Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Особенности уклада Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв




страница5/6
Дата30.06.2017
Размер1.23 Mb.
ТипПрограмма
1   2   3   4   5   6
2.2. Особенности уклада Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв. Рассмотрев историю монастыря и изучив все трудности благоустройства монашеской жизни в выбранный период, необходимо особо отметить актуальность заветов преподобного Стефана Махрищского, а также его последователей, потрудившихся над возрождением монашеской жизни на Владимирской земле в XVIII-XIX вв. Преподобный Стефан, как первоначальник обители, наставлял своих учеников свято сохранять устав общежительного жития, трудиться нелицемерно, подвизаться в духовном делании, оказывать милосердие и милостыню нищим, гонимым, обидимым161. Можно проследить, как на протяжении истории монастыря в XVIII-XIX вв. соблюдались эти заветы преподобного: Как сказано в Акафисте преподобному Стефану: «Радуйся, общежительныя уставы зело возлюбивый; радуйся, вся обща имети братии в обители твоей законоположивый»162. Обзор исторических документов показывает, что общежительный устав всегда сохранялся в монастыре в той или иной степени. Махрищский монастырь существовал в XVIII-XIX вв. под руководством направляемых в обитель строителей, которые занимались должным благоустройством. Будучи приписным к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, обитель соблюдала по аналогии тот же устав, что был и в Лавре. Посетивший в 1789 году обитель митрополит Платон (Левшин), остался весьма доволен тем, что «братия в послушании трудятся, пруд сами чистят, общую трапезу имеют, странноприимствуют, мельницу устроили, службу церковную производят тщательно, по монастырскому обыкновению» 163. В дальнейшем в целях упорядочения монастырских порядков, святитель Филарет (Дроздов) составил «Правила благоустройства монашеских братств в московских ставропигиальных обителях» 164, которые были разосланы и по епархиям и послужили образцом для устройства внутренней жизни во многих монастырях. Как было сказано выше, эти правила имеют большую ценность, т.к. они дают представление о распорядке и уставе монастырей того времени, в т.ч. Стефано-Махрищского. Эти правила регламентировали богослужебную жизнь обители в XIX веке, взаимоотношения между братией и настоятелем, дисциплину во время богослужения, трапезы, во время исполнения послушания и после его окончания. Кратко стоит привести их ещё раз. Присутствие на ранней литургии было обязательно165. Монахи и послушники занимали в церкви определенные места отдельно от народа. Никто из братии не должен был выходить из церкви до окончания богослужения (кроме случаев крайней нужды). В конце утрени монахи и послушники подходили к настоятелю для принятия благословения, а после повечерия - для прощения. По пути в церковь и из церкви не разрешалось останавливаться с посторонними и вступать с ними в беседу. После богослужения братия шли к трапезе, которая начиналась и заканчивалась молитвой. Опоздание к трапезе и уход раньше времени считались беспорядком. Во время трапезы читались отрывки из поучительных книг или житий святых. Внимая чтению, монахи и послушники должны были сохранять безмолвие. Пища в монастырях употреблялась постная. Запрещалось брать пищу в келью. Лишь болезнь или глубокая старость могли быть причиной отсутствия на общей трапезе. Время, свободное от монастырских обязанностей, монахи могли проводить в своих кельях, занимаясь молитвами, чтением душеполезных книг, упражнениями в церковном чтении и нотном пении, иконописанием, «рукоделиями», В келье следовало поддерживать чистоту и порядок. Запрещалось присутствие предметов роскоши и крепких напитков. Младшие члены братии, говорилось в правилах, «хорошо поступят», если будут обходиться без служителя и помогут старейшим. Раз в три дня, в неурочное время, настоятель должен был обходить все кельи. Для совместного чтения назидательной литературы, особенно для неграмотных, монахи и послушники могли собираться в кельях друг у друга. Для малообразованных