог помочь другим. Постепенно в нем стало расти отвращение к собственному бессилию.

Многие молодые музыканты под воздействием огромного влияния Йошики и Хиде полюбили Х и впоследствии и сами вошли в мир рок-музыки.

Видя их отчаяние и скорбь, Йошики пытался сказать им слова наперекор своему сердцу.

-Не надо так. Давайте проводим Хиде достойно.

Нужно держаться. Объединив чувства всех присутствующих, нужно достойно и без происшествий провести церемонию прощания.

Но как бы ни было больно ему самому, он дожен был до конца выполнить долг лидера Х.

Йошики переоделся в траурный костюм.

Все произошло слишком внезапно. И времени одному оплакать смерть Хиде у Йошики не было.

После полудня, находясь в храме, Йошики узнал трагические новости. Несколько девушек, любивших и уважавших Хиде, узнав о его смерти и получив сильный шок, последовали его примеру и совершили самоубийство. Получив это известие, Йошики осознал, что раз нет Хиде, теперь только он, как лидер Х, может предотвратить повторение трагедии.

И вечером того же дня он провел экстренную пресс-конференцию перед воротами Хогандзи.
У ворот Йошики встретили сильнейший свет телекамер, целая батарея вспышек и горестные рыдания собравшихся фанатов. Он достал из пакета сложенный лист бумаги, поклонился и начал читать написанное им самим послание.

«Внезапно узнать о смерти Хидэ - это просто шок. И до сих я не могу в это поверить.И сейчас он спит, такой красивый. Сколько раз я просил его подняться, но он так и не проснулся».

Слезы капали в белый платок. Посреди речи слова словно застряли в горле, он отвернулся и сгорбился, закрыв лицо платком. Но он не мог, не должен был прервать эту пресс-конференцию.

«Среди всех учатников X JAPAN Хиде был самым спокойным и рассудительным человеком. Я, будучи лидером, порой действовал слишком импульсивно, но всегда получал от Хиде хорошие советы. Если же у него бывали трудности, он всегда звонил мне. Мы разговаривали обо всем — о группе, о фанатах, о жизни. Иногда он казался мне старшим братом, а порой был словно младшим братишкой. Иногда, выпив, мы могли поссориться. Однако на следущий день он обязательно говорил: «Йошики, что вчера я сделал? Прости, ничего не помню». А в этот раз, так ничего и не сказав, он просто уснул.

Конечно, все друзья и фанаты в горе и растерянности. И я сам не могу найти слов, чтобы выразить мою скорбь. Но теперь, когда это произошло, мы должны выдержать этот удар. И все, начиная с родителей, стараются это сделать. И все участники X JAPAN тоже. Поэтому давайте все вместе держаться! Хиде всегда любил и поддерживал нас, так давайте же соберем все силы, чтобы достойно проститься с ним. Давайте тепло проводим его в вечный сон».

Закончив читать сообщение, Йошики еще раз поклонился.

Эти слова сказанные со слезами на глазах, но твердо, стали сильной поддержкой для фанатов, пытающихся пережить трагическое событие.

Однако Йошики чувствовал себя лицедеем. Ведь и он сам хотел бы так же исчезнуть из жизни. То, что смерть Хиде стала спусковым крючком, повлекшим за собой другие трагедии, осознание этого нанесло глубокую рану его сердцу.

На следующий день 5 мая на закрытой церемонии присутвовало около 500 человек — родные, близкие друзья, сотрудники звукозаписывающей фирмы и офиса Хиде, а также коллеги-музыканты.

У ворот храма собралось несколько тысяч человек, которые, плача и скорбя, стояли там до самого вечера.

6 мая, в день всенощного бдения, с 10 часов утра до 9 часов вечера около двадцати тысяч фанатов прищли в храм, чтобы возложить цветы.

В траурном зале был установлен большой портрет покойного. В красном костюме, с ярко-алыми волосами, Хиде молча смотрел на пришедших людей.

Все еще одетые в форму школьницы, молодые рок-музыканты, многочисленные косплееры, одетые в концертные костюмы Х, все подходили к портрету и со слезами возносили молитвы.

От невыносимого горя многие теряли сознание, и сирены скорой помощи то и дело разрывали тишину.

После этого Йошики, Тоши, Пата и Хис вчетвером, все в той же траурной одежде, появились на пресс-конференции.

В этот период продолжала поступать информация о самоубийствах и попытках самоубийства, поэтому очень важно было еще раз обратиться к фанатам.

Когда началось интервью, Йошики изо всех сил старался найти правильные слова.

Он хотел донести до всех мысль, что смерть Хиде не явилась намеренным самоубийством. Он рассказал, что много раз разговаривал с Хиде и они решили в 2000 году возродить X JAPAN.