настоятель или кто либо из старцев должен был объяснить учение веры по катехизису и священную историю. Каждый послушник и молодой монах должны были иметь своего духовного наставника из числа старейшей братии. На старейших монахах лежала обязанность улаживать конфликты между монахами. Женщины не могли входить в кельи мужского монастыря. Их можно было принимать в трапезной (не во время трапезы) или в специально отведенной комнате, в присутствии одного из старцев. Настоятель мог принимать посетителей, руководствуясь «собственным благорассуждением»166. Выход за монастырские ворота разрешался лишь по уважительным причинам, днем, с возвратом до вечерней трапезы. Послушники, молодые и не внушающие доверия монахи шли в сопровождении опытных старцев. Настоятель должен был знать, кто из братии и с кем переписывается по почте. Особо подчеркивалось, что возлагаемое настоятелем дело послушания каждый должен принимать и исполнять беспрекословно, кроме случая непреодолимого препятствия, которое встречает в своей неспособности или немощи. Для «претыкающихся в поведении» существовала система исправительных мер. Употреблять их святитель Филарет советовал «без гнева, с внимательным рассмотрением вины, с точною справедливостию и кротостию». Распространенный в монастырях обычай «ставить на поклоны», согласно правилам, следовало рассматривать как меру назидательную, а не карательную, ибо «молитва есть действие священное, и не должна быть представляема действием постыдительным». Поэтому в правилах рекомендовалось прибегать к этой мере «без многих свидетелей»167. Упоминались и другие исправительные меры: удаление от братской трапезы на один или несколько дней, заключение в келье на срок до трех дней. В крайних случаях настоятель вверял судьбу монаха вышестоящему начальству168. Во многих монастырях в те времена порядки были еще строже. Например, архимандрит новгородского Юрьева монастыря Фотий имел обыкновение делать письменные внушения своей братии. В монастыре существовала «смиренная», и посаженным туда монахам выдавались лишь хлеб, квас, вода и соль. В этой «смиренной» провинившиеся сидели иногда месяцами, и настоятель лишь на праздники разрешал их выпускать, чтобы «посмотреть, каков на воле будет»169. В Валаамском монастыре, например, иноки не могли ходить друг к другу в келью и принимать там посетителей. Нельзя было употреблять пищу вне общей трапезы и самочинно отказываться от нее во время трапезы — только с разрешения настоятеля. Наставление о милосердном отношении к нищим и больным исполнялось в обители неукоснительно по мере возможности. Святой подвижник святитель Варлаам, епископ Суздальский и Тарусский, управлявший монастырем в XVI веке, хранил искреннюю любовь к преподобному и соблюдал его наставления. На своем примере он показывал братии, что исполняя заветы прп. Стефана, обитель всегда будет хранима его благословением и заботой. Даже в голодные годы святитель Варлаам распоряжался принимать и кормить всех приходящих в обитель. И в ответ на недоумение братьев Господь через своего угодника являл чудо умножения хлебов и неоскудения запасов на всем протяжении земной жизни святителя, игумена обители. Обычай принимать всех страждущих и обездоленных, творить дела милосердия и благотворительности сохранялся в Махрищском монастыре и в XVIII-XIX вв. Так, игумен Амфилохий на свои личные средства он возобновил в селе Махра здание для сельской школы и имел постоянную заботу об учащихся в ней неимущих крестьянских детях. Стараниями строителя иеромонаха Олимпия в монастыре устроен приют для сирот и детей окрестных жителей. Кроме того, сам по себе «исправительный» статус монастыря предполагал то, что обитель являлась последним уделом и надеждой для многих гонимых, будь то провинившиеся монахи или кто-то ещё вне зависимости от того, по какой причине он попадал в Махру – по своей вине или в силу других обстоятельств. Для любого монаха, даже самого нерадивого, стены монастыря, пусть и «исправительного», оказывают благотворное влияние и промыслом Божиим помогают до конца не закостенеть в своём