“Мы говорили о том, что сейчас, имея обязательства перед слушатялями, нужно сделать паузу и пока разойтись, а потом к 2000 году найти нового вокалиста и начать сначала. Мы обещали это друг другу. Мы вместе говорили о будущем и о новой группе X JAPAN”.

Когда разговор коснулся фанатов, которые утратили желание жить и решили последовать за Хиде, Йошики, несмотря на слезы, постарался усилить голос.

«Пожалуйста, не делайте этого ни в коем случае! Я думаю, это очень огорчило бы Хиде. Сейчас я постоянно думаю о том, что порадовало бы его, а что опечалило. Как будто он продолжает жить в моем сердце. Поэтому мне хочется остановить то, что причинило бы ему боль.

Мы думаем, что сейчас все фанаты действительно объяты скорбью и растерянностью. И хотя это самое большое горе, но мы должны стараться пережить его. И мы тоже стараемся поддерживать всех, делая все, что возможно».

Пата и Хис краткими словами поддержали обращение Йошики.

Когда Тоши спросили о Хиде, он лишь несколько раз тихо повторил: «Не могу говорить». Увидев полный боли взгляд и измученное лицо Тоши, Йошики захотелось его поддержать, и он впервые после LAST LIVE прикоснулся к Тоши, похлопав его по спине.


Выход со станции Цукидзи на линии метрополитеная Хибия, которая была расположена возле храма Хонгандзи, был переполнен людьми. В окрестностях храма собирались толпы молчаливой молодежи.

7 мая в час дня начались похороны Хиде, или Мацумото Хидето. Ему было всего лишь 33 года. Около пяти тысяч человек принесли цветы, и очередь для возложения цветов протянулась вдоль реки Сумиды на два километра.

Йошики вместе с семьей покойного занял место в первом ряду, глядя на людей, подходивших проститься с Хиде.

Прямо под большим портретом были поставлены 22 гитары, на которых Хиде играл во время концертов. В центре заполненного розами и орхидеями траурного зала Хиде лежал в гробу, одетый в защитную форму, которая так нравилась ему, а рядом были уложены любимая ковбойская шляпа и длинноволосый розовый парик.

Церемония прощания продолжалась долгое время. Когда подошло время, Йошики приготовился произнести прощальную речь. Когда он начал читать написанное накануне ночью послание к Хиде, все сразу подняли головы.

«Хиде, я до сих пор помню тот день, когда мы впервые встретились. Нам не нужно было долгих церемоний, мы сразу заговорили друг с другом, словно были знакомы давно. «Я Хиде из Saver Tiger». «Я Йошики из группы Х». И как-то сразу мы стали близкими друзьями».

Голос Йошики хотя и дрожал, но был отчетливо слышен в затихшем зале.

«Уже тогда у меня возникло предчувствие, что когда-нибудь мы будем вместе играть в одной группе. К тому времен мы уже собрались со школьным товарищем Тоши, к нам присоединились Пата и Тайджи, казалось, ждали только Хиде. И вот Хиде сказал: «Йошики, я бросаю музыку».

«Нет, давай будем играть вместе!» - позвал я его. И тогда Хиде, который раньше всегда отказывался уйти из своей группы, честно сказал: «Хорошо. Давай. Отныне я тоже Х». И эти простые слова звучали как единственное обещание. И что бы ни случилось потом, он никогда не жалел о своем решении.

А потом начались обычные будни. Простых путей не было. В мире еще не было такой группы с ярким видом и крашенными волосами. Куда бы мы не приходили, нас принимали просто за оригинальную группу. Порой были вечера, когда и денег не было, и в парке ночевали, и толкали машину с заглохшим двигателем. Но все было хорошо. Потому что мы были вместе.

Прошло пять лет, и наша мечта стала реальностью. Дни помчались как вихрь. Порой я терял себя, но с поддержкой Хиде снова шел вперед. «Если бы не было Йошики, не было бы и нынешнего меня», - сколько раз он повторял эти слова. Но если бы мы не встретились тогда, то и нынешнего меня тоже бы не было.

Сильный удар настиг группу. Но это не окончательный распад. Он обещал в 2000 году возродить Х снова. Он всегда говорил с гордостью: «Я и сейчас Хиде из Х JAPAN».

Почему же он ушел, покинул нас навсегда? И как бы ни было сейчас больно и горько, нужно сказать еще одно. Огромное спасибо за все. И до сих пор, и в будущем, и я, и все мы любили Хиде и будем любить его и впредь. И что бы ни случилось, мы все равно останемся X JAPAN. Клянусь. Поэтому, спи спокойно. Йошики.»

После этого Йошики подошел к роялю, а Тоши, Пата и Хис заняли свои места рядом. В память о Хиде они решили исполнить Forever Love. Йошики ударил по клавишам, и полилась мелодия песни. Тоши в одной руке сжимал микрофон, а в другой четки. Его кристалльно чистый голос заполнил зал.

…....

Йошики, полный мыслями о Хиде, слушал голос Тоши, и ему казалось, что он сейчас потеряет сознание. Рояль стоял прямо перед гробом Хиде. И теперь эта песня стала его реквиемом.



Нужно продолжать...

Нельзя прервать эту песню...


Forever Love Forever Dream
Йошики едва играл на рояле, и остатки разума, казалось, покидали его напряженное сознание. В смятенном уме возникали настойчивые образы и чувства. Играя перед гробом Хиде, Йошики думал совсем о другом.

Хиде, хочу поскорее встретиться с тобой. Наконец-то вернулся из Лос-Анжелеса, надо скорее поговорить.

Он едва удерживался от того, чтобы полностью отключить сознание от страшной действительности.
В три часа сорок минут состоялся вынос гроба. Йошики и другие участники Х JAPAN, родные и близкие осторожно подняли его и спустились по лестнице к ожидающему у ворот катафалку. От горестного крика фанатов, казалось, вздрогнули небеса.

Процессия направилась к месту кремации — зал Йойохата. Сидя в машине среди стонов и плача, Йошики держался из последних сил.

За все время церемонии участники группы не вымолвили ни слова. Следуя воле семьи покойного, прах Хиде, заключенный в маленькие керамическме урны, был распределен среди более сотни близких друзей.

И во время этой торжественной церемонии сердце Йошики охватила тишина. Это была тишина смерти, которая, как он чувствовал с десятилетнего возраста, когда-нибудь обязательно к нему придет.



Сердце в разлуке.
7 мая закончилась траурная церемония прощания с Хиде. В ней приняло участие около тридцати тысяч человек. Окрестности храма Цукидзи Хонгандзи были заполнены людьми. Для охраны порядка было задействовано более трех тысяч полицейских и членов сил самообороны. По реке Сумиде курсировали патрульные катера.

Тема гибели и похорон находящегося в зените славы артиста все эти дни была основной темой в СМИ, и общее горе молодежи потрясло даже людей старшего поколения, которые мало что знали о самой группе Х .

Почему смерть Хиде произвела такое огромное впечатление на молодых людей?

Каким образом его музыка, музыка Х завоевала сердца множества людей?

Горькая ирония состояла в том, что именно смерть Хиде показала всем колоссальную энергию и потрясающую силу воздействия группы Х.
Вернувшись после кремации, Йошики не переставая думал о фанатах, продолжающих оплакивать Хиде. Может быть, кто-то из них думает покончить с жизнью? Не желая оставаться в этом мире, последовать за душой Хиде в иной мир?

Йошики, потерявший сон после приезда в Японию, не мог не думать об этом.


8 мая поздно вечером состоялась радиопередача, посвященная памяти Хиде, в которой Йошики участвовал в качестве гостя. С давних времен близко знавшая всех участников группы, начиная с Йошики, репортер Сиёдзи Норико вела радиопередачи, посвященные личности Хиде. В прямом эфире Йошики старался говорить четким, ясным голосом.

«Нет сомнений, что смерть Хиде явилась несчастным случаем. Именно поэтому мы не должны впадать в отчаяние. Хиде и сейчас живет в моем сердце. И поэтому я хочу проводить его с миром. И прошу всех фанатов о том же».

На этой передаче Йошики рассказал о Хиде несколько забавных и простодушных вещей.

Он поведал о нескольких веселых эпизодах так, словно Хиде сидел рядом с ним.

«В детстве Хиде был полным ребенком, действительно очень толстым. И хотя к тому моменту, когда он стал выступать в группе, он уже похудел, но очень боялся снова растолстеть. Во времена Х, когда он чувствовал, что переел, тут же шел в туалет вызвать рвоту. Мне было жаль видеть его таким расстроенным, и я говорил: «Давай, я тоже с тобой».

В череде шумных дней было множество самых разных случаев. И каждый из них позволил Йошики стать таким, какои он стал сегодня. В этом он не сомневался ни минуты..


Однако и ночью в этот день Йошики не мог дать отдых измученному телу. Еще во время траурной церемонии он получил известие от стаффа, что два молодых музыканта, спешивших на похороны Хиде, разбились насмерть в автокатастрофе. Музыканты этой группы всегда очень любили Х. В это время они работали в Осаке и, узнав трагическую новость, тут же помчались на машине в Токио. По дороге они попали в аварию и погибли.

Пораженный до глубины души, Йошики тут же попросил послать венки на их похороны. А когда церемния в Хонгандзи завершилась, на следующий день вместе с несколькими менеджерами и телохранителем Ито Йошики отправился посетить их семьи, которые жили соответственно в Вадзиме на полуострове Ното и в Киото.