нерадении и грехе. Таким образом, обитель, будучи «исправительной», несла своего рода крест – исправлять, принимать, обновлять, излечивать, просвещать. Многие люди, попав на исправление в суровые условия, меняли своё отношение к жизни (хотя конечно жизнь в Махре нельзя приравнять к суровыми условиям). Так, своё отношение к жизни в заточении выразил иеромонах Иероним170, собиравшийся совершить паломничество в Иерусалим, но неожиданно попавший в Петропавловскую крепость. Когда иеромонах освоился на новом месте, он почувствовал себя там так хорошо, как ни в одном монастыре за все долгие годы своей монашеской жизни. Конечно же «исправительные» функции Стефано-Махрищского монастыря наложили свой отпечаток на порядок жизни насельников обители. На строителей, управлявших обителью лежала особая ответственность за души насельников, врученных их попечению. Со многими трудностями приходилось встречаться бывало ещё молодым строителям, стремившимся насадить в обители новые порядки и представления. Они вынуждены были проявлять большую строгость к насельникам своих обителей, чем в других монастырях. Порой внешне кажутся слишком суровыми меры воспитания и наказания. Но иначе и не могло быть в таких условиях. Строители вынуждены были так поступать, чтобы не допустить большее зло. Ведь монах, переступив и эту черту послушания, проведенную для него игуменом, лишится последней ниточки, связывавшей его с монастырем. Так, например, иеромонах Савва отличался особой строгостью: в церкви он неукоснительно обращал внимание на необходимость соблюдения порядка и благочиния, в жизни монахов – на дисциплину и беспрекословное послушание. Чтобы избавиться от неустойчивых в вере и неблагочестивых в поведении иноков, а таковые часто попадали в Махрищский монастырь «на исправление» из других монастырей, иеромонах Савва решил сократить число братии до минимума, а оставшихся лишил возможности получения «ручных» доходов, шедших на личные нужды. В общежительных монастырях, каким была Махрищская обитель с XVII века, братия не пользовалась денежными доходами. Келия, отопление, освещение, трапеза171, обувь, одежда – всё считалось общим. Большинство иноков Махрищского монастыря подчинялись заведенному уставу, но некоторым приходилось тяжело примириться с существующим порядком. Это касалось, прежде всего, тех монахов, которые прибыли в обитель из необщежительных монастырей. Из Троице-Сергиевой Лавры, например, в Махрищский монастырь переводили тех монахов, которые нарушали монастырский режим и иноческий устав. Иеромонах Савва устроил в монастыре два карцера для провинившейся братии: один - для менее виновных – в монашеских кельях, другой - для серьёзно провинившихся, – на монастырском дворе. Среди документов из РГАДА часто встречаются письма и рапорты, в которых говорится о том, что в Махрищскую обитель попадали в большинстве своем люди, поведения довольно неблагочестивого и виновные в разных неблаговидных поступках. Нельзя не отметить, что Троицкий Стефано-Махрищский монастырь на протяжении всей истории своего существования, вплоть до сегодняшнего дня постоян­но находился и находится в тесном соприкосновении с Троице-Сергиевой Лаврой. Такое положение дел оказывало большое влияние на развитие и жизнь обители. Даже в XX веке, когда обитель была возрождена из руин и стала женской, связь с Лаврой не ослабла. Священнослужители из Лавры направляются в Махру для совершения праздничных Богослужений и духовного окормления насельниц. Можно заключить, что тесная духовная связь с Лаврой и с самим преподобного Сергия, заложенная ещё первоначальником обители преподобным Стефаном Махрищским, является своего рода залогом процветания обители. Необходимо заметить, что строители - насельники Лавры, направлявшиеся для благоустройства Махрищского монастыря, - часто менялись. И наибольший расцвет и стабильность обитель достигала в те периоды, когда строители управляли обителью в течение более продолжительного срока (от 8-10 лет и больше). Так было, например, при игумене Савве, игумене Амфилохии, игумене Олимпии. При этом несмотря