Семьи и близкие покойных совершенно не ожидали приезда Йошики. Они глубоко поклонились ему, искренне поблагодарив за участие.

Когда Йошики вернулся домой, у него из головы не выходили слова, которые говорили многие музыканты во время похорон Хиде. Глядя заплаканными глазами, они повторяли:

-Надо сделать мемориальный концерт в память о Хиде!

-Мы обязательно хотим принять участие в таком концерте.

После похорон Йошики собрал в Сибуя более 400 музыкантов, чтобы помянуть Хиде. И как раз в это время снова поднялся вопрос о мемориальном концерте.

Боль от потери любимого друга и уважаемого артиста сплотила всех, кто был связан с рок-музыкой. И естественным образом возникла мысль о том, чтобы собрать всех окружавших Хиде музыкантов на одной сцене, чтобы оставить о нем в сердце неугасимую память.

«Единственный, кто может осуществить этот план — Йошики-сан. Давайте, проведем мемориал!»

Друзья, младшие товарищи, сотрудники фирм звукозаписи, знакомые корреспонденты, все присоединились к этому мнению. Чтобы справиться с шоком после смерти Хиде, самым правильным казалось устроить такой концерт.

И у Йошики тоже возникло такое чувство. В коментарии для прессы он объявил, что думает о возможности проведения мемориального концерта.

Вспоминая 50000 фанатов у ворот храма Хонгандзи, их скорбные возгласы, Йошики спрашивал себя, что можно сделать для всех этих людей. И если и есть какой-либо способ хоть как-то облегчить боль фанатов, то это, прежде всего, музыка.

Потеряв сон и почти падая под тяжестью свалившегося на него несчастья, Йошики полностью утратил способность заботиться о себе. Но если возможно что-то сделать для Хиде, для фанатов и для друзей — он готов был отдать все свои силы.

И он решил приложить все старания, чтобы в первую годовщину смерти Хиде провести мемориальный концерт.


И был еще один человек, с которым Йошики необходимо было встретиться. Это был Тайджи, неожиданно появившийся во время траурной церемонии.

Покинувший Х после проходивших в Токио Доме трех концертов 5-7 января 1992 года, он стал совершенно другим человеком.

После выхода из Х Тайджи в качестве басиста вошел в группу LOUDNESS, но через год ушел и оттуда. После этого он организовал группу D.T.R, которая начала активную деятельность в качестве мейджерской группы. Однако в конце концов он престал работать и там (группа возобновила активность в июле 2006 года).

После этого он прекратил общение с близкими друзьями и полностью покинул музыкальный мир. Он развелся с женой, ушел из дома, взяв с собой лишь гитару и самые необходимые вещи, и начал бродяжничать. Вначале он жил в отелях и дешевых пансионах, а потом, когда деньги подошли к концу, ему пришлось ночевать в парке Уэно.

Такая жизнь продолжалось около двух лет, потом с помощью семьи ему удалось снять квартиру, но сразу вернуться к прежней жизни он не мог.

Утративший чувство реальности существования, словно подгоняемый мыслями о своей смерти, Тайджи топил себя в алкоголе и часто участвовал в драках.

И в эти дни, погруженный в мысли о собственной смерти, Тайджи услышал трагическое известие о Хиде.

Конечно, ни Йошики, ни другие участники группы и понятия не имели о его тяжелом положении.

Во время похорон его на вопрос: «Как дела?», Тайджи лишь махнул рукой: «Аа». В этом человеке совершенно не возможно было узнать страстного и гордого Тайджи времен Х, с острым, словно бросающим чему-то вызов, взглядом.

Одетый в траурную одежду явно с чужого плеча, он исхудал, словно больной. С запавшими глазами и неуверенной походкой, Тайджи, которому испонился лишь 31 год, казался на десять, а то и на двадцать лет старше. Поразительно, насколько изменилось его лицо. Подбородок был искривлен, четыре передних зуба сломаны.

Причиной была одна из драк в кварталах Сибуя, где он был жестоко избит.

И этот человек со сломанной челюстью и выбитыми зубами, казалось, не имел ничего общего с блестящим и стильным басистом Тайджи.

Несомненно, именно лидер группы Йошики вынудил Тайджи уйти из Х. Первого января 1992 года в 5 утра он вызвал басиста одного и объявил:

«Все. С сегодняшнего дня ты уволен».

В ярости Тайджи бросал ему в лицо грубые слова, но Йошики оставался непоколебим. Что бы ему ни говорили, он не собирался менять свое решение.

Войдя в состав группы, Тайджи сразу стал источником разногласий, и Йошики приходилось ему противостоять. Он постоянно провоцировал конфликты, критиковал остальных, и даже Хиде не раз пытался остановить его. Наибольшие противоречия были у него с Йошики, но группе был необходим бас Тайджи.

Основной причиной того, что Йошики решил расстаться с Тайджи было то, что тот легко нарушил клятву, которой они обменялись с друг с другом. И этого Йошики простить не смог.

После того, как в Токио Доме прошли три концерта с 5 по 7 января, Тайджи покинул группу, и с тех пор его никто не видел.


Снова встретив Тайджи во время похорон, Йошики был в шоке при виде обессиленного, словно старик, бывшего басиста. Ему казалось невозможным, чтобы он сам настолько мог бы измениться. При мысли о судьбе Тайджи после ухода из группы на сердце у Йошики стало тяжело.
Сразу после похорон с Йошики связался один из общих друзей.

«Йошики сан, если вы не против встретиться с Тайджи-сан, то он просил передать номер телефона, позвоните, пожалуйста».

Йошики сразу вспомнил изменившегося Тайджи.

Исхудавшая фигура.

Беззубый рот.

Дрожащие руки.

Не колеблясь, он тут же набрал номер телефона.

«Тайджи, это Йошики, если хочешь встретиться, приходи».


Когда через несколько дней Тайджи появился в указанном кафе при отеле, он выглядел еще хуже, чем в прошлый раз. Без траурной одежды он оказался еще более худым.

Йошики протянул подготовленный конверт и начал разговор без лишних предисловий.

«Прежде всего, вставь сломанные зубы».

В конверт были вложены 2 000 000 йен. Тайджи мельком заглянул в конверт и не смог скрыть изумленного выражения лица. Зная упрямый характер басиста, Йошики подумал, что он может отказаться, и продолжил с большой настойчивостью:

«Не могу сказать, что я понимаю тебя, мне не довелось быть избитым и потерять зубы. Но держись, Тайджи! Как жаль, что с Хиде мы уже не увидимся».

После этих слов Тайджи не смог отказаться.

«Прежде всего, вставь зубы. И потом приходи обязательно на 49 день помянуть Хиде. Еще увидимся».

Тайджи молча взял конверт.

Уже покинув свое место, Йошики несколько раз оглянулся на Тайджи, удивляясь про себя, как быстро прошло время.
Прошло несколько дней после похорон. Где бы ни был Йошики — дома или в автомобиле, но каждый раз глядя в окно, он невольно искал глазами Хиде.

Он не мог удержаться от этого, хотя столько ночей напролет провел, оплакивая смерть друга.

Каждый раз в случае проблем или даже небольших затруднений Йошики всегда спрашивал совета Хиде. И до сих пор не было случая, что он не получил ответа.

Однако, после возвращения в Японию 3 мая Йошики ни разу не смог поговорить с ним. Хотя голос Хиде постоянно звучал в ушах Йошики, но на вопросы он ничего не отвечал. И это неизъяснимое чувство утраты чего-то важного наполняло сердце тоской. Глядя на себя со стороны, он думал, что если внезапно оставить ту кипучую, стремительную жизнь, которую он вел до сих пор, если существовать, не двигаясь и не думая, то может быть, это принесет успокоение его душе.

Что же мне теперь делать?

Чем больше пытаешься осознать реальность смерти, тем больше переполняют мысли о Хиде.

А ведь в действительности, слова: «Давайте примем смерть Хиде и проводим его с миром», сказанные им, как лидером Х в день похорон, обращенные к фанатам и молодым музыкантам, сказал он сам.

Что за пустой совет!

Как сходит воспаленная ожегом кожа, так душа Йошики словно очистилась от множества эмоций. Казалось, что сердце раскололась на две части.

Он все ждал и ждал отклика Хиде, который уже никогда не ответит, все еще не осознав истинное значение утраты любимого друга.




Угасание.
В последней декаде мая 1998 года Йошики возвратился в Лос-Анжелес, однако сразу возобновить приостановленную работу над записью не смог.

После похорон он все еще находился словно в оцепенении, и яркое солнце Лос-Анджелеса не могло вернуть его к жизни.

Еще с юности страдая бессоницей, Йошики в последние годы спал в среднем четыре часа в сутки, а теперь не мог уснуть всю ночь напролет. Сильно похудев и утратив грацию движений, он часто вообще забывал поесть.

Стафф и секретарь, серьезно беспокоясь о его здоровье, старались приготовить еду и поставить ее на видное место, но он лишь кивал в ответ и оставлял все нетронутым, только пил минеральную воду.

Работавшие вместе с ним американские сотрудники были поражены, видя что Йошики не проводит обычных совещаний и не приступает к работе. Они лишь перешептывались, недоумевая, когда же вновь вернется его обаятельная улыбка и обычное решительное выражение лица.

Собрав все силы во время похорон, Йошики, хотя и плакал, но держался твердо. Теперь же, после возвращения в Лос-Анжелес, как будто исчезла какая-то оболочка, и жизненная сила совсем покинула его.