на разные периоды расцвета и ослабления обители, лаврские строители сумели к началу XX улучшить благосостояние обители. Здесь уместно привести статистические данные о количестве насельников в обители за разные годы: так, в начале XIX в. в Махрищском монастыре было 10 насельников, причем 8 из них были уже в возрасте (старше 50 лет)172. Все они были родом либо из Владимирской, либо из Московской губернии. В начале XX в. количество насельников увеличилось до 30, из них количество молодых было 17. Из послужных списков, найденных в РГАДА, видно, что увеличение произошло засчет выходцев из крестьян разных губерний (в послужных списках значится, что насельники были уроженцами как минимум 10 губерний). Можно предположить, что к концу XIX в. в Махру усилился приток монашествующих из разных обителей, а не только из Лавры. Причинами роста числа монашествующих были: экономические и социально-политические условия в стране, политика правительства в отношении монастырей, аскетические настроения, стремление к образованию173. Определенное значение в этих процессах имели исторические и культурные условия русской духовной истории второй половины XIX века. Выдающийся представитель русского монашества XIX в., митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) писал, что «сыну обители… деянием должно обрести в видение восход, т. е. трудолюбным и неослабным исполнением заповедей Божиих и правил отеческих должно открывать путь к высшей жизни духовной и созерцательной, которая есть на земли предначинание жизни небесной». Эти слава служат напоминанием о той главной цели, ради которой и были созданы христианские монастыри, в том числе и русские православные, ко времени Филарета существовавшие уже много веков. За прошедшие два столетия (XVIII-XIX) коренным образом изменились внешние условия монашеской жизни монастырей. Крупные русские монастыри, куда стекались тысячи богомольцев, мало напоминали уединенные обители первых веков христианства. Монахов же, находившихся в гуще верующих, трудно было назвать отшельниками. В меняющемся мире с неизбежностью должны были измениться и сами монастыри и пути к достижению той цели. При рассмотрении истории Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв, можно увидеть, что обители было трудно в объективно сложившихся условиях реализовывать такие подвиги как уединенное внутреннего молитвенного делания, молчание, затворничество, однако обитель спасалась трудом, строгим уставом, делами милосердия и неукоснительным соблюдением богослужебного устава, через благоустройство внешних условий. ВЫВОДЫ по 2 главе: XVIII-XIX века – это период, когда Монастырь имел статус приписного в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. При этом, несмотря на то, что на каждую постройку и хозяйственное начинание строители брали благословение Учрежденного собора Лавры, монастырь сам находил источники своего существования: в частности, аренда лесных угодий, рыбная ловля, мельница, пожертвования из окрестных деревень и т.д. Таким образом, Махрищский монастырь в целом был экономически самодостаточным, был хорошо обустроен и имел все необходимое для безбедного существования. Хозяйственная жизнь Махрищского монастыря была тесно связана с местным населением окрестных деревень и сел. Жители очень любили монастырский приход и долгое время посещали монастырские службы пока для них не был определен отдельный приход в Махрищской подмонастырской слободке. В исторических документах сохранились сведения о переписке строителей Махрищского монастыря с Учрежденным собором Троице-Сергиевой Лавры: в них разбираются различные прошения строителей Махрищского монастыря, жалобы, проступки насельников. В XVIII-XIX веках благодаря трудам братии обитель значительно благоустроилась: были расписаны Троицкий собор и храм преподобного Стефана, обновлен иконостас, возобновилось в селе Махра здание для сельской школы. Обитель стала способной оказывать щедрую благотворительность, иметь постоянную заботу об неимущих крестьянских семьях. Махрищская обитель строго соблюдала общежительный устав и имела