В начале июня в Японии вышел диск Китано Сёко «Begin», запись которого закончилась весной, но работа над другими проектами не возобновлялась.

Чтобы хоть как-то пробудить интерес к жизни, в один из дней Йошики сел за рояль. Он рассеяно пробегал глазами по нотам.

Нужно что-то сделать в память о Хиде. Нужно написать музыку.

Может быть, время, проведенное за этим роялем, стоящим в гостиной на большом белом ковре, принесет спокойствие душе? Может быть, сочиняя музыку в память о друге, он сможет привести в порядок мысли и чувства? Так он думал, но глубоко ошибался. Словно откликаясь на звуки рояля, полились слезы, которые невозможно было остановить.

Соединив родившиеся фрагменты мелодии, все так же в слезах, Йошики начал записывать ноты. Как ни пытался, он не смог сдержать переполнявшие его чувства и мысли о Хиде. Стремясь облечь их в слова, он начал писать на полях нотной бумаги текст песни.

Эмоции хлынули потоком, затопив все вокруг. Воспоминания о счастливых временах, согревавшие его сердце, словно погасли, и перед глазами разверзалась бездна, отделяющая жизнь и смерть. Каждый раз, заглядывая в эту темную бездну, он чувствовал боль во всем теле, словно пронзенный множеством игл. В эпоху Древнего Рима был святой мученик Себастьян. Так и Йошики, терпя боль, подобно мученику Себастьяну, пронзенному стрелами лука, продолжал сочинять музыку.

Через неделю песня была готова.

Сидя за роялем, испытывая чувство моральной усталости, Йошики рассеянно пробегал взглядом ноты новой песни, получившей название Without You. Он выразил чувства к Хиде в музыке, придал им форму, и теперь надо было подумать, как продвинуться вперед еще немного. И вдруг у него в голове зазвучала аранжировка песни. Йошики быстро вскочил со стула. А через неделю он уже собрал в студии музыкантов и инженеров и приступил к записи демо-версии.

Так как текст песни был написан на японском языке, то исполнение он решил поручить вокалисту одной из японских групп, который приехал в Лос-Анджелес навестить Йошики.

Однако через несколько минут после начала записи выражение лица Йошики резко изменилось. Он начал играть на рояле, но клавиши вдруг стали мокрыми, словно на них пролили воду. Из-за непрерывно текущих слез игру приходилось прерывать несколько раз.

Но была и еще одна причина, по которой Йошики чувствовал себя полностью выбитым из колеи.

Единственный, кто должен был петь эту песню, написанную для Хиде, был Тоши. Потому что это была песня Х.

И Йошики это чувствовал, непроизвольно разыскивая глазами в полумраке студии покинувшего группу Тоши и навсегда ушедшего Хиде. Сознавая, что это абсурд, Йошики снова убеждался, что записей Х теперь не будет никогда, и эта мысль причиняла его сердцу сильнейшую боль. В студии его снова стали преследовать призраки, которые он хотел бы оставить глубоко в сердце.

Тоши ушел, группа Х распущена. А теперь, после смерти Хиде, возврата нет.

Он словно продолжал подниматься вверх по лестнице, ведущей в никуда, душа его была как в ловушке. Все, что он мог, - лишь плакать.
Собравшиеся в студии сотрудники не могли прийти в себя от растерянности и замешательства. Куда пропали те достоинство и лидерские качества, которые он всегда демонстрировал во время записи? Всегда величественные, словно у дирижера оркестра, жесты и движения исчезли, и сгорбившаяся фигура Йошики выглядела до боли усталой.

Из-за ненормальной атмосферы запись постоянно прерывалась.

Когда работа была завершена, Йошики в одиночестве слушал новую балладу.

Это был стон мужчины, потерявшего друга, который мог лишь плакать.


Aruki tsukareta, yoru ni tatazumu.

Nagareru namida wo, kioku ni kasanete.

Deaino kazudake, wakare wa arukedo

Kagiri nai toki ga, tsuzuku to shinji teta.

Kizutsuke atta kotoba sae, ima wa dakishime

Furikaeru dake

I feel alone...

How should I love you?

How could I feel you?

Without you...

Kazoe kire nai, omoide ga jikan wo ume tsukusu

Anata wo aishite, anata ni kizu tsui te

Ai toiu kotoba no, fukasa ni kizuita

I still remember, kotae nai ashita ni

Yume wo motometa ita, hibi wo

Kagiri naku hiro garu sora ni, mou ichio

Umareta imi, ima wo ikiru wo, toi kakete

How should I love you?

How could I feel you?

Without you...

Owari no nai, ai no uta wo, ima anata ni
Бесконечно слушая демозапись, Йошики уперся взглядом в кончики пальцев. Песня, написанная в память о Хиде, в действительности родилась как подтверждение его собственного отчаяния.

Сидя ли дома в зале на софе, ощущая легкие дуновения ветра, качающего листья высокой пальмы, находясь ли в своей совершенной студии, где собрана новейшая аппаратура, он чувствовал лишь боль и одиночество, словно был погребен глубоко под землей. Мысли о том, что всю оставшуюся жизнь придется провести одному, навечно разлученному с Хиде, лишь непрестанно упрекая себя, приводила его в ужас.

Невозможно. Не могу. Не могу больше идти один.

Беззвучные слова срывались с языка.

Это не Хиде, это я должен был умереть.

Память Йошики неожиданно четко воскресила казавшееся погребенным прошлое.

Ему всего десять лет.

Когда он вернулся из школы, то в гостиной увидел лежавшего на футоне отца. Но почему его лицо было закрыто белой тканью? У изголовья сидели плачущая мать и маленький брат. С исказившимся лицом Йошики молча смотрел на эту картину. Кто-то из находящихся здесь родственников, не желая волновать его, произнес:

-Отец болен и сейчас спит.

Но Йошики все понял. Отец вовсе не спит, он умер.

-Зачем вы врете? Почему отец умер?

Йошики закричал и, бросившись к неподвижному отцу, безудержно зарыдал. И хотя родственники потом забрали Йошики к себе домой, остановить рыдания, переходящие в судороги, они не смогли.

После похорон отца он хотя и вернулся к обычной жизни, но не мог громко разговаривать, свободно двигаться, словно тяжелая черная лава поглотила его.

Не стало любимого отца. Отца, который больше всех любил его. Никогда не будет другого такого взрослого человека, который бы так сильно любил его.

Отцу было всего 34 года. В сердце Йошики кипели любовь и гнев на отца, оставившего его одного. Он почувствовал, что смерть всегда стоит рядом с жизнью.

Когда-нибудь я все равно умру.

В сердце мальчика зародилась холодная решимость.

Заменяя фигуру отца своей, он представлял себя мертвым. Чтобы как-то уйти от печальной действительности, он начал тосковать о мире смерти.

Став взрослым, он снова вернулся к жизни, и это произошло только благодаря музыке и друзьям, которых он встретил на своем пути. И хотя стремление к смерти не исчезло совсем, но увлечение рок-музыкой стало лучшим способом зажечься жизнью.

Играя на ударных или на пианино, он забывал обо всем. Просто мчаться вперед.

Но близкий друг, с которым можно было, держась за руки, бежать вперед, внезапно ушел из жизни в возрасте 33 лет.

Был ли это действительно несчастный случай? Почему он ушел один!

Хиде всегда жил страстно, словно не желая зря растрачивать время, не жалея себя. Он всегда воодушевлял меня. Почему же в конце он ушел, не сказав ни единого слова?

И в студии Йошики не мог спрятаться от одиночества. Сильное, вплоть до головокружения, горе поглотило его.

А если бы я не позвал Хиде в Х, то его судьба сложилась бы совсем по-другому. В этом нет сомнений. Если бы он не встретил меня, то сейчас был бы жив.

Лучше бы я умер вместо него.

Йошики упрекал себя самого в смерти Хиде, и ранящие душу воспоминания детства ожили с новой силой. И он не мог противиться возникшему желанию уйти со сцены и оставить музыку, благодаря которой он познакомился с Хиде.
19 июня 1998 года тяжелые тучи затянули небо на полуострове Миура.

Йошики вернулся на родину, чтобы присутствовать на 49 дне и вместе с семьей друга, а также с Патой, Хисом и Тоши отправился на кладбище Миура. Оно было расположено на холме, с которого открывался вид на красивейшее морское побережье. В 11 часов утра на кладбище началась церемония. Через тридцать минут процессия направилась к могилам семьи Мацумото. Впереди шли родители, следом Йошики и другие участники группы. Казалось, дождю не будет конца. Одежда промокла насквозь, но никто не обращал на это внимания.

Перед могильной плитой снова началось чтение молитв, и все неподвижно стояли под зонтами.

Йошики стоял перед могилой и, глядя на портрет Хиде, тихо сказал: «Я написал новую песню». Это был такой же портрет, как в храме Хонгандзи, только уменьшенный, и красные волосы гитариста ярко сияли среди серой пелены дождя. Глядя на его ясное лицо, Йошики тихо заговорил:

-Прости, Хиде. Ты, наверное, будешь сердиться, но я не могу один.

Перед могилой, соединив ладони, вслед за Йошики стояли Пата и Хис. Тоши, закусив губы, молчал. В этот день он избегал встречаться глазами с Йошики.