строгий внутренний порядок, который был обусловлен статусом «исправительного» монастыря. Количество насельников в XIX увеличилось в три раза. На протяжении всей истории своего существования Свято-Троицкий Стефано-Махрищский монастырь постоян­но находился и находится в тесном соприкосновении с Троице-Сергиевой Лаврой. Духовная связь с Лаврой и с самим преподобного Сергия, заложенная ещё первоначальником обители преподобным Стефаном Махрищским, является своего рода залогом процветания обители. Необходимо заметить, что строители - насельники Лавры, направлявшиеся для благоустройства Махрищского монастыря, - часто менялись. И наибольший расцвет и стабильность обитель достигала в те периоды, когда строители управляли обителью в течение более продолжительного срока (от 8-10 лет и больше). Так было, например, при игумене Савве (Желтухине), игумене Амфилохии (Смирнове), игумене Олимпии, о которых сохранились хоть какие-то исторические сведения. Архивные документы РГАДА показывают, что эти люди были подвижниками, сумевшими в непростых условиях образцово устроить монастырское хозяйство и упорядочить монастырскую жизнь. В заключении можно сказать, что внешний порядок и заведенный устав в Махрищском монастыре явился во многом определяющим фактором упорядочения внутренней монашеской жизни и духовного благоустроения обители. Богослужебный устав неукоснительно соблюдался. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Целью аттестационной работы являлось исследование истории Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв. Для достижения цели были рассмотрены разные периоды истории Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв., в рамках которых менялся статус обители в зависимости от исторических обстоятельств. Так, с момента основания до Смутного времени монастырь был самостоятельным, после разорения монастыря поляками он стал подведомственным Троице-Сергиевой Лавры и был превращён в исправительный. Постепенно на протяжении XIX века происходило возрождение самостоятельности, хозяйственной и духовной жизни. Была проведена работа по систематизации существующей литературы по истории монастыря, которая легла в первой главы аттестационной работы. Во втором параграфе наряду с приведением фактического исторического материала были показаны условия существования монастыря в контексте истории монастырей на Руси в указанный период. Во второй главе работы было подробно представлены особенности уклада Стефано-Махрищского монастыря в XVIII-XIX вв. Для этого рассматривались по отдельности разные периоды управления монастырём каждым строителем. Документы из РГАДА позволили восполнить пробелы, которые имелись в последних книгах и брошюрах, выпущенных обителью. В отношении каждого строителя обители была сделана попытка и восстановить не только его биографические данные, но и раскрыть особенности действующего при нем уклада в монастыре, стиль его управления обителью, трудности, с которыми ему приходилось сталкиваться. В этой же главе удалось наиболее полно отразить уклад обители при некоторых наиболее значимых игуменах и изучена их хозяйственная деятельность, в частности при игумене Савве (Желтухине), игумене Амфилохие (Смирнове), а также иеромонахе Георгии (Иванове). В процессе их изучения был собран воедино весь имеющийся фактический материал и систематизирована имеющаяся литература по истории Стефано-Махрищского монастыря. В РГАДА были изучены 68 дел фонда 1204, описи 1, касающихся XVII-XIX веков. Был переработан большой объём полезной информации, касающейся многих аспектов жизни Махрищского монастыря в XVIII-XIX веках. Были разграничены периоды в истории и жизнедеятельности монастыря и выделены периоды расцвета монашеской жизни. Анализ истории монастыря выявил ряд факторов, которые повлияли на степень развития монастыря в тот или иной период. Во-первых, статус монастыря (будь то самостоятельный или же приписной и исправительный) накладывал свой отпечаток на форму существования монастыря, а значит и на способы достижения главных монашеских добродетелей. Во-вторых, особое значение для Махрищской обители всегда имела тесная связь с Троице-Сергиевой Лаврой. Причём здесь наибольшую роль играет не столько фактор административного подчинения Лавре в XVII-XIX вв., сколько духовная связь, заложенная ещё преподобным Стефаном Махрищским, духовное окормление, устав. При митрополитах московских Платоне (Левшине) и Филарете (Дроздове) обитель достигала своего расцвета, т.