Еще перед началом церемонии в окрестности кладбища стали собираться фанаты. После часу дня началось возложение цветов на могилу Хиде. Прикрывая лицо платками и выкликая его имя, около ста человек заполнили кладбище.
Этим же вечером состоялись поминки, организованные родителями покойного. Здесь собрались участники Х, музыканты, работавшие в сольном проекте Хиде, друзья, знавшие его с индисовских времен, молодые артисты. И конечно, одной из главных тем разговора стало проведение мемориального концерта.

-Нужно обязательно устроить концерт на первую годовщину!

Слушая знакомые голоса, Йошики безвольно отвечал:

-Да, надо бы.

Йошики постоянно получал предложения о проведении такого концерта в память о Хиде от известных артистов и старых друзей, а также от молодых музыкантов, которые восхищались Хиде и Х.

Концерт в память о Хиде.

Конечно, это дело непростое. Собрать артистов, найти место, распространить информацию — необходима большая подготовка для проведения такого мероприятия. А еще необходимо найти денежные средства, составить бюджет и правильно распорядиться прибылью. Одним словом, нужны согласованные усилия многих людей.

Предстояла колоссальная работа, на которую требовалось много времени, и Йошики понимал, что нужно провести этот концерт на высоком уровне, чтобы не запятнать имя Хиде.


В конце вечера Йошики сказал друзьям:

-Вернемся в Токио, выпьем еще раз.

В тот день, когда Хиде уснул вечным сном, сердце Йошики словно заледенело, утратив весь огонь. Но он не хотел просто так отдаляться от объятых горем друзей. На обратной дороге за машиной Йошики следовало еще несколько десятков машин.
Вернувшись в Токио и расположившись в удобном месте, все старались оживленными разговорами хоть немного развеять тоску.

Будучи и сам музыкантом, Йошики понимал, что именно мемориальный концерт будет самым лучшим выражением любви всех артистов к Хиде и рок-музыке, которое смогло бы помочь им хотя бы немного воспрянуть духом.


После 49 дня Йошики еще на некоторое время остался в Японии, встречаясь в друзьями и коллегами по работе. Он начал предварительные обсуждения по поводу мемориального концерта.

Вернувшись в Токио, он оказался далек от жизни в Лос-Анджелесе, которая была заполнена лишь музыкой. Он был занят различными делами, и казалось, что его сердце немного успокоилось. Однако это было странно. Обычно, устав вести переговоры и совещания в Токио, Йошики старался сбежать в Лос-Анжелес и запереться в студии.

Однако после того, как песня посвященная Хиде, была записана, Йошики, казалось, полностью утратил энергию, считая, что «страсть времен Х второй раз не вернуть, и теперь я не должен выступать на сцене».

Нужно было время, чтобы его тело и душа могли исцелиться от смертельной раны, которую нанесла утрата Хиде.

Тем временем, к большому прискорбию, вокруг смерти Хиде стали распространяться различные слухи. Йошики думал, что виной тому стало глубокое общее горе. Может быть, желая хоть как-то избавиться от тоски, люди бросали язвительные слова. Преодолев чувство возмущения, он лишь молча смотрел, как с утратой Хиде рвутся и человеческие отношения. И он снова начинал упрекать лишь себя. Этот хаос возник лишь по его вине. Страстно сметая все барьеры на своем пути, словно вихрем желая всколыхнуть мир японской рок-музыки, в своем высокомерии не нарушил ли он своей энергией что-то важное?

Йошики потерял доверие к людям и их обещаниям. Он больше не знал места, где мог бы исцелить свое сердце.

В последнее время бессоница ухудшилась, и каждый вечер начинались спазмы дыхания, похожие на приступы астмы, как это было в день смерти отца.

Что же делать, куда теперь идти? Или просто существовать, ожидая того часа, когда можно будет, наконец, обрести вечный покой?

Такие мысли теснились в его голове, и взгляд его скользил к далекой линии горизонта.

Создавая Х, сочиняя музыку, играя на пианино и ударных, он делал свой выбор. Но вот пути закрылись, и если оглянуться по сторонам, вокруг увидишь лишь пустыню одиночества. И теперь он боялся не только за себя, он боялся увлечь сюда кого-либо еще, изменить не только свою судьбу, но и чью-либо еще.

Отныне прежнюю жизнь продолжать нельзя.

Устав обвинять себя, Йошики решил покинуть сцену и как лидер Х, и как артист.

«Угасание».

Он чувствовал непреодолимое желание уйти не только со сцены, но и из жизни вообще.

Слезы переполняли его.

«Почему ? Почему все так получилось?» - беззвучно повторял он, понимая, что никто не сможет дать ему ответ.

«Это я виноват. Это все только моя вина».

Не в силах вынести тяжелой действительности, Йошики возвращался в прошлое, вспоминая события давних дней.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

  • Глава 1. Вечная разлука. Траурная церемония.
  • Сердце в разлуке.