к. находилась под их начальственным наблюдением и на их пастырском, а порой даже отеческом попечении. В-третьих, при работе с источниками была выявлена такая особенность: в те периоды истории, когда обитель соблюдала заповеданные ей наставления (общежительный устав, дела милосердия, странноприимства), даже будучи не очень богатой, она никогда не испытывала недостаток, а даже, наоборот, некоторым образом улучшала своё благосостояние. Дальнейшее исследование может быть обусловлено углублением изучения экономических и исторических аспектов, повлиявших на функционирование монастыря в указанный период, а также расширением временных рамок изучения истории монастыря, в частности могут быть изучены более ранние периоды истории (например, XVI век). Подобные исследования важны для определения наиболее значимых аспектов жизни монастыря и помогут в дальнейшем устроении жизни монастыря в современное время. Список использованных источников и литературы. Список источников: Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1204. Троице-Сергиева Лавра, Оп.1, Д. 18868, 19035, 24349, 24464, 24661, 15761, 25235, 18776. Амфилохий (Смирнов), иером. Святый преподобный Стефан, игумен Махрищский - Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Типо-Литография И.Ефимова, 1894. Епифаний Премудрый. Житие преподобного и богоносного отца нашего игумена Сергия чудотворца. - Сергиев Посад: Изд. ТСЛ, 2001. Отдел письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ), Стромилов Н.С. Ф.195, ед.хр. 44, Л. 22 об. Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗ). Собр. третье. – СПб.: Государственная Типография, 1913. - Т. 17. №14233. РГБ. Ф. 3041. № 692. Житие св. Стефана Махрищского. 1427 июля. Рукопись XVI в. Жития святых русских и Апокалипсис толковый. - С. 709-709об РГБ. Ф. 3041 № 679. Минея четья. Рукопись. 1632. РГБ. Ф. 3041 № 637.Службы и жития св. Серапиона архиепископа новгородского и Стефана Махрищского. Рукопись. 1677. РГБ. Ф. 3041 № 635. Л. 12об Службы и житие свв. Григория и Кассиана Авнежских. - Служба июля 14 св. Стефану Махрищскому. Рукопись XVII в. Жития святых русских и Апокалипсис толковый. С. 712. Савва (Желтухин), игумен. Автобиография Саввы, в схимонасех Сергия, игумена общежительного Махрищского монастыря [записана со слов его иеромонахом того же монастыря Евкарпием; сообщена строителем Махрищского монастыря, иеромонахом Амфилохием]. – М.: Унив. тип., 1891. Сборник действующих и руководственных церковных и церковно–гражданских постановлений по ведомству православного исповедания Сост. Т. Барсов. - СПб., 1885. Т. 1. Служба преподобному Стефану игумену Махрищскому чудотвор­цу. Тропарь. Глас 8. - М., 1887. Л.4oб. Строев П.М. «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви», СПб., 1877. [Электронный ресурс]. - Электронная библиотека Kodges. URL:http:www.kodges.runaukarelig64522-spiski-ierarxov-i-nastoyatelej-monastyrej.html (дата обращения: 25.08.2015) Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Русские святые, чтимые всею церковью или местно. Опыт описания жизни их. - СПб., 1892. Т. 2. Филарет (Дроздов), свт. Избранные труды, письма, воспоминания. - М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. - С. 701-724; 933-935 (комментарии). [Электронный ресурс]. – URL: http:azbyka.ruotechnikFilaret_Moskovskijpisma5#note47 (дата обращения: 08.01.2016) Филарет (Дроздов), свт. Письма к преподобному Антонию, наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1831-1867, части 1-3. – Сергиев Посад: Издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2007. Филарет (Дроздов), свт. Правила благоустройства монашеских братств в Москве [сост. высокопреосвященнейшим Филаретом, митр. Моск. в 1852 г. и с 1853 г., по утв. Святейшим Синодом, введены в действие в моск. епарх. монастырях]. – М.: Тип. А. И. Мамонтова, 1868. Литература: Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. - СПб.: Изд. общества любителей древней письменности, 1882. Булгаков С.В. Монастыри в 1913 году. Русские монастыри: Центральная часть России: Град Москва, Рязанская, Тульская, Брянская, Калужская, Смоленская, Тверская, Ярославская, Владимирская, Московская епархии. – М.: Очаровательный странник, 1995. Венедиктов А.И., Трофимов И.В. Памятники архитектуры Троице Сергиевой Лавры. Исследования и реставрация. Советская археология. 1964. № 1. Верховской П.В. Учреждение Духовной коллегии и Духовный регламент. - Ростов нД.,1916. Т. 2. Водарский Я.Е. Землевладение русской православной церкви и ее хозяйственно–экономическая деятельность (XI – начало XX в.) Русское православие: вехи истории. -М., 1989. Водарский Я.Е. Церковные организации и их крепостные крестьяне во второй половине XVII – начале XVIII в. Историческая география России: XII – начало XX в.: Сб. статей к 70-летию профессора Л.Г. Бескровного. - М., 1975 Воскресенский А.А. Святыни Стефано-Махрищского общежительного мужского монастыря. – Сергиев Посад: Издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1914. Голубинский Е.Е. История, канонизации святых в Русской церкви. Репр. 2-е изд.,испр. и доп. - М.: Имп. О-во истории и древностей рос. при Мос. Ун-те, 1903. - М.: Крутицкое Патриаршее Подворье. О-во любителей церковной истории, 1988. Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т.2: - Репр. воспр. изд. 1901 г. (М). - М.: Синодальная типография, 1910. Горский А.В., Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, составленное по рукописным и печатным источникам. С приложениями архимандрита Леонида Чтения в Обществе истории и древностей Российских при Московском университете (ЧОИДР). - М., 1878. Горчаков М.И, прот. Монастырский приказ (1649–1725): Опыт историко-юридического исследования. - СПб., 1868. Денисов Л.И. Православные монастыри российской империи. - М.: Изд. А.Д.Ступина, 1908. Емченко Е.Б. Женские монастыри в России Монашество и монастыри в России XI–XX века. Исторические очерки. - М., Наука, 2002. Завьялов А.А. Циркулярные указы Святейшего правительствующего синода 1867-1900 гг. Собр. и изд. А.А. Завьялов, секр. Святейшего синода - 2-е изд., доп. - СПб.: И.Л. Тузов, 1901 Зайцев Б.К. Преподобный Сергий Радонежский. - М.: Современная Россия, 1991. Барашев М.А. Хозяйственные строения в сельских дворянских усадьбах Владимирской губернии последней трети XVIII – начала XIX вв. Записки владимирских краеведов. Отдел культуры администрации г. Владимира.  – Владимир, 2004. - Вып. 6 Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской Империи с библиографическим указателем: В 3 т. - СПб., 1890. – Т.2: Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов. Преобразование старых и учреждение новых монастырей. [Электронный ресурс]. - Систем. требования: Portable Document Format (PDF). URL: http:www.libinfo.orgindex.phpfile= orthdx1068.pdf (дата обращения: 17.08.2015) Знаменский П.В. История Русской Церкви. Изд. 9-е, исп. – Париж; Москва, 2000. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX - нач. XX вв. - М.: Русское слово, 1999. Иоанн (Снычев), митр. Русская симфония: Очерки русской историософии. – СПб.: Царское дело, 2013. Касаткин В., прот. Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до начала XIX столетия. Часть 1. Монастыри. – Владимир: Типография Губернского Правления, 1906. Карташов А.В. Очерки по истории Русской церкви. - М.: Издательство «Терра», 1993. Кириллин В.М. Тайнозрительство преподобного Серафима Саровского и христианская визионерская традиция Конференция «Наследие преподобного Серафима Саровского и судьбы России» (комментарии в цифрах и фактах). – Нижний Новгород.: 2007. [Электронный ресурс]. – URL: http:www.portal-slovo.ruphilology (дата обращения: 12.07.2015) Клитина Е.Н. Вкладные книги Троице-Сергиева монастыря Труды Отдела древнерусской литературы. - Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1971. - Т. 26.  Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. - М.: Типографiя Грачева и Ко, 1871. Леонид (Кавелин), архим. Синодик и вкладная книга. Махрищский монастырь. Чтения в Обществе истории и древностей Российских при Московском университете (ЧОИДР). Кн. 3 – М., 1878. Минин С., свящ. Очерки по истории Владимирской епархии. (X-XX вв.) – Владимир: Книжное издательство, 2004. Первые жития преподобного Серафима Саровского сост. С.С. Бычков. - Нижний Новгород, 2006. Протопопов Д.И. Жития святых, чтимых Православною Российскою Церковию, а также Греческою Церковию, южно-славянских, грузинских и местно чтимых в России. – Месяц июль. - М.: Типография Ф. Иогансон, 1885. Пэнэжко О. Храмы г. Александрова и окрестностей . - 3-е изд. дополн.- Владимир, 2008 Российское законодательство. [Сб. докум]. - М., 1984. Т. 1 Ростиславов Д.М. Опыт исследования об имуществах и доходах наших монастырей. - СПб., 1876. Румянцева B.C. Тенденции развития общественного сознания и просвещения в России XVIIВопр. истории. - 1998. - № 2. Румянцева B. C. Краткий обзор литературы по монастырям и монашеству в России XVII в. От Древней Руси к Новой России: Сб., посвященный 70–летию чл. — корр. Я. Н. Щапова. СПб., 2002. Серапион (Митько), игум. Долгий путь русского монашества газета «Культура». – 2012. - № 34. Серафим (Чичагов), сщмч. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. Житие преподобного Серафима Саровского чудотворца. Часть первая. Глава XIII. Изд. второе Серафимо-Дивеевского монастыря. – СПб, 1903. [Электронный ресурс]. – URL: http:azbyka.ruotechnikSerafim_Chichagovletopis-serafimo-diveevskogo-monastyrja (дата обращения: 08.01.2016) Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь Сост.: инокиня Магдалина (Корнилова). – Нижний Новгород: Типография «Ридо», 2006. Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный женский монастырь. К 20-летию возрождения обители и 660-летию её основания. Сост.: инокиня Магдалина (Корнилова). - Нижний Новгород: Типография «Ридо», 2013. Смирнов С.К. Историческое описание Махрищского монастыря. – Изд. 2-е, испр. и доп. - Сергиев Посад: Издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1906. Смолич И.К. Русское Монашество. Возникновение. Развитие. Сущность. (988-1917). - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия», 1997. Соловецкий патерик. - М.: Изд–во ИНТО. Синодальная библиотека Московского Патриархата, 1991. Соловьев И.А. Махрищский монастырь Владимирские Епархиальные ведомости. - 1882. - Вып. 16 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. VII, Т. 13. - М., 1991. Соснина Е.В. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной России. – М.: Покрова, 2000. Стромилов Н.С. Святой преподобный Стефан, игумен Махрищский. - Владимир: Типография губернского правления, 1890. - Вып. 1. Толстой М.В. История Русской Церкви. – СПб.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1991. Толстой М.В. Книга глаголемая. Описание о российских святых. - М.: Изд. Москва, типография Университета. 1887. Федоров В.А. Русская Православная церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917- М.: Русская панорама, 2003. Федотов Г.П. Преподобный Сергий Радонежский. - М.: Учиздат, 1986. Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV—XVI вв. - М.: Археогр. центр, 1996. Чечулин Н.Д. Писцовые книги, издаваемые Русским Географическим обществом. Указатель. - СПб., 1895. Щелкачёв А.В. Новая и новейшая история Русской Православной Церкви. Часть 1. - М.: Изд. ПСТБИ, 1997. Шумаков С.А. Обзор грамот коллегии экономии. - Вып. 4.- М.: Издание Общества истории и древностей российских при Московском Университете, Синодальная типография. 1917.
1   2   3   4   5   6

  • общежительныя уставы зело возлюбивый; радуйся, вся обща имети братии в обители твоей законоположивый
  • Наставление о милосердном отношении к нищим и больным
  • «исправительные» функции Стефано-Махрищского монастыря наложили свой отпечаток
  • ВЫВОДЫ по 2 главе
  • Список использованных источников и литературы.